Skip to main content

Full text of "Pisʹma M. A. Bakunina k A. I. Gert︠s︡enu i N. P. Ogarevu"

See other formats


Соо^к 



ТЬ1К 1К а (31§1[а1 сору оГ а Ьоок [Ьа[ вдак ргсксгуо(3 Гог §спсга[10пк оп ИЬгагу кЬс1уск ЬсГогс 1[ вдак сагсГиИу ксаппо(3 Ьу Соо§1с ак рал оГ а рго]сс[ 

10 таке Ше адогШ'в Ьоокв и15С0УегаЫс опПпс. 

11 Ьав вигу1уеи \ощ епои^ Гог Ше соругх^Ы ю схршс атЗ (Ьс Ьоок (о сШсг (Ьс риЬИс иота1п. А риЬИс иота1п Ьоок 1в опе (Ьа! адав пеуег 5иЬ]сс[ 
(о соруг1§111 ОГ щЬове 1е§а1 соругх^Ы 1епп Ьав ехршЫ. \\'Ьс1Ьсг а Ьоок 15 111 (Ьс риЬПс йотат тау уагу соип(гу Ю соип(гу. РиЬИс (Зотахп Ьоокк 
аге оиг §а1е'А'аув Ю (Ье рав1, гергевепНп^ а адеаКЬ оГ Ьхвйгу, сиИиге апи кпо'А'1еи§е (ЬаГв оЛеп и1Й1сии Ю и15соусг. 

Магкв, поиНопв апи оШег та1§1паИа ргевеШ 1п (Ье 0Г1§1па1 Уо1ите 'А'111 арреаг т (1115 Й1е - а гетхпиег оГ 1Ь15 Ьоок'к 1оп§ |оигпсу Ггот [Ьс 
риЬПкЬсг 1о а ПЬгагу атЗ ГтаИу 1о уои. 

Соо§1с 15 ртоиб 1о рагШсг \У11Ь ПЬгапев Ю (И^Шге риЬИс иота1п та1ег1а1в апи таке Лет 'А'1ие1у ассе551Ые. РиЬИс йотат Ьоокк Ье1оп§ ю [Ьс 
риЬИс апб \ус агс тсгс1у [Ьс1г сикюйхапв. Кеуег(]1е1е55, О115 адогк 1в ехрепв1Уе, во 1п ог»Зег (о кеер ргоУ1Шп§ 1Ыв гевоигсе, 'Л'е Ьауе (акеп в1срв [о 
ргс\'сп[ аЬикс Ьу соттсгс1а1 раг[1ск, 1пс1и(31п§ р1ас1п§ (ссЬпхса! гск[г1с[ю11к он аи[ота[С(3 ^ис^у^11§. 
\\'с а1во авк [Ьа[ уои: 

+ Маке поп-соттегс1а1 изе о/1ке_(Ие5 \\'с (Зск1§пс(^ Соо§1с Воок ЗсагсЬ Гог икс Ьу 1П(31У1(Зиа1в, атЗ \ус гс^исв[ 1Ьа[ уои иве [Ьсвс Шсв Гог 
регвопа!, поп-соттегс1а1 ршровев. 

+ Ке/гтпрХ)т ашотшей ^иегут§ IX) по1 вепи аи1ота[С(3 ^исг^св оГ апу вог[ [о Соо§1с'в вув[ст: 1Г уои агс со11(Зис[111§ гсвсагсЬ оп тасЫпс 
[гапв1айоп, орНса! сЬагасйг гесо§п1Йоп ог оШег агеав адЬеге ассевв (о а 1а1§е атои11[ оГ [сх[ 1в Ьс1рГи1, р1савс со11[ас[ ив. \\'с спсоига^с [Ьс 
иве оГ риЬИс иота1п та(ег1а1в Гог Леве ригровев апи тау Ье аЫе Ю 11е1р. 

+ Мтттп аипЬшюпТЪе Ооо§,\е "'А'а1егтагк" уои вее оп еасЬ Й1е 1В еввеп[1а1 Гог1пГогт1П§рсор1саЬои[ [Ыврго]сс[ ат^ Ьс1р1П§ [Ьст Ит^ 
а(Зи1иопа1 та1ег1а1в (Ьгои^Ь Ооо§1е Воок ЗеагсЬ. Р1еаве йо по1 гетоуе 1(- 

+ Кеер и 1е^а1 \\'Ьа[сусг уоиг иве, гететЬег (Ьа! уои аге гевропв1Ые Гог епвиг1п§ [Ьа[ \уЬа[ уои аге ио1п§ 1в 1е§а1. IX) по1 аввите (11а[ ]ив[ 
Ьссаивс \ус ЬсИсус а Ьоок 1в 111 [Ьс риЬПс йотат Гог ивегв 1п (Ье Ш11еи 8(а(ев, (Ьа! (Ье адогк 1в а1во т Ше риЬИс йотайп Гог ивегв 1п о(Ьег 
сои]1[псв. \\'Ьс[Ьсг а Ьоок 1в в[1И т соруг1§Ь( уаг1ев Ггот соип(гу (о соип(гу, ап(3 аде сап'( оГГег §и1(1апсе оп 'А'Ье(Ьег апу врес1Йс иве оГ 
апу врес1Йс Ьоок 1в аИо'Л'еи. Р1еаве йо по( аввите (Ьа( а Ьоок'в арреагапсс 1П Соо§1с Воок ЗсагсЬ тсапв ![ сап Ьс ивоЗ 1П апу таппсг 
апу^Ьеге 1п (Ье адогШ. Соруг1§Ь( 1пГг1п§етеп( ИаЬ1И^ сап Ье ^и^(е веуеге. 

АЬои( Ооо^е Воок ^агсЬ 

Соо§1с'в т1ВВ10п 1В [о ог§ап1^:с [Ьс №Ог1(^'в 1пГогта[10п ат^ [о такс ![ ип1усгва11у асссвв1Ыс ат^ ивсГи1. Соо§1с Воок ЗсагсЬ Ьс1рв п;а(^сгв 
(31ВСОУСГ [Ьс вдогИ'в Ьоокв \уЬ11с Ьс1рт§ аи[Ьогв ап(3 риЬИвЬсгв гсасЬ ПС№ аи(^1спссв. Уои сап всагсЬ [Ьгои§Ь [Ьс Ги11 1сх1 оГ |Ыв Ьоок оп [Ьс №сЬ 

а[ |Ы111р://Ьоокз.доод1е.сош/| 



Соо^к 



А ргоро8 йе се Иуге 

Ссс1 С51 ипс сорю 11ит^г^^ие й'ип оиуга^е сопвегу^ йерихв йев ^ёпёгаНопв »1апв 1е5 гауоппа^ев й'ипс Ь1Ыю1Ь(^ис ауаш (З'е1гс питбгхкб ауос 

рг&;аи1ю11 раг Соо§1с (1апв 1е сайге й'ип рго|е1 У1вап1 ^ регтеКге аих 1п1етаи1е5 йе и&юи\т1г ГепвстЫс (Зи ра1г1тотс И11бга1гс то11(31а1 сп 

и§пе. 

Се И\те ^1ап1 гекНуетеШ апс1еп, 11 п'ев1 р1ив рго1^§^ раг 1а Ы виг 1е5 йгоИв и'аи1еиг е1 аррагНеШ ^ ргёвеШ аи иота1пе риЬИс. Ь'ехргевкхоп 

"арраг1еп1г аи иота1пе риЬИс" В1§п1йе ^ие 1е Иуге еп ^ие5Йоп п'а ]ата1в ^1^ воит1в аих йгоИв и'аи(еиг ои ^ие век йгоИв 1ё§аих воШ агг1Уб5 а 

схрхгаНоп. Ьев сопШИопв ге^швев роиг ^и'ип Иуге ЮтЬс (Запв 1е иотахпе риЬИс реиуеШ уаг1ег и'ип раув ^ Гаи(ге. Ьев Цугев ИЬгев йе йго!! кот 

аи1ап1 йе Иепв ауес 1е раввё. Пв воШ 1ев 1ётошв йе 1а г1сЬсввс 6с пМтс Ыв101ге, йе по(ге ра(г1то1пе сиииге1 е1 йе 1а соппа1ввапсе Ьитате с[ вот 

(гор воиуеШ (ИИсИетеШ ассевв1Ыев аи риЬИс. 

Ьсв по1св бе Ьав йе ра§е е1 аи(гев аппоШйопв еп та1§е йи 1ех1е ргёвеШев »1апв 1е Уо1итс ог1§1па1 вот гсрг1всв йапв се йсЫег, сотте ип воиусп1Г 

(^и 1оп§ сЬст1п рагсоиги раг Гои\та§е йерихв 1а та1воп и'МШоп еп равваШ раг 1а ЫЬИо1Ь(^ис роиг Гта1стсп1 ве ге(гоиуег еп(ге уов та1пв. 

Со118!§пе5 41'иШ18а110п 

Соо§1с св1 йег йе 1гауа111сг сп раг1спаг1а[ аусс (Зев ЫЫ10[111^исв & 1а пит6г1ваиоп (1св оиуга§св аррапспат аи (1ота1пс риЫю С1 йс 1св гсп(1гс 
атв1 ассевв1Ыев й Юив. Сев Нугев воШ еп еРГе! 1а ргорг1ё1ё йе Юив е1 йе 1ои1ев е! поив воттев 1ои1 в1тр1етеп1 1ев ^агШепв »1е се ра1пто1пе. 
В в'а^1 Ши^еГоав й'ип рго]е1 сой1еих. Раг сопвб^иеШ е1 еп уие йе роигвшуге 1а (ИГГивюп йе сев геввоигсев тёри1ваЫев, поив ауопв рпв 1ев 
(ЛвровШопв пёсевва]гев айп йе ргёуеп1г 1ев ёуеп(ие1в аЬив аихцис1в роигга!с111 вс Нугсг (Зсв вИсв тагсЬапйв Негв, по(аттеп( еп !11в1аига111 (Зев 
соп1га1п(ев ^ес11п^^иев гекЦуев аих гс^иеIсв аи1ота11В&;в. 
Коив уоив (1етап(1опв ё§а1етеп1 (1е: 

+ Ме раз шШвег ив^ккп й йев^тз соттегсгакв Коив ауопв соп§и 1е рго§гатте Ооо§1е КесЬегсЬе (1е Ь1\тев ^ Гива§е (1ев раШсиИсгв. 
Коив Уоив (1етап(1опв (1опс (1'ийИвег ип^^иетеп^ сев йсЫегв ^ (1ев йпв регвоппеИев. Ив пе ваига1еп1 еп еРГе! ё(ге етр1оу^в (Запв ип 
^ие1соп^ие Ьи1 соттегс1а1. 

+ Ме раз ргосёйег й йев ге^иёсез ашотаНзёез К'спуоусг аисипе ге^иё(е аиЮтаИв^ циеПе ци'еПе воИ аи вув1ёте 0(Х)§1е. 81 уоив сГГсс[ис^ 
(1ев гесЬегсЬев сопсеташ 1ев 1о§1С1е1в (1с 1га(1ис11оп, 1а гесоппа1ввапсе орй^ие (1е сагас1ёгев ои (ои( аи(ге (Зотахпе пёсеввИат (Зс (Лвровсг 
»1'ппрог1ап(ев ^иап^^(^в (1е 1ех1е, п'ЫвНег рав ^ поив соп1ас(ег. Коив епсоига§еопв роиг 1а гёаИваНоп (Зс ее (уре (Зе (гауаих Ги[1Ива[101] (Зев 
оиуга^ев е1 (ЗоситеШв арраПепаШ аи (Зотате риЬИс е1 вегюпв Ьеигеих (Зе Уоив ё(ге иШе. 

+ Ме рав вирргшегГаипЬшюп 1л йи§гапе 0(Х)§1е соШепи (Запв с11а^ие йсЫег ев1 т(31врепваЫе роиг тГогтег 1ев 1п1етаи1ев (Зе 11о1ге рго|е[ 
е1 1еиг регтеКге (З'ассбЗег ^ (Зауап1а§е (Зе (ЗоситеШв раг Г1п1еппё(31а1ге (Зи Рго§гатте Соо§1е КееЬегсЬе (Зе Ь1Угев. Ке 1е вирргтсг еп 
аисип сав. 

+ Кевсег йат 1а 1ё§а1Ш риеИе ^ие воИ ГиЦЦваНоп ^ие Уоив сотр1е2 Га1ге (Зев йсЫегв, п'оиЫЗег рав ^и'^1 ев1 (Зе уо1ге гевропваЫШб (Зе 
усШег ^ геврес1ег 1а 1о1. 81 ип ои\та§е аррагНеШ аи (ЗотаЗпе риЬИс атёг1са1п, п'еп (ЗбЗихвег рав роиг аи1ап1 ^и'^1 еп уа (Зе тбте (Запв 
1ев аи(гев раув. Ьа й\уг€е 1^§а1е (Зев (ЗгоИв (З'аШеиг (З'ип Иуге уаг1е (З'ип раув ^ Гаи(ге. Коив пе воттев (Зопс рав еп тевиге (Зе г6рег(ог1ег 
Зев оиуга^ев (ЗоШ ГиНИваИоп ев1 аиЮпв^ е1 сеих (ЗоШ е11е пе Гев1 рав. Ке сгоуег рав ^ие 1е В1тр1е ГаИ (З'аГйсЬег ип Иуге виг Ооо§1е 
КесЬегсЬе (Зе Ь1угев В1§п1йе ^ие се1ш-с1 реи1 ё(ге иНИвё (Зе ^ие1^ие Га§оп ^ие се воИ (Запв 1е топ(Зе епйег. Ьа соп(Затпаиоп ^ 1а^ие11е Уоив 
уоив ехровепег еп сав (Зе ую1а(юп (Зев (ЗгоКв (З'аи1еиг рси1 б1ге вбуйге. 

А ргоро8 йи яегуке Соо^е КесЬегсЬе йе Ыугея 

Еп Гауог1вап1 1а гесЬегсЬе е1 Гассёв ^ ип потЬге сго1Ввап1 (Зе И\тев (31Вроп1Ыев (Запв (Зе потЬгеивев 1ап§иев, (ЗоШ 1е ГгапдаЗв, 0(Х)§1е воиЬазк 
соп[Г1Ьиег ^ рготоиуо1г 1а (31Уегв11ё сиНигеИе §г§се ^ Ооо§1е КесЬегсЬе (Зе Ь1\тев. Еп еРГе!, 1е Рго§гатте 0(Ю§1е КесЬегсЬе (Зе Ьхугев регте[ 
аих 1п1етаи1ев (Зе (З&оиупг 1е ра(г1то1пе Ииёга1ге топ(31а1, 1ои1 еп аИаШ 1ев аШеигв е1 1ев 631(еигв ^ ё1аг§1г 1еиг риЬИс. Уоив роиуе^ еГГес[иег 
(Зев гесЬегсЬев еп И§пе (Запв 1е 1ех1е 1п(ё§га1 (Зе се1 ои\та§е ^ Га(Згевве [Ь1:1:р: //Ьооке .доод1е . сот] 



/в\/ N-3-7, по, 






НАКУАКВ СОЬЬЕСЕ 

ЫВКАКУ 
♦ ♦ 

Р1ШСНА8Е0 РНОМ ТНЕ 

8^8АN А. Е. М0К8Е Р^N^ 




I . 






^ 



^ 



4^3 



7 УЗ' - '' 






• " / 






I- 



Ье1;1ге8 й А1.Неггеп е1; N. 0§^аге^Г 



ПИСЬМА 



М. А. БАКУНИНА 



къ 



А И. ГЕРЦЕНУ и Н. П. ОГАРЕВУ 

> 



СЪ ПРИЛ0ЖЕН1ЕМЪ ЕГО ПаМФЛЕТ0ВЪ,-гБ10ГРАФИ ЧЕСКИ МЪ ВВЕДЕН1ЕМЪ 

И 0Б1,ЯСНПТЕЛЬЙЫЫИ ПРИ1ИФЧАН1ЯМП 



М. П. ДРАТОМАНОВА. 



*- 



.» 



екмЁтЕ 

аЕОКа е1 с». ЫВКА1КЕ8 Ё1)1ТЕП118 

1896 



( ' • 



. >, 



,»■>". -\ > "^ТЛ 



^^". 



ч 



•'• *»•' 






« 



ПИСЬМА 



. А. БАКУНИНА 



къ 



I. ГЕРЦЕНУ и И. П. ОГАРЕВУ 



№ИЛ0ЖЕН1ЕМЪ Г СО ПаМФЛЕТОВЪ, ВЮГРАФИЧЕСКИМЪ ВВБДЕНГЕМЪ 
ЪбъЯСНПТёЛЬНЫМИ 11РИМ«ЧАН1ЯМИ 



М. п. ДРАГОМАНОВА. 



ЖЕНЕВА 



ГКРАИПСЕАЯ ТИ110ГРХФ1Я 



1896 



! 




V 






ив 

г ЕВ 



7 1958 



О ^ ■>•. I 






•^ 



? 



г 



ОПАВЛЕНГЕ 



Предислов1е. О. В. У 

Пведен1е. Бюграфическш очеркъ Михаила Ал Бакунина. 

М. ДРАГОМАНОВА I 

, Письма М. А. Бакунина къ А. И. Герцену и Н. П. Огареву 1 

! 11риложен1я : 

I. Р'Ьчь Бакунина, произнесенная 29 Ноября 1847 г. 

въ Париже въ годовищну польскаго возстан1я 1830 г. 353 
II. Основы новой славянской политики .... 364 
П1. Воззван1е къ славянамъ. М. Бакунина . . . . 369 
1У. Русскимъ, польским ь и всЬмъ славянскимъ друзьямъ. 

М. Бакунина 392 

V. Народное д^ло. Романовъ, Пугачовъ или Пестель. 

М. Бакунина 396 

XI. Р'Ьчь Ь'акунина на конгрессЬ Лиги Мира и Свободы 

въ 1867 году 419 

VII. Четвертая р-Ьчь Бакунина на конгрессе Лиги Ми- 
ра и Свободы въ 1868 году 423 

VIII. Тайный уставъ для АШаисе йе 1е .1)6тосга^1е 8о- 

с1а118Ье 443 

12^. Изъ прокламащй 1869 года 460 

Революцюнный катехиуисъ Нечаева .... 490 
. Программа < лавянскок сек1ии Иитернащонала въ 

Цюрих* 1872 г 499 

^ XII. Къ русскимъ рево.1ющонерамъ. 1873 г. . . . 504 

Добавлсн1я 513 

Восиоминан1я о Бакунин* Адольфа Рейхеля 553 







г 



11РЕДИСЛ0В1Е 



Мы врядъ-ли должны объяснять читателямъ какъ за- 
поздавш1Й выходъ этой книги *), такъ и мног1я несо- 
вершенства ея редакщи и корректуры. Отъ 1-ой до 
512 стр. она печаталась подъ непосредственнымъ наблю- 
дешемъ М. П. Драгоманова, но это было въ т* посл'Ьд- 
те месяцы его жизни, когда, чувствуя (близость роко- 
ваго исхода своей болЪзни, онъ торопился кончать очень 
многое и не могъ уже работать по прежнему. Введете 
(стр. I — СУП) и Добавлешя (отъ 513 стр. до конца) 
печатались уже посл'Ь смерти М. П. по черновымъ его 
рукописямъ, далеко не отчетливнмъ, не переномерован- 
нымъ и несомненно очень нуждавшимся въ литератур- 
ной отд^лк-Ь. Лица, которымъ пришлось взять на себя 
окончаше этого издан1Я, не всегда могли решиться даже 
на чисто стилистичесшя изм^нетя и еще бол^е не 
всегда им-бли возможность проверить ссылки и верность 
перевода въ дополнеюяхъ. Предлагая читателямъ это 
издаше въ его настояш;емъ вид4, они надеются, что 
содержаюе его внолн-Ь выкупитъ его техничесше не- 
достатки. 



I 



*) Она выходить посл'Ь появлепЫ ея н'Ьмецкаго и францу;зскаго 
переводовъ, очень впрочсмъ неполныхъ и сд'Ьланныхь (особенно 
Введенхе) съ первыхь черновыхъ листковь, предоставленнвхь М. П. 
Драгомановымъ переводчикамъ. 



VI 

Историческое значен1е издан1я писемъ Бакунина до- 
статочно указано въ Введенш и мы съ своей стороны 
нозволимъ себ-Ь сказать только несколько словъ о томъ, 
что въ этой книжк'Ь принадлежитъ самому М. П. Дра- 
гоманову. Составленный имъ очеркъ жизни и деятель- 
ности Бакунина представляетъ собой последнюю изъ 
его работъ досвященныхъ, какъ онъ часто выражался, 
„общерусскимъ" интересамъ, т. е. такимъ, которые, бу- 
дучи въ то-же время интересами его родины-Украины, 
касались слишкомъ близко всей Росс1и, какъ государства 
и какъ культурной среды. Этого рода работамъ, не 
смотря на недовольство н-Ькоторыхъ изъ его соотече- 
ственниковъ, слишкомъ можетъ быть ревниво относив- 
шихся къ своей стран-Ь, покойный Мих. Петр, давалъ 
очень много значетя и всегда настаивалъ на ихъ не- 
обходимости. Такими его работами были статьи „Во- 
сточная политика Гермаши и обрусЬше", „Турки внут- 
ренше и вн-Ьште", „До чего довоевались", „Истори- 
чес1сая Польша и великорусская демократ1я", почти 
вс4 статьи въ „Вольномъ Слов^", „Вольный Союзъ", 
издаше писемъ Кавелина и Тургенева къ Герцену, 
„Старые вопросы передъ новымъ царемъ" и пр. Въ 
большей части изъ нихъ ученый въ Михаиле Петровиче 
бралъ перевесь надъ публицистомъ и вместо политиче- 
ской статьи у него часто выходило историческое изсл-Ь- 
доваше. Въ значительной степени этого рода характе- 
ромъ отличается и его „Введенхе" къ настоящей книгЬ. 
Главной задачей этого „Введешя" было осв4ш,ен1е лично- 
сти Бакунина, какъ политическаго деятеля и М. П. поза- 
ботился прежде всего объ этомъ осв4ш;ен1и со стороны 
чисто фактической. Для этого ему пришлось пересмот- 
реть всю относящуюся сюда политическую литературу 
40-хъ— 70-хъ годовъ, воспоминан1я различныхъ лицъ^ 



г 

VII 

им-Ьвшихъ сношешя съ Бакунинымъ и т. п., наконецъ 
собрать по возможности печатныя произведешя самого 
' Бакунина, что было вовсе не такъ легко, принимая во 
внимаше почти исключительно агитащонный характеръ 
всего, что онъ писалъ. Располагая этимъ, собраннымъ 
съ большимъ трудомъ, фактическимъ матер1аломъ, М. П. 
просл'Ьдилъ весь ходъ развит1я идей и деятельности 
Бакунина, начиная съ его гегел1анства въ Берлин-Ь и 
кончая его сношешями съ Нечаевымъ и разрывомъ съ 
самыми близкими единомышленниками-революц10нерами, 
накануне смерти. Бъ результат-Ь получился очень серь- 
езный историчесшй этюдъ, затрогиваюпцй массу лично- 
стей и событ1Й, осв'Ьщаюнцй ц^лую эпоху въ исторхи 
развит1Я какъ русскихъ такъ и европейскихъ полити- 
ческихъ движен1Й, объ интересЬ котораго могутъ судить 
сами читатели. Въ оц^нк-Ь личности и политической 
деятельности Бакунина, М. П. является т^мъ же исто- 
рикомъ, какъ и въ собиран1и и группировк'Ь матер1ала. 
Будучи слишкомъ далек1^ отъ идеализац1и Бакунина въ 
какомъ бы то ни было отношеши, онъ очень сдержанъ 
и во всем^ что касается отрицательныхъ сторопъ этой 
крупной личности. Но стараясь объяснить появлеше у 
него той или другой идеи, или совершен1е имъ того 
или другаго поступка, М. П. указываетъ съ бо.1ьшой 
тщательностью на общхя услов1я его воспитан1я, жизни 
и среды. Онъ подчеркиваетъ отсутств1е у Бакунина и 
мяогихъ другихъ всякаго политическаго образован1я, 
самыхъ необходимыхъ историческихъ св-Ьденш, самыхъ 
элементарныхъ понят1Й о славянскомъ м1р'Ь, полный 
недостатокъ объективности при определеши необходи- 
мости или возможности изв'Ьстныхъ действий, постепен- 
ное развит1е неразборчивости въ средствахъ и т. д., 
и т. д., словомъ, подчеркиваетъ все то, на что отчасти 



VIII 

указывалъ уже Герценъ и на что не переставалъ ука^ 
зывать самъ М. П. въ теченш всей своей политической 
и публицистической д-Ьятельности, особенно „общерус- 
ской". Эта строгость отношешя къ политическимъ во- 
просамъ, это постоянное требованхе сознательности въ 
стремлетяхъ и объективности въ ц-Ьляхъ, это безуслов- 
ное требоваше безупречной чистоты въ средствахъ — 
создали Дратоманову немало враговъ даже тамъ, гд4 
ихъ меньше всего следовало бы ожидать, но это-же, 
по нашему мн-Ьихго, составляетъ и наиболее характер- 
ную и наиболее плодотворную сторону его собственной 
д-Ьятельности. Если Драгомановъ не внесъ въ русско- 
славянское политическое движете блестяпцаго таланта 
Герцена или безконечной эпергш Бакунина, то ему при- 
надлежитъ не малая во всякомъ случа-Ь заслуга введе- 
Н1Я въ него большей степени критики, а следовательно 
и сознательности. 

Друзья покойнаго М. П. Драгоманова, оканчивая из- 
даше этой последней его работы, удовлетворяютъ этимъ 
и своей внутренней потребности почтить память того 
съ к^мъ они были связаны чувствами личной симпат1и 
и привязанности. Это последняя личная услуга, какую 
они могутъ оказать своему такъ преждевременно угас- 
шему другу. 

0. В. 



ВВЕДЕН1Е 



БЮГРАФИЧЕСКШ ОЧЕРКЪ 

т. А. Бакунина. 

• 

... М. (Бакунинъ) во многомъ 
виноватъ и гр']^шенъ; но въ немъ 
есть н'Ьчто, что 11ерев']&шиваетъ 
всЬ его недостатки, — это в']^чно 
движущееся начало, лежащее въ 
глубин-Ь его духа. 

Изъ письма Б-Ьлинскиго, 7 Ноябри 1842 г. 

Какъ бы кто ни смотр-Ьдъ на полезность результатовъ 
д-Ьятельности М. А. Бакунина, всяк1й долженъ согласпться, 
что это былъ одинъ изъ наиболее зам'Ьчательныхъ русскнхъ 
людей. Къ тому же д-Ьятельность его направлялась не только 
на Росс1ю; это былъ одпнъ изъ немногихъ русскнхъ, кото- 
рый пм^^лъ вл1яше н на ходъ пзв'Ьстпыхъ д-Ьлъ во всей 
Ёвроп'Ё. По этому нельзя не пожал'Ьть, что жизнь и д-Ья- 
тельность столь зам-Ьчательнаго челов'Ька такъ мало до сихъ 
поръ выяснена, не смотря на то, что прошло почти 20 л-Ьтъ 
со времени его смерти и на то, что, при жизни, онъ им-Ьлъ 
такъ много друзей и иосл1>дователей. 

Бакунинъ оставилъ по себ-Ь н'11сколько печатныхъ сочине- 
нШ и много рукописей, изъ которыхъ н'Ькоторыя были на- 
печатаны его друзьями. Но и эти матер1ялы, даже помимо 
пхъ отрывочности, очень недостаточны для его характе- 
ристики. Писательство не было сильн'Ьйшею стороною дея- 
тельности Бакунина. Онъ былъ прежде всего ораторъ и аги- 
таторъ. Поэтому, послЬ р'Ьчей его и разговоровъ, наиваж- 
Н']^йшимн памятниками его Д'Ьятельности должны служить 



II 

его письма. Разговоры Бакунина должны бы воспроизвести 
мемуары его друзей и последователей, — а письма должны 
бы быть собраны въ возможно бодыпемъ количеств-Ь. Но нн 
того, нп другаго почти не сд^Ьлано до сихъ поръ. 

Наше издан1е им-Ьетъ ц-Ьлью, хотя отчасти, пополнить этотъ 
проб11лъ. Мы печатаемъ письма Бакунина къ А. И. Герцену, 
Огареву и н-Ькоторымъ другимъ лицамъ, а также н-Ькоторня 
друг1я его ппсан1я, — документы, которые преимущественно 
относятся къ учасг1ю Бакунина въ русскихъ д-Ьлахъ и от- 
части въ польскихъ. ВсЬ эти документы довольно отрывочны 
и даже не всегда ясны для насъ, который никогда не зналъ 
лично Бакунина и не принадлежалъ къ числу его едпно- 
мышленниковъ. Но мы смотримъ на наше издан1е какъ на 
опытъ, который долженъ быть дополненъ и объясненъ даль- 
нейшими публикац1ями со стороны т-Ьхъ, кто имеетъ въ 
рукахъ друг1е подобные матер1алы или кто зналъ лично 
Бакунина, и потому не останавливаемся ни передъ отры- 
вочностью печатаемыхъ нами матерхаловъ, ни передъ круп- 
ными пробелами въ существен н^йшихъ точкахъ бюграф1и 
Бакунина. 

Самымъ круинымъ проб-Ьломъ является перюдъ перваго 
пребыван1я Бакунина за границей, съ 1840 г. Бол^е из- 
вестно за это время его участ1е въ Пражскомъ съезд1^ 
Славянъ 1848 г. и потомъ въ Дрезденской революцш 1849 г., 
но и то лишь въ самыхъ общихъ чертахъ. История же внут- 
ренняго процесса, какпмъ консервативный гегелханецъ, увлек- 
ш1й Белинскаго до написанхя статей, преклонявшихся передъ 
<разумностш действительности» русской временъ Николая I, 
сделался сощалистомъ и горячимъ револющонеромъ, совсемъ 
не известна. Не известенъ также и процессъ, какпмъ до- 
тпелъ Бакунинъ отъ интересовъ немецкой абстрактной ф1[- 
лософ1и къ сощально-револющонному славянофильству, ко- 
торое так'1» решительно проявилось въ его участ1и въ Праж- 
скомъ съезде. Первый процессъ едва можно проследить по 
статьямъ Бакунина въ 1а11гЪйс11ег Руге, а о второмъ известно 
еще меньше. Едва слабые намеки можно найти въ нзвест- 
ныхъ доселе письмахъ некоторыхъ современниковъ и самого 
Бакунина. Да и о самомъ участ1и Бакунина въ Пражскомъ 
съезде известно мало, такъ какъ протоколы съезда не на- 
гатанн. 



г 



Ш 



Чтобъ пополнить, по возможности, эти пробелы необхо- 
димо было бы выбрать по крайней ък'^р^ изъ современныхъ 
газетъ изв-Ьстхи о Бакунин-Ь, опросить немногихъ остающихся 
еще въ живыхъ свидетелей тогдашнихъ событ1й, а особенно 
собрать тогдашшя письма самого Бакунина и его друзей и 
поискать въ архивахъ, особенно въ Праг^, Дрездене и В']Ьн'1, 
оффищальныхъ св']^Д'1^н1й о тогдашней деятельности Бакунина. 

Обстоятельства не позволяютъ намъ предпринять подобный 
трудъ, — а потому мы должны отказаться отъ мысли дать 
здесь сколько нибудь полную, хотя бы и сжатую б1ограф1Ю 
Бакунина, а даемъ лишь его сигпси1пт уНаэ, вставляя въ 
него известные намъ б1ографическ1е матер1алы. При этомъ 
мы должны оговориться, что печатный бюграфическхя пока^ 
н1я о Бакунин*, который намъ приходится приводить, при- 
надлежатъ чаще людямъ, къ нему нерасположеннымъ, нежели 
его друзьямъ, а потому, т-Ьмъ болЬе, друзья его должны бы 
были противупоставить имъ показаи1я съ своей точки зр1;н1я. 

Самое обстоятельное и вместе съ т-Ьмъ самое характер- 
ное изо всего, печатаннаго о Бакунин*, это воспоминашя 
о немъ А, И. Герцена, особенно статья «М. Б. и польское 
д-Ьло» въ «Сборник* посмертныхъ сочинен1й>. Последова- 
тели Бакунина видели въ этой стать* каррикатуру, а самъ 
Бакунинъ называлъ ее пасквилемъ (см. въ письмахъ №№ 
СШ, С1У). Но сильныя и симпатическ1я стороны характера 
и деятельности Бакунина достаточно горячо выставлены въ 
этой стать*, хотя въ ней не скрыты и недостатки его, ко- 
торые, какъ почти всегда бываетъ въ жизни, были 1е8 с[6- 
^аи1;8 Лез ^иа1^1;ё8. При томъ же все, что говори л ъ Герценъ 
о Бакунин* обильно подтверждается документами, между 
прочимъ, и теперь печатаемыми письмами. Еслибъ мы захо- 
т*ли д*лать характеристику Бакунина, намъ пришлось бы 
перепечатать всю упомянутую статью Герцена. Но мы этого 
не сделаемъ, а пм*я въ виду главнымъ образомъ уяснен1е 
П'^литической д*Ательности Бакунина, остановимся лишь на 
г, гвныхъ чертахъ его психологш, которыя опред*лили эту 
д йтельность, при чемъ ограничимся только показан1емъ ге- 
н $ы этихъ чертъ по м*р* того, какъ он* рельефно высту- 
п ютъ въ его бюграф1п. 

На основан1и всего изв*стнаго намъ до сихъ поръ о Ба- 
к 'ин*, природа личности его представляется намъ въ ел*- 



IV 

дующемъ вид-Ь: большая активность и подвижная энерпя^ 
болыноГ! талантъ ораторск1й и способность привлекать к 
увлекать людей, хотя и не на долго *), — умъ быстрый^ 
последовательный, хотя и мало самостоятельный, и не глу- 
бо1пГ1, не изобр-Ьтательный и не наблюдательный, спасобный 
больше схватывать готовыя мысли и доводить пхъ до край- 
ности, чЬмъ творить ихъ, неспособный въ одно время охва- 
тывать разныя стороны предмета и не увлекаться одною 
стороною, часто субъективно преувеличенною**); вь конц-Ь 
всего, способность увлекаться самому чужою личност1ю осо- 
бенно энергическою. Въ политик11 эти свойства должны 
были сделать п.ть Бакунина самаго крайняго застр^»льш,ика 
почти партизана, но вовсе не главнокомандующаго. Въ до- 
верп» ен1е, воспитание и жизнь въ молодости должны были 
скорее усилить слабыя стороны природы Бакунина, ч-Ьмъ 
выравнять его способности. Довольно будетъ вспомнить хоть 
то, что въ школ-Ь Бакунинъ готовился быть артиллеристомъ^ 
а посл'Ь онъ самъ, бросивъ артиллер1ю, готовился стать 
профессоромъ философ1и, а сталъ политическим», агптаторомъ. 
Посл-^дняя сиец1ализац1я не сопровождалась у него сколька 
нибудь глубокими изучен1ями нстор1и и политики; по край- 
ней м'Ьр'Ь даже одно изъ поздн'Ьйгапхъ " сочинен1й его, — 
<Ь'Етр1ге кпои^о-§е^тап^^ие е^ 1а гёуо1и11оп 80с1а1е» (Сгепёуе, 
1871) поражаетъ промахами даже противъ элементарныхъ 
св-Ьд-Ьихй по пстор1и, а подъ конецъ жизни своей онъ 
< учился» по такому элементарному сочиненш, какъ 
Кольба — «Культурная псторхя челов-Ьчества». 



*) Почти всЬ друзья Бакунина кончали т-Ьмъ, что расходились 
съ нимъ. 

**) По разсказамъ знавшихъ Бакунина, это былъ челов^къ въ лич- • 
ныхъ отношен!лхъ очень наблюдательный и обладавши*! даже м'1Ьткимъ 
юморонъ личныхъ характеристикъ. Да это видно и по пясьмамъ его. 
Но какъ только д-Ьдо доходило до общественныхъ явлен1й, то, какъ 
иоказмваютъ т1^ же письма его, Бакунинъ начиналъ видеть не то, 
что было, а то, что ему хотелось и при томъ въ рисунк'Ь схемати- 
ческомъ, а вовсе не реальномъ. Эти особенности встречаются до- 
вольно часто именно у русскихъ и объясняютъ, почему р4дко кто 
столь претендуетъ на реализмъ ума, «здравый толкъ» и т. п. какъ 
руссюе, и р'Ьдко кто такъ охотно не тонетъ въ абстракщяхъ, схе-^ 
матизм-Ь, иллюз1яхъ и мистицизм-Ь. 



г 



Михаилъ Александровнчъ Бакунинъ родился въ 1814 г. 
въ Торжскомъ у'Ьзд'Ь Тверской губерн1и, въ старпнномъ и 
довольно состоятельномъ, а вм-Ьст-Ь очень образованномъ 
семейств'Ь, которое жило въ сел* Прямухино. (Подробности 
юбъ э^-омъ семейств'Ь см. въ книгахъ Анненкова — о Н. 
Станкевич* и г. Лыпина о Б'Ьлинскомъ). На 20-мъ году 
М. А. бнлъ пом-Ьщенъ въ Артиллер1йскую школу въ Петер- 
бург4, въ которой учился хорошо, но почему то былъ вы- 
иущенъ изъ нея не въ гвард1ю, а въ арм1ю, ижЬя. 21 годъ 
отъ роду. Квартируя съ полкомъ въ деревн1>, Бакунинъ 
сильно скучалъ, проводилъ большую часть дня, лежа въ кро- 
вати, въ халат-Ь, — скоро вышелъ въ отставку и жилъ то 
ъъ деревн-Ь Прямухино у отца, то въ Москв'}^. Зд']Ьсь уже 
въ 1835 г. онъ познакомился съ изв'Ьстеымъ Н. Станкеви- 
чемъ, вошелъ въ его кружокъ и всл-Ьдъ за нимъ увлекся н-Ь- 
«ецкой философ1ей. Въ 1836 г. Бакунинъ далъ для напечатан1я 
въ <Телескоп'Ь>, журнал-Ь, редакторъ котораго, Надеждинъ, 
предоставилъ его въ распоряженхе Белинскому и друзьямъ его, 
по кружку Станкевича, переводъ Фихте «Яекщи о назна^е- 
ши ученыхь>. Съ вб1'1Ьздомъ Станкевича на Кавказъ, а потомъ 
за границу, гд-Ь онъ скоро и умеръ, — Бакунинъ сталъ главою 
философскихъ студ1й въ кружк-Ь. Съ 1837 г. онъ изучалъ и про- 
лагандпровалъ особенно философ1ю Гегеля, — при чемъ довелъ 
Гегелево признан1е «разумности д'Ьйствительности> до край- 
няго консерватизма съ полнымъ оправданхемъ «николаевской» 
действительности въ Росс1и. Въ своихъ статьяхъ, иечатае- 
мыхъ въ <Московскомъ Наблюдателе», поступившаго, после 
закрыт1я «Телескопа», въ руки Велинскаго и его друзей, 
Бакунинъ говорилъ на этотъ счетъ въ общихъ выражен1яхъ, 
но более горячШ Белинск1Й, котораго особенно посвящадъ 
въ гегел1анство Бакуницъ, дошелъ въ своемъ консерватизме 
я « Францу зоедстве» до «неистовствъ», которыя возмутили 
всехъ, сколько нибудь либеральныхъ читателей въ Росс1и. 
(Ст. «О бородинс«о11-тодовщине» и др. въ «Отеч. Запискахъ 
1839»; — см. Пыпина, ВелинскШ, I, 307 и след.). 

Но еще подчиняясь философскому направлен1ю Бакунина, 
БелинскШ бкоро сталъ расходиться съ нимъ лично и до- 
шелъ, наконецъ, до весьма враждебнаго къ нез1у отношен1я. 
Въ ппсьмахъ Велинскаго причинами разлада выставляется 
вдастолюб1е Бакунина, высокопарность и вмешательство въ 



VI 



^ 



интимныя, сердечныя и мелк1я д-Л^ла и даже привычки дру- 
зей. Б'Ьлинскт говорилъ о Бакунин'^, что «онъ любитъ идеи, 
а не людей». Въ 1839 г. первый писалъ Станкевичу: <сь 
весны я пробудился для новой жизны, р']кшилъ, что каковь 
бы я ни былъ, но я самъпосеб-Ь, что ругать себя и 
кланяться другимъ глупо и см-Ьшно, что у всякого своё при- 
зван1е, своя дорога въ жизни. Ему (Бакунину) это крайне 
не понравилось, и онъ съ удивлен1емъ увид'Ьлъ, что во мнй 
самостоятельность, сила и что на мн* верхомъ ■Ьздить 
опасно — сшибу, да еще копытомъ лягну*. Въ другомъ 
м-Ьст-Ь Б'Ьлинскхй говоритъ: <я пишу ему (Бакунину), что 
прекраснодушный и идеальныя комедхи мн-1^ надо1^ли. Споръ 
о простот-Ь нгралъ тутъ важную роль. Я ему говорилъ, что 
о Бог*, объ искусств* можно разсуждать съ философской 
точки зр-Ьнхя, но о достоинств-^ холодной телятины должно 
говорить просто. Онъ мн-Ь отв-Ьтилъ, что бун'гь противъ иде- 
альности есть бунтъ противъ Бога, что я погибаю, д'Ьлаюсь 
добрымъ малымъ, въ смысл-Ь Ъоп У1уап1 еЬ Ъоп сатага(1е 
и пр. А я только хочу бросить претенз1Н быть великимъ 
челов-Ькомъ, а хочу быть со всЬми, какъ всЬ». (С. Нев-Ь- 
д-Ьнскаго. Катковъ и его время, 22. Въ книг* г. Пыпина 
о Б-Ьлинскомъ часто говорится о размол вкахъ Б'1^линскаго 
съ Бакунинымъ, но мало приводится детальныхъ выппсокъ 
и писемъ объ этомъ). 

Впрочемъ Бакунинъ провожалъ, вм-Ьст-Ь съ Катковымь и 
Кетчеромъ, Б^динскаго до Черной Грязи, когда тотъ съ 
Панаевымъ уЬзжалъ изъ Москвы въ Петербургъ и продолжалъ 
вл1ять на фплософско-религюзныя идеи Б'Ьлпнскаго. «Когда 
карета двинулась, вспоминаетъ Панаевъ, и мы выдвинулись 
въ окно, Бакунинъ съ п1>жной грустью смотр^лъ на насъ, 
Кетчеръ кричалъ что-то и размахивалъ фуражкой, Катковъ 
стоялъ неподвижно со сложенными на крестъ руками, съ на- 
двинутыми на глаза бровями, провожая отъ-Ьзжающихъ глу- 
бокимъ и задумчивымъ взглядомъ». Вскоре потомъ (въ на- 
чал* 1840 г.) Б'ЬлинскШ писалъ Боткину: «мысли мои объ 
Ппв^егЪИсЬкеИ (безсмерт1и) снова перевернулись : Пе- 
тербургъ нм-Ьетъ необыкновенное свойство обращать къ 
христ1анству, Мишель (Бакунинъ) много тутъ участвовал ь> 
(И. Панаевъ, Литер. Воспоминан1я, 260, Нев-Ьд^Ьнскаго, ор. 
с11. 48, 58). 



г 



VII 



Незадолго до отъЬзда Б'Ьишскаго изъ Москвы въ Петер- 
бургъ, въ Москву возвратился изъ ссылки Огаревъ, принад- 
лежав ш1й къ кружку, который увлекался политическими иде- 
ями франдузовъ ХУШ в. и великой революцхи, а также 
сощализмомъ С. Симона. Огаревъ познакомился съ членами 
кружка Станкевича, въ томъ числ-Ь съ Б']^линскимъ, Баку- 
нинымъ и Катковымъ. Первый скоро пере'Ьхалъ въ Петер- 
бургъ, а посл'1дн1е двое стали часто посещать домъ жена- 
таго Огарева. Въ конд-Ь 1839 г. Огаревъ писалъ Герцену, 
который оставался еще въ ссылк-Ь во Бладим1р11, — о ста- 
рыхъ и новыхъ друзьяхъ. собиравшихся у него и между 
прочимъ о Бакунин^^: <Бакунинъ погружается въ философш 
Гегеля, когда одинъ, но коль скоро съ к-Ьмъ нибудь вдвоемъ, то 
погружается въ шахматную игру такъ, что уже не слышитъ, 
что говорятъ>. Черезъ Огарева Б'ЬлинскШ и Бакунинъ по- 
знакомились и съ Герденомъ, который въ 1840 г. былъ 
временно въ Москв'Ь. Консервативный гегелизмъ Бакунина 
и Б'Ьлинскаго вызвалъ особенно горяч1я возражен1я со сто- 
роны Герцена, но споры побудили его самого заняться изу- 
ченхемъ немецкой философ1и и въ частности Гегеля. 

Самъ Герденъ такъ разсказываетъ о своихъ тогдашнихъ 
разговорахъ съ Б'Ьлинскимъ п Бакунинымъ: < Знаете ли, что 
съ вашей точки зр-Ьнхя, сказалъ я (Б-бликскому), думая по- 
разить его моимъ революцюннымъ ультиматумомъ, вы можете 
доказать, что чудовищное самодержав1е, иодъ которымъ мы 
живемъ, разумно и должно существовать. 

— «Безъ всякаго сомн'Ьи1я, отв'Ьчалъ Б'Ьлинскхй, и про- 
челъ мн-Ь Бородинскую годовщину Пушкина. 

«Этого я не могъ вынести, и отчаянный бой закип'Ьлъ 
между нами. Размолвка наша д-Ьйствовала на другихъ; кругъ 
распадался на два стана. Бакунпнъ хот'Ьлъ примирить, объ- 
яснить, заговорить, но настоящаго мира не было. Б-Ь- 
линск1й, раздраженный и недовольный, уЬхалъ въ Петербургъ 
и )ттуда далъ по насъ залпъ въ статьЬ, которую такъ и 
н; 1валъ «Бородинской годовщиной». 

«Я прервалъ съ нимъ тогда всЬ сношен1я. Бакунинъ, хотя 
и (зпорилъ горячо, но сталъ призадумываться, его револю- 
Ц1 нный тактъ толкалъ его въ другую сторону. Б'?>линск1й 
ух »ека.1ъ его въ слабости, въ уступкахъ и доходилъ до та- 
ш т. преувеличенныхъ крайностей, что пугалъ своихъ соб- 



^ 



шкъ ирштелей к вочшателеП. Хоръ былъ за БЪлпн- 
и смотр^ъ ва насъ съ высока, гордо пожиная пле- 
II находя насъ людьми отсталым»». (Сочинения, VII, 
-127). 

тъ скоро посл'Ь перваго знакомства, Бакунинъ обра- 
къ Герцену съ сл^дующнмъ письмомъ, — отъ 20 Апр. 
года: 

юбезный Герценъ! Прйхавъ сюда, я нашелъ въ отц* 
. соглас1е на мой отъ1^эдъ въ Берлинъ и готовность 
ь мн* деньгаии. Но тав'1. какъ д11ла его, всл4дсхВ1е 
жал и нелковод1я, находятся въ наленькоиъ разстро!}-- 
то. онъ н не иожетъ ин1 дать теиерь ничего другого, 
I об^щан1я. Онъ говорнтъ, что если д'Ёла его поправятся, 
ъ согласенъ давать мн* по 1,500 рублей въ годъ; но 
I с л и такъ неонред^енно, что если бы моп надежды 
основаны единственно только на немъ, то легко бы 
случиться, что он11 растаяли бы «яво воскъ оп. лица 
, Можетъ быть, что, со всею готовностью помочь мн*, 
удетъ давать ин4 не бол'Ье 1,000 или даже 500 руб. 
(ъ, а потому, милый Герценъ, для того, чтобы дать 
к* моей въ Берлинъ твердую и незыблемую основу, я 
нъ обратиться къ теб*. Если ты и друзья твои но- 
дать гЬ 5,000 рублей, о которыхъ ты мн'Ь говорилъ, 
о меня совершенно обезпечитъ. Ии11я нхъ въ виду, я 
см'1;ло 'Ехать и, въ случае нужды, огранпчивъ свои 
цы и путе1пеств1е свое только однииъ Берлпкомъ, про- 
безъ веякнхъ другихъ средствъ въ Берлин* впродол- 
трехъ Л'Ьтъ. Все же остальное, что я получу отъ 
или пр1обрЬту собственными трудами, будегь употреб- 
мною на рас1и11рен1е моего нутешественнаго плана, а, 
вате.^по, и моего образован1я. Я жду духовнаго пере- 
:Н1я и кре[ЦСН1я отъ итого путешеств1Я, я чувствую въ 
такъ 31НОГ0 сильпоП и глубокой возможности, ][ еще 
ма.10 осуществилъ, что каждая лиспняя коп'Ьйка д.ш 
будетъ важна, какъ новое средство къ достижен1ю 
Ц'Ьлн. И потому я прогау тебя ][ друзей твопхъ, если 
это только возможно, дать мн-6 теперь 2,000 рублей, 
продолжен1п двухъ остальныхъ лЬтъ присылайте мн^Ь 
500 руб. въ годъ такъ, какъ ты говорилъ мн* въ 
в*. 



IX 

сЧто же косается 2,000 рублей, то ч-Ьмъ скор'Ье вы мн-Ь 
ихъ доставите, т-Ьмь будетъ лучше, потому что я ни минуты 
медлить не стану. 

«Л не могу назначить опред']^леннаго срока для уплата 
этихъ денегъ, но вы можете быть ув-Ьрены, что при первой 
нал']^Йшей возможности, я посп']^шу заплатить ихъ. Во вся- 
комъ случае, наследство, которое я получу отъ отца, п о6- 
разован1е, которое я пр1обр']&ту за границей, дадутъ мн!; 
В']&рное средство къ псполнен1ю этой священной обязанности; 
въ случа'Ь же моей смерти, братья за меня заплатятъ. Впро- 
чемъ, по вс±мъ в-Ьроятностямъ, я проживу еще долго, — 
во-первыхъ, потому, что было бы глупо умереть, ничего не 
сд^лавъ путнаго, а, во-вторыхъ, потому, что я совсЬмъ не 
нам']Ьренъ умирать. 

<Ты видишь, Герц^нъ, что я обращаюсь къ теб^ прямо и 
просто, безъ всякпхъ околичностей и отложивъ въ сторону 
ъс1& 52 китайск1я церемон1и. Я Д']^лаю это потому, что я 
беру у васъ деньги не для удовлетворенхя какихъ нибудь 
глупыхъ и пустыхъ фантаз1й, но для достижен1я челов-Ьче- 
ской и единственной ц-Ьди моей жизни. Кром'Ь этого, хоть 
наше знакомство началось н недавно, но мк'Ь нужно было 
не много времени для того, чтобъ полюбить тебя отъ души, 
и для того, чтобъ сознать, что въ нашихъ духовныхъ и за- 
душевныхъ направлен1яхъ есть много общаго, и что я могу 
обратиться къ теб*, не боясь недоразум^нхй. 

<Я не буду говорить теб-Ь о своей благодарности, но, 
поверь мн*, я никогда не позабуду, что ты и друзья твои, 
почти не зная меня и не проникнувъ въ глубину души моей, 
пов-Ьрили въ д'Ьйствительность и свлтость моего внутренняго 
стремлешя ; я никогда не позабуду, что давъ мн'Ь средства 
']^хать за границу, вы, можетъ быть, спасли меня отъ ужас- 
нейшаго несчастья, отъ постепеннаго опошлен1я. ПовЬрьте, 
что я всЬми силами буду стараться оправдать вашу дове- 
ренность и что я употреблю всЬ заключающ1яся во тип* 
средства для того, чтобъ стать живымъ, действительно ду- 
ховнымъ человекомъ, полезнымъ не только для себя одного, 
но и отечеству, и вс^мъ окружающпмъ меня людямъ. Да, я 
надеюсь, что современемъ вы меня лучше узнаете и что 
тогда вы примете меня въ теснейш1й кружокъ своихъ дру- 
зей. Покаместь же, Герценъ, прощай. Отвечай мне, пожа- 



луйста, скоро, потому что мн-Ь хогЬлось бы, какъ можно 
скор'Ье, уничтожить всякую неопред'Ьленность въ дФаахъ 
своихъ. 

«Посылаю теб-Ь съ братьями Та^еЪисЬ е1пе8 К1п(1е8 (Ве!- 
Ипа). Пожалуйста, только никому не отдавай этой книги, 
нотому что сестра была бы въ отчаян1и, если бы она за- 
терялась. 

«Получивъ твой отв'Ьтъ, я окончательно обо всемъ пере- 
говорю съ отцомъ и отправлюсь къ вамъ на другой же день. 

«Прощай. Твой М. Бакунинъ.> 

Субсид1я, которой желалъ Бакунинъ, была ему дана, сполна 
НЛП въ значительной части, Герценымъ и Огаревымъ, и въ 
скоромъ времени онъ чрезъ Петербургъ отправился въ Бер- 
линъ. Но между гЬмъ случились обстоятельства личнаго 
свойства, которыя охладили къ Бакунину всЬхъ его друзей. 
Бакунинъ вм-Ьшался въ разныя личныя отношен1я Б-Ьлин- 
скаго, В. Боткина и Каткова и раздражилъ вс^хъ ихъ про- 
тивъ себя до крайности. (См, книгу Пыпина о Б-Ьлинскомъ 
П, 7 и сл'Ьд.). Б1ографы Б^линскаго и Каткова, им'Ьвшхе 
въ рукахъ письма Б-Ьлинскаго, говорятъ объ этомъ не мало, 
но неясно. Только г. Нев'Ьд'ЬнскШ говорить опред'Ьленн15е^ 
что Бакунинъ «распустилъ о Катков-Ь какую то сплетню, 
въ которой не одинъ Катковъ былъ зам-Ьгаанъ». (Б'Ьлпнск1й 
и Катковъ. По неизд. письмамъ Б-Ьдинскаго. 1837 — 1840. 
<Русск1й В-Ьстникъ», 1888, Тюнь, 48). По всей вероятности, 
д-Ьло состояло не въ простой сплетн-Ь, — хотя Бакунинъ 
всегда любилъ слушатъ сплетни и былъ довольно не воз- 
держенъ на языкъ *), — а въ теорнзированш всякой мелочи 
въ прхятельской жизни, подобномъ тому, какое описываетъ- 
Тургеневъ въ «Гамлет^Ь П1;игровскаго уЬзда» и въ «^^Рудин-!^» 
и какое было въ ходу въ фплософскпхъ кружкахъ московскихъ. 

Катковъ не задолго передъ т-Ьмъ рекомендовалъ Краев- 
скому Бакунина, не только какъ самого подходящаго для 
иисан1я философскпхъ статей въ «Отеч. Заппскахъ>, но и 
какъ одного изъ самыхъ блпзкихъ ему людей (ппсьмо 7 Тюна^. 
1840 г.). Но встретившись съ Бакунинымъ въ Петербург-]^. 



*) См. дальше отзывъ Тургенева и письмо Б — на № СТ. Герценъ- 
писалъ еще въ 1868 г.: «Б — нъ, любивш1й всегда быть сто ком -ь. 
силетнен....» (Р. Стар. 1886, XII, 668). 



г 



XI 



у Б^линскаго (въ нач. Августа, 1840) дошедъ до «оскорбле- 
шя его Д'Ьйствхемъ». Посл-Ьдствхемь былъ вызовъ со стороны 
Бакунина Каткову на дуэль, отъ исполнев1я котораго впро- 
чемъ Бакунинъ всячески уклонялся и которая такъ и не 
состоялась. (Подробности см. въ упомянутой стать* г. Не- 
в^Д'Ьнскаго и въ его книг-Ь о Катков'Ь). 

По поводу этой ссоры Огаревъ писалъ Герцену: «что за 
продолжен1е боя у Каткова съ Бакунинымъ и почему окон- 
чан1е дурно? Объясни. Я уже придумалъ: в-Ьроятно, одинъ 
другого ударилъ въ рожу, а тотъ (Бакунинъ) обтерся. Мн-Ь 
ужасно жалко, что я протянулъ руку помощи этому длинному 
гаду. 11оведен1е его относительно Боткина такъ низко, что 
выразить нельзя. Над-Ьюсь, что не худо будетъ не только 
отъ него отстать, но даже напрямикъ отказать во всякомъ 
остальномъ вспомоществован1и. Это такой челов-Ькъ, которому 
гадко руку протянуть; умно же ты сд'Ьлалъ, что не сбли- 
зился съ нимъ сердцемъ! Грустно, другъ, а дЬлать нечего 
— надо сознаться, что наше появлен1е въ Москв'Ь не до- 
ставило намъ хорошаго знакомства. Два умныхъ челов-Ька, 
изъ которыхъ одинъ мальчишка, другой подлецъ — вотъ все, 
что мы узнали >. 

Первое изъ этихъ р1»зкихъ выражен1й относится къ Кат- 
кову, второе къ Бакунину. 

Герденъ съ своей стороны писалъ о Бакунин* въ «Днев- 
ник*» своемъ еще въ 1843 г., поел* статьи Бакунина въ 
1аЬгЪйс11ег Руге, понравившейся ему: «талантъ и дрянной 
характеръ> (Сочиненхя, I, 88). 

По поводу отъ*зда Бакунина за границу, Б*линск1Й пи- 
салъ Боткину 4 Окт. 1840 г.: «когда онъ у*зжалъ изъ 
Петербурга за границу, его провожали ни я, ни Катковъ, 
даже не Языковъ и Панаевъ, но Г — ъ (должно быть, Гер- 
цень), произведенный имъ за 1000 р. ассигнащями въ спе- 
кулятивныя натуры. (Въ это время Б*линскШ самъ еще не 
сблизился съ Герценомъ и даже относился къ нему съ н*- 
которымъ недов*р1емъ, всл*дств1е разницы политическихъ 
идей). Но .этнмъ не кончилось: оная натура говоритъ, что 
его можно уважать за умъ, но не любить, и что по письмамъ 
московскихъ друзей видно, что они даже плохо уважаютъ 
его.... Мишель дума.1ъ, что кром* глубокой натуры и ген1я 
необходимо для удостопваемыхъ его дружбы еще одинаковый 



XII 

взглядъ на погоду н одинаковый вкусъ даже къ гречневой : 
ктп"^ — условхе вше ^иа поп! Вотъ какъ оправдала жизвь ! 
его абстрактный, лишенныя жизненнаго соку и теплоты воз- 
зр-Ьтя». (Нев-Ьд., 62). | 

По словамъ г. Нев-Ьд-Ьнскаго, «изъ Берлина Бакунинъ 
тотчасъ написалъ Б'Ьлинскому и Каткову. Въ пиоьм'Ь къ \ 
первому онъ сознавался въ своихъ недостаткахъ, соглашался ■ 
съ опред'Ьлен1емъ Б'Ьлинскаго, что онъ — д1алектическая на- 
тура, и старался вызвать симпат1и со стороны посл'Ьдняго. , 
Про письмо къ Каткову БЬлинск1й писалъ къ Боткину: 
«Къ К — ву онъ писалъ, приписывая свой поступокъ пустотЬ 
и болтовне, проси лъ извинен1я, но говори лъ, что и 3 в "Ь с т- 

ное объясненхе неизб-Ьжио, да я не в-Ьрю — у ея 

на м'Ьст'Ь объяснен1я — и всего в'Ьрн'Ье — увернется отъ 
него. Ты правъ, что онъ трусъ. (Тамъ же, 63; см. также 
статьи Нев'Ьд'Ьнскаго : Катковъ и Б'Ьлинскхй по неизданнымъ 
письмамъ БЬлинскаго, 1837 — 1840, въ «Русскомъ В^Ьст- 
ник'Ь» 1888, 1юнь). То, что Б-Ьлинскхй принимаетъ за тру- 
сость, могло быть р.езультатомъ внутренняго сознан1я Б — на 
въ неправот-Ь своей. Когда и Катковъ явился вскор*Ь въ 
Берлинъ, то не только не произошло дуэли у него съ Ва- 
кунинымъ, но отношен1я между ними даже возобновились: 
по крайней м-Ьр-Ь, Бакунинъ передавалъ въ Жй^ 1841 г. 
Краевскому поручен1е Каткова (тамъ же, 69). 

Любопытно это совпаденхе появлешя Бакунина и Каткова 
въ кружке Огарева и Герцена и ихъ взаимное столкновен1е. 
Не смотря на крупныя различхя въ личномъ характер'^ и 
д^Ьятельности, у Бакунина и Каткова было много сходныхъ 
чертъ, обусловлен ныхъ вл1ян1емъ времени и умственнаго 
воспитан1я. Оба были головы абстрактныя, которыя отвде- 
чен1я и упован1я принимали за дМствительность, въ реадь- 
ныя услов1я которой не любили углубляться. Оба начали съ 
гегел1анскаго преклонен1я передъ «д-Ьйствительностхю», не 
зам-Ьчая того, что русская д'Ьйсгвительность 30 — 40-хъ гг. 
заключала въ себ-Ь явлентя просто возмутительныя. Впосл^Ьд- 
ств1и Бакунинъ перешелъ къ крайнему отрицан1ю действи- 
тельности, но удержалъ при этомъ идеализад1ю славянства, 
народа и т. п., представляемыхъ сквозь очки абстракцш. 
Катковъ въ одно время склонился къ англ1йскому л ибера-] 
лизму, при этомъ вид-Ьлъ готовыхъ лордовъ и джентри 



г 



XIII 



русскихъ пом-Ьщикахъ. Еще позже Бакунинъ перешелъ отъ 
отрицан1я. наднароднаго государства къ анарх1н и амор- 
физму, отрицательно относился къ самому народу, но при 
этомъ в'Ьровалъ, что какимъ то образомъ, посл-Ь разрушен1я 
государства усил1ями «деклассированныхъ» заговорщиковъ, 
можетъ изъ этого народа сама собою народиться «снизу 
вверхъ» новая идеальная жизнь. Батковъ въ посл']^дн1е годы 
жизни отказался отъ всякаго либерализма и сталъ за деспо- 
пю «сильной руки», «сильной власти», — но забылъ при 
этомъ, что въ деспот1и, каковою является русская самодер- 
жавно-бюрократическая империя, «сильной власти з» въ по- 
литическомъ смысл']^ быть не можетъ, ибо всякую власть 
раздробятъ въ свою личную пользу щедринсше губернаторы 
и гоголевсше городнич1е. Сл-Ьдуетъ отм-Ьтить, какъ общую 
черту у Каткова и Бакунина самоув'Ьренность съ наклон- 
ностью къ диктаторству, — хотя наивную и часто добродуш- 
ную у Бакунина, и нервозно-раздражительную и мститель- 
ную у Каткова *). 

Нельзя не признать значительною б^дою для- Росс1и, что 
лица съ такими особенностями головъ и характеровъ, стали 
во тлав% одинъ революцюннаго, а другой консервативнаго 
въ ней движен1я **). Б-Ьду эту надо счесть за фатальную, 



*) О нервозности самолюб1я и наклонности къ «сценамъ» Каткова 
въ молодости см. въ Боспоминан1яхъ И. И. Панаева. Огаревъ тоже 
писалъ Герцену въ 1839 г. «Каткова я очень люблю, кром4 д-Ьтскаго 
самолюбия». Б^^инск1Г1 писалъ о Катков* I откину въ 1841 г. «Онъ 
носитъ въ себ* страшнаго врага — самолюб1е, которое чортъ знаетъ, 
до чего можетъ довести его. Удивительно в-Ьрно твое внражен1е: 
«брава]1Ы субъективности». Это конекъ, на которомъ нашъ юноша 
легко можетъ свернуть себ-Ь шею». (Нев*д'Ьнск1Й, 60). 

**) Пользуемся случаемъ, чтобъ сохранить отъ пропажи сл-Ьдующее 
письмо Каткова къ Огареву. (1839 г.), которое ясно отражаеть 
«н^которня изъ упомянутыхъ чертъ ^наменита^о московскаго публи- 
циста. Черты эти, въ другихъ формахъ, проявлялись и въ его по- 
литической деятельности. 

Я къ Бамъ пишу — чего же бол-Ь ! 
Что я могу еще сказать, 
Теперь, я знаю, въ вашей вол-Ь 
Меня презр'1^ньемъ наказать. 

Со слезами, на кол-Ьняхъ, прошу я васъ простите меня, васъ ко- 
торнхъ такъ недавно называ.,1ъ друзьями, передъ которыми я такъ 
тяжко виноватъ, я такъ глубоко оскорбилъ тебя, Николай, — передъ 



XIV 

такъ какъ она свид'Ьтельствуетъ, что въ русскомъ обществе 
р-Ьшительные, хотя абстрактные, тезисы, — «лишенные соку 
жизни > им'Ьютъ больше в-Ьса, ч-Ьмъ детальное обдумыван1я 



нею я гр']^шенъ какъ преступникъ и ниже самаго презр-Ьниаго жи- 
вотнаго. У меня сердце поворачивается, какъ "гнустно, какъ подло, 
заплатилъ я ей за ея ангельскую доброту, за ея пр1я;шь, которую 
я не ум']Ьлъ оц-Ьнить. Какъ, неужели такъ случайно, такъ внезапно 
и навсегда разорвался нашъ союзъ?... 

Я былъ въ странномъ состоянш, причиной котораго была съ одной 
стороны болезненность моей души, съ другой стороны одно ос(»бее- 
ное свойство, которое, не знаю, для счаст1я или для несчасия дано 
мн-Ь природою. Люди близк1е мн'Ь им-Ьютъ на меня необъяснимое 
вл1ян1е; какимъ то инстинктомъ я угадываю, что съ ними, что внутри 
ихъ, и страдаю, если отъ чего нибудь меркнетъ хоть на минуту 
ихъ существо. Это глупо и нел-Ьпо; кто можетъ предохранить себя 
во всякую минуту отъ вл1ян1я различныхъ житейскихъ случайностей, 
отъ суетъ, отъ апат1и, Богомъ клянусь, что этимъ большей част1ю 
объясняется моя раздражительность. Всегда, когда менялся мой ха- 
рактеръ, МП* почему то казалось, что на душ-Ь ея что нибудь да не 
такъ — я не могъ удержать себя и привязывался къ мелочамъ. О, 
если она вспомнить, въ посл'1днее время, дупга ея не была въ своемъ 
нормальномъ -состоянш; на ней была какая то т^нь. — И только, 
клянусь честью, вотъ вся причина моихъ оскорбительныхъ поступ- 
ковъ. Это не было самолюбхе; для доказательства я готовь на всякое 
уничижен1е. 

О, въ это время, которое показалось мн'Ь ц^лымь годомъ, я усп'клъ 
какъ должно оц-Ьнить ее! Какъ часто мысленно просилъ я у ней 
прощен1я !.... 

Простите, простите меня! Я не см^ю ужь надеяться на возвра- 
щен1е вашей дружбы. Я знаю, какъ непр1ятно должно быть теперь 
для васъ мое присутств1е. Я только прошу васъ однимъ словомъ, 
однимъ намекомъ дать мнЬ знать, что вы меня простили. Только, 
только — больше я не буду васъ безпокоить. 

К. 

(На наружной стороне: ) 

Николаю Платоновичу Огареву 
отъ Каткова. 
(Рукою М. Льв. Огаревой:) 

8аМп вамъ кланяется. оозвратите при окагпи. 

М. О. 

ГГосл']к этого письма отноо'^шя Каткова и Огарева возобновились. 
Не знаем'ь, только въ какой степени интимности. Оба скоро по-Ьхаля 
за границу. Еще въ 1856 г., начиная издаше «Русскаго ВЬстника», 
Катковъ объявилъ въ числ* сотрудниковъ его Огарева. Но всл-Ьдь 
за т-Ьмъ, поссорившись съ Герценомъ, Катковъ назнвалъ въ своем 
журналФэ Огарева «пензенскимъ пом-Ьщикомъ» и спрашивалъ: «едя, 
и Саулъ во пророц'Ьхъ?» 



г 



XV 



реальной жизни, а самоув'Ьренные пароли больше, ч']^мъ 
приглаи1ён1е къ самод-Ьятельности *). 

Какъ бы тамъ ни было, а истор1я Бакунина съ Б1>лин- 
скимъ, Боткинымъ п Еатковымъ и общее неудовольств1е 
яротивъ Бакунина въ петербургскихъ и московскихъ литера- 
турныхъ кружкахъ изв-Ьстнаго рода, должна была оставить 
«л-Ьды на отношен1яхъ Бакунина къ этимъ кружкамъ на долго. 
Бакунинъ посл'Ь этихъ истор1й, не возвращался въ Россш, 
пока его не привезли изъ Австр1и въ Петропавловскую кр-Ь- 
пость въ 1851 г. Впечатл1'>н1е взаимнаго разлада между 
Бакунпнымъ и литераторами русскими, изъ которыхъ мног1е 
продолжали действовать и въ 60-е годы, несомн1'>нно осЬло 
въ душ'Ь Бакунина и проявило себя въ отрицательннхъ при- 
говорахъ, которые онъ писала Герцену изъ Иркутска. 

Изъ Берлина Бакунинъ писалъ Герцену следующее письмо: 

1840 г. и (23) октября, Берлинъ. 
Любезный Герценъ! Ты, в-Ьроятно, уже получидъ книги, 
посланныя мною теб'Ь съ г-мъ Черняевымъ, и удивился, что 
послФ такого долгаго молчанхя я сопроводилъ ихъ весьма 
коротенькою записочкой. На это были своего рода причины, 
о которыхъ я теперь распространяться не буду. Сначала я 
написалъ теб-Ь большое письмо, но потомъ зам1>нилъ его 



*) На первый разъ можетъ показаться страннымъ сравненте Ба- 
кунина и Каткова съ точки зр'Ьн1я научной подготовки, такъ какъ 
Катковъ. пробывш1й н-Ькоторое время профессором-ь университета, 
им'к|ъ больше Бакунина возможности расширить свои иаучныя по- 
знан1я. Но перескакиван1е Каткова по разнымъ спец1альностямъ на- 
поминаетъ Бакунинское, — и ни въ одной спецхальности Катковъ не 
оставилъ по себ-Ь капитальнаго труда (кром-Ь отчасти лингвистиче- 
скаго сочинен1я ^Объ элементахъ и формахъ славяно-русскаго языка»), 
котораго основъ, впрочемъ, самъ Катковъ не счпталъ для себя обя- 
яательнымъ держаться, напр. по отношен1ю къ малорусскому языку. 
Ставши политюгескимъ писателемъ, Катковъ вовсе не им^лъ значи- 
тельныхъ св'Ьд'Ьн1Й по политическимъ наукамъ и потому собственно 
не им'Ьлъ прочныхъ политическихъ идей. Это признаетъ и симпати- 
зирующ1й ему б!ографъ его, г. Нев-Ьд^нскхй, который ставитъ Кат- 
кова по по.1Итическому образованию ниже напр. Ив. Аксакова. Инте- 
ресно, что и этотъ посл-Ьдшй, посвятивш1й большую часть жизни 
публицистик'Ь по слав, вопросамъ, отличался поразительнымъ незна- 
Н1емъ именно западно- славянскихъ и западно-русскихъ дЬлъ! Все 
это характсрныя явлен1я русской жизни. 



XVI 

тою маленькой записочкой, которую ты в11рно уже им-Ьдъ 
удовольств1е получить. 

Я над-Ьялся, что до отъ-Ьзда Черняева выйдетъ логика 
Вердера и хот-Ьлъ послать ее теб-Ь, но она, къ несчастью, 
еще не вышла и ты долженъ довольствоваться первою частью 
вновь изданной энциклопед1и ; съ Вердеромъ я уже познако- 
мился; на вакац1яхъ онъ уЬхалъ изъ Берлина, но на дняхъ 
долженъ возвратиться; какъ только прх-Ьдетъ, я немедленно 
начну брать у него уроки; какой онъ славный челов-Ькъ, 
Герценъ ! Духъ, знан1е стало въ немъ плотш ; въ немъ такъ 
много СгетйШИсЬке!!, которая, противуполагая себя разум- 
ному содержанш духа, выдаетъ себя за истину, — не той, 
которая вытекаетъ изъ живаго, свободнаго единства знан1я 
и жизни, — не мертвая буква, но плодъ релнгюзнаго, внут- 
ренняго стремлен1я. Я над'Ьюсь сблизиться съ нимъ и ожи- 
даю отъ него много пользы какъ въ интеллектуальномъ, 
такъ и въ нравственномъ отношеши. ]Если будетъ возмож- 
ность выслать теб'Ь эту логику, то я непременно ею вос- 
нользуюсь. 

Надеюсь, что Наталья Александровна не вознегодовала 
на меня за см-Ьдость, съ которою я, безъ всякаго позволе- 
шя, поднесъ ей книгу не моего сочинен1я, но сочпненхя 
Шефера*), — я решился на эту дерзость въ уверенности, что 
с1я книга доставитъ ей много наслажден1я; Шеферъ напп- 
салъ по одному стихотворенхю на вс^ 365 дней, которые, 
какъ вамъ известно, составляютъ (исключая высокосный 
годъ) ц1>лый годъ; разумеется, что въ такомъ множестве 
должно быть много пустыхъ стихотворен1й, но за то и очень 
много глубокихъ вещей. Наталья Александровна, прочтите, 
пожалуйста, стихотворен1е на 20 декабря; въ немъ выска- 
зано все, что только можно пожелать глубокой, святой жен- 
щине, и потому примите его за выражен1е моихъ желанхй 
вамъ ! 

Вы, верно, захочете знатъ, какъ я провелъ эти три месяца. 
Большая часть времени была посвящена заботамъ. Сестра, о 
которой я тебе уже говорнлъ, здесь съ сыномъ, и, къ тому 



""■) ЪеороИ ЗсЬе^ег (род. въ 1784. умеръ въ 1864). Р^чь тутъ 
идетъ о книге «Ьа1епЬгеу1ег» (первое изд. 1834 г.). 

Примеч. издателя н-Ьмецк. перевода ТЬ. ВсМетапп'а 



й 



г 



ХУН 



же, больная, такъ что въ продолжен!!! н'^котораго времени 
я боялся даже за ея жизнь ; теперь ей н'Ьсколько лучше, но 
все еще весьма слаба: б'Ъдная, она вынесла такъ много 
страданхй, такъ много вн-Ьшнихъ и внутренннхъ отрицан1й 
въ своей жизни, что я удивлялся еще кр'Ьпости ея организма; 
одна смерть Станкевича, котораго мы всЬ такъ горячо лю- 
били, должна была сильно потрясти ее; а что, Герценъ, вотъ 
и Станкевича Н'Ьтъ; единственный челов'Ькъ, одно непосред- 
ственное присутствхе котораго заставляетъ вЬрить въ идею, 
— этотъ челов-Ькъ оставилъ насъ; его смерть еще бол-Ье 
убедила меня въ необходимости безсмерт1я индивидуальнаго 
духа. Штраусъ и Вердеръ также в-Ьрятъ въ безсмерт1е; я 
не усп-Ьдъ еще много говорить объ этомъ предмет-Ь съ Вер- 
деромъ и потому не знаю еще, есть ли эта в-Ьра результатъ 
его философскаго знан1я, или н']^тъ. 

Не смотря на велик1я и многосложныя заботы, я усп'Ьлъ, 
однако, Н'Ьсколько огляд-Ьться и приняться за д-Ьло. Логику 
прочелъ до ^иап1^Ш^, и что я прочелъ, кажется мн'Ь такъ 
ясно, чтх) я могу это передать ребенку. Теперь я чувствую, 
что узнаю все, что мн-Ь нужно, и потому покоенъ. 

Чрезъ 6 дней начнутся лекщи, я буду слушать: 

1) >Л^егс1ег. 1. Ъо^1к. 2. СгезсЫсЫе Легпеиеп РЬНозорЫе. 

2) Но1Ьо. 1. АезЛеНк. 

3) Уа1;ке. 2. МепзсЬеп^егйип^ СгоИез. 

4) Курсъ физики. 

5) Фехтованхе и верховая -Ьзда. 

А дома буду заниматься, кром-Ь этого, нов'Ьйшею истор1ей. 

Берлинъ городъ хорош1й; музыка отличная, жизнь деше- 
вая, театръ очень порядочный, въ кондиторскихъ журналовъ 
много и я ихъ читаю всЬ подрядъ, — однимъ словомъ, все 
хорошо, очень хорошо. 

Н']^мцы ужасные филистры; еслибъ 10-я часть ихъ богатаго 
духовнаго сознания перешла въ жизнь, то они были бы пре- 
красные люди; но до сихъ иоръ, увы, иресм-Ьшной народъ; 
вотъ теб-Ь дв-Ь надписи, прочитанныя мною на домахъ во 
время посл'Ьднихъ празднествъ. 

На одной нарисованъ прусск1Й орелъ, а подъ нимъ порт- 
вой гладитъ, подъ портнымъ же написано: 

11п1;ег йе1пеп Г1й§е1п 
Капп 1сЬ гиЫд Ъй§е1п. • 

2* 



ХУШ 

А на другомъ трансиарант'Ь : 

Ез 1еЪе ЬосЬ (1а8 Кбш§8рааг 
11пс1 \^епп ев тб^ИсЬ 181 2\уе1 иизегк! ^аЬ^. 
БосЬ \уепп 68 аисЬ иптб^^ИсЬ зсЬеш! 
8о 18(; 68 ЛосЬ гесЬ! ^и! §етеш1;. 

А на третьемъ: 

Еш ргеи8818с11 Негг, еш ^и^ез В1ег 
\Уа8 \уо11еп 81е посЬ теЬг уоп т1г. 

И много другихъ разныхъ остротъ. 

Что д'Ьлаешь ты? Ч'Ьмъ занимаешься? В'Ьришь ли или 
сомн-^Ьваешься? — я думаю, что и то, и другое вм'Ьст'Ь; это 
общее состоян1е духа. Прх'Ьзжай скор^Ьй сюда; наука раз- 
р-Ьшитъ всЬ сомн-Ьнхя или, по крайней м-Ьр-Ь, покажетъ путь, 
на которомъ они должны разр^^шиться. Напиши мн-Ь, по- 
жалуйста, о вапхемъ жить-Ь-быть-Ь ; я слышалъ, что Огаревъ 
собирается въ Берлинъ, — правда ли это и гдЬ опъ теперь? 
Гд-Ь Сатинъ, что Кетчеръ? При случа-Ь поклонись имъ отъ 
меня. Что русская журналистика, — что доказываешь Б-Ь- 
ЛИНСК1Й и чему в'Ьрятъ Языковъ и Панаевъ? 

Не вышло ли чего-нибудь изъ сочинен1й Пушкина, Гоголя 
и Лермонтова? 

Пожми, пожалуйста, руку Ветлицкому; другой разъ я ему 
напишу. Скажи ему, чтобы онъ написалъ мн-Ь письмо, не 
ожидая моего. Не сбирается ли онъ на Кавказь и посЬщаетъ 
ли университетъ? 

Прощай, милый Герценъ. 

Отъ души твой М. Бакунинъ. 

Мой адресъ: а М-г МепйеЫЬп е! Сотр. а ВегИп, роог 
гетеиге А, М. Вакоишпе. 

Напечатана ли 2-я половина моей статьи, и если напеча- 
тана, нравится ли она публик'Ь п теб^ въ особенности? 

Въ письм-Ь этомъ можно уловить начало вниман1я къ по- 
литическому положенш Герман1и. Но еще н-Ькоторое время 
Бакунинъ, видимо не выходилъ изъ круга абстрактно-фило- 
софскйхъ интересовъ «правой» стороны гегелханства. О пер- 
вомъ времени берлннскаго пребывания Бакунина есть воспо— 
минан1е его тогдашняго товарища Б. У. Ф. (остзейскаго 



г 



XIX 



барона). Вотъ что онъ говоритъ: <Въ течен1н зимняго се- 
местра 1839 — 1840 гг. я посЬщадъ утренн1я лекщи логики 
проф. Вердера. На эти декц1п являлось не много слушате- 
лей: въ числ']Ь ихъ находилось двое молодыхъ людей, гово- 
рившихъ по русски; это были Иванъ Тургеневъ и Мих. Ба- 
кунннъ ; они занимались, подобно мн']Ь, вь этомъ семестр"]^ 
философ1ей и истор1ей, и оба были восторженные привер- 
женцы гегелевской философ1и, казавшейся намъ въ то время 
Блючемъ къ познан1ю добра... Мы, земляки, скоро познако- 
мились и не мен'Ье двухъ разъ въ нед'Ьлю сходились по ве- 
черамъ то у меня, то у обоихъ друзей, жившихъ на одной 
квартир-Ь, для занят1я философ1ей и для беседы. Хорош1Й 
РУССК1Й чай, въ то время р-Ьдкость въ Берлин-Ь, и хл-Ьбъ съ 
холодною говядиною служили матер1альною придачею этихъ 
вечеровъ; вина мы никогда не пили и не, смотря на это, 
просиживали иной разъ до ранняго угра, увлекшись разго- 
воромъ, переходившимъ не р'Ьдко въ споръ. Тургеневъ бъиъ 
самый спокойный изъ насъ.... 

«Въ 1839 — 1840 гг. Тургеневъ нич'Ьмъ особеннымъ не 
выдавался, но былъ преисполненъ самыхъ идеальныхъ взгля- 
довъ и надеждъ относительно будущаго преусп'Ьян1я и раз- 
ВИТ1Я своего великаго отечества. Во всЬхъ нашихъ бесЬдахъ 
онъ никогда не сходилъ съ чисто исторической почвы, и я 
не слыхалъ, чтобы онъ когда нибудъ высказывалъ горяч1я 
надежды или желан1я по поводу отм'1^ны кр']Ьпостнаго права, 
какъ мног1е утверждаютъ. Даже самъ Бакунинъ, заходившШ 
въ свопхъ желан1яхъ гораздо дальше Тургенева, смотр'Ьлъ 
на освобожден1е крестьянъ какъ на д'Ьло далекаго будущаго>. 
(Русская Старина, 1884, Май, 391 — 393; изъ ВаШзсЬе 
Мопа<;8с11гШ) *). 

Въ апр'к!']^ 1841 г. Катковъ писалъ Краевскому, что 
Бакунинъ желаетъ готовить статьи и участвовать въ со- 

*) Жы позволииъ себ^ заметить, что, какъ видно даже по «Днев- 
Ш1ку> Герцена, не только либгральныя, но даже деиократическ!я 
идеи далеко не были сильны даже у бол']^е передовыхъ русскихъ 
около 1840 г. и даже прогрессисты того времени не разрывали совс']^а1Ъ 
съ абсолютизломъ ; идеалъ ихъ былъ въ Петр^ I. Настроенхе это 
начинаетъ изменяться около 1 843 — 1844 г. и особенно около 1848 г. 
Реакцшнная политика Николая I съ 1848 — 1849 г. была р-Ьшитель- 
н^мъ толчкомъ къ полвлен1ю бол'!'>е посл-Ьдовательнаго русскаго ли- 
б г)ализма. 



»^ЧП''' — ^"^* 



XX 

ставлен!!! смЬси <Отеч. Записокъ», а что Тургеневъ нере- 
воднтъ для нихъ р']^чъ Шеллинга объ изя!цныхъ искусствахъ 
(Нев'Ьд'ЬнскИ!, 77, 80). Немного спустя, Катковъ писалъ 
Краевскому, что Бакунинъ пишетъ статью с О современномъ 
состоянш философш въ Герш1нш» (тамъ же, 80). Много 
позже, уже въ 1870 г. Катковъ разсказывалъ объ участхи 
Бакунина въ Март^^ 1842 г. въ факел!1уг']^, устроенномъ въ 
Берлин-Ь студентами въ честь Шеллинга: <Бакунинъ запе- 
чатл-И^лся въ нашей памяти весьма характеристическимъ об- 
разомъ. Однажды въ честь одного знаменитаго профессора 
студенты устроили факельную процессш. Множество моло- 
дыхъ людей собралось передъ домомъ юбиляра, и когда 
почтенный старе1;ъ вышелъ да балконъ своего дома^ чтобъ 
благодарить за сделанную ему овац1ю, раздалось громогласное 
Ь о с Ь ! и всЬхъ пронзительн'Ье зазвен'Ьлъ у самыхъ ушей на- 
шихъ знакомый голосъ: то былъ Бакунинъ. Черты лица его 
исчезли : вместо лица былъ одинъ разинутый ротъ. Онъ 
кричалъ громче всЬхъ, суетился всЬхъ бол-Ье, хотя предметъ 
торжества былъ ему совершенно чуждъ, и профессора онъ 
не зналъ и на лекц1яхъ его не бывалъ>. (Тамъ же, 88). 

Катковъ н'Ьсколько пересолилъ, — такъ какъ совершенно 
чуждымъ Шеллингъ Бакунину не былъ, и, какъ видно изъ 
брошюры 8сЬе1Ип§ ипй Й1е (ЖепЬагип§, о которой скажемъ 
дальше, Бакунинъ посЬщалъ лек1^!и Шеллинга въ Берлин*]^. 
Но Катковъ все таки в-Ьрио указалъ одну изъ характерныхъ 
чертъ Бакунина: способность увлечься настроешемъ окру- 
жающей его среды п при этомъ всегда довести это настро- 
ен1е до крайности. Дал^е, если показан1е Каткова в']^рно, 
то характерно и то, что Бакунинъ довольно быстро перешелъ 
отъ ова!;1и Шеллингу къ полемик'Ь съ нимъ въ особой бро- 
шюр'Ь 8сЬе1Ип^ ипс1 (11е ОП'епЬагип^, КгШк 
с1е8 пеиез^еп КеакиопзуегзисЬз де^еп (Не 
Ггехе РЫ1о8орЫе (Ье1р21§, КоЪег1 Втйег, 1842, т 8^). 
Брошюра вышла анонимно, но приводимыя ниже слова изъ 
письма Арн. Руге прямо приписываютъ ее Бакунину. 

Брошюра эта не совершенно еще исчезла изъ книжной 
торговли, а потому мы не будемъ резюмировать ея содержа- 
шя, т^мъ бол']Ье что оно всец']Ьло принадлежитъ къ тогдаш- 
нему кругу абстрактныхъ вопросовъ фплософ1и, которые 
теперь могутъ интересовать только спец1алпстовъ пстор1и 



г 



XXI 

философш. Скажемъ только, что авторъ беретъ постоянно 
лротивъ фнлософ1и Шеллинга «второй манеры» сторону 
системы Гегеля, склоняясь къ его посл^Ьдователямъ «л'Ьвой 
стороны» — Фейербаху и Штраусу. Оканчиваетъ авторъ 
свою брошюру горячимъ прив'Ьтомъ «новому утру», — кото- 
рое опять подобно «свободному эллинскому сознан1ю> воз- 
в^щаетъ «д'Ьлостность, самостоятельность и единство м1ра», 
разбиваетъ «врата мрачнаго монастыря» и т. д. «Идея, са- 
мосознан1е челов-Ьчества, — восклицаетъ авторъ, — это уди- 
вительный фениксъ, который строитъ себ^Ь костеръ изъ дра- 
гоц'Ьнн'Ьйшаго, что есть на св-Ьт-Ь, и встаетъ помолод-Ьвшнмъ 
изъ пламени, которое уничтозкаетъ старое время. Пустите 
же насъ принести на костеръ этого феникса все намъ най- 
дорогое и любимое, все, что было намъ свято и велико, 
прежде ч'Ьмъ мы стали свободны!... Пустите насъ бороться 
и пролить нашу кровь, гляд-Ьть неустрашимо въ гн-Ьвные глаза 
врага и выстоять до конца! Видите ли, какъ наши знамена 
в-Ьготъ съ вершинъ горъ? Видите ли, какъ мечи нашихъ то- 
варищей сверкаютъ, вакъ развиваются султаны на ихъ шле- 
махъ? Они идутъ, идутъ, изъ всЬхъ долинъ, со всЬхъ высотъ 
притекаютъ они къ намъ съ п'Ьснями и звукомъ роговъ; день 
великаго р-Ьшешя битвы народовъ (Лег УоШегзсЫасЫ) при- 
ближается и поб-Ьда должна быть за нами ! » 

Во всей брогаюр^Ь н-Ьтъ ни одного, по крайней м^р-Ь, пря- 
мого намека на борьбу политическую или соц1альную. Весь 
вопросъ идетъ о борьб'Ь философскихъ мгровоззр-Ьихй. 

Спустя н-Ьсколько времени, Бакупинъ написалъ другую, бол'Ье 
популярную и съ большимъ общественнымъ интересомъ статью 
и пом-^Ьстилъ ее въ журнал-Ь Арнольда Руге. Журналъ этотъ, 
НаИе'всЬе ^а11гЪйсЬе^, выходилъ сначала въ Галле 
и въ немъ кром'Ь истолкован1я системы Гегеля въ дух-Ь явно 
антихрист1анскомъ (Штраусъ, Фейербахъ) и демократиче- 
скожъ, прославлялась» политическая жизнь и революцюнныя 
традищи Франц1и. Прусское правительство запретило изданхе 
Руге, но редакторъ возобновил ъ его въ Лейпциг-Ь подъ име- 
немъ Беи1;8сЬе ^аЬгЬйсЬе^. Бакунинъ по^Ьхалъ къ 
Руге въ Дрезденъ и напечаталъ въ №Л^2 247 — 251 его га- 
зеты статью «О реакц1и въ Герман! и» подъ видомъ 
зам'Ьтокъ француза 1и1е8 ЕИзагЛ (1>1е КеасИоп 1п 
Веп(;8ск1апс1. Гга^теп1;е1пе8 Ггапгозеп). Въ 



^ 




г 



нГ 



Ш' 



,Щ 



XXII 



стать-Ь этой признается значёше лишь за крайними парт1ями 
и при томъ теоретическими. Между консерваторами, по мн^- 
шю автора, не им']^етъ значения молодежь, вышедшая изъ 
а)ристократ1и, торговаго и чиновническаго класса, — но лишь 
«противники принципа революц1и>, которые «называются въ 
политик*]^ консерватизмомъ, въ наук-Ь права — исторической 
школой, въ спекулятивныхъ наукахъ положительной фило- 
соф1ей». Этой последней авторъ противупоставляетъ отри- 
цан1е, которое видитъ и въ девиз-Ь французской революцхи 
ИЬег^ё, ё^аШё еЬ Гга1;егп11ё, заключаюш.емъ вь 
себ^Ь «полное уничтожеше существующаго политическаго и 
сощальнаго М1ра> и возникаюш,ихъ въ Англ1и и во Францш 
сощально-религюзныхъ союзахъ, «которые противу стоять 
теперешнему политическому М1ру, какъ нЬчто совершенно 
чуждое, и черпаютъ жизнь изъ новыхъ для него, неизв-Ьст- 
ныхъ источниковъ>. Въ заключеше авторъ говоритъ: Воздухъ 
полонъ, чреватъ бурями ! и потому мы зовемъ нашихъ осл^Ьп- 
ленныхъ братьевъ: покайтеся, покайтеся, царство божге близ- 
ко ! — Мы говоримъ позитивистамъ *) : откройте ваши ду- 
ховные глаза, оставьте мертвыхъ хоронить своихъ мертве- 
цовъ и уб-Ьдитесь, наконецъ, что духа, в-Ьчно юнаго, в-Ьчно 
новорожденнаго, нечего искать въ упавшихъ развалинахъ.... 
Позвольте же намъ довариться в-Ьчному духу, который только 
потому разрушаетъ и уничтожаетъ, что онъ есть неисчерпае- 
мый и в'Ьчно творяш,Ш источникъ всякой жизни. Страсть 
къ разрушен1ю есть вм-Ьст-Ь и творческая 
страсть». (Ше Ьиз! (1ег йегзЮгип^ 181; ги^Ыск ете 
8сЬа1Гепс1е Ьиз!). 

Статья Бакунина, снабженная лестнымъ прим-Ьчанаемь 
редактора, понравилась во многихъ русскихъ литературно- 
философскихъ кругахъ, гд!; столкновен1е консерватпвныхъ 
гегел1анцевъ, въ род'Ь Б'Ьлинскаго, и сощалистовъ, въ род-Ь 
Герцена, приводило само къ л'Ьвогегелханскому направлен1ю. 
Герценъ отм1>тилъ въ своемъ Дневипк-Ь: 

«1873, 7 Янв. Веи1:8с11е ДагЪйсЬег запрещены въ Саксо- 
нш. Объ В. Т. жалЬть намъ нечего, потому что полные 



*) Подъ этимъ терминомъ не сл-Ьдуеть разум-Ьть позитивистовъ 
-дръ смысл:Ь последователей Ог. Конга, но консерваторовъ въ смысл'Ь. 
^?бще неотрицателей. 

I 



г 



ХХП1 

энерг1н издатели не сядутъ сложа руки, а такъ какъ пере- 
брались изъ Галле въ Лейпцигъ, такъ пере15дутъ въ Цюрихъ, 
Женеву, пожалуй, въ Бельпю *). Въ одномъ изъ посд'Ьднихъ 
№№ была статья Ти1. ЕИзагс! о современномъ дух-Ь реакцш 
въ Герман1и. Художественно-превосходная статья. И это 
чуть ли не первый французъ (котораго я знаю), ионявш1й 
Гегеля и германское мышленхе. Это громкш, открытый, тор- 
жественный возгласъ демократической парт1и, полный силъ, 
твердый въ обладан1п спмпат1й въ настоящемъ и всего м1ра 
въ будущемъ ; онъ протягиваетъ руку консерватистамъ, какъ 
им-ЬющШ ВVIасть, раскрываетъ имъ съ неимоверной ясност1ю 
с н ы с л ъ ихъ анахронистическаго стремлен1я и зовегъ въ 
челов-Ьчество. Вся статья отъ доски до доски зам-Ьчательна. 
Когда французы примутся обобщать и популяризировать гер- 
манскую науку, разум-Ьется, понявши ее, тогда наступитъ 
виликая фаза йег ВеШШ^ип^. У н-Ьмиа н-Ьтъ еще языка на 
это. Въ этомъ д-Ьл-Ь можетъ и мы можемъ вложить лепту >. 
(Сочинен1я, I, 70 — 71). Скоро Герценъ узналъ, что ЕИвагй 
совсЬмъ не французъ, и записалъ въ своемъ дневник'Ь 
28 Января: «В-Ьсть объ ^и1е8 ЕИзагй. Онъ смываетъ прежше 
гр'Ьхи свои. Я совершенно примирился съ нимъ.... 15 Фев- 
раля. Письмо отъ I. ЕИ8аг(1... онъ умомъ догаелъ до того, 
чтобъ выйти изъ паутины, въ которой сид'Ьлъ^в'. (Тамъ же, 82). 

БЬлинскШ писалъ, 7 Ноября 1842 г., Боткину: «До меня 
дошли хорош1е слухи о М., — и я — написалъ къ нему 
письмо!! Не удивляйтесь: отъ меня все можетъ статься.... 
Странно: мы, я и М., искали бога по разнымъ путямъ — 
и сошлись въ одномъ храм'Ь. Я знаю, что онъ разошелся съ 
Бердеромъ, знаю, что онъ принадлежить къ лЬвой сторон'Ь 
гегел1анства, знакомъ съ К. и понимаетъ жалкаго, заживо 
умершаго романтика Шеллинга. М. во многомъ виноватъ и 
гр'Ьшенъ; но въ немъ есть н-Ьчто, что перев'Ьшиваетъ вс^Ь 
его недостатки — это в-Ьчно движущееся начало, лежащее 
въ глубин-Ь его духа5. (Нев'Ьд'Ьнскхй, 94). 

Между т'Ьмъ Бакунинъ по'Ьхалъ изъ Дрездена въ Швей- 
царию, вм-Ьст-Ь съ н'Ьмецкимъ поэтомъ Гервегомъ. Въ Швей- 
царш Бакунинъ сошелся съ нЬмецкими сощалистами, во 



*) Д'Ьйствительно Руге издавалъ съ К. Марксомъ въ Париж-Ь 
«Вец18с11-Егап20818сЬе ^аЬ^Ы\сЬег» 



у 



оторыхъ стоялъ портной II публвцнстъ Вейтлингъ. 

пиеалъ по этому поводу въ •Дневвик'^» : 
[онбря (1843). В1е Коттпгйв^еп ш Лег 5с11№е11г. 
|ег ДЬЛиск йез Котт15810пзЪег1сЫе8 ап «Не Ке)51е- 
1 2(1псЬ. Первое, что удивило въ этой кнпг-Ь, это фа- 
акунина, вазваннаго не только въ числ^ комнуна- 
но упомянутаго какъ одинъ изъ «уеп1п>. Они быт 
[ы, следовательно н онъ. Странная судьба этого че- 

Пока онъ былъ въ Росс!», этого конца предсказать 
льзя. 1и1е8 ЕПяагй указалъ великую перемену, — его 
^нтвость не могла остановиться. Что съ ннмъ бу- 

(Соч11нен1я, 145). 
ент. 1844 г. Герценъ пнеалъ въ дневник'Ь : «Баку- 
'ефекгь въ ПарпЖ'!; вел'Ьлъ вы1!хать. Знай нагакхъ, — 
спанск1{1 е X а И а Л о говорилъ, что Бакунинъ далеко 
Въ Цюрих'Ё — въ тюрьм11, а изъ Парижа выслалц>. 
.е, 239). Кажется, что до Москвы дошли н-Ьсколысо 
1ченные слухи к что Бакунинъ не былъ въ тюрьме! 
нх*, ви высланъ въ 1844 году изъ Парижа. Иэъ 

Руге, который ^1Ы приведенъ ниже, видно, что въ 

Бакунинъ жилъ въ Париж'Ё безпрепятствепно. 
,рта 1845 г. Герценъ запнсалъ: (Между прочимъ, 
Бакунина въ ,,Ьа КёЬгте", — вотъ нзикъ свобод- 
юв^ка: онъ дикъ навъ; ыы не привыкли къ нему. 
выклп къ аллегор1и, къ емкому слову 1п1га тигоз, 
дивляетъ свободная р*чь русскаго, такъ какъ уднвляетъ 
[д^вшаго въ темной канур*-. (Тамъ же, 272), Мы не 
знать, о какой собственно статье тутъ говорится, 
ерцена, очевидно, дошли несколько преувеличенные 

Пресли до вашяхъ Бакунина въ 1Пве[1цар1и п Францш. 
0рт4 Блунчли цюрихскому правительству о Вейтлпнг'Ь 
юммунистахъ въ ШвеЙцар1п иаходинъ о Бакунин! 
:(ва указан1я въ выдержкахъ изъ писенъ къ Вейт- 
на стр. 64 парижск!П корреспондентъ Еейтлинга, 
Ш1ЙСЯ въ споп1ешяхъ п. СаЬе1, пишетъ 15 Мая 
*Мы хотнмъ, чтобы ты встуиилъ въ т+.сную связь 
[ное обп],ев1е съ Фрёбеленъ п Бакувиныиъ; это бу- 
лезно теб'Ь и д*лу>; на стр. 121 А. Б{еккеръ) пн- 
Ма^Ьже 1843 г., изъ Женевы: <побуди русскаго, 
кор'(;е пр!1:икалъ»>. 



г 



XXV 



При посредстве проф. Штерна въ Цюрих-Ь, мы получили 
отъ проф. Швейцера, директора архива въ Цюрих*, слЬ- 
дующ1я выдержки изъ полицейской корреспонденщи того 
времени о Бакунин'^. 25 1юля 1843 г. русское посольство 
въ Берн-Ь, получивъ цюрихск1й докладъ о коммунистахъ, по- 
желало им'Ьть бол'Ье подробный св'Ьд'Ьтя объ упомянутомъ 
тамъ на 64 стр. русскомъ, Бакунин-Ь. 12 Сентября поли- 
цейск1Й сов-Ьтникъ сообщилъ правительственному советнику 
Цюриха, что «эта личность проживала отъ 16 Янв. до 
26 1юня у г. архитектора Штадлера въ Енге и въ посл-Ьд- 
шй день, не задолго до арестовашя Вейтлинга, уЬхалъ подъ 
предлогомъ важныхъ д'Ьлъ, не визировавъ въ бюро цюрих- 
скаго госуд. сов'Ьта своего паспорта, выданнаго ему 29 Мая 
1840 г. въ Твери и визированнаго въ русскихъ посольст- 
вахъ въ Берлин-Ь и Дрезден-Ь, въ каковомъ паспорт-Ь онъ 
пом-Ьченъ прапорщикомъ гренадерскаго полка. По справкамъ, 
теперь Бакунинъ долженъ быть въ Женев-Ь или въ окрест- 
ностяхъ ея. Онъ учился въ Берлин-Ь, откуда его хот-Ьли 
выслать въ Росс1ю (?). Вм-Ьсто того чтобъ -Ьхать туда, онъ 
отправился въ путешеств1е по Германхи и прпбылъ въ Швей- 
цар1ю. Тутъ занимался онъ бол'Ье всего наукою (т11: 81ис11еп) 
и литературными работами, а именно переводомъ одного 
сочинен1я о французской револющи, изъ котораго н-Ьсколько 
печатныхъ листовъ найдено при обыск-Ь въ бумагахъ Вейт- 
линга, однако не захвачены. Знакомства его были : Толленъ 
(ТоИеп), Фрёбель, проф. Фёгели (Уб^еИ, — Нешг1сЬ?). Кром* 
того былъ онъ въ корреспонденц1и съ изв-Ьстнымъ Руге. При 
своемъ отъ'Ьзд'Ь, оставилъ онъ посл-^Ь себя значительные долги, 
не смотря на то, что Толленъ много заплатилъ за него и 
въ томъ числ-Ь 100 фр. за пом-Ьщеше у г. Штадлера, у ко- 
тораго Бакунинъ оставилъ и свою библ1отеку*. 

Все это сообщено было русскому посольству, и иосолъ 
А. Ф. Струве 17/29 Сент. 1843 г. изв'Ьстилъ цюрихское 
правительство, что онъ «ув'Ьцомилъ императорское министер- 
ство объ этихъ св'Ьд'Ьнхяхъ о г. Бакунин'Ь (зхеиг В.), кото- 
раго связи съ лицами, компрометированными въ процессе, 
возбужденномъ въ Цюрих'Ь противъ коммуниста Вейтлинга, 
должны были привлечь вниман1е императорскаго посольства. 
Такъ какъ г. Бакунинъ продолжаетъ жить въ этой стран']^, 
то оно было бы очень благодарно за всяк1я св'Ьд'Ьн1я отно- 



ХХУ1 

сите^ьно поведен1я (1е8 аИигез) этого путешественника, ко- 
торый могли бы достигнуть до в'Ьд'Ьн1я цюрпхскаго прави- 
тельства». 

Всл'1;дств1е этой просьбы цюрихская полиц1я передала рус- 
скому посольству еще два св']^д']^н1я о Бакунин*]^: 

1. Сообщен1е дирекщи полпц1и Бернскаго кантона отъ 
18 Февраля 1844 г. цюрихскому полицейскому советнику, въ 
отв-Ьтъ на его вопросы огъ 15 Февр., что Бакунинъ н-Ько- 
торое время пробылъ въ Берн'Ь, но н-Ьсколько дней назадъ 
увхалъ оттуда, не получивъ паспорта отъ русскаго посольства 
и, по св'Ьд'Ьнхямъ, собраннымъ по просьб-Ь того посольства, от- 
нравился въ Нидербаденъ, а оттуда, в-Ьроятно, въ Бельг1ю (?). 

2. Отъ 27 Февр. 1844 г. изъ Водскаго кантона изв-Ьщади, 
что Бакунинъ провелъ некоторое время въ 1843 г. въ Нюн-Ь^ 
потомъ уЬхалъ внезапно въ путешеств1е въ Герман1ю (?), и 
возвратившись, прожидъ н-Ькоторое время въ Ргап^шз; нако- 
нецъ, такъ какъ синдикъ этого города зам-Ьтилъ, что его бумаги 
не въ порядк-Ь, онъ опять вы-Ьхалъ и съ той поры не являлся. 

Проф. Швейцеръ прибавляетъ къ этимъ сообщен1ямъ, чта 
между бумагами, найденными у Вейтлинга, кажется н^тъ 
ничего Бакунинскаго, впрочемъ это трудно р-Ьшить, такъ 
какъ письма эти по большей части носятъ псевдонимныя 
подписи. — Объ изгнаши Бакунина изъ Цюриха н-Ьтъ нигд-Ь 
р-Ьчи *). 

Герценъ позже разсказываетъ (Колокодъ, Л'« 119 — 120, 
15 Янв. 1862), что тотчасъ посл-Ь рапорта Блюнчл и, Баку- 
нинъ получилъ приказанхе возвратиться въ Россхю. «Онъ не 
по-Ьхадъ. Николай вел-Ьдъ его судить. Сенатъ лишилъ его 
офицерскаго чина, дворянства и пр. Онъ уЬхалъ въ Парижъ». 

Объ этомъ парижскомъ пребыван1и Бакунина есть н'^сколько 
св-Ьд-Ьихй въ брошюр'Ь Ивана Головина: Бег Ки8818сЬе 
КхИШзтиз. Ме1пе ВегхеЬип^еа ги Неггеп ипс1 
Вакип1п, пеЪз!^ ешег ЕЫеПип^ иЬег (11е ВекаЪпв^еп. 
(Ье\рп^, Уег1а§ уоп Ьи18 8еиГ. 1880). Къ сожал'Ьнхю, разска- 
зы г. Головина вообще спутаны и часто не точны. Головпнъ 
говоритъ, что онъ познакомился съ Бакунинымъ у Огарева 
въ Парпж'Ь, гие ^ит2е-V^п^^. Интересно, что въ тогдаш 



*) Приносимъ глубокую благодарность профессорамъ Швейцеру 
Штерну за эти сообщен1я. 



1Г" 



XXVII 



нихъ письмахъ Огарева къ друзьямъ въ Россхю ни слова 
н*тъ о Бакунин-^. Головинъ говорить, что онъ и Бакунинъ 
одновременно получили приказан1е возвратиться въ Росс1ю 
и, посл-]^ отказа, присуждены были сенатомъ къ слишешю 
правь состоян1я> — ц что посольство русское во Францш, 
во тлй,ъ± котораго стояль гр. Киселевь ^шпог послало въ 
яОагеИс (1е8 1г1Ьипаих" зам-Ьтку о томь, что Го- 
ловинъ и Бакунинъ осуждены за революц1онныя сочинешя 
и за отказь возвратиться въ Росс1Ю. Головинъ написалъ въ 
ту же газету отвЬтъ, въ которомъ защищаль свои сочннен1я 
(„1)ег 66181; (1ег ро1Ш8сЬеи Оекопот1е" п „В1е РоИМк, а1з 
"V\^^88еп8сЬай") и упомянулъ, что харт1Я Михаила Романова 
давала дворянамь русскимь право ездить за границу и слу- 
жить тамъ. Бакунинъ же, по словамь Головина, написалъ 
Vь„(^2^ге^^е дез 1г1Ъипаих", что никакой харт1и Ми- 
хаила Романова не было. Головинъ говорить, что Бакунинъ 
получилъ тогда денежную помощь отъ Боткиныхъ, когда же 
ему было вел^Ьно вы-Ьхать изъ Парижа, то денегъ ему на 
дорогу далъ Николай Ивановнчъ Тургеневъ, у котораго Ба- 
кунинъ бывалъ, а въ Брюссел15 его иоддержалъ полякъ гене- 
раль Скшинецк1й (Вкггшеск!). 

За этотъ промежутокъ времени есть н-Ьсколько интересныхъ 
бюграфическихъ св^д-Ьихй о Бакунин-Ь въ письмахъ Арнольда 
Руге (АгпоН Ки§е8 Б^^еГ\Vес118е1 ипй Та§е- 
ЪйсЬег аи8(1еп ^аЬгеп 1825 — 1880. Негаиз^^е- 
§еЬеп уоп Ран! Nе^^1^с11. ВегИп, 1886). 

Въ Апр-Ьл* 1842 Руге писалъ изъ Дрездена Розенкранцу, 
отрицая у Шеллинга (второй манеры) самое имя философа 
и рекомендуя ему брошюру, статью Элизара. «Она принад- 
лежитъ, — говорить Руге, — русскому, Бакунину, который 
теперь живеть зд']Ьсь. Подузхай себ* только, этотъ симпатич- 
ный (ИеЬеп8>уигс11де) молодой челов'Ькъ превосходить всЬхъ 
старыхъ ословъ въ Берлин-Ь. Но я думаю, что Бакунинъ, 
котораго я знаю и очень охотно принимаю у себя, не бу- 
детъ радь, если станеть известно, что онъ авторь (брошюры 
этой), уже всл'Ьдств1е положен1я д-Ьлъ въ России. Онъ со вре- 
женемъ отправится въ Москву, можеть быть въ универси- 
^етъ (профессоромъ) > . (I, 273). 2 Сентября фплософъ пи- 
йль Людвигу Руге: <Мюллеръ здЬсь и Бакунины тоже. Я 



XXVIII 

та 

яжу пхъ часто *). Старга1й Бакунинъ очень образованный 
челов'Ькъ и им-Ьеть большой философскШ талантъ». (281).; 
15 Ноября А. Руге пишетъ Штару о роман-Ь Ж. Сандъ | 
„Сопзп 1о": «Его очень хвалятъ за психологическую \ 
глубину; Гервегъ и Бакунинъ говорили мн-Ь объ этомъ. Ба- 1 
кунинъ и Кёхли сердечно прив-Ьтствують тебя>. (284). 
7 Декабря Руге пишетъ Прутцу: «жаль, что тебя зд-^Ьсь н'Ьтъ. 
Тутъ живется среди многихъ возбужденныхъ и отчасти зна- : 
чительныхъ людей, — я назову Франка, Бакунина, русскаго, 
Мюллера и Кёхли, Кесслера, — гораздо лучше, ч-Ьмъ въ ста- 
рыхъ, покрытыхъ пл-Ьсенью университетскихъ норахъ». (289). 

8 Марта 1843 г. Руге пишетъ Фрёбелю о его книг4 
Апес(1о1;а и говоритъ: «одного я желаю, чтобъ эту книгу 
узнали и читали также въ Страсбург-Ь и Париж*]^, чтобъ \ 
дать французамъ понят1е о нашихъ борьбахъ.... Бакунинъ 
долженъ былъ о томъ написать Шеру Леру и разсказать 
ему все д-Ьло подлинно и ясно*. (300). 3 Мая философъ 
жалуется Людвигу Руге: «моя поездка въ Швейдарш не 
состоится. Бакунинъ, которому я много, слишкомъ много 
пов'Ьрилъ, не можетъ заплатить опять мн* и вообще во* 
свои долги. Я построплъ на немъ воздушные замки и дол- 
женъ признаться, что мн-Ь приходится солоно (заиег), черезъ 
иноземца, лежать скрученнымъ д'Ьлое л-Ьто. Я поручился за 
него у Бонди и на дняхъ заплатилъ за него 306 талеровъ, 
посл^Ь того какъ я ему въ Лейпциг-Ь, когда онъ съ Герве- 
гомъ отправлялся въ Швейцар1ю, далъ въ займы чистыми 
деньгами 2500 талеровъ. (307). 

26 Августа 1843 г. Руге пишетъ женЬ своей изъ Парижа, 
что про^здомъ черезъ Женеву вид'Ьлъ Бакунина. 

Въ 1844 г. А. Руге встретился съ Бакунннымъ въ Па- 
риж-Ь. 16 Окт. онъ пишетъ Фрёбелю: «Бакунинъ зд^Ьсь те- 
перь, какъ вы знаете; всегда полонъ надежды п веселъ; 
не сокрушимое хорошее расположен1е духа. Но его уча^с^ъ 
кажется мн-Ь такова, что онъ будетъ им-Ьть усп'Ьхъ только \ 
въ обществе, но не публично. Онъ обладаетъ всЬмъ для ] 
салона, но ему не достаетъ вообще (много) въ наук^Ь п въ I 



*) МШ1ег-8^гиЫа§^, филологъ, приговоренъ былъ въ 1833 г. к» 
смерти за участие въ студен ческихъ тайныхъ обществахъ, но поми- 
лованный на пожизненное заключсше. Въ 1840 г. амнистированъ. 



г 



XXIX 



атмосфер']^ иностранныхъ, ему по крайней м']^р']^ неродствен- 
ннхъ литературъ».... (368). 

20 Окт. Руге пишетъ Флейпхеру изъ Парижа: «Бакунинъ 
пос^тилъ меня зд'Ьсь. Онъ уже отвыкъ такъ отъ н-Ьмецкага 
языка, что д^лаетъ ошибку на ошибк'1^, не находить больше 
словъ. (Многото^пе, знакъ пропуска). Бакунинъ все ирежн1й 
любезный малый (ИЪеп8\^йг(11§с Кег1). Я охотно предоставляю 
ему свободу и къ тому же его распутныя лризнашя, какъ 
насл'Ёдство славянское, въ Париж*]^ совс']^мъ не должно ста- 
вить ему на счетъ. Зд-Ьсь въ ^иа^1:^е^ Моп1тагкге, его связи 
въ ГаиЬоиг^ 81:. бегташ не ст-Ьсняютъ меня нисколько. Онъ 
говорилъ, что не ходить болЬе въ кабачекъ (е81ат1пе1) и 
сталъ очень прилежень. Въ Германш онъ больше не по-Ьдетъ^ 
даже если действительно произойдетъ чрезь 3 м^^сяца ре- 
В0ЛЮЦ1Я, какъ онъ предполагаетъ, такъ что въ Феврале все 
уже получить коммунистичесшя учрежденхя». (370). 

24 Ноября 1844 г. Руге пишетъ Флейшеру: *не пропу- 
стите случая прочитать Кюстина о Росс1и *). Какъ зам-Ьча- 
тельно зд']Ьсь изображец1е образованныхъ русскихъ! Видишь 
передъ собою всегда Бакунина, какъ будто онъ служилъ 
ему моделью. Я не в']^рю своимъ глазамъ. Мои исключен1я 
сд-Ьлались зд'Ьсь типами! Такова вообще культура въ знат- 
ныхъ семействахъ. Они ум^ють говор41ть обо всемь свысока. 
Читайте книгу и вы убедитесь. Только немног1е изъ нихъ 
д-Ьйствительно станутъ гегел1анцами и разницу характеровъ 
я предполагаю естественно. Бакунинъ быль одинь разь у 
меня. Мы болтали о Гервег'Ь, который опять тутъ. Бакунинъ, 
который его очень любить, казалось, им-Ьдь желанхе прими- 
рить меня сь нимь. Но это какъ то не подходить, такъ 
какъ мы в1>дь собственно не враждебно настроены другъ 
къ другу, а просто характерами не сошлись. Я сказаль Ба- 
кунину, что я сд']^лаль было визить Гервегу и что теперь 
ожидаю того же самаго и отъ него, но что мн*!) не в']^рится, 
чтобы онъ прпшель. Бакунинъ ув-Ьряль меня, что Гервегъ 
всегда говорить обо мн"! самымь дружескимь образомь. Я 
же съ своей стороны выразиль свое сожал-Ьнхе, что между 
нами господствуеть теперь эта натянутость, но въ то же 



*) Марк. Ад. де Кюстинъ (Сизйпе) напечаталъ въ 1843 г. свое 
путешествхе по Россш — «Ьа 11йв81е еп 1839». 



XXX 

самое время я ему сообщилъ, что я недоволенъ направде- 
н1емъ Гервега и его поэтическимъ тщеславхемъ, которое 
главнымъ образомъ приковало его къ г-ж-Ь 8(1егп) *). Бакунинъ 
зам-Ьтилъ очень тонко: «друзей не крптпкуютъ>. Я же: «ну, 
а если на тебя нападутъ подругц твоихъ друзей, тогда по- 
невол-Ь отнесешься критически къ этимъ друзьямъ, на гла- 
захъ которыхъ им^Ьютъ м']Ьсто подобнаго рода нападен1я>. 
Бакунинъ: «Гервегъ — благородный характеръ». Е^о: «бла- 
городенъ-то онъ благороденъ, но не м^Ьшало бы им'Ьть по- 
больше характера». Бакунинъ: «Какъ такъ?> Едо: «Онъ 
изм-Ьняетъ себ-Ь: въ своей теперешней жизни и въ равноду- 
шш ко всему, потому что все, что въ немъ было поэтиче- 
скаго, то были просто на просто его в']^ра, его иаеосъ». 
Бакунинъ: «вы в-Ьдь не вздумаете д'Ьлать как1я нибудь 
нравственныя заключен1я на основан1п его расположен1я къ 
г-ж-Ь 8(1егп) и вы в'Ьдь не решитесь объяснить этимъ его 
разочароваше относительно Германхн и политики; если онъ 
действительно въ отчаяши — то вина тому бедственное по- 
ложен1е Герман1и, и если онъ ошибается, то онъ самъ на- 
ходится въ печальномъ состояши». Е^о: «Всяк1й свободенъ 
располагать своими наклонностями, если только онъ не 
взялъ въ этомъ отношен1и изв^ствыя обязательства на себя. 
Но если общественное иоложеше человека обусловливается 
исключительно его в-Ьрою и надеждою, то онъ представляется 
намъ въ очень жалкомъ виде, если его одол^ваетъ въ част- 
ной жизни равнодуш1е. Публично онъ затыкаетъ Риск1ег'а 
за поясъ, а въ частной жизни онъ вполне РисЫег до труп- 
наго запаха пачулей и до привычки постоянно ныть изъ за 
еды. Впрочемъ, нетъ никакой необходимости, чтобы Герман1я 
была преисполнена надеждъ для того, чтобы человекъ, какъ 
Гервегъ, остался при своей положительности и при своемъ 
паеосе. М1ръ политики въ этомъ отношен1и ничемъ не от- 
личается отъ великаго нравственнаго м1ра. Поэтъ не долженъ 
терять духа изъ за бедственнаго положешя страны. Творить 
— значитъ уничтожить всякое бедственное положенхе, не въ 
действительности, а въ произведен1яхъ искусства. И если 
въ костяхъ нашего друга сохранилось еще мозгу, то онъ 



♦) Графиня й'А^оиН:, которая въ литературе известна подъ име- 
немъ Баше! 81:егп (1805—1876). 



XXXI 

опять примется за работу». Бакунннъ: «Онъ иривезъ съ 
собою изъ Швейдар1И много прекрасныхъ стиховъ и вернулся 
оттуда совсЬмъ осв^^женнымъ». На это я ему отв'Ьтилъ, что 
нечего больше и желать. Такъ приблизительно мы бес'1Ьдо- 
вали. Вы видите, такимъ образомъ, благородную распущен- 
ность Бакунина въ свобод-Ь разврата, которой онъ требуетъ 
для всякаго, не Ле ^ас<;о, это мы знаемъ, — н'Ьтъ, какъ 
лравндо, — и при этомъ эта любезность и гуманность! Сты- 
дишься своего узкосердеч1я и однакожъ мн-Ь распутство, какъ 
правило и пресып;енность, какъ ген1альный аристократизмъ 
такъ противны, какъ постоянйое открытое почесыван1е, въ 
то время какъ я понимаю, что иной можетъ прхйти и до 
чесотки, т-Ьмъ или другимъ способомъ, безъ того чтобъ онъ 
^ылъ черезъ это свиньей по правилу. 

«Однако, скажите, почему вы нападаете на моего сосЬда 
111ЬЪеп1;гор'а? Онъ аристократъ по рожденш и по воспита- 
ё1ю. Онъ образованъ и сообш.ителенъ и гуманнее, ч^Ьмъ наши 
вд-Ьшше друзья.... Самымъ гуманнымъ посл-Ь него сл-Ьдуотъ 
считать Бакунина, который только презираетъ и презрительно 
обращается съ т^ми людьми, съ которыми я не им-Ью охоты 
гакъ обращаться. Риббентропъ стоить Бодкина (Боткина 
В. П.) и лучше ч-Ьмъ большая часть другихъ сосЬдей и 
грактирныхъ товарищей Бакунина, но Бакунинъ нашелъ 
Вегпауз ниже всякаго достоинства, когда онъ встр-Ьтилъ 
5Г0 въ нашемъ обш.еств^Ь, а теперь онъ его перенесъ и пе- 
|еносптъ, когда Вегпауз, къ счастхю, не приходитъ бол*е 
гь мой домъ *) Въ Дрезден-Ь онъ также относился къ Бг. 
БбсЫу и Кесслеру, а съ к-Ьмъ онъ самъ водился? Съ Бю- 
ювымъ и барономъ Плохомъ и Дрезденской аристократхей. 
1ародъ изучалъ онъ съ птичьяго полета.... 

«Но общественное значенхе нашего друга Бакунина ста- 
ювится мн'Ь постепенно также проблематичнымъ, какъ и 
ЛЪЬен^гор'а. Уже протекло столько Л'Ьтъ съ т'Ьхъ поръ какъ 
шъ вздумалъ приводить въ исполненхе свои планы, что я 
►оюсь, чтобы такимъ образомъ не протекли и остальные 
оды. Между т-Ьмъ его значенге какъ частнаго лица довольно 



/ 



*) Ьагатпз Ветау8 издавадъ въ Париж* вм'Ьст* съ Бернштейномъ 
ь 1844 г. журналъ «Уог-^'аг^з» (2 раза въ нед-Ьдю), въ кото- 
юмъ писали К. Марксъ и Бакунинъ. 



1Г0 свойства и какъ личность онъ очень любезенъ. 
что съ нвмъ невозможно вести н^мепдую дружбу, 
я основывается бод^е ва привычке взанмваго общен1я, 
1а звачен1н того ллп другого и:1ъ друзе!!', безъ соын'Ё- 
'0 возиокно для него по отношев1ю къ русскпиъ, но 
ив11, нотоиу что онъ, пр11.хавъ въ Дрезденъ, сбли- 
со мною, только благодаря тому аначенш, которое 
шписывалъ мн±». (373 — 376). 

Декабря 1844 г. Руге пвсалъ матери: «Несчастный 
Па ндетъ теперь аазэдъ. Вегпауз, екав дал ьн'Ё)$щ1Й 
ор1>, прнговоренъ къ 300 франковъ штрафа н 2 н'Ь- | 

тюрьны.... Собственвикъ глупаго листка видитъ теперь, 
ъ былъ въ дурвыхъ рукахъ п просвтъ меня взять его; | 
ал'Ёетъ, что позволилъ Марксу низк1л выходки противъ > 

Бакувввъ-де также будтобьг нротестовалъ противъ | 
[1одумаП: Бакувннъ, котораго я спасъ отъ Сибири (?!) , 
всякихъ чертей большими деньгами, присоединяется 
Й спиво!! къ этоП комван1и и потожь пробуетъ об'Ъ- ' 

передо мною т-Ьмъ, что будто бы онъ не чнталь т'Ьхъ 

которыя онъ ви^сгЬ еъ другими редактвровалъ. Мн* 
кно ув*рять тебя, что я бол^е не вступлю въ своше- 

этой ко»пан1ей». (385). Дальше Руге сообщаетъ, что 
кветъ въ да.1еконъ отъ Бакунина и Маркса квартале 
они его оставляютъ въ поко^Ь, — чему онъ радъ, такъ 
энъ хогк1ъ бы не знать ничего объ ихъ характера, 
учше ихъ безхарактерности. Однако, зам4чаегь овъ, 1 
сортъ софнстовъ и безпутниковъ (гоиёв) необходииое ; 
; въ ваше распущенное, лишенное бога и еще не гу- 
рованное время. II йи[ ^и'оп сошшйве ^а>. (386 — 397). ' 
(мъ, немного спустя Руге сообщаетъ ФлеЯшеру, что ' 
1на, какъ онъ с.1ышитъ теперь, притянули къ большому 
[пзму, такъ что, наконецъ, въ свои зр'Ьлын л-Ьта начи- 
быгь д-Ьятельнымъ». (398). 

оятно Руге разум-Ьетъ сотрудничество Бакунина въ 
.ё^'огше", о котороиъ, вирочемъ, мы не им-^емъ сколько 

обстоятельныхъ св-Ьд-Ьв!!!. 
^ же Руге даетъ следующую суммарную характеристику 
[на въ этотъ перюдъ времени въ своихъ воспонина- , 
о Михаил* Бакунин* въ „Кеие Ггеге Ргеззе" 1876, I 
Э9 Сентября №№ 4344 и 4345. ] 



г 

хххш 

«Всею душею Бакунинъ иредплсл В']Ьмецкому умственному 
движен1Ю тридцатыхъ и сороковыхъ годовъ, изучивъ въ 
Берлпн']^ не только гегедьскую философш, но и живую д1а- 
лектику, вту творческую дугау вселенной. Онъ пос"Ьтилъ 
меня въ Дрезден'Ь, гд'Ь я нздавалъ „Веи^зсЬе ЛаЬгЬисЬег", 
сговорился со мною относительно необходимости упразднешя 
абстрактной теорш на практик-]^ и относительно предстоящей 
революцЬт. Мы т']^сво сблизились и я ему помогалъ честно, 
когда онъ сталъ подозрительнымъ для русской дипломат1и и 
когда пребыван1е его въ Дрезден-Ь стало для него не безо- 
паснымъ. 

«Если бы онъ напечаталъ свою статью „Реакд1я въ Гер- 
ман1и'' въ „Веи15сЬе ЛаЬгЬйсЬег" не подъ псевдонимомъ 
Жюль Элизаръ, то онъ давно бы уже обратилъ на себя 
вниман1е дипломат1и, такъ какъ эта статья, наполнившая въ 
октябр-Ь 1842 г. 20 столбцовъ, содержитъ въ себ* весь 
характеръ Бакунина и дальн:]^йшее развит1е его мышления 
до соц1алъ-демократическаго включительно. Правда, статья 
эта была написана такимъ философскимъ языкомъ, который 
не такъ-то легко могло бы раскусить русское посольство въ 
Дрезден-Ь или въ другомъ м-ЬсгЬ. 

«Только въ научной оболочк'1Ь возможно было тогда писать 
съ тою р-Ьзкою Д1алектикою и откровенностью, съ какою 
молодой ученый, Бакунинъ, предв']^щалъ погибель изгнилымъ 
порядкамъ. Самъ дензоръ не добрался до смысла этой статьи. 
А между т^мъ, когда мы. ее читаемъ теперь п объясняемъ 
при помощи великихъ событ1й нашего времени, статья эта 
приводить насъ невольно въ изумлен1е. 

«Бакунинъ начинаетъ ее сл']^дующимп словами: „Свобода, 
реалнзац1я свободы — кто р-Ьшптся отрицать, что это слово 
стоитъ теперь на первомъ план*]^ истор1и? Другъ и недругъ 
согласятся съ этимъ, потому что обязаны это сд-Ьлать, еще 
бол'^е, никто не осм']^лптся въ настоящую минуту откровенно 
и дерзко признать себя врагомъ свободы". — А в-Ьдь баку- 
нинская „реализацхя свободы" есть просто-на-просто — ре- 
волюц1я. 

<Дал']^е Бакунинъ подвергаетъ анализу реакцшнную пар- 
т1ю и разбираетъ ея истинное и поверхностное отрицан1е. 
Ботъ что онъ говорить: „Демократизмъ далеко еще не со- 
стонтъ изъ одного своего аффирмативнаго богатства, но онъ 

3* 






'7^ 



Ьх- 



».м 



XXXIV 



1&. -^ ■ 






яерпаетъ свою жизненность въ отрицанхи познтивнаго, и 
вотъ почему онъ долженъ погибнуть вмЬст^^ съ позитивнымъ, 
для того чтобы посл-Ь воспрянуть изъ своего свободнаго 
основан1я въ соъс^жъ возрожденномъ вид']Ь и какъ живая 
полнота своего собственнаго „я". И это превращен1е демо- 
кратическое! парт1и въ самой себ*! не будетъ одниыъ только 
количественнымъ изм']^цен10мъ, т. е. не только расширен1еиъ 
ея теперь особеннаго, а всл-Ьдствхе этого, дурнаго существо- 
ван1я — сохрани боже! — в-Ьдь подобнаго рода расширете 
было бы просто опошл']^н1емъ ц']^лаго м1ра н конечнымъ ре- 
зультатомъ всей истор1и, было бы просто-на-просто абсолют- 
ное ничтожество — о н-Ьтъ, это превращенхе демократической 
партш будетъ качественнымъ изм'^нешемъ, новымъ живымъ 
и оживляющимъ откровен1емъ, новымъ небомъ и новою 
землею, новымъ и восхитительнымъ м1ромъ, въ которомъ 
вс^ современные диссонансы сольются въ одно гармониче- 
ское ц-^^лое. 

«Бакунинъ критикуетъ дал-Ье посл-Ьдовательныхъ и посред- 
ничеству а)щихъ позитивистовъ. „Первые будятъ, не сознавая 
того, чтб они д-Ьлаютъ, отрицательное отъ его филистерской 
дремоты, для которой оно было предназначено и призываютъ 
его къ исполнешю его великаго предназначен1я, а именно, 
къ упорному и безпощадному уничтожен1Ю всего положи- 
тельнаго. Отрицательное только и им-Ьетъ право на сущест- 
воваи1е, какъ подобнаго рода безпощадное отрицаше, — но 
какъ таковое оно им'Ьетъ абсолютное право на существован1е, 

# 

потому что, какъ таковое, оно есть д'Ьйствхе современнаго 
практнческаго духа, невидимаго даже въ противопоставленш 
духа, который посредствомъ этой бури уничтожен1я могущест- 
венно побуждаетъ гр-Ьшныя, стоящ1я на полъ-дороги души къ 
покаянш и возв']^щаетъ свое близкое пришеств1е, свое близ- 
кое откровен1е въ истинно демократической и всем1рно-чело- 
в-Ьческой церкви свободы". 

«Гд^Ь былъ красный каран дашъ г-на профессора Ваксмута, 
когда онъ пропустилъ эти м-Ьста? Но Бакунинъ заходить 
еще дал-Ье въ своемъ апокалипсическомъ тон-Ь и говорить 
(при чемъ онъ зд'Ьсь уже высказываетъ свою посл']^днюю 
точку зр*н1я): „Народъ, б-Ьдный классъ, который уже, безъ 
сомн1;н1Я, представляеть большинство челов-Ьчества ; классъ, 
права котораго уже признаны теоретически, но который до 



Ь. 



г 



XXXV 



сихъ поръ по своему рождешю, по услов1ямъ своей жизни, 
осухденъ на неимущее состоян1е, на нев']^жество и ъп^ст^ 
съ этимъ и на фактическое рабство; этотъ сисассъ, который 
собственно и есть настояпцй народъ, принимаетъ вегд,'^ угро- 
жаюп^ее положен1е, начинаетъ считать ряды своихъ враговъ, 
слабые по сравнешю съ нимъ, и требовать практическаго 
приложешя своихъ правъ, уже признанныхъ вс^^ми за нимъ. 
ВсЬ народы и люди уже исполнены изв-Ьстнымъ предчувст- 
в1емъ, и всякШ. чьи только жизненные органы не парали- 
зованы, смотритъ съ трепетнымъ ожидапхемъ на встр']^чу 
приближающейся будущности, которая произнесетъ слово 
освобожден1Я. Даже въ Россаи, въ этомъ безконечномъ, по- 
врытомъ сн^^гомъ царств*]^, которое мы такъ мало знаемъ и 
которому, можетъ быть, предстоигь великая будущность, — 
даже въ Россш собираются тяжелыя, грозу предв'Ьщающгя 
тучи ! О, воздухъ душенъ, онъ носитъ въ себ'Ь бури ! " 

<Мало сказать, что Бакунинъ им']^лъ н']^мецкое образова- 
в1е: онъ былъ также въ состоянгй философски намылить 
голову н^^мецкимъ философамъ и политикамъ и предсказать 
будущность, которую они добровольно или н-Ьтъ вызвали.... 
Я привелъ въ доказательство этого н']^которыя м']Ьста изъ 
зам'^чательной маленькой статьи. Она заслуживаетъ быть 
Ц']^ликомъ заново прочтенной и меня не удивляетъ, что н'Ь- 
которые посвященные, которымъ не чужды елевзинсшя та- 
инства безсмертной логики грековъ и н']^мцевъ, вспоминаютъ 
пророческ1я м-Ьткая слова Жюля Елизара изъ „Веи1;сЬе ЗвЪт- 
Ъискег" за посл'Ьдн1я ихъ нед^Ьли. 

<Въ Дрезден-Ь Бакунинъ попалъ въ натянутыя отношен1Я 
со своимъ петербургскимъ начальствомъ по иному поводу, 
ч-Ьмъ участ1е въ „1а11гЪйсЬег". 

«Георгъ Гервегъ за^^халъ во время своего путешеств1я къ 
намъ, а такъ какъ Бакунинъ им-Ьлъ просторную и удобную 
кварти]5у,, то я пом'Ьстилъ у него Гервега. За это госте- 
пршмство Бакунинъ навлекъ на себя такое подозр-Ьихе, что 
мы стали бояться за его безопасность въ Саксонхи. Мы от- 
правили нашего друга, какъ можно скор-Ье, въ Цюрихъ, при 
ч«мъ я былъ недоволенъ на русскихъ, что они придавали 
больше значен1я его невинному гостепр1имству, по отноше- 
н1ю къ молодому поэту, ч-Ьмъ его отношенхямъ со мною и 
открытому манифесту противъ „немецкой реакц1и", которой 



ХХХУ1 

гибель онъ предсказалъ безъ обиняковъ и изложплъ какъ) 
историческую необходимость. Онъ даже им']Ьлъ обыкновен1е: 
совершенно открыто, на Дрезденской променад-]^, тл'Ь какъ^ 
говаривалъ онъ: „было начало Росс1и и граница Герман1и", 
— п'кть мн-Ь вечеромъ при разставаньн прип'Ьвъ пзъ „Гуге- 
нотовъ" : 

Въ правую руку взялъ онъ саблю 

И храбро устремился на бой; 

Да здравствуетъ старикъ Колиньи! 

Этимъ онъ хот-Ьлъ намекнуть намъ, ч1>мъ это все кончится. 
сПосл'Ь его отъезда изъ Дрездена стало изв1Ьстно, что онТ)1. 
и въ экономическихъ д^лахъ слишкомъ сильно принималъ 
въ разсчетъ отрицательныя величины, и я самъ очутился; 
между т-кми филистерами, которымъ пришлось в']^даться съ 
этими разсчетами. Его семья оставила его на мели неирО' 
стительнымъ образомъ и онъ долженъ былъ бегать не только 
отъ русскихъ, но и отъ маннихеевъ, какъ говорили студенты. 
Такая негативность въ столь существенномъ пункт* отчуж-] 
дала меня отъ него, и когда его отецъ не уплатилъ въ срокъ^ 
который назначилъ мн* сынъ, то я сд-Ьлалъ огкрыт1е, что я 
съ моимъ братаньемъ остался въ дуракахъ. Но у меня это 
дурное настроен1е не долго держалось, и когда я опять 
встр'Ьтилъ Бакунина въ Париж*, поел* того какъ провали-* 
лось „ЛаЬгЪцсЬег^, то мы поддерживали знакомство, при 
чемъ не упоминалось решительно о прежнихъ экономическихъ 
отношен1яхъ. 

*Но за то, въ то время въ Париж* вопросъ экономическЩ 
былъ главпой теоретической зац*пкой и обсуждались вс* 
формы со1иализма. При этомъ я разошелся съ Марксомъ, а 
Бакунинъ присталъ къ нему и коммунистамъ; но когда я 
однажды встр*тилъ его на улиц* Рпволи и потребовалъ 
отъ него объяснен1я, то онъ не только отрицалъ это, но^ 
даже заявил ъ свое твердое уб*жден1е въ томъ, что ре* 
В0ЛЮЦ1Я наступитъ только политическая, а викакъ не соц1аль 
пая, — в*дь коммун измъ просто на просто есть логическая 
невозможность. Я познакомилъ его съ Л^оржъ Сандъ, Шо 
пеномъ и Ламеннэ, но вид*лся съ нимъ р*же, ч*мъ въ 
Дрезден*, гд* мы съ нимъ ежедневно встр*чались въ музе^^ 
или гд* нибудь въ другомъ м*ст*». 



] 



ХЬУП 

I фургЁ я все еще быль какъ въ лихорадк-Ь; зд'Ьсь лихорадка 
I невозможна, потому что, не смотря на все мнимое, кажуще- 
еся движете, зд'Ьсь царствуетъ филистерское сиокойств1е. 
Странная вещь! Большая часть Герман1п В7> безпорядк!), но 
безъ собственной реводюц1и, что не м^шаетъ н-Ьмцамъ гово- 
рить, запивая рейнвейномъ: „шпегег Кеуо1и1юп". Вирочемъ, 
въ Берлин'Ь, говорятъ, жив-Ье, а въ Баденъ-Баден'Ь, безъ 
всякаго сомн1;н1я, уже дерутся. Отсутствхе всякой центра л и- 
зац1И теперь ощутительн'Ье, ч-Ьмъ когда нибудь. Въ Ахен'Ь 
(6 часовъ 'Ьздн отъ Кёльна) вотъ уже два дня какъ работ- 
ники отчаянно дерутся протпвъ Ъоиг§ео181е, а зд-Ьсь мертвое 
спокойствие; правда, что клубовъ и зд-Ьсь много, гд1Ь н-Ь- 
мецъ съ гордостью пользуется безопасностью слова, — но 
револющи зд'Ьсь р'Ьшительно н'Ьтъ. Во Франкфурт-Ь было 
гораздо жив']^е и опять будетъ живо въ Жа^^ ^л^сяц'^^ когда 
соберутся депутаты со всЬхъ странъ Герман1и. Я познако- 
мился тамъ, по крайней мЪр*]^, съ пятидесятью живыми, 
энергичными и вл1ятельными демократами и подружился 
особенно съ тремя : съ 1акоЫ изъ Кенигсберга, съ графомъ 
Рейхенбахъ изъ Силез1и и съ отставнымъ поручикомъ артил- 
лер1и \УШ1сЬ, выгнаннымъ изъ прусской службы за рас- 
пространеше коммунистическихъ Мыслей. Последнему вв-Ь- 
рено теперь начальство надъ соединенною революцшнною 
арм1ей баденскихъ. крестьянъ и н']^медкихъ выходцевъ изъ 
Парижа н Швойцар1и; тамъ и нашъ другъ Гервегъ теперь 
д^Ьйствуотъ; объ немъ я ничего не слышалъ.... Б-Ьда, если 
нмъ не удастся, потому что реакция хотя и сломана, но об- 
ломки ея еще являются везд11 и грозятъ безпрестанно ; теперь 
сильны не короли и князья, но Ъоиг§ео181е, которая отча- 
янно отвергаетъ республику, какъ ведущую за собою сощаль- 
ные вопросы и торжество демократ1и. Вирочемъ, республика 
въ Герман1и неминуема: старая власть рушится, везд-Ь ли- 
шена ини{(1ативы; анарх1я безъ революц1и — вотъ положен1е 
Герман1И, и только республика можетъ стать на м-Ьсто уби- 
таго и бруланнаго Германскаго союза и дать единство, этотъ 
идеал ь всякаго н*мца, Германхи. „Веи^зсЬе ЕшЬеН" — вы 
не можете 006*^ вообразить, сколько глупостей наговорено 
уже на эту тему. Въ продолжение этихъ четырнадцати дней 
в-Ьмецъ много говорплъ и хочетъ, чтобъ все, чтб онъ гово- 
рятъ, было напечатано. Чтб живо въ Гермаши, это начина- 



к. 



п 



I Герценомъ и Сазоновыяъ и от- | 
что ваходихъ ны у Герцена въ 1 



:ь разноглас1я ыежд; I 

г Бакунинынъ. Вотъ > 

Ь о Сазонове, которого можно назвать первыыъ рус- 

шиграятонъ, 11эъ за политнческнхъ идей, посл'Ь Н. И. 

;ва: 

:л'Ь первыхъ шуивыхъ днеб въ ПарижЬ начались больше 

не разговоры, при ченъ севчасъ обнаружилось, что 

)строены не по одному ключу. Сазововъ и Бакуаиыъ 

шдоводьны (какъ впосл'Ёдств!» Высоак!^ и члены 

й централ изащи), что новости, мною привезенный, 

ОТНОСИЛИСЬ къ литературному и уннверситетсЕОну 
Ьмъ къ политическимъ сфераиъ. Они ждали разсказовъ 
лхъ, обществахъ, о министерскихъ кризисахъ (при 
Ь'.), объ оп[10зид1н (въ 1847 г.!), а я ииъ говорилъ 
рахъ, о публнчныхъ лекщяхъ Грановсааго, о статьяхъ 
каго, о настроен!)! студеитовъ и даже семинаристовъ. 
ншконъ разобщились сърусско!! жизнью и слишкоиъ 
въ интересы „всем1рвой'' революц!» и фравдузекнхъ 
въ, чтобы помнить, что у иасъ появден1е „Мергвыхъ 

было важнее иазначев1я двухъ Пасвевичей фельд- 

анн и двухъ Филаретовъ иитроиолптамн. Беаъ пра- 

[ъ сообщенШ, безъ русскихъ книгъ и журналовъ, они 

ись къ Росс1и какъ то теоретически и по памяти, 

[цей искусственное осв^щеаЁе всякой дал11>. (Сочине- 

И. Герцена, IX, 114). 

1азоновынъ ято разноглас1е чуть не довело Герцена 

юлвки. Случилось это посл^ прощаи1Я съ Б^лпискииъ, 

1 возвращался нъ Росс1ю и по на6люден1ямъ друзей 

иенъ былъ долго жить. 

Жаль, зам'Ётилъ Сазоновь, что Ыиинскому не был» 

д^Ьятельности, крои-Ё журнально!} работы, да сию ра- 

одцензурной. 

(ажется, трудно упрекать именно его, что оиъ мало 

, отв-Ьтнлъ я — {разсказываетъ Герценъ). 

[у, съ такими силами, какъ у него, онъ при другпхъ 

Ёльствахъ и на другоиъ иоприщЬ побольше бы сд4- 

^ было досадно и больно. „Да скажите, пожалуйста, 
живуш.1е безъ цензуры, вы, полные в'кры въ себя, 
еплъ и талантовъ, что же вы сдЁлали? (Множествен- 



ШГ^"^^ 



XXXIX 



ное число, употребляемое зд-Ьсь Герценомъ, показываетъ, что 
онъ говорилъ не объ одномъ Сазонове, но и о Бакунин*]^, 
хотя, конечно, больше о первомъ). Неужели вы воображаете, 
что ходить съ утра изъ одной части Парижа въ другую, 
чтобъ еще разъ переговорить съ Служальскимъ и Хоткеви- 
чемъ о границахъ Польши и Росс1и, — д-Ьдо? Или что ваши 
бес']^ды въ кафе и дома, гд*]^ пять дураковъ слушаютъ васъ 
и ничето не понимаютъ, а друг1е ничего не понимаютъ и 
говорятъ, — д-Ьло ? 

— < Постой, постой, говорилъ Сазоновъ, уже очень не- 
равнодушно, ты забываешь наше положен1е. 

— Какое положен1е? Вы живете зд-Ьсь годы, на вол*, 
безъ гнетущей крайности, — чего же вамъ еще? Положен1я 
создаются, силы заставляютъ себя признать, вт'Ьсняютъ себя. 
Полноте, господа, одна критическая статья Б-Ьлинскаго по- 
лези']Ье для новаго покол']^нш, ч']^мъ игра въ конспирац1и и 
въ государственныхъ людей. Вы живете въ какомъ то бреду 
и лунатизм*]^, въ в']^чномъ оптнческомъ обман']^, которымъ 
сами себ-Ь отводите глаза..., 

<Меня особенно, продолжаетъ Герденъ, сердили тогда 
ХвЪ м^^ры, которыя прилагали не только Сазоновъ, но и 
вообще русск1е къ од'кнк'Ь людей. Строгость, обращенная 
на своихъ, превращалась въ культъ и поклонен1е передъ 
французскими знаменитостями 

< Каюсь, что я сначала былъ увлеченъ и думалъ, что 
поговорить въ кафе съ историкомъ „десяти л'Ьтъ" или у 
Бакунина съ Прудономъ, н'Ькоторымъ образомъ чиеъ, повы- 
шев1е; но у меня всЬ опыты идолопоклонства и кумировь 
не держатся и очень скоро уступаютъ м'Ьсто полн-Ьйшему 
отрицанш. 

<М11Сяда черезъ три посл-Ь моего пр1^Ьзда въ Парижъ я 
началъ кр^^пко нападать на это ч и и о и о ч и т а н 1 е и имен- 
но ьъ иущ1Й разгаръ моей оппозид1п случился споръ по по- 
воду Б'Ьлинскаго. Бакунинъ съ обыкновеннымъ добродушхемъ 
своимъ хохоталъ; но Сазоновъ надулся и продолжалъ счи- 
тать меня профаномъ въ практнчески-политнческихъ вопро- 
сахъ». (Сочинен1я, IX, 114 — 118). 

Из7> вышеприведенныхъ словъ вндко, что парижская жизнь 
Сазонова и Бакунина представлялась Герцену безилодною, 
да и была таковою въ значительной степенп. Она должна 



хь 

была усилить въ Бакувин')^ абстрактное отношен1е къ Д']^й- 
ствительности, особенно русско!^, а кром'Ь того такая жизнь 
втягивала въ себя и отучала отъ работы русскую натуру и 
безъ того мало привычную къ систематичному труду. Лично 
Бакунинъ за семь л']^тъ нребыван1я его за границей, съ 1840 
до конца 1847 г., едва написалъ съ пятокъ газетннхъ ста- 
тей и, отбившись отъ литературнаго труда, къ которому 
онъ было присталъ въ 1836 — 1839 гг., попалъ совершенно 
въ положен1е деклассированнаго, безпрофесс1о- 
нальнаго челов^^ка. Онъ сталъ родоначальникомъ т*]^!! 
русскихъ людей, которые въ политическихъ процессахъ въ 
70 — 80-е годы на вопросъ: ч'Ьмъ занимаетесь? — отв'Ьчали: 
„революцюнными делами", — и вн-Ь этихъ д-Ьлъ действи- 
тельно нич']^мъ не способны были заниматься. 

Бакунинъ им']^лъ преимущественную симпат1ю къ такимъ 
безпрофессюнальнымъ людямъ и считалъ ихъ солью земли, 
особенно подающею надежды. Въ одномъ изъ писемъ свопхъ 
объ Италш въ 1872 г., къ одному испанцу, онъ говорнтъ: 
€Итал1я съ Испан1ей есть, можетъ быть, самая революцюн- 
ная страна. Въ Итал!и есть то, чего не достаетъ другимъ 
странамъ: молодежь горячая, энергическая, совершенно без- 
м']^стная (с1ер1асёе), безъ видовъ на карьеру, безъ выхода 
(8ап8 сагпёге, 8ап8 хззие), которая, не смотря на свое бур- 
жуазное происхожден1е, не истощена морально и интелекту- 
ально, какъ буржуазная молодежь другихъ странъ. Теперь 
она бросается внизъ головою (й 1ё1е регйие) въ револющон- 
ный сощадизмъ*.... (Ь^АШапсе (1е 1а Вётосга1;1е 8ос1аи81е 
е! ГА880с1а1юп 1п1;егпа11опа1е Лез ТгауаПеигз. Каррог!; е! (1о- 
ситеп1;8, риЪИёз раг огйге йи Соп^гёз 1п1егпаиопа1 с1е 1а 
Науе. Ьопйгез е! НатЬоиг^, сЬег Оио Мехззпег. 1873, 136). 

Питая преимущественную симпат1ю къ такого рода де- 
классированнымъ людямъ, Бакунинъ смотр']Ьлъ скептически 
даже на рабочихъ спещалпзированныхъ. Въ книжк-Ь „Госу- 
дарственность и анарх1я" (ч. I, 8) онъ пишетъ: «Да, мо- 
жетъ быть, нигд*]^ такъ не близка соц1альная революц1я, какъ 
въ Итал1и.... Въ Итал1п не существуетъ, какъ во многихъ 
другихъ странахъ Европы, особаго рабочаго слоя, уже от- 
части прпвиллегированнаго, благодаря значительному зара- 
ботку, хвастающагося даже въ некоторой степени лнтератур- 
нымъ образован1емъ и до того проникнутаго буржуазными 



^ 



Г" 



ХЫ 



началами, стремлен1ями и тщеславхеыъ, что принадлежащШ 
къ нему рабоч1й людъ отличается отъ буржуазнаго люда 
только положешемъ, отнюдь же не направлсн1е»гь.... Въ 
Итал111 лреобладаетъ тотъ нищенск1й пролетар1атъ, о кото'^ 
ромъ гг. Марксъ и Энгельсъ, а за ними и вся школа соц1- 
альныхъ демократовъ Герман1и, отзываются съ глубоча{!а1имъ 
презр^н1емъ и совершенно напрасно, потому что въ немъ, 
и только въ немъ, отнюдь же не въ вышеозначенно&1ъ бур- 
жуазномъ сло^ рабочей массы^ заключается и весь умъ, и 
вся сила будущей соц1альной револющи» *). 

Такимъ образомъ, на Запад-!^ Бакувинъ в']^ровалъ преиму- 
щественно въ голытьбу, выражаясь козацкимъ терми- 
номъ, — обязательную голытьбу въ плебе* и буржуаз1и. О 
Росс1и тоже писалъ Бакунинъ въ 1869 г.: «я в4рк» единственно 
въ м1ръ мужпцк1Й и грамотный м1ръ безпардонныхъ юношей, 
не находящихъ себ*]^ ни м'^ста, ни возможности занят1я въ 
Росс1и, — этой сорокатысячной (?!) фаланги сознательно 
или безсознательно, т. е. но положению, принадлежащихъ 
революцш>. (См. дальше, письмо Л!» ЫП). 

Какъ ни парадоксальнымъ можетъ показаться наше за- 
И'^чан^е, а мы скажемъ, что эта в^^ра Бакунина въ „без- 
пардонные" элементы населения, составляетъ основу, на ко- 
торой выростала и вЬра Бакунина въ кояспирац1и и въ 
диктатуры. Отворачиваясь отъ элементовъ профессюнальныхъ, 
съ пзв']Ьстнымъ образован1емъ, энергическ1й челов1^къ от- 
стаетъ отъ дов'Ьртя къ органическому ходу прогресса, по 
необходимости медленному, и начинаетъ в-Ьровать въ ката- 
строфы, а за т'Ьмъ и диктатуры кружковъ и лицъ, которыхъ 
катастрофы вюгутъ вывести на авансцену и которые сами 
могутъ вызвать эти катастрофы. 

Еъ тому же, деклассированные юноши естественно пред- 
ставляются такому челов-Ьку своего рода преторганцами и 
бюрократ1ей револющи. На такой основ1Ь у Бакунина въ 



*) Нечего много расаространяться о томъ, что надежды Бакунина 
на Итал1Ю не оправдались : если тамъ и произошло, — далеко позже, 
ч'Ьиъ ждалъ Бакунинъ, н'Ьсколько крестьянскикъ бунтовь. то они не 
см,^л&ялсъ общенародною револющей, сощалисты же итальянск1е и 
между нимц непосредственные друзья Бакунина, бывш1е анархисты, 
обратились къ органитцш городскихъ рабочихъ, на манерь н'Ьмец- 
кнхъ соц!ал-демократовъ, и къ парламентской д'Ьятельпостп. 



^ 






Г1» 



) ■- 



ш 



=^:Ч 



Гь* 



хъп 

его сибирсшб пер10дъ жизни могла выростать, рядомъ съ 
в']Ьрой въ крестьянскШ топоръ, В']Ьра въ диктаторовъ, въ род^ 
Муравьева Амурскаго, предпочтенхе генерала Игнатьева вся- 
кимъ литераторамъ, посл'^ сшшатхя къ Нечаеву, в^Ьра въ 
возможность разрушить государство — Росс1Ю — чрезъ кон- 
спиращю кружка подобныхъ людей и т. п. 

Совершенно въ соотв']^тстВ1и этой в']^ры Бакунина въ 
диктатуру исключительныхъ личностей идетъ его в11ра и въ 
разбойниковъ среди „мужицкаго м1ра". Въ письмахъ своихъ 
посл']Ь неисполнен1я надеждъ на мужицкое возсташе въ 1863 г., 
Бакунинъ относится довольно скептически къ массЬ народа^ 
усматривая въ ней костность. Въ книжк-Ь „Государствен- 
ность и анарх1л^ (Прибавл. А, 10, 15) онъ указываетъ 
«три черты, затемняющ1я народную массу: 1) патр1архаль- 
ность, 2) поглощен1е лица м1ромъ, 3) в']^ра въ царя>, и го- 
воритъ дальше: «есть въ русскомъ народ'Ь лица, сп^юш^я 
идти противъ м1ра: это разбойникъ. Вотъ почему разбой 
составляетъ важное историческое явлеше въ Росс1И, — пер- 
вые револющонеры Росс1и, Пугачевъ, и Стенька Разинъ, 
были разбойники». (Ср. дальше, ирокламацш). 

Конечно, вс^ так1я черты характера и идеи Бакунина 
достигли своего полнаго развит1я съ теченхемъ времени, но 
основы имъ, очевидно, положены были во время его па- 
рижской жизни, когда онъ оторвался отъ русской д-Ьйстви- 
тельностп и вм*ст1» отъ всякаго правильнаго труда. 

29 Ноября 1847 г. Бакунинъ ироизнесъ въ Париж* р1;чь 
на банкет-Ь въ 17 годовщину иольскаго возстан1я 1830 г., 
въ которой указывалъ на возможность примирен1я поляковъ 
и русскпхъ въ общей револющи противъ деспотизма Нико- 
лая I, — револющи, которую Бакунинъ считалъ близкой. 
Въ конц* р'Ьчи Бакунинъ заявплъ, что такое русско-польское 
примпрен1е будетъ и < освобожден1е вс4хъ славлнскихъ на- 
родовъ, которые стонутъ подъ игомъ пностраннымъ>. (Пол- 
ный текстъ Р'Ьчи см. въ прпложеши). Это первое известное 
проявлен1е славянскпхъ пнтересовъ у Бакунина. Въ1861г. 
Бакунинъ писалъ Герцену и Огареву пзъ С. Франциско: 
«буду служить у васъ по Польско-Славянскому вопросу, ко- 
торый былъ моей Иёе йхе съ 1846 и моей практической 
спещальностью въ 48 и 49 годахъ». (См. дальше, письмо -М-ХУ). 
Между т'Ьмъ, какъ объ этомъ мы скажемь и дальше, гене- 



1- 




ХЫ1Г 

за этой идеи у Бакунина и до сихъ поръ представляется не 
ясною. 

Посл']^дств1емъ упомянутой р^чи была высылка Бакунинвг 
изъ Францхи, по лрось6']Ь русскаго посла Киселева. Бакунинъ 
вы1^халъ въ Бельг1ю, — откуда писалъ между прочимъ Ан- 
ненкову отъ 28 Дек. 1847 г. изъ Брюселя: 

<Изъ поляковъ впд'Ьлъ л Лелевеля, Скржнецкаго, 

графа Тишкевича и еще двухъ, которыхъ и называть не 
стоить. Исключая Лелевеля, съ которыми я знакомь уже 
съ давнихъ л^тъ , вс^ друпе мн'Ь какъ-то не симпатичны; 
они составляютъ особенную партш подъ предводптельствомъ 
Тишкевича и довели мелкую ненависть и сплетни, эту общую 
бол']^знь вс'Ьхъ эмпграц1Й, особливо польской, до высшей сте- 
пени развит1я. И не смотря на это, я, в-Ьроятно, скоро дол- 
женъ буду снова ораторствовать ; покам'1}сть не говорите объ 
этомъ, кром-Ь Тургенева, никому; я боюсь, чтобъ черезъ 
Сазонова не узнали объ этомъ славянщики, а д^ло еще не 
совсЬмъ р-Ьшено. Можетъ статься, что меня и отсюда также 
прогонять, — пусть себ-Ь гонятъ, п я буду т'Ьмъ см-Ьл-Ье, 
чутче и м-Ьтче говорить. Вся жизнь моя опред-Ьлялась до 
снхъ поръ почти невольными изгибами независимо отъ мо- 
нхъ собственныхъ предположенШ ; куда она меня поведетъ — 
богъ знаетъ! Чувствую только, что возвратиться назадъ я 
не могу, и что никогда не изм-Ьню своимъ уб-Ьждешямъ. 
Въ этомъ вся моя сила и все мое достоинство; въ этомъ 
также вся д1)йствительносгь и вся истина моей жизни; въ 
этомъ моя в']^ра и мой долгъ, а до остальиаго мн'1^ Д']^ла 
н'Ьтъ: будетъ, какъ будетъ. Вотъ вамъ вся моя испов']^дь, 
Анненковъ. Во всемъ этомъ много мистицизма -^ скажете вы, 
— да кто же не мистикъ? Можетъ ли быть капля жизни 
безъ мистицизма? Жизнь только тамъ, гд'Ь есть строг1й, без- 
граничный и потому и н']^сколько неопред']^ленныЙ мистическ1й 
горпзонтъ; право, мы всЬ почти ничего не знаемъ, живемъ 
въ живой сфер1}, окруженные чудесами, силами жизни, и 
каждый ихъ шагъ можетъ ихъ вызвать наружу безъ нашего 
в']^доиа п часто даже независимо отъ нашей воли. 

«Пр1емъ, сд']^ланный мн']Ь поляками, наложилъ на меня 
огромную обязанность, но вм'Ьст'Ь показалъ и далъ мн11 воз- 
можность д']^йствовать. Я знаю, милый Анненковъ, что вы 
относитесь ко всему этому н'Ьсколько скептически, и вы съ 



ва 

[Ь. I 



I стороны правы; )[ я такке 1[ереношусь 1[ногд1к ва 
точку зр-Ьи1я, во чтохь делать! Природе не изи^нншь. 
- саептнЕЪ, я — В'ЬрующШ ; у ка:Едаго |[зъ насъ свое 

но въ сущности мы всегда будемг друп. съ другоиъ 
1Т11 пировать, потому что, не сиотрн на всЬ ра;1Л11Ч1н, 

наше — одно. 

[арксъ 1ге1Ы Ыег (НеяеШе е^Ие 1ЛГ1г18сЬай «{е уогЬег, 
1гь работннаовъ, д-Ьлая изь ннкъ резонеровь. То ае 
; теоретическое су|||асп1еств1е и неудовлетворенное, не- 
1ьное собою саиодовольств1е. Внд'Ьлн ян Хоткевнча? 

кажется, на путл изменить славянскому Д'Ёду. 
> письме эток.'ъ особенно важно упонннан1е о какнхъ то 
в н н и[ п к а X ъ въ ПарижЬ. Сопоставнвъ »то выражен1е 
шванн Бакунина о Хоткевяч*. ножио думать, что это 

бол'Ье 1ГЛН мен'Ье снещалнзпрованныК крухокъ. Онъ не 

состоять нзъ русскнхъ, твЕЪ какъ посл'1^дннхъ въ Па- 
. тогда было не много, да и тЬ, как1е были, не отли- 
;ь |[нтересомъ къ славянству. Скорее всего это должны 

быть иолякн. О славянстве: въ 40-е годы говорн.1ъ «ъ 
жЬ Мнцкевнчъ въ свонхъ лекц1яхъ въ'СоНёйе йе Ггапсе, 
)ворияъ ВТ. такоиъ католнческо-польсконъ духЁ, что 
ь ли шогь оказать вл1ян1е на Бакунина. Изъ дневника 
ена можно вид-Ьть, какъ ногь относиться чело8-!Ькъ его 
1 къ ндеяиъ Мицкевича: «12 Февр. 1844. Лекцш Мнц- 
1а въ СоИёце йе Ггапсе 1840 — 1842. Мнцкевнчъ сла- 
{|илъ, въ род'1> Хоинкова н К'', съ тою ралннцею, что 
полякъ, а не москаль, живстъ въ Европ-Ь, а не въ Мо- 
, толкуетъ не объ одноК Руен, но н о чехахъ, и-тлиракь 
I. и Ир.-. {Сочпнен1н, I, 171). Если судить по стать^ 

Ак^еЮ „31апо№-15ко Ро18к1 и 81о«1ап5сгз-г- 
", въ орган'Ь нольскоП демократическое ^мигращи, вы- 
ашенъ въ ПарнЖ'Ё „Ратх^Епхк Бетосга*усгпу" 
3, № 3), то трудно нредиоложить, чтобъ на идеи Ба- 
на яоглн ии'Ьть вл1ян1е и иольск1е демократы въ 11а- 
I, такъ какъ альфа и омега названно!! статьи — Польша, 
ъ освобожден1и и Росс1и въ ней п-Ьтъ н слова, 
1ор'Ье всего подходило бы къ ндеямъ Бакунина учеше 
веля о демократической обищнности (8т1по«1аЙ51«-о), 

первоначальной основЬ славлнскоП жизни нередъ уста- 
вн1е11ъ въ Польш'!^ шляхетства (тойпо^1а(1а1«|го). Но объ 



г 



ХЫ 



отношешяхъ между Лелевелемъ и Бакунинымь мало изв']^стно. 
Самъ Бакунивъ въ вышепрпведенныхъ словахъ письма къ 
Авнеекову только упоминаетъ, что встречался съ Лелбве- 
лемъ и раньше пр1']^зда въ Брюсель въ 1847 г. Въ книг*]^ 
хезуптскаго священника Заленскаго „Оепега 1 гогуго^ пШь 
\шпх1 у{ Ко88у1" (Кгак6\у, 1892, 2 \\7с1. 41, примеч.) на- 
ходи мъ такое показан1е о Бакунин-Ь: «передъ 1848 г. онъ 
бросился съ горячкой на основанхе лиги славянской^ 
втяиулъ въ эту работу Лелевеля>. 

Къ сожал^Ьн1ю, и на это краткое сообщен1е нельзя поло- 
житься, такъ какъ книга г. Заленскаго написана безъ вся- 
кой критики, со множествомъ ошибокъ и анахронизмовъ. 
^Впрочемъ, существованае н-Ькотораго общаго грунта идей 
между Лелевелемъ и Бакунин ымъ несомн1>нно, основан1е^ 
или замнслъ основан1я Бакунпнымъ лиги славянской 
не нев']^роятенъ, — но во всякомъ случа-Ь интересно, что 
Бакунинъ въ конц-Ь 1847 г. боится, чтобъ парижск1е сла- 
вя н щ и к и не узнали о его будущей р-Ьчи въ Брюссел-Ь. 

1Тровозглашен1е республики во Франц1и, всл-Ьдствхе рево- 
люц1и 24 Февраля 1848, вновь открыло Бакунину двери 
Франщи. Онъ явился опять въ Париж']^, но пробкглъ тамъ 
не долго. Герценъ, возвратившись въ Парижъ изъ Итал1п, 
уже не засталъ Бакунина, разсказываетъ объ этомъ париж- 
скомъ пребыван1п такъ: 

«Первые дни посл*]^ Февральской революцш былп лучшими 
днями жизни Бакунина. Возвратившись изъ Бельг1и, куда 
его вытурилъ . Гизо за его р'Ьчь на Польской годовщин-Ь 
29 Ноября 1847, онъ съ головой нырнулъ во всЬ тяжкая 
революцюннаго мори. Онъ не выходплъ изъ казармъ Мон- 
таньяровъ, ночевалъ у нихъ, '11лъ съ ними и иропов-Ьдывалъ, 
все пропов']^дмвалъ, коммунизмъ е! Гё§аИ(;6 (1и 8а1а1ге, нивел- 
лирован1е во имя равенства, освобожден1е вскхъ славянъ, 
уничтоженхе всЬхъ Австр1й, революц1Ю еп регтапепсе, войну 
до нзбхешя посл-Ьдвяго врага. Префектъ съ баррикадъ, д-Ь- 
лавш1Й „порядокъ изъ безпорядка", Косидьеръ, ке зналъ, 
какъ выжить дорогого пропов'Ьднпка и придумалъ съ Фло- 
кономъ отправить его въ самомъ д-Ьл-Ь къ Славянамъ съ 
братской акколадой и уверенностью, что онъ тамъ себе сло- 
митъ шею и мешать не будетъ. „^ие1 Ьотще! ^ие1 Ьотте! 
говорилъ Косидьеръ о Бакунине; „въ первый день рево- 



I 



)а:1- 



) просто кладъ; а на другой девь его надобно 

1те Косядьеру, говорнлъ я шутя его прмтеляиъ: 

то Б. и отличаетен отъ него, что и Коспдьеръ 
челогЬкт,, во что его лучше бы разстр']Ьлять на 

революц1и. Въ послЬдств!» въ Лондоне въ 1854 г., 
[омянудъ объ этонъ. Префектъ въ изгыанш только 
^громныиъ кулаЕОнъ своинъ въ нолодецкую грудь 
1Л0Й, съ которой вбнваютъ сван въ землю, н го- 
„Зд*сь ношу Бакунина, зз*сь"». (Сборникъ по- 
ъ сочиненШ, стр. 194 — 195). 
ого разсказа Герцена важно было бы лров'Ёрать 
, что имевно Коеидьеръ н Флоковъ (членъ времен- 
^птельства) лрндунали послать БаЕсунина въ славян- 
и. Головпиъ сообщает!., что Бакунннъ жилъ въ 
въ Париж* у «Рейхеля, саксоица-мрыканта, — и 
[ъ большою ианифестав1ей рабочпхъ, которая нро- 
, противъ нащональвой гвард1|1 (Ьоппе^а ^ роИз). 

который прежде сотрудничалъ въ „Кё1'оггае" н 
ылъ министронъ публкчныхъ работъ, говорплъ-де, 
Ц1ей не возиожно было бы управлять, если бы въ 

300 Бакуннныкъ. Овъ далъ-де Бакунину 3000 
, французсюй паспортъ и 11оручен!е революцюни- 
крканш». Руге, въ вос110минан1яхъ, пзъ коюрыхъ 
!демъ выдержку, говоритъ, что Бакунннъ вьгЬхалъ 
1жа для агитащн въ Росс1п *). 
ъ посл% этого выезда пзъ Парижа. Бакуипнъ на- 
.7 Аир. 1848 Р., сл-Ьдующее письмо Анненкову изъ 

)ный другъ Анненковъ, л такъ сп^Ьшплъ и заб'Ь- 
посл'!Ьдн1Й день въ Парлж'Ё, что не усп'кяъ даже 
;я съ вакн к съ Тургеневымъ. Вы не можете себ^Ь 
ь, какъ мн'Ь это было грустно, но въ последнее 
былъ какъ сумасп1едш1Й, не могъ ни пр1йтн въ себя, 
муть свободно; только зд'Ьсь въ Герман1и и, еще 
гн'Ье, зд'Ьсь только В'ь КРльнЬ опомнился. Во Франк- 



■Меие Рг. Ргеаэе» Руге ставить »ъ кавнчкакъ слова: 
нравиться на русскую границу, и сделать что иибудь для 
еволюцш", какъ будто слова сажого Бакунвиа. 



^ 



г 



ХХХУП 



Въ 1847 г. Герценъ прх'Ьхалъ въ Парижъ и встретился 
таиъ съ Бакунинымъ. Въ запискахъ Герцена (Былое и 
Думы) мало, впрочемъ, говорится обь отношен1яхъ между 
ними въ это время. 

Первую свою встр']^чу съ Бакунинымъ въ Париж*]^ Герценъ 
описываетъ такъ: 

<Въ Париж-Ь! — едва ли въ этомъ слоъ^ звучало 
для меня меньше, ч'1мъ въ слов'Ь „Москва^. Объ этой ми- 
нутЬ я мечталъ съ детства.... Я оделся и иошелъ бродить 
зря.... искать Бакунина, Сазонова; — вотъ гие 81. Нопогё, 
Ё.1псейск1я поля — вс*!^ эти имена, сроднивш1яся съ давнихъ 
л-Ьтъ.... да вотъ и самъ Бакунинъ. 

«Его я встр']^тилъ на углу какой то улицы; онъ шелъ съ 
тремя знакомыми, и точно въ Москв*]^ пропов']^дывалъ имъ 
что то, безпрестанно останавливаясь и махая сигареткой. 
На этотъ разъ пропов1}дь осталась безъ заключен1я; я ее 
прервалъ и пошелъ вм^ст^ съ ними удивлять Сазонова мо- 
имъ прг-Ьздомъ». (Сочинен1я, УП, 218 — 219). 

Въ другомъ м^ст-Ь Герценъ вспоминаетъ о Бакуниа*, го- 
воря о Прудон-Ь: «Я встр-Ьчалъ его (Прудона) раза два у 
Бакунина, съ которымъ онъ былъ очень близокъ. Бакунинъ 
жилъ тогда съ А. РеЙхелемъ (музыкантъ, женившхйся посл'1^ 
на д']^виц% Эрнъ, пр1']^хавшей изъ Росс1и съ Герценами) 
въ чрезвычайно скромной квартир']^ за Сеной, въ гие (1е 
Воиг^о^е. Прудонъ часто ириходилъ туда слушать Рейхе- 
лева Бетховена и Бакунинскаго Гегеля, — философск1е споры 
длились дольше симфонШ. Они напоминали знаменитый во- 
сточный бд-Ьшя Бакунина съ Хомяковымъ у Чаадаева, у 
Елагиной, о томъ же Гегеле. Въ 1847 году Карлъ Фогтъ, 
жившШ тоже въ гие <1е Воиг^о^пе и тоже часто пос']^щавш1й 
Рейхеля и Бакунина, наскучивъ какъ то вечеромъ слушать 
безконечные толки о феноменолог1и, отправился спать. На 
. другой день утромъ онъ зашелъ за Рейхелемъ; имъ обоимъ 
надобно было идти къ ДагсИп с1е8 Р1аи(;е8; его удивилъ, не 
смотря на раннШ часъ, разговоръ въ кабинет*]^ Бакунина; 
онъ прютворилъ дверь, — Прудонъ н Бакунинъ сид-Ьди на 
т^^xъ же м']^стахъ передъ потухшнмъ кампномъ и оканчивали 
въ краткихъ словахъ начатый вчера .споръ». (Сочинешя, 
IX, 52). 

Не смотря на горячность первыхъ встр-Ьчъ, вскоре обна- * 



п потоп 



<гатьсл иролетар1атъ и крестьянское 
гъ еще революц1я страшная, аастояииЯ потоп 
п.отокъ этотъ смоетъ съ лица земли разва^иин 
а, и тогда доброиу, говорлнвоиу Лиг^ег'у будеп 
аь плохо. Симптомы этой револющ» уже везд* 
ся : денегь мало, покупателей еще ыен^е, фабриЕЯ 
^отъ работы, и работники безъ работы съ ках- 
уиножаются. Демократическая революц1я ва^нет- 
^ по:1же двухъ или трехъ м'):слаевъ; теперь пред- 
в организуюгь мало по налу своп силы н ста- 
ет» единство въ револющонное двпженхе д'Ьлой 
есть умные, д4льные люди, и опп дМсгвуютъ 
1лпстеръ же теперь эавимаетсл тремя вещами: 
ояъ готовится К'Ь выборамъ въ германск|Л парла- 
рыН долженъ открыться 1-го Мая въ Франкфурте 
р'Ьшпть, какую форму правлешя будетъ ни-ёть 
КериЬНк 011ег МопагсЫе"; вовторыхъ, прннииаетъ 
аыя М'Ьры противь народа, вооружается со стра- 
[1мъ, И ВЪ третьпхъ, высылаетъ иолодыхъ людей 
в1н для спасен1я н^мецинхъ братьевъ 1п ЗсЫев- 
о18(е1н; это 8сЫе5№1д-Но151ет'ское движев1е со- 
1Ёакц10ниое; во глав'Ё его Прусск1б король: „Бз 
п иегЙеп, Аии «Не Кб1118е аисЬ Шг й1е беиЬвсЪе 

ипй Гиг Й1е \Уиг(1е йег йеи11;еЬеи вгоьксп Ка11од 

странная вещь! Н^мецъ объявляетъ Шлезвигъ 
1емлею, не смотря на то, что половина народо- 
гамъ состопть изъ датчанъ; п вь Позен'Ь, гд^ 
влился насильственно, всякою неправдой ■[ всЬн! 
едствамп, фнлнстеръ не хочетъ признать.... нрава 
Вообще позеиск!с н'Ьмцы ведутъ себя санынъ 
разомъ, что ванъ впрочемъ должно бнть ияв-Ьство 

для насъ это зюрошо. 

несколько словъ обо ин'Ъ: я сижу зд'Ьсь пять 
;пдан1и своихъ вещей нзъ Брюсселя, — но вещя 

и сегодня вечеронъ отправлюсь въ Берлинъ. 
Ь пробуду не бол-Ье двухъ дней п оттуда прямо 

Сказать лн вамъ, Анненковъ: чЪмъ ближе вь 

ъ становится нн'Ь грустн'Ёе И страгав'Ье' 

Конецъ письма не сохранился). 




хых 

Письмо это важно для общей характеристики Бакунина, 
какъ прим'Ьръ его в'Ьры въ ближайшее наступлен1е народной 
революц1п, — прим^ръ приниман1я „второго м-Ьсяца беремен- 
ности за девятый", говоря словами Герцена. Эта в-Ьра по- 
колебалась у Бакунина только посл-Ь его покушенхя устано- 
вить революцюнную коммуну въ .Ион* въ 1870 г. Но спе- 
д1ально для разъяснен1я вопроса, куда именно и съ какими 
целями ]вы1Ьхалъ Бакунинъ изъ Франщи въ 1848 году, и 
это письмо (на несчастье еще безъ конца) даетъ мало. 

Сл'Ьдующее по времени и м']Ьсту изв'Ьст1е объ этомъ пре- 
быван1ц Бакунина въ Герман1и мы им-Ьемъ въ зам'Ьткахъ 
Арн. Руге. Во время взрыва революц1оннаго движен1я въ 
Герман 1П Руге былъ въ Лейпциг*. ДЬла дошли до агитацш 
въ пользу выборовъ въ германск1Й предварительный парла- 
ментъ (Уограг1атеп1). Саксонское патрхотнческое обш.ество 
(Уа1ег1а1и18уеге1п) должно было поставить своихъ кандида- 
товъ. Руге былъ въ числ-Ь ихъ, но комитетъ общества былъ къ 
нему не расположенъ. Назначенъ былъ митингъ въ 0(1 ей т. 
Руге присутствовалъ, — какъ въ это время ему доложили, 
что одинъ господинъ изъ Парижа желаетъ его вид-Ьть. 

«Я сказалъ, говоритъ Руге, что буду занятъ на н']Ьсколько 
часоБъ. Тогда мн-Ь передали карточку съ именемъ Бакунина. 
Этому я не могъ противустоять. Я иосп'^^шплъ выйти и на- 
шел ъ его въ коляск*. 

— «Садись сюда, закричалъ онъ, — брось своихъ фили- 
стеровъ и по'Ьзжай со мной въ Нб1;е1 (1е Ро1о^пе. Я теб!; 
нм-Ью разсказать безконечио много. 

«Я протестовалъ и иросилъ его дать ъш'Ь пару часовь 
времени, выражая твердое уб'Ьжденхе, что въ мое отсутстп1е 
меня вычеркнуть изъ списка кандидатовъ. 

— «^Пойдемъ, старый другъ, мы выпьемъ бутылку шам- 
панскаго, а т-Ьхъ оставпмъ выбирать, кого они хотятъ. Ни- 
чего изъ этого НС выйдетъ — однимъ обществомъ упражнен1я 
въ краснор-Ьчш большей больше ничего! Ты разв'11 много 
ожидаешь? 

— «Не очень много. Но нельзя же ихъ бросить. Одни 
они не выпутаются изъ затруднен1й. 

— ^Ну, такъты, наконецъ, д-Ьйствуешь лишь изъ сострада- 
в1я ! Истор1я будетъ испорчена еще разъ, — и если тебя при 
этомъ не будетъ, то ты не будешь въ отвЬт*. Ну, садись сюда! 

4* 



«л дадъ себя уговорить, п то, что я предподагалъ, слу- 
чилось : иатр1от11ческое общество отбросило мою кандидатуру. 

«Бакупинъ былъ Парижемъ совсЬмъ не доволенъ. Двпжен1е, 
казалось ему, ослаб-Ьваетъ п нав'Ьрно наступить поворотъ 
назадъ. Уже то, что оставили безъ помощи Испан1ю п Пта- 
л1ю, — ошибка, а о н'Ьмецкой и славянской революд1И ве 
им-Ьють тамъ никакого понят1я, и с/ь большимтэ трудомъ уда- 
лось ему получить средства на агитацш въ Росс1и; онъ 
хочетъ съ этой ц-^лью отправиться въ Бреславль, чтобъ быть 
ближе къ русской границ1э. Изъ парижскихъ политиковъ онт. 
особенно сблизился съ йе Поие, который впрочемъ согла- 
шается съ нимъ въ томъ, что революц1я слаб-Ьетъ и что 
враждебные ей элементы поднимаются». 

Во время этого разговора Альтгаусъ иринесъ в'Ьсть о па- 
ден1и кандидатуры Руге, и когда посл'Ьднхй упрекнулъ въ 
вин'Ь этого и Бакунина, который его увлекъ изъ Ойеит, 
Бакунинъ ут'Ьшалъ его: «ну, когда пойдетъ наша славянская 
револющя, мы тебя вознаградимъ за неблагодарность этихъ 
•саксонскихъ филистеровъ, такъ какъ ты больше сд-Ьлалъ для 
умственнаго возбужден1я нашего времени, ч1;мъ полный Ос1еиш 
т'Ьхъ людей. Къ тому же ты принадлежишь не Саксон1П и 
ле Лейпцигу, а Берлину >. 

«Я отв'Ьтилъ: За исключенхемъ твоей слишкомъ высокой 
оц-Ьики моихъ заслугъ, я съ тобою виолн'Ь согласенъ. 

«Такъ прошелъ у насъ этотъ вечеръ и мы скор-Ье слиш- 
комъ много, ч-Ьм!» слишкомъ мало предавались юмору и лег- 
кому разговору; до глубокой ночи оставались мы вмЬст'Ь и 
всякШ разъ, когда я собирался уходить, мой любезный рус- 
к1й удерживалъ меня, восклицая : Руге, ты знаешь, что утра- 
чено во мгновешс, того никакая вЬчно'^ть не возвратитъ>. 

<На другое утро онъ уЬзжалъ въ Бреславль, чтобъ завести 
сношен1я (въ Росс1и) съ поповичами, отъ которнхъ онъ 
ждалъ чувствительности къ идеямъ времени. Бакунинъ тогда 
очень далеко зашелъ съ коммунизмомъ. Революц1я, съ ея 
р-Ьшпгельными политическими задачами, пошла н1>сколько на 
перер1^зъ всей соц1алистической парт1и, и Бакунинъ отбро- 
силъ ее сначала на свонхъ поповичей, посл1> на славянскШ 
парламентъ и на возстанхе въ Праг-Ь; въ Париже, гд-]^ со- 
щализму дали слово въ Люксембургскомъ дворц'Ь, не ум1>лъ 




ы 

предложить нп одного нсполнимаго проэкта.» (Агп. Ки(?ез. 
ВпеЬесЬзе! е1:с., II, 42 — 45). 

Когда наступили выборы во ФранкфуртскШ парламентъ, 
Бакунинъ вызвалъ Руге изъ Лейпцига въ Бреславль, об'Ьщая 
ему тамъ усп'Ьхъ въ кандидатур-}! и прежде всего поддержку 
своего хозяина, купца 81^.... ^Тамъ же, 46). 

О положенш самаго Бакунина въ Бреславл-Ь Руге разска- 
зываетъ такъ: <Бакунпнъ завязалъ многочисленныя знаком- 
ства и охотно принимался всюду ради своей симпатичной 
п остроумной личности. Для своей ц1Ьли онъ собралъ около 
себя н-Ьсколько русскихъ; онъ вступилъ въ сно1пен1я съ 
чехами, п тогда было положено, что въ ПрагЬ соберется 
конгрессъ славянъ, для того чтобъ различныя племена ихъ 
могли придти къ соглашен1ю>. (Тамъ же, 49). 

Къ сожал-Ьнхю и эти изв-Ьстхл о планахъ Бакунина довольно 
темны. Интересно было бы знать болЬе, что это за попо- 
вичи (РорепзбЬпе), на которыхъ возлагалъ надежды Баку- 
нинъ. Должно быть это былъ первый „безпар донный" эле- 
ментъ, на революцюнность котораго разсчитывалъ Бакунинъ. 
Какого рода были Т'Ь русск1е въ Бреславл-Ь, которыхъ со- 
бралъ около себя Бакунинъ? Въ тЬ времена въ Бреславл-Ь 
бывали иногда изъ Россхи медики, но единицами, да купцы 
п ихъ прикащики, тоже въ незначительномъ количестве. Во 
всякомъ случа-Ь это Бреславльское собиранхе русскихъ около 
Бакунина, должно быть, осталось бсзъ всякихъ результатовъ, 
такъ какъ даже въ Прагу на конгрессъ славянсшй, никто 
изъ нихъ съ Бакунинымъ не по-Ьхалъ *). 

Обстоятельная истор1я пражскаго съ'Ьзда, который открылся 
1 1юня 1838 г. и прерванъ былъ 12 1юня, еще не напи- 
сана, а поэтому н-Ьтъ прочной основы не только для 
оц'Ьнки участ1я въ немъ Бакунина, но даже для прагмати- 
ческаго разсказа объ этомъ участ1п. Въ Росс1и же почти 
никому не изв-Ьстны и т^^ св11Д'Ьн1Я о пражскомъ съ'Ьзд'Ь и 
о посд'Ьдовавганхъ за нимъ событ1яхъ, которыя обнародованы 
,за границей, а потому мы должны ^будемъ зд-Ьсь говорить 

*) Герценъ въ своей стать-Ь о Бакунин*, писанной по случаю его 
пр1'Ьзда въ Лондонъ, («Колоколъ», № 119 — 120) говорить, что «въ 
Гфеславл* собирался польско-славлнскш съ'Ьздъ»2передъ пражскимъ. 
Намъ ничего не известно объ отомъ съ-ЬздЪ 



Ы1 

не только спещально о деятельности Бакунина въ это время, 
но и о самихъ услов1яхъ ея *). 

Собственно говоря, положенхе Бакунина на пражскомъ 
съ^зд'Ь было не совсЬмъ естественно, въ соотв^тств1е двой- 
ственности значен1я самаго съезда. Непосредственная, вполне 
практическая ц'^ль съ-^зда была опред-^ленхе политическаго 
положен1я австрхйскихъ славянъ въ виду нацюнально центра- 
листическихъ стремленШ политиковъ венгерскпхъ и н^мед- 
кихъ. Первые добились для себя весьма либеральныхъ усту- 
покъ отъ австр1йскаго императора, но желали сохранить и 
даже расширить гегемонш мадьярскаго племени надъ всЬми 
другими племенами короны св. Стефана: славянами, румы- 
нами и даже немцами. Политики же н-Ьмецше, въ томъ 
числ* особенно либеральные, — желали включить въ пред- 
положенную ими немецкую импер1ю, констптущю которой 
тогда вырабатывалъ парламентъ во Франкфурте, — также 
и всЬ австр1йск1я ировинцш, н-Ькогда считав1п1яся въ составе 
Священной римско-германской имперш и съ 1815 г. въ 
Гермаискомъ Союз-Ь, со всЬмъ ихъ славянскимъ и итальян- 
скимъ населен1емъ. Для славянъ не была выгодна ни мадь- 
ярская гегемон1я въ Венгр1и, не перспектива н1')Мецкой ге- 
гемон1и въ будущей Германской импер1и, въ которой славяне 
составили бы меньшинство, обреченное на то иодчинен1е, 
въ которомъ напр. теперь находятся иознанск1е поляки. По 
этому среди австр1йскихъ славянъ 1848 г. оппозиц1я протнвъ 
мадьярскнхъ и н+.мецкпхъ стремлен1й проявилась въ двухъ 
наиравлен1яхъ : первое предпочитало сохранен1е австрШскаго 
81а1;и8 дпо, второе лгелало обращен1я Авсгр1И въ федераль- 
ную державу С1» равноправностью нацшнальностей, — монар- 
хическую Швейцар1ю, какъ иногда говорилось. 

Для посл-Ьдией Ц'Ьли австр1йскимъ славянамъ необходимо 
было согласиться въ ц'Ьляхъ и средствахъ. Хорватск1й пи- 



V 

*) Пособ1ями нашими будутъ главнымъ ооразомъ статья «ъ «Са- 
8ор18 ('езкёЬо шивеит» 1848 и брошюра ^ а п а М. С е г- 
п е Ь о <^81оуеп8ку г^еуА м' Ргаге гоки 1848 Nа ратё1:ки ^<;упс11)1- 
1е1ои» (V Ргаге 1888). ^ а к и Ь а М а 1 е Ь о, «^аве гпоуиггогеп!. 
(V Ргаге, 1880). Протоколы съезда не были напечатаны. Поляки и 
югославяпе вывезли протоколы своихъ секщй, уЬзжая изъ Праги въ- 
начал:!^ уличныхъ безпорядковъ 12 Мая; остальные слоя;ены были въ 
чешскомъ музе-Ь и были забраны тамъ военными в.1астями и пере- 
даны военному суду, который разбиралъ д'Ьло этихъ безпорядковъ. 



I 



ып 

еатель Кукульевичъ подалъ первый мысль о съ'Ьзд'Ь; а чех», 
которые считали свое положеше особенно угрожаемымъ 
стремлен1ями франкфуртскаго парламента, подхватили эту 
мысль, — и съ'Ьздъ славянск1й былъ созванъ на 30 Мая 
1848 г. въ Праг-Ь. 

Но созываюпце не ограничились одними австр1йскими 
славянами. Идея всеславянскаго общен1я, которая въ 40-е 
годы разрабатывалась въ литератур-Ь разныхъ сла^янскихъ 
народовъ, заставила орган изаторовъ иражскаго съЬзда позвать 
туда и неавстрШскихъ славянъ, хотя бы въ качеств-Ь гостей. 
Н-Ькоторымъ ирактическимъ побужден1емъ къ тому было 
особое положен1е поляковъ. Собственно австрхйскимъ - га- 
лицкимъ, — иолякамъ не было практической необходимости 
въ съ-бзд-Ь славянскомъ, такъ какъ Галиц1я не. входила ни 
въ число земель венгерской короны, ни въ Германск1п со- 
юзъ, и ничто не угрожало въ ней польской надюнальности. 
Венгерск1е и австро-н'Ьмецкге нащональные централисты на- 
д11ялись но этому, что поляки совсЬмъ не примутъ участ1я 
въ славянскомъ съ'Ьзд']^. Но поляки прусск1е, — познанск1е, 

— оказались въ иномъ положен1и, такъ какъ прусское пра- 
вительство, очевидно въ разсчет-Ь на бол1^е уси-Ьшное иода- 
влен1е по.1ьскаго сепаративнаго движения въ Познани, если 
и эта провинщя будетъ введена въ число земель германскихъ, 
предписало и познанцамъ послать своихъ представителей въ 
парламентъ франкфуртск1Й. Познанскхе поляки такимъ обра- 
зомъ оказались въ томъ положен1и, какого боялись чехи, — 
и у поляковъ явился практическ1й резонь искать опоры въ 
другихъ славянахъ для охраны своей нащональности въ 
Познани. Кром'Ь того въ Галиц1и русины (малоруссы) зая- 
вили желан1е освободиться отъ супремат1и поляковъ, — иод- 
нятъ былъ даже вопросъ о разд11лен1и Галищи на двЬ части: 
западную, польскую, и восточную — русинскую. Галицк1е 
поляки могли над'Ьяться, что посредничество другихъ славянъ 
поможетъ улажешю польско-русинскпхъ разноглас1й. 

Но участ1е въ пражскомъ съ-ЬздЬ неавстр1йцевъ, поляковъ 
познанскихъ, логически, или по крайней м-Ьр-Ь д1алектпчески, 

— повело за собою приглашение и всЬхъ другихъ славянъ — 
балканскихъ и русскихъ. Но передъ славянами балканскими 
€тоялъ ВЪ первой линш вопросъ освобожден1я ихъ отъ ту- 
рокъ, врядъ ли возможнаго безъ военнаго вм-Ьшательства 



— а славянсый вопросъ въ Росс1и состоялъ въ осво- 
I позяковъ, нево^ыожноиъ безъ обще!! политической 
, Такииъ образоыъ участ1е неавстр1Пс1С1<хъ славяяъ 
^скоиъ съ^зд-Ь собственно парал[;1овало д'Ьятелыюсть 
К11хъ славяыъ, кра!!ве услокнян :1адаЧ11 <;ъ'11:1да п вы- 
ь за пределы склъ австрШскнхъ славянъ, которые 
составляли «а съ'Ёзд^Ь огромное большинство. (Члены 
разделились по сиец1альностяыь такъ: 237 — всту- 
сек1цю чешско-моравско-снлезско-словацкую, 62 — въ 
русинскую, 42 -— словено -хорватско -сербско -дал ма- 

у неавстрШскЕшн членами сь'Ёзда оказались нознан- 
[лк'ь Либельтъ, — членъ франк^'уртскаго парламента, 
отстанвавшШ въ иеиъ авто110М1Ю Познани, — н Ба- 

нр1[надлежавиг1е оба къ числу самыхъ талантливых!., 

образоваиыыхъ п саиыхъ либеральных:» членовъ 
соторые способны был][ оказывать нанбол'Ёе сильное 

вл1ян1е на товарящеП. Хотя и гости, Либельтъ и 
1Ъ, были избраны въ число члевовъ ди1глонатическаго 
I и получили ян-ЁсгЁ съ Цахомъ МИСС1И составить 
воззваи1я къ евроиейскимъ народаиъ *), Проэктъ 
Еоичательно редактированныП Паладкимъ, быль нрн- 
1 оби^еиъ собран!» съезда и ножеп. считаться въ 
)й и'Ьр'Ь за сочннен1е Бакунина, который во всякомъ 
разд'Т'.лялъ его основныя мысли. 
|])сста атого достаточно, чтобъ снять съ нражскаго 
)бвинен1е въ реакц!оиности, которое наброшено бы^о 

соврененнытг наишнальными либералами н'Ёмецкинп 
рск][Н][ п которое, съ ихъ голоса иовторя.юсь иногда 
1СС1И, - — наир. въ радикальннхъ ^Отеч. Запискахъ'* 
эдовъ. МанифесЕЪ ироволглашалъ внешнюю и внут- 



ъ был'ь иорананъ, но служила при серЛскокъ кцла( и въ 
]еновь [шм^чснъ былъ: шогаУаига ^г1)1а. Шприн- 
прнгь: охотя по оффицгальиоП программ! нсавс1'р1Йсс|е 
10ЛЖНЫ были считаться только гостями, но въ д'Ьйствите.1ь- 
[ ян'Ьли наибольшее вл1яп1е на переговоры. Иорядокъ :1аия- 
вн.гь лукичапинъ, основы важн^^шихъ иоиуаровъ иредла- 
)ск1Й княхеск1П чиновникъ, по имени Захг и .Тиб&тыь изъ 
нанбольпсую ги^^нь нъ конфилен1иатьн11я собратя секп,1й 
}усск1П, Бакунинъ». (А. 8рг1п§:ег. <;1е8сЫсЬ(е Оеа^еггекЬ» 
\У|еиег ГгдеЛеп 1809. II. В., 333). 



реннюю свободу всЬхъ народовь п оканчивался даже нред- 
ложен1емъ общаго европейскаго конгресса народовъ. Славя- 
нофильство въ манифесте этомъ можно усмотр-^ть развЬ въ 
ув1'.рен1и, что славяне никогда не пригЬсняли другихъ на- 
родовъ, какъ завоеватели романск1е и германскхе, тогда 
какъ и теперь „свободный британецъ отказываетъ ирландцу 
въ полной над1ональной самостоятельности, н1^мецъ угро- 
жаетъ принужден1емъ славянскпмъ племснамъ, а мадьяринъ 
не стыдится признавать въ Венгр1и нащональныя права 
только за своимъ племенемъ". Если въ этихъ словахъ и есть 
нацюнальное самообольщен1е, то во всякомъ случа-Ь такое, 
которое не угрожало никому. 

Кром'Ь вышепоказанныхъ комптетовъ Бакунинъ, означен- 
ный въ общезгь списке членовъ, какъ гозйх^аихи, т. е. 
великоруссъ, былъ зачисленъ въ польско-малорус- 
скую секц1ю. (гЪог роЬко-ги81118к1) состоявшую изъ га- 
лпчанъ и буковинцевъ, т. е. поляковъ и русиповъ (малорос- 
сов ь) кром-Ь Олимп1я Милорадова, старообрядческаго священ- 
ника изъ великорусской колон1и БЬлая Криница въ Буко- 
внн'Ь, который въ общемъ списке членовъ означенъ 2 О а- 
И с у 1 К о 8 8 1 ^ а п 1 и *). Отъ этой секщи Бакунинъ былъ 
назиаченъ посломъ-посредиикомъ на секщю словено-хорват- 
ско-сербско-далматскую. 

Бакунинъ сд'Ьлалъ съ^^зду какое то иредложен1е, о кото- 
ромъ чешск1й современный историческ1й обзоръ съ^.зда (Н1- 
81опска 8ргауа о 2^е2(1и 81оуап8кет) говоритъ: <чиредлолгеи1е 
Либельта и Бакунина не могло быть принято потому, что 
не относилось спец1ально къ славянамъ въ Австр1и, но брало во 
внпман1е п друг1я вктви, вн1'>австр1йск1я» (Га8ор18 СезкёЬо Ми- 
8еит. 1848, Л! (1гиЬу, 12). Такъ какъ протоколы съ11зда 
не напечатаны, то намъ неизвФ,стио точно, въ чемъ собствен- 
но состояло предложен1е Бакунина. В-Ьроятно, оно было въ 
смысл-Ь статьи его, напечатанной тогда же въ польской 



*) Поляки отм'Ьти.ш себя въ общемъ списке буквою ^Г., т. е. 
М а 2 и г, соответственно тому в:{г.1яду, который признавалъ, что и 
русины, какъ и мазуры, только разновидность поляковъ. И Либельтъ 
пом-Ьчень не полякомъ, а великополяниномъ (\У. Р.) изъ Познани. 
Либельтъ предс'Ьдательствовалъ въ пол ьско- малорусской секцхи, Эдм. 
Хоецк1й, который посл-Ь былъ пр1ятелемъ Герцена, отм-Ьтилъ себя 
мазуромъ съ Украины!! 



I 



ЬУ1 

газете „Вгхепшк Вото>уу", которую мы даемъ въ приложе- 
н1и по н-Ьмецкому тексту ея, напечатанному въ „ЗкухзсЬе 
ДаЪгЪисЬег, 1848. Суть этой статьи сводится къ проэкту 
установления всеславянскаго совета, который бя посредни- 
чалъ между разнымп славянскими племенами, соединенными 
въ братск1й союзъ и устранялъ бы между ними всякгя про- 
тнвныя братству д'Ьйств1я. Вся эта концепд1я славянскаго 
братства не только утопична для тогдашняго, какъ и вы- 
н-Ьганяго положен1Я д'Ьлъ, но и виолн'Ь идиллична и совсЬмъ 
не занималась собственно политическими, констптуцхонными 
подробностями вопроса, — такъ что въ этомъ уступаетъ 
программамъ Кирило - Мееодхевскаго братства Костомарова 
1846 — 1847 гг., и даже предложен1ямъ Либельта пражско- 
му съ-Ьзду 1848 г. *). Сощалистическая тенденц1я въ слабой 
степени представлена въ стать-Ь Бакунина въ впд'Ь желан1я, 
чтобъ каждый славян инъ пм-Ьлъ право на земельный участокъ 
въ общей территор1и славянской, — но и это желан1е выра- 
жено н'Ьсколько туманно. 

Вообще съ-Ьздъ принялъ н-Ьсколько р'Ьшенхй, которыя могли 
им'Ьть непосредственное значен1е относительно Д'Ьлъ австр1й- 
скихъ славянъ и которыя пм'Ьли ц'Ьлью превращен1е Австрш 
въ федеращю равноправныхъ народностей. Относительно же 
не-австр1йскпхъ славянъ съ-Ьздъ ограничился платоническими 
пожелан1ями, которыя изложены были еще передъ его от- 
крыт1емъ въ программ-Ь его заняпй: 

«Если бы наше слово могло быть уважено внЬ Австр1й, 
то мы бы высказались за улаженхе русско-польскихъ споровъ 
и объ освобожден1н славянъ изъ подъ ярма турецкаго. 
Между русскими и поляками пдетъ д^ло главнымъ образомъ 
о прочномъ опред'Ьлен1и правъ об'Ьихъ народностей. Когда 
оно наступить, то настане-^ъ само собою соглашенхе между 
т-Ьми могучими славянскими народами. Пусть св1>тъ свободы, 



*) Программы Костомаровскаго братства сведены въ «Русскомъ 
Архив-Ь» 1893, № 7, — а предложен1я Либельта, см. въ названной 
стать* чешскаго музея, прил. Т1. Программа Костомарова хотя н 
утопическая для своего времени, все таки выставляетъ оиред'^ленаыл 
политическ1я формы славянскаго единства: она проэктируетъ славян- 
ск1е соединенные штаты съ правительствами областными и федерадь- 
иымъ, при чемъ предлагаетъ разд-Ьленхе и Росс1и на по.титическ1я 
области '.)тнографическ1я и географическ1я, какъ напр. по нескольку 
областей малорусскихъ и великорусскихъ. 



г 



( ЬУП 

который светить намъ, австр11!скимъ славянамъ йа пути къ 
единству, приведетъ также русскнхъ и поляковъ къ пристани. 
О, еслибъ дМствительно, русскхй народъ увидалъ свЬтъ сво- 
боды въ своей родин'Ь ! > 

Дал-Ье сл11дуютъ так1я же пожеланхя освобожден1я славянъ 
въ Турц1и, «подъ знаменемъ благороднаго народа сербска- 
го>', и наконецъ пожеланхе, чтобъ «просвещенное правитель- 
ство саксонское не угнетало малаго и безвреднаго народа 
луж11чанъ>, а Пруссгя отказалась отъ систематической гер- 
манизац1и славянъ въ Снлезхи, Нижней Лужиц'Ь, въ запад- 
ной и восточной Пруссш». О Познани не сказано, очевидно, 
потому, что иольск1Й характеръ ея ставился вн'Ь спора)* 

Славянск1й съ-Ьздъ успЬлъ оформить только одно изъ сво- 
ихъ постановлен1й: манпфестъ къ европейскимъ народамъ, 
который былъ одобренъ въ собран1и 12 1юна. На 14 1юня 
было назначено постановленхе рЬшенхй по другимъ вопро- 
самъ. Но уже 12-го началось въ Праг^ возстан1е, которое 
положило конецъ работамъ съезда и во время котораго раз- 
сЬялись и его бумаги. 

Мы привели выше слова Руге о томъ, что Бакунинъ воз- 
лагалъ большхя надежды на святодуховское возстанхе ' въ 
Праге, и прпведемъ дальше чешскхя показан1я о томъ какое 
участ1е приннмалъ въ немъ Бакунинъ. Надо намъ сказать 
несколько словь объ этомъ возстан1и. 

Причины возстан1я этого леясатъ въ тогдашнемъ крайне 
запутанномъ и возбужденномъ состояши всей Австра-Венгрхи 
и въ частности чеховъ. Чехи, въ своемъ стремлен1и къ 
автономш имЪли противъ себя и придворно-военную парт1ю 
и нацшнально-либеральныхъ н^мцевъ и въ частности н^мцевъ 
Богем1и съ Прагой. Сами они разд-Ьлялись на разныя парт1и, 
изъ которыхъ одни думали достигнуть ц^ли переговорами 
съ династ1ей, лруг1е черезъ — парламентаризмъ, третьи — 
черезъ народное возстан1е. Настроен1е въ Праге и войска 
и населен1я было таково, при которомъ, какъ говорится, 
ружья сами стр^ляютъ. Въ первые часы после мартовскихъ 
волнен1й въ Вене, чехи и въ частности городъ Прага по- 
лучили некоторыя уступки правительства и между прочимъ 
народную гвард1Ю (Вуогпоя^) одинъ изъ легюновъ которой, 
по примеру вены, составили студенты. Отряды этой гвар- 
д1" составляли почетный караулъ славянскаго съЬзда и на- 



нсь въ оОцен111, особенно схудеагы, съ бо.1^е рядн- 
ыми его членами. 

|[жа)!ш1[иъ иоводомъ 1^0 взрыву во^стант было назва- 
въ Прагу комаидпрояъ войскъ п верховнымь начать- 
ъ адмпннстращи кн. Авг. Ш вар цен бе р г а, пзвФсгнаго 
акщопсра, которому приЕшсывал]! 1[;1речеи1е: ".ия иевя 
{шъ нач][вает'ся съ барова>. Назначеше это оживило 
рватпзнт. н1!меикой части населеи1я въ Праг*, которое 
!пло «Союзъ спокойсте1я н порядка» (Уегеш Гпг ЕпЬе 
>п1ттв) " раздражило чехов!.. Тотчасъ по встувлен!» 
лжность, кн. Шварце II бергъ кздалъ нолицеЯск!» пра- 
между нрочи.мъ ограничнвш!» демонстративны я двпже- 
^оло пешскаго музея, гд-6 зас*да.1т, славянек1Й съ-Ьздъ, 
нты, поел* улнчйаго митинга, посла-тк депутащю Впн- 
1ецу требовать отмены его раС11оряжен1Г*, какъ оскор- 
ьнычъ Д1Я съ'Ьзда и выдачи н\ъ легюну 60.000 пат- 
ъ (11 1юня) Когда Внндтпгревл. отВ'Ьтнлъ отказомъ, 
еп^таши раэда1веь р1-зк1я яротпвь него восклицанья. 
род1 П011ПИ стух» 1Т0 1,т)денты готовятся сд-Ь.гать 
В1 111варценберга дечонстрчшк С1. обычной въ такнхъ 
я\г в[ 1ер1ПН1ц II \ЕС1р11Г (ЮтачьеЙ музыкой^. 
Тшня въ Динь Святого Д1М на одной нзъ и.юшаде)! 

свнщен|[|[ы 1,1)и.и1ъ оГ^дню Но городу пошли слухи, 
го илавннская оГ-Ьдня н 1Т0 носл!". нея будетъ -бра- 

ччпскич'ь ст}дентов[ я рабошхт яротивъ воПскь и 
ВТ Тотв! (.оГриась !нач11те1ьная. Когда поел* об-Ьдни 
ея 11рохоД1г1а мимо доча В]гндишгреца, из1> него вы- 
I деп)тац1н "(.оииа сцоког1с1В1я и порядка). 11*сни, 
ыя н-бта 101111 приняты быт во двор* 1!1гндн"1греца, 
Ы1н собраны со]даты за юшачью му.ялку», — а лю- 
бить среди и1в111ей тошы и были так1е, которые пу- 

В1 \од| гаь)») Ч))Нк\ (.01даты выскочили пзт. двора 
1И ркгонягг тошу \010Тным1 огуж1емъ. Толпа бр ос и- 
1а )лицы ъ1 ьр|1110К[ ■'наиь (1ЮГ1.'.' и начала строить 
|>ааы Къ и^сгачь безиоряд! а стали соб[|ратьсн солдаты, 
1 го врелл 110 показан1Яи1 которыя вовторяетъ и Яковъ 
(1 ВТ его нсторш 1ешскаго во1стан1я ^^акчI1 Ма1у, 
те /поли/гогеш ^ Рпге 1йчп I— 1'1) раздались нер- 
(1НС1р'{лн ио войскачт и р точа гостннчпцы Голубой 
ы гд1 жил Ьа1 )иинт и некоторые поляки, члены 



ых 

съ'Ьзда, началась перестр-Ьлка, жертвой которой была между 
прочпмъ и жена Шварценберга, подошедшая къ окну. Къ 
вечеру, впрочемъ, баррикады но главнымъ улицамъ были 
очищены солдатами, — но н'Ькоторыя больш1я здан1я, вь 
томъ числ-Ь семинар1я ('С1еп1епипит), уннверсцтетъ н почти 
вся высокая часть города, Старая Сторона, находились въ 
рукахъ возставшихъ. Между прочпмъ въ рукахъ студентовъ 
оказался н начальникъ губерн1и, Левъ Тунъ. 

На другой день граждане Праги отправили депутац1ю къ 
Шварденбергу для мирныхъ иереговоровъ, которые протяну- 
лись три дня, когда въ городе была относительная тишина. 

Между т-Ьмъ кн. Шварце ноергъ вывелъ изъ города боль- 
шую часть войскъ п иоставнлъ ее вокругъ города па высо- 
кихъ м'Ьстахъ, — что и дало ему возможность потомъ бом- 
бардировать городъ. Это, въ сущности злов']^щее, отступлен1е 
войскъ осм-Ьлило возставшихъ, — и кто то изъ нихъ выста- 
вплъ на улицахъ о6ъявлен1я, которыя излагали требован1я: 
установления временнаго правительства Богем1и, отв-Ьтствен- 
наго богемскаго министерства и особой нацюнальной арзпи. 
Со стараго города стали учащенно, хотя совершенно на- 
прасно, стр-Ьлять черезъ р'Ьку по солдатамъ, которые стояли 
въ т. паз. Маломъ город']Ь. 

Между т-Ьмъ въ Прагу прибыли два комиссара в-Ьнскаго 
министерства. 15 1юня они согласились съ членами город- 
ской управы на томь, что баррикады будутъ оставлены и 
Виндип1грецъ пойдетъ въ отставку, на что соглап1ался и 
посл'Ьдн1й. Уже соглап1ен1е это было возвещено по улицамъ 
16 1юня, какъ опять часть возстав1пихъ начала стрельбу 
со Стараго города по берегу р-Ьки. Виндишгрецъ объявилъ 
себя свободнымъ отъ всякихъ услов1й и началъ бомбарди- 
ровку города. Посл-Ь первыхъ выстр-Ьловъ Виндии1грецу пред- 
ложена была представителями города сдача на извЬстныхъ 
услов1яхъ, — но генералъ требовалъ безусловной сдачи и 
выдачи заложниковъ, хотя и ирекратилъ канонаду. Но въ 
это время опять стали стр1^лять со стараго города, — и 
бомбардирован1е было возобновлено. Ночной пожаръ впрочемъ 
напугалъ городъ, — и Прага сдалась безусловно и поступила 
въ управлен1е Шварценберга на военномь положен1и. (См. 
оппсан1е этихъ событШ у Ширингера, II, 342 — 347 и Ма- 
лаго, И, 77—81). 



I. Иречекъ характернзуетъ это святодуховское возстан1е, 
говоря, что никто изь д']^Йствовавш11хъ въ немъ м']^щаиъ п 
<лудентовъ не могъ сказать, как1я оно им'Ьетъ ц'Ьлп, что 
никакой системы въ направленхи его не было, а только 
всяк1й разъ, когда близилось соглашеше съ Виндишгрецомь, 
<^тр'Ьльба гд'Ь нибудь возобновлялась на сторон'Ь возставшпхъ. 
«Позже, говорить чешск1й писатель, выяснилось, что тайное 
правительство возстанхя сид^Ьло въ Клементинум'Ь. Тамъ си- 
д*лъ Бакунинъ съ своею компан1ей около стола, на кото- 
ромъ лежали планы Праги, и оттуда давалъ приказан1я о 
продолжен1н сопротивления». (Ма1у, П, 81). 

Первымъ иосл^Ьдств^емъ этого святодуховскаго возстан1я 
^ыло прекращение славянскаго съ'Ьзда. Уже 12 1юня на- 
чальникъ народной гвардхи, кн. Лобковицъ посов-Ьтоваль 
польскимъ, хорватскимъ и сербскимъ членамъ съ'Ьзда уЬз- 
:жать изъ Праги, что мног1е изъ нихъ и сд'Ьлали. 16 1юня, 
по лрекращен1и бомбардировки, часть оставшихся членовъ 
собралась было, для продолжен1я обсужден1й, но когда бом- 
бардирован1е возобновилось, то члены съ'Ьзда объявили его 
отсроченнымъ и разошлись. 

Для чеховъ вообще иосл-Ьдствхемъ возстан1я было неисиол- 
нен1е г-Ьхъ уступокъ, которыя привезли изъ Инспрука (куда 
удалился изъ В'Ьны императоръ) какъ разъ во время возста- 
Н1Я чешск1е депутаты гр. Ностицъ и Рнгеръ. Надо приба- 
вить, что въ числ'Ь самыхъ горячихъ возбудителей возстан1л, 
призывавшихъ пражанъ строить баррикады, былъ словакь, 
членъ слав. съ'Ьзда, Туранск1й, который оказался шпшномъ 
и провокаторомъ, посланнымъ венгерскимъ правительствомъ 
съ ц-Ьлью скомпрометировать съ'Ьздъ. (Зргшр^ег, II, 340 — 341). 

Посл-Ь бомбардировки Праги Бакунинъ уб-Ьжалъ въ Гер- 
ман1ю. Тамъ онъ скрывался въ Берлин-Ь, Дессау, Котен-Ь 
и др.. и въ Апр-Ьл-Ь 1849 г. явился въ Лейпциг Ь, въ кружке 
стз'дентовъ-чеховъ. Объ этой пор-Ь жизни Бакунина даютъ 
н-Ькоторое понят1е воспомпнан1я Августа Рёккеля (Аод. 
Коске!, — 8ас11еп8 ЕгЬеЪип^ ипс1 даз ЕисЬШаиз ги ^Vа1(^Ье^т, 
1865, ГгапИиг<; а М., Ье1 Е. А(1е1та11п). По словамъ Рёк- 
келя Бакунинъ ожидалъ, что скоро возстанетъ Чех1я и же- 
далъ замедлить это возстан1е, пока подготовится таковое 
"■ъ Герман1п. Для этого онъ послалъ Рёккеля въ Прагу, — 
эмисаръ иашелъ Богем1ю весьма далекою отъ возсташ/'. 



г 

I ЪХ1 

I 

Въ это время Бакунпнъ нздадъ въ КётенЬ по пвмецкн 

*Воззван1е къ Славянамъ> (Аи^гиЫ1е 81а\еп), переводъ ко- 
тораго мк даемъ въ Приложен!!! *). Бро1июра эта, полная 
благородныхъ нам-^рен!!! служить свобод'Ь н братству наро- 
довъ, не могла впрочемъ им'Ьть никакого непосредственнаго 
практическаго значен1я, хотя такова была ея ц'Ьль, — такъ 
какъ прежде всего среди самыхъ н'Ьмцевъ (не говоря уже 
о мадьярахъ) не было сколько нибудь значптельнаго элемента, 
готоваго признать права славянъ на политическое равенства 
съ немцами. Кром'Ь того сов-Ьтб Бакунина славянамъ рабо- 
тать для разрушен1я Австрги совершенно не соотв-Ьтствоваль 
д-Ьйствительнымъ услов1ямъ австрхйскихъ земель, въ которыхъ 
нацюнальности такъ иерем-Ьшанн, что разд'Ьлен1е пхъ не- 
возможно, а потому рацюнальною можетъ быть только ц-Ьдь 
превращения Австр1и въ федеральное государство въ род'Ь 
Швейдар1и, а вовсе не расиаден1я этого государства по 
принципу этнографическому. 
Врядъ ли нужно пускаться въ критику той части брошюры 
I Бакунина, которая касается Росс1и, — гд-Ь авторъ иредла- 
гаетъ австрхйскимъ славянамъ взять на себя иниц1ативу 
освобожден1я поляковъ и русскпхъ отъ Николая I, а въ то 
же время ув-Ьряетъ пхъ, что Росс1я готова къ революц1и. 

Ко времени наппсан1я Ба1сун11нымъ Воззвап1я ш. славя- 
намъ» относятся слова Герцена, въ статье, писанной сейчась 
посл-Ь появлешя Бакунина въ Лондон-Ь къ началу 1862 г. 
сОставпвъ Прагу, Бакунинъ сдЬлалъ опытъ, въ противность 
Палацкому, соединить славянскихъ демократовъ съ венгер- 
цами, искавшими независимости, и съ нЬмецкими револю- 
щонерами. Союзъ этотъ былъ составленъ съ многими поля- 
ками, на него отъ веш'ровъ ирх-Ьзжалъ гр. Л. Телеки. Ба- 
кунинъ, желая скр-Ьпить собственнымъ ирим^^ромъ союзъ, 
прпнялъ главное уиравлен1е въ за1цит'1Ь Дрездена; тамъ онъ 
покрылъ себя славой, которой не отрицали его враги >. 
(^Колоколъ, Л« 119 — 120, 15 Янв. 1862). 

Какъ изв-Ьстно, мног1е поляки приняли активное участ1е 
въ венгерскомъ возстан1и 1848 — 1849 гг., но это не им'Ьло- 



*) «Воззван1е» Г)акунпна было напечатано и по чешски ('абиною 
въ его газет-Ь «Хоушу ^^1аVеп!^ке», — что лызвало осужден1е даже 
въ -журнал* Гавличка «^аг. Колену», 1849, № 18. 



I 



ьхп 



1 



никакого ВЛ1ЯН1Я на отношен1я между другими славянами и 
венграми, — такъ какъ поляки нпкакихъ внутреннихъ д'Ьлъ, 
общ11Х7> съ венграми не нм-Ьють, — не то, что славяне въ 
земляхъ, которыя венгерсше нащоналисты называютъ досто- 
ян1емъ короны Св. Стефана, и въ которыхъ они не призна- 
ютъ и теперь равноиравхя другихъ нацюнальностей съ вен- 
герскою. Въ 1848 же году венгерское правительство Кошута, 
которое стало потомъ во глав'Ь возстан1Я, явно было про- 
тивно всЬм'ь славянскнмъ стремлен1ямъ и даже поставило 
оффиц1альныхъ представителей на франкфуртскомъ парламен- 
т-Ь, выражаясь, что н^мцы представляютъ въ Австр1и передъ 
славянами «элементъ цнвплизацхи», и настаивая на присое- 
диненш н'Ьмецко-славянскихъ земель въ Австрхи къ Герма- 
н1и, чтобъ «Австр1я не стала славянскою монарх1ей» (8рпп- 
§ г, II, 330), — по Ь. 8 2а1ау, Б1р1ота1;18с11е АскепзШске 
2иг Ве1еисЫ;ш1^ (1сг ип^агхзсЬеп Ое8апс[8с11аЛ ш Веи^зсЫапс!. 
2ипс11, 1849). Что до предиоложеннаго Бакунинымъ союза 
славянъ съ н'11мцами въ 1848 г., то самъ же Герценъ пи- 
салъ въ той же . вышеупомянутой стать-Ь, которая была, оче- 
видно, писана при помощи Бакунина: Бакунинъ страшно 
заилатилъ за благородную ошибку, за несбыточную мечту 
обп1.аго д-Ьйствхя съ немецкими демократами. У большей 
части н'Ьмцевъ слишкомъ развита племенная ненависть къ 
намъ. Мы знаемъ, что н-Ьмецкхй общественный деятель ра- 
ботаетъ въ пользу н-Ьмецкаго народа, не удивляемся этому 
и уважаемъ его. Но н-Ьмецъ ждетъ отъ русскаго и славя- 
нина, чтобъ онъ презиралъ свой народъ и несъ бы н'Ьмец- 
кую цивилизагию своимъ дикарямъ».... Когда Бакунинъ си- 
д'Ьлъ въ саксонской кр']Ьпости Кенигштейн'Ь, ожидая смерт- 
наго приговора, въ газетЬ К. Маркса явилось изв-Ьстхе, будто I 
Бакунинъ былъ агентомъ русскаго правительства. (См. дальше, : 
при иисьм-Ь № ЫП). 

Возсган1е Саксон1и произошло подъ предлогомъ требова- 
Н1Я приведен1я въ исполнен1е конститущи, выработанной гер- 
манскимъ перламентомъ въ Франкфурт^!, которой не признали | 
ни прусскШ король, отказавппйся принять предложенную ! 
ему этимъ парламентомъ 2 Апр. 1849 г. карту Герман1н^ 
ни Авсгр1йское правительство, отозвавшее депутатовъ-авст1й- 
цевь изъ франкфуртскаго парламента. Бакунину въ Дрезден* 
пришлось явиться запщтникомъ франкфуртскаго парламента. 



г 



ЬХШ 



протпвъ котораго онъ выступаль въ Праг1> съ славянской 
точкн зр-Ьихл п къ которому II н11мецк1е радикалы были въ 
свое время довольно равнодушны какъ къ слишкомъ ум-Ь- 
ренному. Очевидно, Бакунинъ былъ увлеченъ свопмъ рево- 
люцюннымъ пнстинктомъ, а кром1> того, можетъ быть, рас- 
читнвалъ, что дрезденское возстан1е, разросшись, ириметъ 
/)ол1>е широкое направлен1е. Съ 5 по 9 Мая Бакунинъ игралъ 
видную, чуть не диктаторскую, роль въ защит-Ь Дрездена 
отъ саксонскпхъ и прусскихъ войскъ. Авторъ статьи «М1- 
сЬае! Вакии!!! ипй йег КасИсаИвшив^ въ книг-Ь 
«Ки881апс1 уог ип(1 пас И Лет Кг1е§е» (2 АиП., 
Ье1р21^, ВгоскЬаи8, 1879) ирпписываетъ Бакунину накопле- 
ше горючнхъ матер1аловъ въ ратуш-Ь и приготовлен1е осмо- 
ленныхъ в11Нковъ, которые были положены въ Цвингеръ 
(музей) п въ оперныГг театръ, посл^дств1емъ чего былъ ио- 
жаръ въ Цвингер-Ь, истребивш1й часть его коллекц1Й. Гер- 
ценъ разсказываетъ, что Бакунинъ совЬтовалъ револющон- 
нымъ правителямъ въ Дрезден'^ «поставить на городск1я 
ст^ны Мадонну Рафаэля и картины Мурильо и ими защи- 
щаться отъ пруссаковъ, которые гм Ыаззгвск ^еЫШе!, чтобъ 
осм'Ьлиться стрелять по Рафаэлю». (Поем. Сочинешя, 195). 

8 Мая Бакунинъ держадъ р4чь прибывшпмъ пзъ Лейпцига 
городскпмъ депутатамъ о европейскомъ значен1и отчаянной 
защиты Дрездена, но 9-го дрезденск1е революцюнеры должны 
были разс^Ьяться, или отступить къ Фрейбургу. 10 Мая Ба- 
кунинъ былъ взятъ въ Хемниц'Ь. Прусск1й офицеръ, который 
его сторожплъ въ Альтенбург-Ь, разсказывалъ о его непоко- 
лебимости и о томъ, какъ Бакунинъ научалъ его, что въ 
политическихъ д'!'»лахъ только усп-Ьхъ опред'Ьляетъ, что вели- 
кое дЬло, и что преступлен1е > (у о п V а г с Ь т 1 п. 1)1е 80- 
21а1е Ггаде, 1876, въ «Ки881апс1 уаг иш1 пасЪ Дет Кпе^е>). 

Съ Августа 1849 по Май 1850 г. Бакунинъ содержался 
въ кр'Ьпости Кбш^8<:еш, и былъ приговоренъ къ смерти 
секретнымъ военнымъ судомъ, но король зам'Ьнплъ казнь 
на в-Ьчную тюрьму. Вскоре Бакунинъ былъ иереданъ австр1и- 
скому правительству. Въ Ма*}» 1850 г. Бакунинъ былъ от- 
иравлевъ скованный въ Прагу. Австрхйское правительство 
хот-Ьдо отъ осужденнаго на в 'Ь ч н у ю тюрьму узнать 
тайны славянскаго движен1я. Бакунинъ отказался отвФ^чать: 
его около года оставили въ Грачин1;, ничего не спрапгивая. 



I, 



< 

ЬХ1У 



Въ Март-Ь 1851 г., напугавшись слуха, что Бакунина хо- ' 
тятъ освободить, его перевели въ Ольмюцт'; тамь онъ про- 
сидел ь шесть м-Ьсяцевь, прикованный къ ст-Ьн*. Австр1йск1я 
власти опять приговорили Бакунина къ смерти, но за т^мь 
выдали его въ Россш въ Ма-Ь 1861. (Колоколъ Л!- 119 — 120). 

Арнольдъ Руге расказываетъ въ «N. Гг. Рга88е>^ о жизнк 
Бакунина отъ пребывашя въ Праг-Ь до выдачи въ Росс1Ю,. 
такъ : 

«Не можетъ быть сомн'Ьнхя относительно того, въ какомъ 
смысл15 говорилъ онъ въ Праг'!'.. Что онъ сражался храбро, 
объ этомъ мн-Ь передавали прибывппе въ Франкфуртъ поляки^ 
сообщивш1е мнФ. изв-Ьстхе, которое я напечаталъ для конгрес- 
са (франкфуртскаго). 

-^ Когда я ради управлен1я „Реформой" оставилъ Франк- 
фуртъ и переселился въ Берлинъ, то я нашелъ тамъ и Ба- 
кунина. Со времени иражскпхъ событ1й онъ сделался н^ко- 
торымъ образомъ бродягой и не всегда могъ спасать съ 
собой свои вепиг. Отъ этого его элегантность значительно 
постр«адала, и одинъ нашъ молодой другъ „изъ племени Ав- 
раамова", который слышалъ, что объ эгомъ уже было сде- 
лано зам*чан1е въ обществ1'., упрекнулъ въ неопрятности 
Бакунина, встр'Ьтивъ его у меня въ редакц1и „Реформы" и 
ув'Ьщевалъ его исправиться; это произвело комическое впе- 
чатл'Ьн1е. Бакунинъ, желая очевидно оставаться независи- 
мымъ даже въ своемъ гардероб-Ь, см-Ьрплъ изумленнымъ взгля- 
домъ своего ув'Ьщевателя съ головы до ногъ и вскрича.1ъ: 
„чего ему надо, этому маленькому чистенькому жиду?" 
оскорбленно задымилъ своей иаппросой — и не исправился. 

< Франкфуртъ все бол11е опускался и становился общест- 
вомъ упражнен1я въ разговорахъ, и центръ тяжести движе- 
н1я падалъ на Берлинъ, пока и тамъ не угасло солнце отъ 
Ноябрскаго переворота и король Фридрихъ Вильгельмъ IV 
ополчился протпвъ франкфуртской конституцш и противъ 
своего собственнаго императорства. Этотъ пр1емъ, посред- 
ствомъ котораго Пруссаки запрягли лошадей позади экипа- 
й:а, бросилъ меня сначала въ Лейпцпгъ, гд-Ь я опять встр*^- 
тилъ Бакунина, и зам1^гаалъ насъ разными способами въ 
дрезденское возсташе за конститущю. Бакунинъ завелъ бо- 
л1'.е кр'}'.пк1я связи съ пражской молодежью и сообщплъ мн'Ь 
свои планы. Однако я совершенно разошелся съ нимъ въ - , 



ЬХУ 

этомъ и заявплъ ему, что время ^аговоровъ прошло; чего 
нельзя достигнуть агптггцхей л непосредственнымъ народ- 
ннмъ движен1емъ, то еще менЬе можетъ быть достигнуто 
тайными союзами. Я говорилъ, что вижу въ этомъ только 
отчаянный шагъ и потому я решительно протпвъ. Это объ- 
яснеше р'^шительно охладило его къ намъ, и незадолго до 
вспышки въ Дрездене я потерялъ его совершенно пзъ виду. 
Онъ втихомолку отправился въ Дрезденъ и жилъ тамъ, скры- 
ваясь уже изъ-за однпхъ своихъ кредпторовъ давнихъ вре- 
менъ. 

«Какъ вдругъ вспыхнули безпорядки, потому что дрезден- 
ское правительство считало нужнымъ не допускать прове- 
ден1я конститудхн, что, со времени берлинскаго отречен1я 
огь короны, было не въ его власти; когда реакщя вызвала 
безпорядки и кровопролпт1е такимъ легкомысленнымъ пово- 
ротомъ къ насил1ю надъ народной волей, то, казалось, при- 
шло время наверстать медлительность мартовскихъ дней. 
Дворъ б-Ьжалъ въ Кенигштейнъ; въ Дрезден* составилось 
временное правительство, Бакунинъ вышелъ изъ своего убе- 
жища и предложилъ ему свои услуги. Онъ, кажется, неко- 
торое время думалъ о совм'Ьстномъ Д'Ьйствхп Праги и Дрез- 
дена. Но прусское вм-Ьшательство не дало достаточно вре- 
мени дрезденскому народному движен1ю. Поднялась контръ- 
революц1я, и временное правительство бЬжало въ Хемницъ. 
Тамъ Гейбнеръ и Бакунинъ были арестованы и отведены въ 
Кенигштейнъ, отданы подъ судъ и приговорены къ смерти 
за государственную изм-Ьну. 

<На вопросъ, желаютъ ли подсудимые обратиться къ ко- 
ролю съ просьбой о помилован1и, Бакунинъ отв-Ьчалъ, что 
онъ „предпочптаетъ быть разстр-Ьляннымъ!" Если бы это 
было сообщено неверно, то Гейбнеръ можетъ самъ это 
легко опровергнуть, чтобы намъ избежать необходизюсти 
обращаться за разъяснен1ями къ бакунпнскимъ противникамъ. 
Т'кмъ не мен^е Бакунинъ былъ иомилованъ, но потомъ, по 
причпнамъ пражскаго возстан1я, былъ выданъ Австр]и подъ 
7Слов1емъ, что по окончанш сл*дств1я онъ будетъ опять 
щюпровожденъ въ Саксонш. За этотъ фактъ я также не могу 
поручиться. Бакунинъ, упорно отрицавшей свое вм']^шатель- 
ство въ пражск1я событ1я, былъ, наконецъ, выданъ Росс1и.> 

5* 



.ЬХ\1 

Русск!» императоръ, какъ разсказываетъ Бакунинъ въ пе- 
чатаемомъ нами письме, ЛПП, пожелалъ подучить отъ него 
записку о славянскихъ д'Ьлахъ. По словамъ Герцена, Нико- 
лай I, прочитавъ записку Бакунина (которую, можетъ быть, 
можно бы было разыскать въ архиве бывшаго 111-го отд-Ь- 
ленхя, ставшаго теперь довольно доступнымъ), сказалъ: „Онъ 
умный и хорогаШ малый, но опасный челов-Ькъ; его надобно 
держать въ заперти" *). (Поем, сочин. 197). 

Изъ времени ареста Бакунина въ Петербург-Ь есть о немъ 
упоминан1е въ запискахъ бывшаго саксонскаго пов'Ьреннаго 
въ Петербург'^ гр. Фицтума-фонъ-Экгатадта, который пере- 
даетъ между прочимъ свой разговоръ съ кн. Г., управляв- 
шпмъ тайной полпщей. Князь Г. сначала сообщилъ своему 
себесЬднпку довольно фактичесгая св^Ьд-Ьнхя о такъ называ- 
емомъ „заговор'Ь" Петрашевцевъ, будто бы приготовлявшихся 
„съ пстинно-дьявольской гешальност1ю" перебить въ одинъ 
день въ Петербург^Ь и въ провпнц1яхъ высокоиоставленннхъ 
лицъ, губернаторовъ и полицейскихъ чиновниковъ и обра- 
тить Россш въ федеративную республику. Дал^Ье кн. Г. 
сказалъ: я впрочемъ им^Ью всЬ причины предполагать, что 
Бакунинъ, котораго вы три года тому назадъ поймали въ 
Саксоши, состоялъ въ т'Ьсн11Йшей связи съ Иваномъ Ива- 
новичемъ (такъ названъ у Фицтума, очевидно, Сп-Ьшневь, 
котораго кн. Г. считалъ главою „заговора"). Бакунинъ въ 
настоящее время зд-Ьсь, такъ какъ австр1йское правительство 
выдало намъ его. Я самъ допрашивалъ его. Жаль этого че- 
ловека! Не думаю, чтобъ въ русской арм1и нашелся хоть 
одинъ артиллер1йск1й офицеръ, который могъ бы сравниться 
съ нимъ въ иознан1яхъ. Въ настоящемъ случа'Ь провид-Ьше 



*) Ив. Головинъ разсказываетъ, что записка Бакунина Николаю I 
оканчивалась словами: «за мои иностранныя преступлешя худите 
меня, какъ русск1Й государь». (Ор. с11., 52). Г-жа Тучкова-Огарева 
передаетъ этотъ конецъ такъ : «государь, за мое откровен1е простите 
мн-Ь мои п'Ьмецие гр-Ьхи». (Р. Стар. 1894, XI, 20). Эти слова врядъ 
ли в-Ьрны, такъ какъ Александръ П, читая записку Г^акунина, го- 
ворилъ, что въ ней «н'Ьтъ никакого раскаян1я». (Ом. дальше, письмо 
№ Ш). Описан1е дороги Бакунина изъ Австр1и въ Петербургъ у 
г-жи Огаревой довольно правдоподобно, — показате же, будто в-Ьсть 
о смерти Николая I «застала Бакунина въ Соловецкомъ монастыр'Ь», 
— странная ошибка! Бакунинъ переведенъ быль въ 1854 г. иэъ 
Петропавловской крепости въ Петербург'^ въ Шлиссельбургъ. 




ЬХУП 

явно охраняло насъ, и оба преступника, какъ йванъ Ива- 
новнчъ, такъ и Бакунпнъ, поплатятся за своп пропеки ка- 
торгою». (Изъ книгп 81, Ре^егзЪиг^ ип(1 Ьопйоп 1п Леи 
^аЬгеп 1852—1864, — „Русская Старина" 1887, У, 394). 
Сопоставляя эти слова кн. Г. съ отзывомъ самого Бакунина 
о Петрашевцахъ и спецхально о Сп'Ьшнев'Ь дал-Ье, въ письмЬ 
Л- I, нельзя не улыбнуться по поводу точности св4д"Ьн1й 
петербургской тайной полнд1и, а между т'Ьмъ так1я св-Ьд-Ь- 
н1я заставляли всемогущаго Николая I говорить тому же 
Фицтуму : «1е 8о1 ее! 1п1пё зоиз тез р1е(18!> 

По словамъ Б. У. Ф., Тургеневъ, во время ареста Баку- 
нина въ Шлиссельбург11, -<осм'Ьлился просить облегчен 1я его 
участи и снабжалъ его книгами, не смотря на то, что самъ 
былъ на дурномъ счету у ими. Николая». (Р. Стар. 1884, 
Май, 396). 

Дальн']^йш.ал истор1Я Бакунина довольно ярко отражена 
въ печатаемыхъ дальше пнсьмахъ. Съ 1851 по 1854 г. 
Бакунинъ содержался въ Петропавловской крепости, а поел* 
до 1859 въ Шлпссельбургской, потомъ поселенъ былъ въ 
Западной н дальше въ Восточной Сибири. 

О сибирской жизни Бакунина сообщаетъ н-Ьчто Катковъ, 
но съ свойственнымъ ему озлоблен1емъ п, в-Ьроятно, несколь- 
ко ретушируя по своему основу фактовъ. «Въ 1859 году, 
расказывалъ Катковъ (въ „Моск. В-Ьдомостяхъ", 1870, Л^ 4, 
по поводу ареста Нечаевцевъ и прокламац1й Бакунинскихъ), — 
въ 1859 г., когда Бакунинъ еще проживалъ въ Сибири и 
служплъ по откупамъ, (? *— по золотопромышленнымъ д^ламъ 
у откупщика Бенардакп? М. Др.)^ мы получили отъ него 
неожиданно письмо^ въ которомъ онъ припоминалъ о нашемъ 
давнемъ знакомств*]^ и которое иоказа.10сь намъ пскреннимъ. 
Мы предложили ему попробовать писать въ нашъ журналъ 
пзъ его далекаго захолустья, которое для ума жива го и лю- 
бознательнаго должно представлять много новыхъ и пнте- 
ресныхъ сторонъ. Вь теченхе 1861 — 1862 гг. получили мы 
отъ него еще два-три письма черезъ ссыльныхъ изъ поля- 
ковъ, которые, бывь помилованы, возвращались на родину. 
Оказалось, что онъ жплъ въ Сибири не только безъ нужды, 
но и въ избытк-Ь, ничего не Д'Ьлалъ и читалъ французск1е 
романы, но на серьезный трудъ, хотя бы малый, его не 
хг'тало. Русскую литературу онъ не обогатилъ своими про- 



I 



ьхлтп 

изведевими. Въ ппсьиахъ его къ наиъ проглянулъ прежшЗ 
Бакунины оть впхъ в^ло хотя благонаи-Ъреннылъ, но лу- 
стымъ н лхпБНиъ фантазеротвомъ. М-кстамп онъ заговари- 
валъ тономъ вдохвовешя, вророчествовалъ о будущнхъ судь- 
бахъ славявскаго 311ра п взнвалъ къ натпмъ руссклмъ снх- 
па'пямъ въ пользу польской нащп. Переписки съ своей сто- 
роны мы не поддерживали. Последнее послав1е получили 
иы отъ него уже въ эпоху варшавскпхъ демон страц1Й. 
Прежней Бакунпнъ явился иередъ ванн во всей полнот* 
своего, вичуть не повреждевнаго, существа. Онъ потребо- 
валъ отъ вашей гражданской доблести пряснлки ему денегъ, 
по малой м-Ьр* 6000 р. Дабы облегчить для насъ это по- 
жертвование, онъ дозволилъ вамъ открыть въ его пользу 
подписку между людьми, ему сочувствующими и его чтящими, 
которыхъ, по его разсчету, долженствовало быть не мало. 
Зач'Ьмъ же вдругъ п такъ экстренно понадобилась ему вы- 
шеозначепная сумма? Вотъ зач'^мъ: однажды его ос^^ннло 
созван1е, что онъ получалъ даромъ жаловавье отъ откупщика, 
у котораго состоялъ на служб*, ничего не д^лая; онъ вдругъ 
сообразплъ, что откупшнкъ выдавалъ ему ежегодно, въ иро- 
должеше трехъ л'Ьтъ, по 2000 р. единствевно пзъ угожде- 
н1я гевералъ-губсрнатору, которому Бакувинъ приходился 
сроднп. Сознание это не давало ему-де покоя, п онъ ре- 
шился, во что бы то ни стало, возвратить откупщику всю 
въ продолжен1е трехъ л-Ьтъ перебранную сумму. Благород- 
ный рыцарь, оиъ хот-Ьлъ подаян1емъ уплатить подаян1е н 
изъ чужпхъ кармановъ возстановить свою репутащю во мв-Ь- 
в1п откупщика. Мы не могли ему быть полезны, и письмо 
его осталось втун*. Но прошло зат-Ьмъ несколько м-Ьсяцевъ, 
и мы узнали, что Бакувинъ все такн добылъ сумму, кото- 
рую требовалось возвратить откупщику, но откупщику ея 
не возвратилъ, а б11жалъ съ полученными деньгами нзъ Си- 
бири» (Нев'Ьд'Ьнск1й, 503 — 505). 

Боказаше это несколько сбивчиво: въ 1862 г. Бакунивъ 
былъ уже въ Лондон* и не могъ писать Каткову пзъ Си- 
бири. По всей вероятности посл-Ьдисе письмо Бакунина 
было еще отъ 1861 года. ЗатЬмъ сомнительно, чтобъ Ба- 
кунпнъ им*лъ 6000 р. передъ отъ1здомъ пзъ Сибири. Во 
всякомъ случа^Ь желательно обнародован1е текста лисель 
Бакунина къ Каткову, которыя могли сохраниться въ архив*!^ 



г 



ЪХ1Х 



«Моск. В1>домостеГ1». Основа же писемъ, передаваемая Кат- 
ковамъ, какь равно п обращен1е Бакунина къ Каткову за 
деньгами не иредставляютъ ничего нев^роятнаго. Зам'Ьтимь, 
что начиная издавать въ 1856 г. <^Русск1й В-Ьстнпкъ*, Кат- 
ковъ пом-Ьстилъ въ числФ» сотруднпковъ и Сатина и Ога- 
рева. Правда въ 1861 г. уже наметилось различ1е между 
все еще, вирочемъ, либеральнымъ журналомъ Каткова и ра- 
дикальнымъ <Со11ременникомъ», — но мы увидимъ дал^е въ 
нркутскихъ инсьмахь Бакунина, что онъ одинаково презри- 
тельно смотр11Лъ на всю тогдашнюю русскую журналистику. 

Объ отъ']^зд']^ Бакунииа изъ Сибири ходятъ н'^скозъко 
фантастическге разсказы, напр., даже так1е, что будто онъ 
женился на дочери своего тюремщика (дёоИег) и съ ея по- 
мощью б'Ьжалъ и т. и. (В. Ма1оп, Ь'1п1егпа110па1е, Ьа Кои- 
увИе Кеуне, 1884, 15 Г6уг., 750). На самомъ Д'Ьл'Ь, ка- 
жется, что отъ'Ьздъ Бакунина нельзя назвать собственно и 
поб-Ьгомъ: онъ пм-Ьлъ свободу движен1Я по Сибири и вы1»- 
хаяъ изъ Иркутска безпрепятственно, а на р. Амур-Ь сЬлъ 
на американскШ пароходъ п отплылъ съ нимъ. (Дальн']Ьйшее 
см. въ письмахъ Л2Л2 IV — УХ). 

Кавелинъ писалъ Герцену по поводу отъезда Бакунина 
пзь Сибири: <ушелъ онъ изъ Россш нехорошо, нечестно» 
(Письма Кав. и Тургенева, 48), и г-жа Тучкова-Огарева со- 
общаетъ, что самъ Бакунинъ, ирибывъ въ Лондонъ, гово- 
рилъ: «хоть п сов-Ьстно, а пришлось и друзей обмануть, 
чтобъ вырваться на волю». (Р. Старина, 1894, IX, 20). 

Арн. Руге разсказываетъ о жизни Бакунина въ Сибири, 
конечно, со сдовъ самого Бакунина, — но, можетъ быть, съ 
некоторыми ошибками : 

<Въ Сибири онъ скоро получилъ столько свободы, что 
могъ жениться и даже на дам1}, которая принесла ему ма- 
ленькое имеи1е. Бакунинъ нзображалъ жизнь ссыльнаго какъ 
решительно анти-русскую *). ВсЬ прннимаютъ непрерывно 
живейшее учасг1е въ европейскомъ развнт1н. Сибирь осво- 
бождается все бол-Ье и бол-Ье отъ вл1ян1Я Росс1и и въ да- 
лекомъ будущемъ станетъ безъ сомн-Ьпхя сама госпожей своей 
судьбы. Но все же эта жизнь, беззаботная и замкнутая, не 
удовлетворяла нашего друга; онъ стремился уйти изъ этой 



*) Т. е. антиправительственную. М. Др. 



^ 



ъхх 

расширенной темницы, доставнлъ себ-Ь средства чрезъ про- 
дажу своего пм'Ьньица и устроилъ такъ, что одна торговая 
фирма въ Иркутск'Ь дала ему свнд'Ьтельство, какъ своему 
коммивояжеру по Амуру. Снаряженный такимъ образомъ, 
онъ задумалъ переплыть море, въ то время какъ его жена 
должна была Ьхать по сухопутью ему на встр-Ьчу чрезъ Ев- 
ропу. На Амур'Ь плаван1е какъ разъ не было оживленнымъ 
и Бакунинъ нагаелъ только императорск1й фрегатъ, который 
шелъ по пути. У него хватило храбрости подняться на бортъ, 
изложить свою просьбу и побудить капитана взять его съ 
собой, разсказавъ ему о своихъ д-Ьлахъ и поручен1яхъ. Ка- 
питанъ нашелъ прхятнаго спутника, а Бакунинъ пр1ятное 
пугешеств1е, которое заняло порядочное разстояше внизь 
по пустынной р-Ьк-Ь. Ему угрожа.1а опасность встр-Ьтиться 
съ губернаторомъ, съ которымъ онъ былъ лично знакомь п, 
такъ какъ ему навстр^Ьчу шелъ фрёгатъ, Бакунинъ выв-Ьдалъ, 
разговаривая, въ какомъ м-Ьст-Ь фрегатъ долженъ встр-Ьтиться 
съ губернаторомъ, хот'Ьлъ было перебраться на купеческШ 
корабль, который они нашли на якорЬ. Капитанъ корабля 
былъ житель Бремена: ему д-Ьло показалось довольно по- 
дозрительнымъ и онъ отказался взять съ собой въ Яионш 
мнимаго коммивояжера даже за хорошее вознаграждеи1е. 
Капитанъ фрегата, который любезно заинтересовался путе- 
шественникомъ, взялъ его на свой ботъ и отвезъ къ одному 
американскому кораблю, который тоже тамъ стоялъ на якор-Ь 
и также собирался въ Япон1ю. Тамъ капитанъ пом-Ьстилъ 
Бакунина, и иосл-Ьднтй разстался, искренно благодарный, съ 
услужливымъ другомъ, котораго онъ пл'Ьнплъ свопмъ обая- 
тельнымъ обращен1емъ. 

На другой день американск1й клиперъ съ Бакунинымъ въ 
кают-Ь проплылъ мимо фрегата съ губернаторомъ. Такимъ 
образомъ опасность миновала и Япон1я была достигнута. 
Въ Хокагам-Ь была небольшая остановка, Бакунинъ сошелъ 
на берегъ и принялъ ванну, отъ которой ему могло быть 
плохо, такъ какъ слуга началъ обливать его горячей водой, 
и Бакунинъ полагалъ, что только его густые волосы спасли 
его отъ погибели. Т1осл']Ь прхятнаго, все время благополуч- 
наго и быстраго плаван1я черезъ Велик1Й Океанъ, счастли- 
вый б-Ьглецъ прибылъ въ Санъ-Франциско и тамъ, между пе- 
реселенцами, ищущими золота, встр^тилъ много европейских^ 



ЬХХ1 

знакомыхъ, которые, бол"Ье мягко,, но все же был» также 
выброшены контр-револющей. Бакунинъ про-Ьхаль одну по- 
ловину земного шара въ цЬпяхъ, другую какъ б'Ьглецъ, пока 
прибыль въ Европу. Зд-Ьсь, въ Санъ-Францпско, встр^тплъ 
онъ форпосты той великой арм1п, въ которой онъ служилъ 
съ такпмъ рвен1емъ и смертной отвагой и въ которую онъ 
намеревался возвратиться. 

«Его друзья въ Санъ-Францпско снабдили его средствами 
по-Ьхать дальше въ Нью-Иоркъ, а оттуда помогъ ему вы- 
браться Александръ Герценъ, которому онъ ппса*гь въ Лон- 
донъ. Герценъ нашелъ ему и парпжскаго издателя для опп- 
сан1я его прпключен1й и поб-Ьга: „111 зше ГевШп^з- шк! и<; 
8ше В^готйЛ", котораго, къ сожал']Ьн1ю, онъ никогда не на- 
пнсалъ>. 

Въ конц-Ь 1861 г. (27 Декабря) Бакунинъ явился въ Яон- 
донъ въ обш.ество Герцена и Огарева, которые приняли его 
съ распростертыми объят1ЯМн. Впрочемъ, одно близкое лицо 
къ Герцену передавало намъ воспомпнанхя о томъ, что Гер- 
ценъ ожпдалъ осложнен1й, которыя Бакунинъ внесетъ въ 
д-Ьятельность «Колокола». Съ этимь согласно и показан1е 
Н. И. Тучковой-Огаревой, которая говорить, что, «дочптавъ 
письмо (Бакунина пзъ Америки), Герценъ задумался и ска- 
залъ Огареву: „признаться, я очень боюсь прх-Ьзда Баку- 
нина; онъ нав'Ьрно испортить наше дЬло"..., Огаревъ былъ 
согласенъ съ Герценомъ и думалъ тоже, что Бакунинъ не 
удовлетворится ихъ пропагандой, а будетъ настаивать на 
д-Ьятельности по образцу западныхь революцшнныхъ явлен1й. 
Вдобавокъ Бакунинъ на Запад-Ь всегда представлялся запи1т- 
ннкомъ Полыпи. Герценъ и Огаревъ тоже сочувствовали 
Польш-Ь въ разм'][1р'Ь ея испытан1й, но они не сочувствовали 
аристократическому характеру иоляковъ, ихъ отиошен1ю къ 
низшему классу и пр.... Предчувств1е Герцена скоро начало 
оправдываться. Съ пр1'Ьзда Бакунина польская струнка жив1^й 
забилась въ вольной русской типограф1и. Сначала Бакунинъ 
пом'1;щалъ въ „Колокол'Ь" своп статьи (собственно половину 
статьи М. Др.), но зам-^тивъ вышесказанное направлен1е, 
Герценъ предложилъ ему печатать свои статьи отдельными 
брошюрами, или въ издан1яхъ, называемыхъ „Голоса изъ 
Россш**, потому что взгляды ихъ расходились.... Главное 
заключалось въ томъ, что взгляды Огарева и Бакунина бы- 



I 
I 

I 



II 



1 



1къ-'10 б.шже, п послЬдн!!! во:)ЫМ'Ьлъ большое вл1ише 
;рваго. А Гераснъ всегда усгупалт. Огареву, даке ког» 
валъ, что Огаревъ ошибается). („Русская Стариыа", 
, Ноябрь, 18—21). 

до в[11)оченъ сказать, что ва иока:1ая1л г-жи ОгаревоП 
о полагаться лишь вь самыхъ обтнхь чертахь ихъ,— 
какъ они часто противор'Ьчатъ даже тону, что гово- 
вь заппсках'ь Герцена п сбивчивы въ хронолог! п. 
Ъ того, г-жа Огарева слпшкояъ уже старается ухевь- 

сочувств1е Терпена польскому возставш (см. осоЛ. 
25) п разскааываеть совс'Ьмъ неверно, будто «послаи- 
' варшавскаго революп^онваго комитета (въ 1862 г.) 
III, не нолучнвь отъ Герцена цпкакнхъ об'Ёщан1Л>. 
авное различие Герцена и Бакунина было въ томъ, что 
1П хот^.тъ ограничиться то.тько пропагандой известный 
— вь соотв-Ьтств1е спламь кружка и свои.нь способ- 
нъ, — - а второй стреиплся кь революцюнноП акд!п, 
арщнцко!1 н военной. Отсюда и его сочувств1е къ ноль- 
' возстан1ю, большее, ч*иъ иожно было ожидать, суди 
о теоретнческнмъ 1[дея>п.. 

ь ппеемъ, который печатаются дальше, мы впдимъ, что 
Г Бакунпиымъ и шдателяииг •Колокола> сейчась же 
клп несогласЕЯ. Самъ Герценъ разсказмваеп. объ от- 
а1яхъ Бакунина кт. „Колоколу" такъ: 
ъ Лондон* онъ, вопервмхъ. сталъ реяолюи1ои11ро- , 
. „Колоколъ" ][ говорплъ въ 1862 г. цротнвт> нась | 

то, что говорилъ 1п. 1347 г. протпвъ Б^инскаго. 1 
о было иронаганды; надобно было неминуемо прпло- | 
, надобно было устроить центры, комитеты; мало было 
ихъ людеП, надобны были „посвященные и полупосвя- 
ые братья", орган1иац||| въ кра! — славянская орга- 
дя, польская органияащн, Бакунинь находнлъ васъ 
жвыип, не у ноющими пользоваться своинъ положев1е)1ъ, 
таточио любящнмн рЬшнтельныя средства. Онъ, впро- 
ве унывалъ н в'Ърнлъ. что въ скоронъ времеви поста- 
яасъ на путь нстнпныП. Въ ожнданш нашего обраще- 
Б. струп п про валъ около себя цЪлый кругъ с.тавниъ. 
были чехп..., сербы..., накоиецъ былъ болгарннъ, ле- 
въ турецкоГг арм1и, п поляки вс')^хъ эпархШ: Боиапар- 
ой, Мирославе кой, Чарторнжской ; демократы безъ со* 



г 



ьххш 



щальныхъ идей, но съ офицерским ь отт^Ьнкомъ; соцталисты, 
католики, анархисты и просто солдаты, хот-Ьвшхе гдЬ ни- 
()удь подраться, въ северной пли южной Америк'Ь, и пре- 
имущественно въ Польш'Ь. 

«Отдохнулъ съ нами Б. за девятид-Ьтнее молчанхе и оди- 
ночество. Онъ спорилъ, пролов']^дывалъ, распоряжался, крп- 
чалъ, р'^Ьшалъ, направлялъ, организовалъ и ободрялъ ц']^лы[1 
день, цЬлую ночь, ц1>лыя сутки. Въ коротк1я минуты, оста- 
вавп11яся у него свободными^ онъ бросался за письменный 
столъ и принимался писать пять, десять, пятнадцать инсемъ 
въ Семипалатинскъ и Арадъ, въ Б-Ьлградъ и Царьградъ, въ 
Бессараб1Ю, Молдавш и Б^Ьлокрпнпцу>. (Сборн. Поем. Соч., 
200-201). 

Съ пр1'Ьздомъ Бакунина въ Лондонъ, на Герцена, кото- 
рый уже содержалъ семью Огарева, упала забота и по со- 
держашю Бакунина. По этому вопросу встрЬчаемъ н'Ькото- 
рня указашя въ письмахъ И. С. Тургенева. Отъ 25 Янв. 
1862 г. онъ пигаетъ Герцену изъ ГеЙдельберга : ^Доставле- 
н1е постоянной суммы М. А. затруднительно. С. давно уЬ- 
ха.тъ въ Егииетъ, — да и, сколько мн-Ь известно, это чван- 
ливое животное, которое не дастъ ни гроша, если нельзя о 
томъ протрубить во всеуслышан1е. Боткинъ будеть давать 
по временамъ небольш1я суммы, но едва ли согласится на 
что нибудь постоянное. Впрочемъ я еще съ нимъ потолкую. 
Надо посмотр'Ьть, что можно сд11лать въ самой Росс1п. Что 
до меня касается, то я съ величайшей готовностью беру на 
себя обязанность давать Б— ну ежегодную сумму 1500 фр. 
впредь на неопред']Ьленное время и первые 500 фр. (счи- 
тая съ 1 Янв.) отправлю на твое имя тотчасъ, Такимъ об- 
разомъ ^/^ желанной суммы уже обезпечена; надо поста- 
раться и объ остальной». 11 Февр. онъ же пишетъ: <Братъ 
Б — на былъ зд-^Ьсь и уЬхалъ, оставивъ мнЬ адресъ какихъ 
то ЬаСаге ^гёгез, которнмъ надобно заплатить задолженныхъ 
Мигаелемъ 1000 фр. Я открылъ подписку, но къ моимъ 
500 фр. прибавилось пока 250. Над-Ьюсь собрать всЬ. 
Б — нъ ппшотъ мн"Ь о 1000 р. с. Я гоговъ ихъ выдать ему 
до моего отъ-Ьзда отсюда, но тогда они будутъ зачислены 
въ счетъ трехл-Ьтняго пансюна (не вполне трехл-Ьтняго ; я 
об-Ьщалъ 1500 фр. въ годъ, а 1000 р. с. съ 500 фр. со- 
ставятъ меньше этой суммы). Отговори его, пожалуйста, 



ЬХХ1У 

теперь же выписывать свою жену. Это было бы безумие; 
пусть онъ осмотрится сперва». (Письма Кавелина п Турге- 
нева къ Герцену, 143, 145 — 146). 

Изъ письма Тургенева къ Бакунину отъ 28 Окт. 1862 г. 
видно, что посл-ЬдиШ обратился къ первому съ какой-то 
просьбой по устройству его жены. Тургеневъ об-Ьщаеть свое 
сод'Ьйствхе, прибавляя: «въ этомъ, какъ и во всемъ другомъ, 
ты можешь над']Ьяться на мою старинную пр1язнь, незави- 
сящую, слава Богу, ни отъ какихъ политическихъ воззр']^н1й». 
(Тамъ же, 168). 

Въ иисьм-Ь къ Герцену, отъ 2 Апр. 1864 г., Тургеневъ 
говорптъ о вышеупомянутой, или, можетъ быть, новой вы- 
дач-Ь денегъ Бакунину, говоря: «что Б., занявшш у меня 
деньги и своей бабьей болтовней и легкомысл1емъ иоставив- 
ппй меня въ непр1ятн'Ьйшее положен1е — (другихъ онъ по- 
губилъ вовсе) — что Б., говорю, распространялъ обо мн-Ь 
самыя пошлыя и гадк1я клеветы, — это въ порядке вещей, 
— и я, зная его съ давнихъ поръ, другого отъ него не 
ожидалъ>. (Тамъ же, 181). 

Впрочемъ, какъ говоритъ Б. У. Ф., Тургеневъ и посл-Ь, 
прервавши сношешя съ Бакунинымъ, помогалъ ему, когда тотъ 
хворалъ и нуждался, д'Ьлая это безъ его ведома, да и вообще 
мало кто зналъ объ этомъ*. („Р. Стар.", 1884, Май, 396). 

Въ пзданномъ Феемъ вскоре посл-Ь появлен1я Бакунина 
въ Лондон-Ь его послан111 къ „ Р у с с к и м ъ, П о л ь с к п м ъ 
и славянскимъ братьям ъ", Бакунпнъ высказываетъ 
между прочнмъ мн']^н1е о значен1и т. наз. раскола, какъ 
иолитическаго протеста противъ петровскаго государства. 
Это мн'Ьн1е, основанное на научномъ недоразумЬнхи и само 
послужившее источннкомъ всякихъ практическпхъ недоразу- 
м'Ьн1й для русской оппозицш, — распространилось у русскихъ 
съ легкой руки Щапова и было привезено въ Лондонъ 
Кельс1евымъ *). Въ кружк-Ь „Колокола'' оно нашло себ-Ь 

*) Между иричинами этого недоразум'Ьн1л надо поставить ст'Ьсне- 
Н1Я духовной цензуры, которой должны подвергаться въ Росс1И вс^ 
сочинен1я, касающ1яся религ1и, всл:Ьдств1е чего вт Россш наука о 
религ1яхъ и церквахъ, можно сказать, не существуетъ вовсе. Отъ 
этого русск1е ученые и не оц']^ниваютъ значен1я соц1ально-религ1оз- 
наго элемента въ истор1и и готовы объяснять судьбу хрнст1анст11ау 
реформащи, раскола и т. и. исключительно причинами по.1итячеСБИ1П1 
и сощальными. 



ЬХХУ 

нанбод'Ье сочувств1Я у Огарева, который основалъ при „Ко- 
юко!*!" прпбавленхе „Общее В'Ьче", преимущественно по- 
священное агитацхи среди раскольниковъ. Въ немъ Огаревъ 
старался приблизиться къ раскольннкамъ на стол^о, что 
самъ иногда принималъ видъ раскольника. Въ воспомина- 
шяхъ старообрядческаго епископа Пафнут1я Коломенскаго, 
который былъ въ Лондон!; въ 1861 — 1862 г. съ Ц'Ьльво 
установлен1я отношенхй своихъ единов1Ьрцевъ съ кружкомъ 
„Колокола", есть н1;сколько зам-Ьчашй^! о роли, какую въ 
этомъ д-Ьл!; игралъ Бакунинъ. Расказы Пафнут1я вошли, 
какъ матер1ады, въ статью ^ Р а с к о л ъ, к а к ъ о р у д 1 е 
враждебных ъ Росс! и партШ", напечатанную въ 
„Русскомъ В*стникЬ" 1866 и 1867 г. 

Тамъ, между прочимъ, читаемъ: Пафнут1й разсказалъ (на 
пр1ем'Ь у Герцена), какь пнокъ Алимп!!! (Милорадовъ) отли- 
чался на пражскомъ сейм-Ь (81с !) и на улицахъ города Праги 
во время пронсходивгааго тамъ возстан1я противъ австр1йцевъ^ 
Это !13В'Ьст1е было совершенною новостью для Герцена. 
Раскольникъ монахъ держитъ р-Ьчь на революц10ннол1ъ сей- 
м-Ь, идетъ на баррикады!... Не дальше, какъ на сл'Ьдующхй 
день иосл'Ь свидан1я (Пафнутхя) съ Герценомъ Кельс1евъ 
вб'Ьжалъ въ комнату Пафнут1я и сообщилъ новость, что въ 
Лондонъ ирх^хадъ Бакунинъ, что его спрашивали между 
прочимъ объ Алимпш, что разсказъ Пафнут1я онъ подтвер- 
ди.1ъ вполн-Ь и очень радъ повидаться съ знакомымъ своего 
пражскаго сподвижника. Вечеромъ 5 Янв., въ крещенск1Й 
сочельникъ, Пафпут1Й сид']^лъ одиноко въ своей квартир-Ь, 
Вдругъ онъ слыигитъ, что кто-то, расп-Ьвая густымъ басомъ 
<Во Тордан'Ь крещающуся Теб'Ь Господи х., — 
тяжелыми шагами поднимается по л'Ьстниц'Ь; дверь распах- 
нулась, и какой-то незнакомецъ, сопровождаемый Кельс1е- 
вымъ, съ хохотомъ вошелъ въ комнату и сталъ приветство- 
вать пзумленнаго Пафнут1я. Это былъ самъ Бакунинъ. Его 
наружность, грубая безцеремонность и это расп-Ьванхе свя- 
щенной п^сни, которымъ онъ какъ будто хот'Ьлъ скрасить 
свой первый визитъ къ старообрядцу, но въ которомъ слы- 
шалось невольно самое наглое кощунство, все это произвело 
на Пафнут1я крайне непр1ятное впечатл-Ьихе. Кельс1евъ также 
чувствовалъ себя неловко. Но д^Ь.1о мало-по-малу уладилось, 
и знакомство съ новою знаменитостью пзъ герценовскаго 



г 



«■в-.- ■ ■ Г".. ; . •■ • .. ■ ■ 



ЪХХУ! 

кружка завязалось. Вскор'Ь потом ь онь составнлъ для^ „Ко- 
локола" статью о своихъ 110хожден1Яхь, вь которой уцоми- 
палъ II о подвигахъ о. Алнм111я. Статью прежде наиечата- 
н1я показал» Пафнутхю. Оберегая интересы старообрядчества, 
онъ просиль, чтобъ не писали объ этихъ подвигахъ и осо- 
бенно, чтобъ не било упоминаемо самое имя Алимп1я, особы 
очень немаловажной въ нстор!» б1Ьлокр1ГН11цкой 1ерарх1и. 
Само собою разумеется, что его нросьба была уважена, и вь 
стать-Ь ограничились только подстрочнымъ зам11чан1емъ, что 
на пражскомъ сейм-Ь съ Бакуниннмъ никого пзь русскихъ 
не было, кром-Ь одного старообрядческаго инока *). При 
другомъ свидан1и, также въ присутствш Кельсхева, Бакунннь 
читалъ Пафнут1ю письма, который приготовилъ къ своимъ 
старымъ друзьямъ, въ томъ числ"!! и къ Алими1ю; онъ из- 
в'Ьщалъ ихъ о своемъ освобожден1и и приглашалъ снова 
приниматься за старое д-Ьло. «Отецъ Алимп1Й, такъ писалъ 
онъ къ этому последнему, помнишь ли Прагу ? Что же ты 
дремлешь? Пора за д^ло и т. д. Кельс1евъ съ тревожннмъ 
любой ытствомъ следилъ, какъ действовало это чтеи1е на 
Пафнут1я, и вообще не мало смущался болтливостш и не- 
уместною откровенностью Бакунина, который непринужден- 
но вит1йствовалъ о такихъ вещах ь, относительно которыхъ, 
очевидно, ему хотелось оставить Пафнут1я въ певеден1и'». 

« Кельс1ев ь, говорится дальше въ этомъ разсказЬ, понималъ, 
что не слЬдуетъ посвящать Пафнут1я во все таинства по- 
литическихъ и особенно религшзныхъ учен1Й, принятыхъ вь 
обществе Герцена, что по крайней мере нужно знакомить 
оъ ними постепенно и соблюдать осторожность. Самъ Гер- 
ценъ не могъ не признать справедливости этпхъ замечан1Й 
и до того простеръ внимательность къ старообрядческимъ 
убежден1ямъ своего гостя, что у него даже не курили въ 
присутств1П Пафнут1Я, пока, наконецъ, этотъ иоследн1й самъ 
не поиросилъ оставить такую щепетильность». 

«Когда Пафнут1й, понявъ, наконецъ, зачемъ Герценъ н 
его гости выходили въ соседнюю комнату, попросилъ ихъ, 
не стесняясь курить при немъ, то Бакунпнъ, къ крайнему 



*) Тугь идегъ речь о статье Герцена «М. А. Бакунинъ», поме- 
щенной въ 119— 120 № «Колокола» (15 Янв. 1862). Мы думаемъ, 
что вышеприведенное сведен1е о «подвигахъ» Алимп1я Милорадова 
нуждается въ проверке. 



г 



ЬХХУП 



неудовольств1ю Кельс1ева, захохотавши, восклпкнулъ : «ну, 
3 н а ч и т ъ, б л а г о с л о в и л ъ ! » Онъ, очевидно, изд Ьвался 
надъ т'Ьмъ, какъ Герцень съ братхей заискивали передъ 
11р1'Ьзжимъ старообрядцемъ. Однако же Пафнут1й не преми- 
нулъ сделать Бакунину строгое зам-Ьчанхе за кощунство въ 
его словахъ; онъ зам^тпль, что иное д-Ьло терп'Ьть непозво- 
лительный обычай, а иное ж^^о благословлять, чю если бы 
онъ цм]Ьлъ ираво раздавать благословен1я, то никогда не 
далъ бы его на куренхе табаку^ хотя и смотритъ на этотъ 
обычай снисходительно, такъ какъ не находитъ въ немъ 
ересп>. („Русск. ВЬстннкъ", 1867, АпрЬль, 713 — 715), 

Въ чнсл* результатовъ по'Ьздки Пафнут1я въ Лондонъ 
было то, что онъ не только оставилъ иланъ устройства тамъ 
старообрядческой епнскон1и, монастыря и школы, при по- 
мощи русскихъ эмигрантовъ, но уклонился и отъ свидан1я 
съ Кельс1евымъ, когда тотъ про-Ьхалъ въ Москву, а всл'Ьдъ 
за т-Ьмъ б'Ьлокринпцкхй мптрополитъ Кириллъ издалъ архи- 
пастырское послан1е, въ которомъ сов'Ьтовалъ своимъ 
единов'Ьрцамъ «показати всякое благоразумхе и благонам*- 
рен1е предъ царемъ и отъ врагъ его удалятися и б-Ьгати, 
яко отъ мятежныхъ крамольниковъ Поляковъ, тако наипаче 
отъ злокозненныхъ безбожнпковъ, гн'Ьздя- 
И1ПХСЯ въ Лондоне» и т. д. (Д. П. Парт1я Гер- 
цена и старообрядцы. „Русскш ВЬстникъ", 1867, 
Мартъ, 401). 

О лондопскомъ иребываши Бакунина есть н']^сколько св%- 
д-Ьихй и въ переписке Арн. Руге. Этотъ иосл^диШ тоже 
жплъ въ это время въ Лондон']^ и сильно былъ недоволенъ 
публпкац1ями Герцена, гд11 юная Росс1я представлялась какъ 
провпденщальная земля для соц1ализма, который будто 
бы старый латпно-германск1Й М1ръ выработалъ теорети- 
ческ1г, какъ древн1ц м1ръ христ1анство, но не способенъ 
осуществить его на практике, а потому необходимо вступле- 
н1е на сцену воваго народа — славянскаго, какъ н']^когда 
необходимо было для обновлен1я М1ра явлен1е германцевъ, — 
а также возр'Ьн1ями Герцена, что деспотизмъ петербургскаго 
императорства есть политика н11мецкая, а не русская. Уже 
въ письме къ Герцену отъ 1854 г., писанномъ, очевидно, 
по поводу книжки Герцена «Ви (1еуе1орретеп1 йез Шёез 
гёуо1и1:1оппа1ге8 еп Ки$§1е>, посвященной Бакунину, Руге го- 




ьххдш 

ворилъ: «Вы знаете, Бакъ мевя всегда интересовали вашп 
соо6щен1я о Росс1и.... но то явлен1е, что даже свободно- 
мысленн']Ьйш1е русск1е. какъ вы н Бакунпнъ, все еще оста- 
етесь русскими нацюналистамн, все гордитесь этпмъ ужас- 
нымъ отечествомъ, все высоком-^рно относитесь бъ намь, 
вашимъ тиранамъ, что вы вызываете варварство и коыму- 
нпзнъ, что вы думаете, будто эта (русская) простая, неса- 
иостоятельная толпа можетъ быть сравниваема съ т'Ъмп гор- 
дыми вольными индивидуумами, которые разрушили древн1§ 
м1ръ, со старыми германцами, — это д-ЬОствительно горькое 
для меня открыт1е> *). 

Получивъ запросъ о ирибытш Бакунина въ Лондонъ, Руге 
ппсалъ 9 Лив. 1862 г. Валесроду изъ Брайтона: пр1']^ха1ъ 
ли Бакунинъ, я не знаю, — я, конечно, буду его водить. 
Но онъ сд-Ьдается еще бол^е русскимъ, ч-Ьмъ Герценъ. Рус- 
ская революц1я д^^лаетъ русскнхъ, какъ Герценъ и Бакунинъ, 
еще 6езстыдн']^е, и я заран']^е ожидаю слышать высоком*!^!)- 



*) Ат. Ки^ез. ВпеГ^есЬзе!, Ы, 147. Все письмо это крайне 
интересно. — Руге признаетъ, мегду прочимъ, что «н^^ицы царству- 
ютъ отъ Остенде до Камчатки, но что безъ н']^мцевъ же н'^мецкая 
тиран1я нашего времени въ Петербурге, В^н^ я Верлин^ не мохетъ 
быть разрушена, — и боится, что если она ра:фушится, то славяне 
не будутъ играть роли друзей свободы. Они воспитаны въ такой 
системе, которой посл^^дств1я разстроили пхъ умъ и испортили ихъ 
сердце. Рабол-:Ьпныя, ханжи, склонныя къ насил1ю, массы этихъ юно- 
шей, полныхъ надежды, какъ могутъ они сразу научиться свободно 
думать и свободно д']^йствовать?» 

Дальше будетъ еще р'Ьчь о нападен1яхъ марксова кружка на Гер- 
цена и Бакунина. 1]ападен1я эти довольно грязны и подкладка ихъ 
нащональное высоком'&р1е слишкомъ явна, — но и на сторои'6 Гер- 
цена п даже отчасти Бакунина была доля этого высоком^рЕЯ и увле- 
чен1я м1ровой иисс1ей русскаго народа и въ изображенги окостене- 
лости немецкой жизни по остзейскимъ провинц1ямъ въ книгЬ Гер- 
цена было много несправедливаго. Остзейск1я провинции Росс1и да- 
леко не могли и въ 40-е годы считаться за образецъ жизни гер- 
манской. Вообще по поводу разног лас1й между старыми русскими 
эмигрантами (Герценъ, Бакунинъ и др.) и немецкими (Руге, Марксъ 
и др. сл-Ьдуеть сказать, что п^мцы были совершенно правы, указы- 
вая на слабость культуры среди русскихъ и славянъ вообще какъ 
на препятств1е къ осуществлен1ю револющониыхъ надеждъ русскихъ 
эмигрантовъ, но не правы были въ томъ, что ставили славянъ я 
качественно, по существу, ниже н^мцевъ и даже сочувствовали гер- 
тнизаторскимъ опытамъ надъ славянами разныхъ н*мецкихъ пра- 

тельствъ. 




ьххгх 

ныя р-Ьчи о «молодости Росс111» и «объ изжившей гнилой 
Герман1и» (ор. ск., II, 217). 13 Марта Бакунинъ обратился 
къ Руге съ иисьмомъ, въ которомъ благодари лъ Руге за за- 
ступничество за него по поводу клеветы Уркварта, будто 
Бакунинъ агентъ русскаго правительства. (См. объ этомъ 
прим']^чан1е къ письму .М; ЫП). 9 1юля Руге иисалъ Фрей- 
лиграту, что «Бакунинъ замечательно сохранйлъ молодость 
и хорошее расположен1е духа> *), — и прпбавляетъ дальше: 
«Бакунинъ натурально полонъ русской револющи, — и псто- 
р1я эта высматрпваетъ довольно дико; это милое начало. 
Каково-то будетъ высматривать конецъ?5 (тамъ же, 221). 
Всл-Ьдъ за т1>мъ, 12 1юля Руге иисалъ ФреИ ли грату же: 
«Натурально, Бакунинъ вполн-Ь русск1Й и даже не только 
русск1й, но славянинъ. Но онъ не таковъ какъ Головинъ, 
который считалъ, что русск1е утвердились непоб-Ьдимо въ 
Балах1и; напротивъ, онъ ожпдалъ и желалъ бзят1я Сева- 
стополя, чтобъ вм11ст^Ь съ т'Ьмъ лопнула николаевская систе- 
ма. Натурально онъ весь живетъ въ начинающейся русской 
революц1и, но не осл-Ьиленъ насчетъ ея варварскаго харак- 
тера и ея „в-Ьроятнаго столкновен1я съ Герман1ей изъ-за 
прит^сненныхъ нами славянъ". Но это кажется ему, какъ 
п МП*, еще далекимъ. Близко, — читаемъ сегодня телеграм- 
му, — царь вступилъ ^въ ' соглашен1е съ Лун Наполеономъ. 
Если это соглашен1е перейдетъ въ союзъ, а союзъ поведетъ 
къ войн']Ь, посредствомъ которой царь можетъ пожелать 
спастись отъ револющи, „то, — говоритъ Бакунинъ вполн-Ь 
в*рно, — „мы можемъ только молчать. Наше время насту- 
пнтъ только тогда, когда народъ станетъ господпномъ; но 
тогда мы будемъ стоять другъ противъ друга во враждеб- 
ныхъ лагеряхъ". Но эта минута, по моему мн-Ьнш, лежитъ 
довольно далеко за границами нашей жизни. Ибо когда таки 
на св^т-Ь русскхе станутъ народомъ, а русск1й народъ госпо- 
дпномъ? Кр-Ьпостные могутъ уничтожить дворянъ. Но кре- 
постные далеко еще не народъ и еще меньше смогутъ об- 
ра:ювать народовласт1е, ч^мъ французы и н^мцы могли это 



*) Впрочемъ, и въ »К. Ег. Ргезве» Руге говоритъ о впечамен^и, 
Еавое на него лроизвелъ Накунинъ въ Лондон*]^ посл^ тюрьмы и 
сибирской жизни: «Даже тонъ его р-Ьчи сталъ другой. Только по 
его идоямъ узналъ я его. Онъ просид'Ьлъ страшно долгое время въ 
тюрьме и поплатился за' г^то своимъ здоровьемъ». 



ьххх 

въ 1848 г Пан славистическая демократ кажется мн^ 

безконечно далеко выглядывающей и совсЬмъ не страшной 
фантаз1еп. „Я не спорю съ богами одинъ", — и мы съ Ба- 
куниными можемъ еще выпить много стакановъ вина, прежде 
ч-Ьмъ выступятъ другъ противъ друга „два неир1язненные 
лагеря" — „великон-Ьмеций" и „панславистическШ" >. (Тамъ 
же, 222—223). 

Вм'Ьсто столкновен1я между н'Ьмцами и славянами передъ 
Бакупинымъ стало столкновен1е поляковъ съ русскимъ го- 
сударствомъ. 

Польское революцюнное движен1е 1862 — 63 гг. увлекла 
Бакунина, а онъ увлекъ Огарева и Герцена гораздо дальше, 
ч-Ьмъ этого можно было ожидать. Герценъ им-^лъ уже случай 
въ „Колоколе" 1859 — 1860 гг. высказаться по польскому 
вопросу. При всемъ желашп полякамъ автономии, даже со- 
вершеннаго отд-Ьленхя отъ Росс1и, если они непременно того 
желаютъ, Герценъ относился критически къ вопросу о по- 
лезности такого отд-Ьленхя для самихъ поляковъ и особенно 
къ иретензхямъ поляковъ на «историческ1я» границы Поль- 
скаго государства 1772 г. Въ то же время Герценъ отно- 
сился критически къ сощально-политическимъ тенденц1ямъ 
польскихъ патрютовъ. (Подобный аналнзъ мн'Ьшй Герцена 
по этимъ вопросамъ мы сд-клали въ книжк'Ь „Историческая 
Польша и великорусская демократ1я". Женева, 1882). Изъ 
спбирскихъ писемъ Бакунина и изъ его статьи „Русскимъ, 
польскимъ и славянскпмъ братьямъ" (см. въ Прнложен1яхъ) 
видно, что и Бакунинъ разд-Ьлялъ это отношенхе Герцена 
къ польскому вопросу. Несомненно, что, оставаясь на почв^ 
публициста-критика (на своей почвЬ), Герценъ могъ бы 
оказать значительныя услуги «польскому и русскому д-Ьду» 
въ горяч1й часъ 1862 — 1863 г. Но Бакунинъ скоро былъ 
увлеченъ революцюнно-консппраторскою частью своей на- 
туры совершенно въ лагерь тогдашнихъ польскихъ революцю- 
неровъ и немногочисленныхъ молодыхъ, неопытныхъ и просто 
незнакомыхъ съ деталями польскаго вопроса русскихъ заго- 
ворщиковъ и потянулъ за собою и Огарева съ Герценомъ. 

Печатаемыя дальше письма достаточно рисуютъ Бакунина 
въ этотъ перюдъ его жизнп. Изъ нихъ ясно, что Бакунинъ 
желалъ присоединиться къ польскому возсташю не къ тому, 
какое было въ д-Ьйствительностп, а къ тому, которое онъ 



ЬХХХ! 

создалъ въ своемъ воображен1и, т. е. къ такому, которое 
бы направилось не только протпвъ русскаго правительства, 
но и протпвъ польскнхъ и русскихъ пом-Ьщиковъ п котораго 
не желали даже и самые крайн1е демократы между вождями 
возсташя. Интересно, что Бакунпнъ самъ вид'Ьлъ это неже- 
лаше, а все таки, увлекаемый потре6ност1ю д-Ьйствхя, на- 
нрашивался въ союзники польскому возстанш. (См. письмо 
•Ай XIX). Очевидно, что избытокъ активности увлекъ Баку- 
нина въ д']^ло, съ которымъ у него прннциихальныхъ связей 
было мало и о которомъ онъ только в']Ьрилъ, что оно посл*]^ 
пойдетъ въ желанномъ для него направлен1и *). 

Такой же уповательный характеръ им-Ьла для Бакунина 
п политико-нац1ональная сторона польскаго возсташя 1863 г. 
Изъ писемъ, статейки р'Ьчей Бакунина до возстан1я и посл'Ь. 
видно, что онъ собственно никогда не признавалъ истори- 
ческой Польши, т. е. правъ поляковъ на Литву, Б-клоруссш 
и Украину. Въ этомъ пункт* онъ отличался не только отъ 
польскнхъ революцюнеровъ, но и отъ молодыхъ русскихъ 
членовъ „Земли и Воли", которые не из1'Ьли ясныхъ понятШ 
не только о настоящемъ состоян1и западно-русскихъ про- 
винд1й, но даже и объ ихъ истор1и, если могли называть 
ихъ (напр. въ прокламац1и „Офицерамъ русскихъ войскъ отъ 
комитета русскихъ офицеровъ въ ПольшЬ", напеч. въ „Ко- 
докол-Ь" .1862, Л« 147, 15 Окт.) «областями, соединенными 
съ Польшей воспоминашями ирошедшаго>, — между т'Ьмъ 
какъ именно воспоминашя прошедшаго и разъединяли массы 
тамошняго народа съ Польшей. Бакунпнъ только в'Ьровалъ, 
что толчекъ, данный польскпмъ возстан1емъ, подниметъ массы 
народа западнорусскихъ провинд1й къ возстанш же, и са- 
моопред'Ьленхю къ автоном1и, виолн-Ь независимой, или 
же федеративной. На такую точку Бакунпнъ перетянулъ и 
Герцена съ Огаревымъ. 



*) Судя по ореографш н^^которыхъ польскнхъ словъ въ письмахъ 
Бакунина, сомнительно, чтобъ онъ зналъ польскШ языкъ. Св'&д:1^н1я 
его въ польской исторш совершенно поверхностны. Это тоже харак- 
терная черта. Мы встр']^чали н']^сколько великоруссовъ, соприкасав- 
шихся бол']Ье или мен^е близко съ польскпмъ движен1емъ 1862— 64 гг. 
Ни одинъ изъ вихъ не зна.1ъ польскаго языка; объ истории и этяо- 
граф1и Польши и сос:1днихъ провинц1й и говорить нечего. Такимъ 
образомъ вс^ эти «русск1е друзья польскаго д']^ла)|> лишены были 
1 Бозиожноёти разобраться въ его сложныхъ деталяхъ. 

I 



IV 






ьхххп 

I 

|-^ , Между т-Ьм!!, по понятхямъ п поляковъ, и всей массы 

русскпхъ, присоедпнеше Бакунина п „Колокола", всл^дъ за 
„Землею и Волей" къ возстан1ю, которое самымъ недву- 
смысленнымъ образомъ заявляло претенз1ю возстановить исто- 
рическую Польшу 1772 г., было понято, какъ прнзнаше со 
стороны русскпхъ радпкаловъ этой претензш — и это бы- 
ло главною причиною паден1я пхъ популяр- 
ности. Какъ современный свпд'Ьтель собнт1й, мы можемъ 
сказать, что возстанхе польское, пока оно со- 
средоточивалось около Варшавы, въ чисто 
польской области, пользовалось сочувств!- 
емъ русскаго образованнаго оби;ества. Но 
сочувств1е это оборвалось сразу, какъ толь- 
ко польск1е инсургенты появились около К 1е- 
ва п въ Могилевской губерн1п*). Результатомъ 
такого расширенхя возсташя было не автономное самоопре- 
Д'1>лен1е западнорусскихъ областей, а проявлен1е въ неполь- 
скихъ слояхъ ихъ населен1я реакщи полякамъ, которая фа- 
тально приняла центростремительное направленхе въ пользу 
единства Росс1И, а въ Великоросс1и поддержала централисти- 
ческое стремленье, тогда какъ скомпрометирован1е велнко- 
русскаго радикализма союзомъ съ польскимъ возстан1емъ 
дало силу въ Россхи реакц1и вообще. 

Вотъ какъ Герценъ разсказываетъ о своихъ отношен 1яхъ 
къ польскому возстанш и о роли въ этомъ Бакунина въ 
1862 году: 

«Польская гроза приближалась больше и больше. Осенью 



*) Мы считаемъ нужяымъ напомнить эти обстоятельства, такъ кябъ 
съ т-^хъ поръ хотя и часто говорится о вл1ян1(1 польскаго возсташя 
1863 г. на упадокъ популярности Герцена, р-Ьдко кто обращаетъ 
вниман1е на различ1я въ этомъ отношенти возстан1я въ Польше соб- 
ственно и въ т. наз. западныхъ губерц1яхъ. Обыкновенно говорятъ, 
что поддержка Герценомъ польскаго возстангя вообще была причи- 
ною упадка его популярности (см. напр. статью о Герцен-Ь въ Ьа 
втапйе Еасус1оре(11е), — что какъ вадимъ, нев-Ьрно. — :^нать и пом- 
нить истинны» пунктъ ошибки, совершенной Герценомъ, важно ддя 
всякаго русскаго политическаго д']^ятеля для блага Росс1и и похя- 
ковъ: нич1^мъ такъ не можетъ русск1Й послужить д1>лу польской 
свободы, какъ критическимъ отношен^емъ къ стремлен!ямъ польскяхъ 
«историческихъ» патрютовъ, при сочувств!!! къ автоном1и Польши 
этнографической. 



^ 



'•л 



ьхххш 

1862 г. явился на н-^сколько дней въ Лондонъ Потебня *). 
Грустный, чистый, беззав'Ьтво отдавш1йся урагану, онъ пр1- 
•Ьзжалъ поговорить съ нами отъ себя и отъ товарищей, и 
все таки итти своей дорогой. Чаще и чаще являлись поляки 
изъ края; пхъ языкъ былъ опред'Ьленн'Ье и р-Ьзче, они шли 
къ взрыву прямо и сознательно. Мн^Ь съ ужасомъ мерещи- 
лось, что они идутъ на неминуемую гибель. 

— «Смертельно жаль Потебню и его товарищей, гово- 
рилъ я Б., и т^мъ бол-Ье, что врядъ ли имъ по дорог* съ 
поляками. 

— «По дорог*!, по дорогЬ, возражалъ Б. Не сид-Ьть же 
намъ в4чно, сложа руки и рефлектируя. Исторш надобно 
принимать, какъ она представляется; не то всякШ разъ бу- 
дешь заурядъ то позади, то впереди. 

«Б. помолод'Ьлъ, онъ былъ въ своемъ элемент*. Онъ лю- 
билъ не только ревъ возстан1я и шумъ клуба, площади и 
баррикады, онъ любилъ также и приготовительную агитащю, 
эту возбужденную и вм-Ьст* съ т-Ьмъ задержанную жизнь 
конспирадШ, консультащй, неспанныхъ ночей, иереговоровъ, 
договоровъ, ректификащй, химическихъ чернилъ и условныхъ 
знаковъ. Кто изъ участниковъ не знаетъ, что репетицхи къ 
домашнему спектаклю и ириготовленхе елки составлятюъ одну 
изъ лучшихъ, изящныхъ частей. Но какъ онъ ни увлекался 
приготовлен1ями елки, у меня на сердц* скребли кошки; я 
постоянно спорилъ съ нимъ и, нехотя Д'Ьлалъ не то, что 
хот-Ьлъ.... 

«Б. в'Ьрилъ въ возможность военно-крестьянскаго возста- 
н1я въ Россш, верили отчасти и мы; да в-Ьрило и само 
правительство, какъ оказалось впосл-Ьдствхи рядом ь 
м-Ьръ, статей по казенному заказу и казней по казенному 
приказу. Напряженхе умовъ, брожен1е умовъ было неоспо- 
римо, и никто не предвид-Ьдъ тогда, что его сверпутъ на 
свирепый патр1отизмъ. 

«Б., не слишкомъ останавливаясь на взв'Ьшиванш вс*хъ 
обстоятельствъ, смотр-Ьлъ на одну дальнюю ц-Ьль и принялъ 
второй м-Ьсяцъ беременности за девятый. Онъ увлекалъ не 
доводами, а желан1емъ. Онъ х о т * л ъ верить и в'Ьрилъ, что 



*) Одинъ изъ русскихъ офицеровъ, р-Ьшившихъ присоединиться къ 
польскому возстан1ю. 



ЬХХХ1У 

Жмудь и Волга, Донъ и Украина возстанутъ, какъ одинъ 
челов']^къ, услыгаавъ о Варшав']^; онъ в']^р1иъ, что старов^ръ 
воспользуется католическинъ движен1емъ, чтобъ узаконить 
расЕолъ. 

«Въ томъ, что между офицерами войскъ, расположениыхъ 
въ Полып* н Литв^^, общество, къ которо»1у принадлежалъ 
Потебня, росло и крепло, — сомн'1н1я не могло быть; но 
оно далеко не пм']Ьло той силы, которую ему преднам']^ренно 
придавали поляки и наивно Б. 

«Какъ то, въ конц-Ь Сентября, пришелъ ко мн4 Б. осо- 
бенно озабоченный и н']^сколько торжественный. „Варшав- 
сюй Центральный Комитетъ, -— сказалъ онъ, — прислалъ 
двухъ членовъ, чтобъ переговорить съ нами. Одного изъ 
нихъ ты знаешь: это Падлевсшй; другой Г., закаленный 
боецъ; опъ изъ Польши прогулялся въ кандалахъ до руд- 
никовъ и, только что возвратился, снова принялся за д']^ло. 
Сегодня вечером'ь я ихъ приведу кь вамъ, а завтра собе- 
ремся у меня : надобно окончательно определить 
наши отношен1я**. 

«Тогда набирался мой отв'Ьтъ офидерамъ *). 

— «Моя программа готова; я имъ прочту мое письмо. 

— «Я согласен1| съ твоимъ ппсьмомъ, ты это знаешь; 
но не знаю, все ли понравится имъ; во всяком ь случае, 
я думаю, что этого имъ будетъ мало. 

«Вечеромъ Б. пришелъ съ тремя гостями вместо двухъ. 
Я прочелъ мое письмо. Во время разговора и чтен1я Б. 
сид'^лъ встревоженный, какъ бываетъ съ родственниками 
на экзамене, или съ адвокатами, трепещущими, чтобъ ихъ 
кл1ентъ не проврался и не испортилъ всей игры защиты, 
хорошо налаженной, если не по всей правд-Ь, то къ успеш- 
ному концу. 

•<Я видЬлъ по лицамъ, что Б. угадалъ и что чтен1е не 
то чтобъ особенно понравилось. Прежде всего, замЬтилъ Г., 
мы прочтемъ письмо къ вамъ отъ Централыгаго Коэттета. 
Читалъ М.; документъ этотъ, известный чптателямъ „Ко- 
локола '^^ былъ паи и сан ъ по русски, не совс^мъ 
правильнымъ языкомъ, но ясно. Говорили, что я его пере- 



*) «Колоколъ» 1802 г. 15 Октября. 



] 



I ь - - --^ 



ЬХХХУ 

велъ съ французскаго и переиначилъ: это не правда. 
В(гЬ трое хорошо говорили по русски. 

«Смыслъ акта состоялъ въ томъ, чтобъ черезъ насъ ска- 
зать русскнмъ, что слагающееся польское правительство со- 
гласно съ наыи и кладетъ въ основанхе своихъ д'ЬЙств!й 
яПрпзнанхе правъ крестьянъ на землю, об- 
работываемую ими, и полную самоправность 
всякаго народа располагать своей судьбой". 
|: Это заявлен1е, говорилъ М., обязывало меня смягчить во- 
просительную и сомн']^вающуюся часть моего письма. Я со- 
гласился на н^жоторыя перемены и предложилъ имъ съ сво- 
ей стороны носильн']^е отт']^нить и ясн^е высказать мысль 
о самозаконности провинц1й; они согласились. Этотъ споръ 
изъ за словъ показыва.1ъ, что сочувств1е наше къ однпмъ 
и т^мъ же вопросамъ не было одинаково. 

<На другой день утромъ Б. уже сид^лъ у меня. Онъ былъ 
недоволенъ мной, находилъ, что я слишкомъ холоденъ, какъ 
будто не дов-Ьряю. 

— «Чего же ты больше хочешь? Поляки никогда не де- 
лали такихъ уступокъ. Они выражаются другими словами, 
принятымп у нпхъ какъ катихизисъ; нельзя же намъ, по- 
дымая нащональное знамя, на первомъ шаг^ оскорбить раз- 
дражительное народное чувство. 

— <Жя± все кажется, что имъ до крестьянской земли 
въ сущности мало Д']Ьла, а до провинц1й слишкомъ много. 

— «Любезный другъ, у тебя въ рукахъ будетъ документъ, 
поправленный тобой, подписанный при веЫъ насъ, чего же 
теб* еще? 

— «Есть таки кое-что. 

— «Какъ для тебя труденъ каждый игагъ! ты вовсе не 
арактическ1й челов']^къ. 

— «Это уже прежде тебя говорилъ Сазоновъ. 

— <Б. махнулъ рукой и пошелъ въ комнату къ Огареву. 
Я печально снотр'Ьлъ ему всл-^дъ; я вид^лъ, что онъ зйпилъ 
свой рсволюцюнныЗ запой и что съ нимъ не столкуешь 
теперь. Онъ шагалъ семимильными сапогами чрезъ горы и 
моря, чрезъ годы и покол^^Н1Я. За возстанхемъ въ Варшав*]^, 
онъ уже вид'Ьлъ свою ,,славную и славянскую" федеращю, 
о которой поляки говорили не то съ ужасомъ, не то съ 
отвращен1емъ; онъ уже вид^лъ красное знамя „Земля* и 



^ 
к 




ЬХХХУ! 

Воля", разв-Ьвающимся на Урал-Ь п Волг-Ь, на Украйн1^ п 
Кавказ-Ь, пожалуй на Зимнемъ Дворц-Ь н Петропавловской 
крепости, и торопился сгладить какъ нпбудь затрудне- 
н1я, затушевать протпвор^Ьчхя, не выполнить овраги, а бро- 
сить черезъ ннхъ чортовъ мостъ. 

« Н Ь т ъ о с в о б о ж д е н 1'я б е з ь земли". 

— «Ты точно дипломатъ на В'Ьнскомъ конгрессе, повто- 
рялъ мн-Ь съ досадой В., когда мы потомъ толковали у него 
съ представителями жонда: придираешься къ словамъ и вы- 
ражен1ямъ. Это не журнальная статья, не литература. 

— <^Съ моей стороны, зам-Ьтиль Г., я пзъ-за словъ спо- 
рить не стану; м'Ьняйте, какъ хотите, лишь бы главный 
смыслъ остался тотъ же. 

— «Браво Г., радостно воскликнулъ Б. 

— «Ну, этотъ, — подумалъ я, — и р 1 1^ х а л ъ п о д- 
к о в а н н ы и и п о л "Ь т н е м у и на шипы; онъ ничего 
не уступитъ на д-Ьл-Ь и оттого такт, легко устуиаетъ все на 
словахъ. 

«Акгъ поправили, члены жонда- подписались; я его по- 
слалъ въ типограф! ю. 

«Г. и его товарип1.и были убеждены, что мы представляли 
заграничное средоточ1е ц'Ьлои орган изац1и, зависящей отъ 
насъ и которая по нашему приказу примкнетъ къ нимъ или 
н4тъ. Для нихъ, д'Ьйствительно, Д'Ьло было не в ъ сло- 
вахъ и не въ теоретическомъ соглас1и; свое рго^еззюп (1е 
Ы они всегда могли отт'Ьнить толкован1ями такт., что его 
ярше цв'1^та пропали бы, полиняли и изменились. 

«Что въ Россш клались первыя ячейки организад1и, 
въ этомъ не было сомн^шя: первыя волокна, нити, были 
зам'Ьтны простому глазу; изъ этихъ нптей, узлов ь, могла 
образоваться при тишин'Ь и времени обширная ткань. Все 
это такъ ; но ея не былой каждый сильный ударъ гро- 
зилъ сгубить работу на ц'Ьлое покол^^нхе и разорвать началь- 
ныя кружева паутины. 

«Вотъ это-то я и сказалъ, отправивъ печатать письмо Ко- 
митета, Г. и его товарищамъ, говоря имъ о несвоевремен- 
ности ихъ возстан1я. Падлевск1Й слишкомъ хоро1по зналъ 
Петербургъ, чтобъ удивляться моимъ словамъ ; хотя и у в -Ь- 
р^лъ меня, что сила и разв'Ьтвленхе общества ,,Зом.1я н 
Воля" пдутъ гораздо дальше, ч-Ьмъ мы думали, но Г. прн- 



1.ХХХУ11 

задумается. „Вы думали, — сказа ль я ему улыбаясь, — что 
мы с11Льн"Ье? Да, Г., вы не ошиблись, сила у нась большая 
и деятельная, но сила эта вся утверждается на обществен- 
номъ мн'Ьнхн, т. е. она можетъ сейчась улетучиться; мы 
сильны сочувств1емъ къ намъ, унпсономь съ своими. 
0рганизац1н, которой бы мы сказали : иди на право или на 
л-Ьво, н-Ьтъ. 

— «Да, любезный другъ, однако же, пачалъ Б., ходив- 
Ш1Й вь волнен1п по комнат!;.... 

— «Что же, разв1э есть, спросилъ я его и остановился. 

— «Ну, это какъ ты хочешь назвать; конечно, если 
взять вн'Ьшнюю форму, это совс'Ьмъ не В7> русскомъ харак- 
тере». Да видишь.... 

— «Позволь же мн'Ь кончить; я хочу пояснить Г., почему 
я такь настапвалъ на словахь. Если въ Росс1и на вашемъ 
знамени не увидятъ н а д ')^ л ъ з е м л п и волю и р о в и н- 
ц 1 я м ъ, то наше сочувств1е в а м ъ не и р и н е с е т ъ ни- 
какой н о л ь 3 ы, а н а с ъ погубить; потому что вся 
наша спла въ одинаковомъ б1ен1и сердца; у нась оно мо- 
жетъ биться посильнее и потому ушло секундой впередъ, 
ч-Ьмъ у друзей нашпхъ; но они связаны съ нами сочувствхемъ, 
а не службой! 

— «Вы будете нами довольны, говорили Г. и Падлевск1й. 
«Черезъ день двое изъ нихъ отправились въ Варигаву; 

трет! II у^халъ въ Парижъ. 

«Падлевск1й у-Ьхалъ въ Польиту. 

«Б. собирался въ Стокгольмъ совершенно независимо отъ 
экспедиц1и Лапинскаго, о которой тогда никто не думал ь. 
Мелькомъ явился Потебня и исчезъ вел Ьдъ за Б. Въ то же 
время какъ Потебня, иргЬхаль чрезъ Варитаву изь Петер- 
бурга уполномоченный отъ „Земли и Воли". Онъ съ него- 
дован1емъ разсказывалъ, какъ поляки. приг.1асивш1е его въ 
Варшаву, ничего не сделали. Онъ былъ первый русск1й, вп- 
Д'Ьвш1й начало возстан1я. Онъ разсказаль объ уб1Йств'Ь сол- 
датъ, и раненом'ь офицер]», который былъ членомъ обш.ества. 
Солдаты думали, что это предательство, и начали съ ожесто- 
чен1емъ бить по.1яковъ. Падлевск1й, главный начальнпкъ въ 
Ковно, рвалъ волосы, но не см1>лъ явно выступить иротивъ 
свопхъ. Уполномоченный былъ полонъ важности своей мис- 
с1и п прпгласилъ насъ сдф>латься агентами Обп;ества 



^ 



■^ 



ЬХХХУШ 



„Земли п Воли^. Я отклонилъ это къ крайнему уднвлен1ю 
не только Б., но и Огарева. Я сказалъ, что мн-Ь не нра- 
вится это битое французское назван1е. Уполномоченный 
трактовалъ насъ такъ, какъ Коммисары Конвента 1793 г. 
трактовали генераловъ въ дальнихъ арм1яхъ. Мн'Ь и это не 
понравилось. 

— <А много васъ? сиросилъ я. 

— -«Это трудно сказать: н-Ьсколько сотъ челов-Ькъ въ 
Петербург-Ь и т ы с я ч и т р и въ провинцхяхъ. 

— «Ты в'Ьриить? сиросилъ я потомъ Огарева. Онъ про- 
молчалъ. — Ты в-Ьришь? сиросилъ я Б. 

— « Конечно, онъ ирибавилъ : ну, н 4 т ъ теперь 
столько, такъ будутъ потомъ! и онъ расхохотался. 

— <Это другое д'Ьло. 

— <Въ томъ-то все и состоитъ, чтобъ поддержать сла- 
быя начпнан1я; еслибъ они были кр']^пки, они и не нужда- 
лись бы въ насъ, — зам-Ьтилъ Огаревъ, въ этихъ случаяхъ 
всегда недовольный моимъ скеитицизмомъ. 

— <Они такъ и должны бы были явиться передъ нами, 
откровенно слабыми, желающими дружеской помощи, а не 
предлагать глупое агентство. 

— «Это молодость, ирибавилъ Б. и уЬхалъ въ Швец1Ю> *). 
О тамотнемъ его пребываши Герценъ говоритъ: 

<Б. былъ въ Швецш, знакомясь со вс^ми, открывая 
пути въ Землю и Волю чрезъ Финляндхю, слаживая посылку 
Колокола и книгъ и видаясь съ представителями вс']Ьхъ 
польскихъ парт1й. Принятый министрами и братомъ короля, 
онъ всЬхъ ув']^рилъ въ немпиуемомъ возстан1и крестьянъ и 
въ сильномъ волненш умовъ въ Росс1и. Ув'Ьрилъ Т'ЬМЪ 
больше, что самъ искренно в "1^ р и л ъ, если не въ та- 



*) Цифра 3—4000 членовъ «Земли и Поли» повторялась посл^ 
н'Ъсколько разъ и въ печати. (По счету Ткачова впрочемъ 150О). 
На самомъ пМ^ врядъ ли этихъ членовъ было и несколько сотенъ 
и, если не считать офицеровъ въ Ц. Польскомъ, которые признавахн 
девизъ «Земля и Воля», но собственно не принадлежали къ петер- 
бургскому обществу этого имени, то врядъ ли это общество можно 
считать за величину, сколько нибудь значительную. На ЮгЬ Росс1и 
въ 1863 г. мы встр'Ьчали только одного формальнаго члена этого 
общества, да и тотъ, познакомившись въ К1ев'Ь съ д'Ьйствительнымъ 
положен1емъ польскаго вопроса, р'Ьзко перем'Ьнилъ о немъ принесен- 
ныя изъ Петербурга мн'Ьнея. М. Др. 



I 



* 

ьхххгх 

вихъ разм'Ьрахъ, то в'Ьрилъ въ растущую силу. Объ экспе- 
ДИЦ1И ЛаппнсЕ^аго тогда никто не дуыалъ. Щль Б. состояла 
въ томъ, чтобъ, устроивши все въ Швец1и, пробраться въ 
Польшу и Литву». 

Почему собствесно Бакунинъ не исиолнилъ ;^того нам'Ь- 
рен1Я, Герценъ не говоритъ; судя по письмамъ Бакунина 
изъ Стокгольма можно думать, что его удержало отъ по']^зд- 
ви въ Польшу п Литву уб'Ьжден1е, что руководители поль- 
скаго возсташя боятся бакунинской революции больше даже, 
ч-Ьмъ русскаго правительства. (См. письмо Л!» XXV). 

Изъ Швец1и Бакунинъ прпбылъ въ к. 1863 г. на корот- 
кое время въ Лондонъ, откуда въ гачал-Ь 1864 г. пере'Ьхалъ 
во Флоренцш. Въ это пребываше въ Лондон']^ Бакунпнъ 
вид']^ся съ Марксомъ. Объ этомъ Бакунинъ самъ расказы- 
ваетъ такъ: <Герценъ мн*^ говорилъ, что гражданинъ Карлъ 
Марксъ принималъ активное участ1е въ клеветахъ на меня 
(о которыхъ была р']&чь выше). Я этому не удивлялся очень, 
зная по прежнему опыту, — такъ какъ я знаю его съ 
1845 г., — что знаменитый сощалистъ н']^мецкШ, котораго 
великим ь качествамъ я отдавалъ и не премину отдавать 
всегда полную справедливость, им^етъ однако жъ въ своемъ 
характер^^ и']^которыя черты, которыя съ меньшимъ удивле- 
н1емъ встр^тилъ бы у еврейскаго беллетриста, корреспон- 
дента н-Ьмецкихъ газетъ, ч-Ьмъ у такого серьезнаго, у такого 
горячаго защитника челов']&чества и справедливости. По этому, 
прибывъ въ 1862 г. въ Лондонъ, — я удержался отъ визита 
ему, мало желая ' возобновлять свое съ нимъ знакомство. 
Но въ 1864 г., при моемъ про^зд-Ь черезъ Лондонъ, онъ 
пришелъ ко мн^ самъ и ув']^рялъ меня, что онъ не прини- 
малъ ни прямо, ни косвенно участхя въ этихъ клеветахъ, 
который онъ считалъ самъ гнусными. Я долженъ былъ этому 
в-Ьрить.э (Ьа ШёоЬ^е ро^^1;^^ие (1е Маггш! е(; Г1п1егпа1юпа1е, 
1871, р. 46). Очевидно, Бакунинъ не В']^ри.тъ словамъ 
Маркса. Съ' 1864 по 1868 г. Бакунинъ жилъ въ Итал1и, 
во Флоренц1н, а потомъ въ Неапол*]^. 

Впосл'1дств1и Бакунинъ считалъ основанное имъ въ Ита- 
лш въ 1864 г. общество „Союзъ Сощальной Демократ1и^ 
за прямого предшественника „Интернацюнальиаго Союза 
Сощальныхъ Революцюнеровъ^ и говорилъ о немъ такъ: 
Возникнувъ, какъ утвержденхе соц1ализма противъ религ1оз- 



Щ-'К. 



,•«■ ■>■- 



3' 



I 

I 

К 
Р - 

}^ ■ 

■^^^ ". 

1С-* 

^■ 






'4 



хс 



но-110Л1гп1ческаго догматизма Маццкнп, Союзъ иоставилъ въ 

Ш своей программ-Ь атепзмъ, совершенное отридан1е всякаго 

авторитета п власти, уннчтожеи1е юрпднческаго нрава, от- 
рпцак1е гражданственности, заменяющей въ государств-Ь сво- 
бодную челов-Ьчность, коллективную собственность; онъ объ- 

I явил ь грудь основан1емъ общественной организацхи, которая 

въ этой его программ-Ь указывалась въ впд'Ь вольной феде- 

|:- рац1и снизу вверхъ>. (Историч. развит1е Иитернацюнала, 801; 

|\ ср. Ьа Ш^оЬ^хе ро1Ш^ие (1е Маггш! е1: Г1п1;егпа1;10па1е раг 

|-' М. Вакоишпе. 1871). *). 

|:. О флорентинскомъ перход'Ь жизни Бакунина находимъ нЬ- 

^ •. когорыя св'Ьд'Ьн1я въ разсказ-Ь г. Анджело Де-Губернатпса, 

|.' который былъ одно время близокъ къ Бакунину, женился 

на его родственниц^! (Безобразовой, илемянниц-Ь А. и М. Н. 
Муравьевыхъ), но потомъ разошелся съ Бакунинымъ. Раз- 

|/- сказъ г. Де-Губернатиса, — напечатанный въ автобюграфи- 

ческомъ предислов1и (Ргоетю аи1;оЫо^гайсо) къ его Бю гра- 
фическому словари» современныхъ иисателей (В121опаг1о Вхо- 
^айсо ДеШ зспиог! соп1;етрогапе1. Игеиге, 1880), им^етъ 
ц-Ьлью 011равдан1е этого расхожден1я, а потому, конечно, 
должень былъ выйти вЬсколько одностороненъ и пров-^рень 
другими показан1ями. Мы даемъ ему м'Ьсто зд-Ьсь, такъ какъ 
основа его вполнЬ вероятна. 

«Подъ конецъ 1864 и въ начале! 1865 г., — говорптъ 
г. Де-Губернат[1съ, — случай захот'Ьлъ, чтобъ я встрЬтилъ 

I въ дом1! изв^стнаго венгерскаго эмигранта Фр. Пульскаго 

^ знаменитаго изгнанпика русскаго и содхалиста Михаила Ба- 

кунина. Онъ сид-Ьлъ, гремя и им-Ья передъ собою громадную 

'/ ча1ику чаю, которая ставилась иередъ нимъ, соотв-Ьтственно 

его пищеварительной способности. Около него былъ кружокъ 

I' разныхъ лицъ, слу1иавшихъ его слово, ученое, обильное « 

остроумное. Онъ впд'Ьлъ много людей и много вещей и раз- 

> 

^^ *) Реак1ия учен1ямъ Маццини (Вю е роро1о) побудила Гакунина 

^:1 стать р-Ьшительнымь агеистомъ. По поводу атеистическаго заявлен1я 

Б— на на 1^ернскомъ конгрессе Лиги Мира и Свободы въ 1869 г. 
Тургеневъ писалъ Герцену: «А Бакунинъ, видно, перем4нилъ свои 
уб'Ьжден1я: онъ въ .Тондон*, въ посл4дн1й разъ, когда я его вид^лъ, 
(въ 1862 г.) еще в^рилъ въ личнаго Бога и въ разговоре со мной, 
на старый романтическтй .тадъ, ходя ночью при лун* по улиц^^ 
осуждалъ тебя за нев1Ьр1с». (Письма Кав. и Тург. 20-2 — 203). 



ХС1 

сказнвадъ охотно п съ пониманхемъ о философ!!! гегелханской. 
Однимъ вечеромъ, зам'Ьтив!П1г, что я бол"Ье живо слушалъ 
его, ОБЪ продол жалъ говорить, обрап^аясь постоянно ко мн-Ь, 
хотя я еще и не былъ ему представленъ, каг^ъ будто хот^лъ 
околдовать меня свопыъ взглядомъ. При одномъ м-Ьст^!, го- 
воря о Шопенгауер11, онъ прхостановился, сказавши: „но 
зач'Ьмъ я говорю вамъ объ учен1яхъ Шопенгауера? вотъ 
кто можетъ сказать о нпхъ бол11е, такъ какъ можетъ пока- 
зать, откуда Шопенгауерь взялъ свои идеи", — и указали 
на меня. (Г. Де-Губернатисъ быль уже профессором ь сан- 
скрита и всеобще!^ литературы). Я оказался открытымъ н 
далъ легко взять себя за дугау. Скоро Бакунинъ всталъ, 
приблизился ко мн-Ь и пожалъ мнЬ руку, спросивши меня 
немного таинственно, — не масон ь ли я? — Я объявил ь, 
что н-Ьтт, и что не хочу пмъ быть, им-Ья отвращенхе отъ 
тайныхъ обществъ... Бакунинъ сказалъ мп'Ь, что я иравъ, 
что онъ самъ не им11егъ большого уважен1я къ масонству, 
но что оно ему доставляетъ способъ приготовлять другое. 
Сиросилъ меня за тФ.мъ, не мац!^инистъ ли я и ресиубли- 
канецъ. Я отв^Т!1лъ: „не въ мое11 ириродЬ сл-Ьдовать одному 
челов1>ку, какъ бы онъ великъ н!1 былъ, и что я могъ бы 
быть республпканцемъ, по не мац.цин1анцемъ, хотя я и при- 
знаю, что Мацдини оказалъ больш1я услуги свободе; но эта 
республика кажется мн-Ь пустымъ словомъ; теперь по край- 
ней м^р-Ь оно не значить бол-Ье ничего; могуть быть рес- 
публики аристократ и ческ1я и монарх1и демократическ1я; въ 
11тал1п теперь не монарх1я, а бюрократически иорядокъ. 
который наводить скуку; что нужно теперь, такъ это сво- 
бода; — что нужно было бы, такъ это возможность преобра- 
зовать общество такъ, чтобъ всЬ были равны, не только 
передъ закономъ, но !1 передъ воиросомъ о хлЬбЬ, каковой 
воиросъ еще не одинаковъ для всЬхъ, та1гь какъ одни им-Ь- 
ють изли1пнее, а друг1е териятъ недостатокъ". Тутъ Баку- 
нпць стиснулъ мн'Ь крепко руку, говоря: „ну, такъ вы нашъ, 
— такъ гсакъ мы работаемъ надъ этим ь предметомъ ; вы 
должны присоединиться къ нап1ей работ^>". Я возражалъ, 
что же.1аю остаться свободнымъ, что хочу отв11чать публично 
за всЬ свои поступки; тогда онъ пуст1!лъ въ ходъ все свое 
краснор'Ьч1е, . не малое, — и уб'Ьдилъ меня, что въ виду 
мрачнаго заговора государствъ на зло общества, необходимо 



I 







81^' 






.ЗУ:- 



>..Л 



•;ЛГ 



:Г 



И'- 



хсп 



иротивупоставпть другой заговоръ. Онъ говорилъ: „реакщо- 
веры всЪ согласны между собою, а либералы, напротпвъ, 
разс^шны, разд']^лены, несогласны; необходимо заключить 
договоръ тайный, интернацюнальный.^ 

«6елпк1й ЗМ1Й окружпль меня съ этой минуты своими 
фатальными кольцами; я немного противился ещо, но на- 
конецъ объявилъ, что, если иойдеть д']^ло на сощальную 
револющю непосредственную, то я вступлю въ тайное об- 
щество. Я возвратился домой вь часъ по полуночи, — по- 
пробоваль лечь въ постель, чтобъ заснуть, — но напрасно. 
Новыя мысли такъ волновали мой мозгъ, что не давали мн^ 
лежать. Я всталъ съ постели, ходилъ туда и сюда въ страш- 
номъ возбуждеиш по моимъ двумъ компатамъ, ставшимъ от- 
нын-Ь слпшкомъ т1;сными для новаго одушевлен1Я (Гигоге), 
который овлад']^лъ мною, — обвиняя гнусность и безполез- 
ность моей прошлой жизни, но объявляя громко и быстро 
самому себ*!, что я былъ бы г^жъ бол^^е гнусенъ, еслибъ 
остался еще одинъ часъ больше, съ моими чувствами рес- 
публиканскими и даже революцюнными, въ моей оффищаль- 
ной должности» *). 

Г. Де-Губернатисъ отказался отъ своей государственной 
службы и посвятил ь себя вполн']^ бакунинскому обществу. 
Бакунинъ иредсгавилъ его „братьямъ^, какъ „лучшаго нзъ 
нтальянцевъ^ и пом']^стилъ его фотограф1ю въ своемъ аль- 
бом*]^ между портретами Маццини и Гарибальди. Но скоро 
горячей адептъ сталъ замечать, что общество въ сущности 
ничего не д-Ьлаегъ. «Братья далеко не делили моей горяч- 
ности, говоритъ г. Де-Губернатисъ, — а верховный глава 
былъ вполн"]^ пргруженъ въ собпран1е пожертвован1Й для 
б']Ьдныхъ поляковъ, какъ онъ говорилъ, а на и1^^ для са- 
мого себя и для бол'Ье нуждающихся братьевъ, которые были 
вхожи къ нему въ домъ... Въ обществ']^ ъс^ хог]^ли высшаго 
чина п никто не хог]^лъ служить какъ простой рядовой^ а 
генералисспмусъ составлялъ каждую нед']^лю новый шпфръ 
и хот-Ьлъ, чтобъ я его изучалъ, говоря, что я одинъ дод- 



*) Этотъ разсказъ г. Де-Губернатиса напоминаетъ слова Басистова 
о вд]ян1и Рудина: « . . . . А что касается до вл1ян1я Рудина, клянусь 
ваиъ, этотъ челов^къ не только ум^лъ потрясти тебя, онъ съ М'Ъста 
тебя сдвигалъ, онъ не давалъ теб^ останавливаться, онъ до основа- 
Н1я переворачивалъ, зажигалъ тебя! («Рудинъ» Тургенева). 



Г,'7» "» 






хеш 

женъ обладать ключемъ его. Я отв'Ьчалъ, что считаю без- 
полезнымъ всякай шифръ, когда работа идетъ общая въ од- 
номъ город-Ь ц т. д.... Бакунинъ, видя мою р^Ьшимость всту- 
пить въ д-Ьйствге, поручилъ мн* преподать соц1альный ка- 
техизисъ двумъ молодымъ людямъ, которые тогда им'Ьли 
н-Ькоторое вл1ян1е среди рабочихъ. Одинъ пзъ ннхъ, набор- 
щикъ, оказался расположенным!, вступить въ общество, — 
а о другомъ я долженъ сказать, что онъ самъ помогъ. 
коему отрезвлен1Ю своимъ живымъ здравымъ смысломъ.. 
Это былъ хорош1й типъ тосканскаго рабочаго, сд-Ьлалъ по- 
ходы въ Сицпл1ю и къ Аспромонте, былъ молодъ серддемъ 
и умомъ и откровененъ, зсЫио, честенъ, красивъ, обворо- 
жителенъ. Когда я ему пзложилъ мою миссхю, онъ мн^ 
сказалъ: „посмотрите на эту винтовку; она служила дважды 
для моей родины; въ тотъ день, когда вы, господа, откроете 
ваши батареи и лучше объясните то, что вы хотите сд-Ьлать 
для нашего б1)днаго народа, я возьму ее опять и появлюсь 
въ первыхъ рядахъ бойцовъ, — но нмМте терп1>н1е: я не 
способенъ идти за другими, не зная куда! " — Я готовъ. 
былъ расц']^ловать его, — такъ онъ мн-Ь понравился. Я ушелъ 
и доложилъ д1>ло глав'Ь верховнаго революцюнпаго трибу- 
нала».... Недолго спустя, какъ говоритъ г. Де-Губернатисъ,. 
онъ настоялъ на томъ, чтобъ „общество" или „братство'^ 
было распущено. (Ор. сИ. XXI — XXIII). 

Въ Неапол* въ 1865 г. Бакунинъ основалъ новое „пн- 
тернацюнальное братство", вм-ЬсгЬ съ депутатами Фанелли 
и Фриш1я. Малонъ называетъ его „первою секц1ей Интер- 
нацюнала", — хотя „братство" это не пм-Ьло никакого со- 
прикосновен1Я съ организовавшимся тогда въ Лондон* „Ин- 
тернац10нальнымъ обществомъ рабочихъ" *). 

«Горячая молодежь, — говорптъ Малонъ, — въ которой мы 
находпмъ Туччи, Гамбуцци, Капоруссо, Реццо, Коста, Каф1еро, 
^алатеста, Набруццп, Цанарделли, прониклась духомъ Баку- 
нц&а, въ то времл, какъ Биньанп и Пичинини въ Ломбар- 
дии, Ньокки-В1ани въ Рим*]^, посвящали себя также интер- 
нащоналистической пропаганд-Ь. Программа великаго русскаго 

*) Мысль объ Интернац обществ* рабочихъ была поставлена въ 
Лондон* на митинг* 28 Сент. 1864 г.; въ Сент. 1865 г. была въ 
Лондон-Ь о томъ конференц1я, а 3 Сент. 1868 открылся въ Жеиев*. 
II )вый конгрессъ Интернащональнаго общества. 



.-5*5' 



<« 4 .. ■■ 



%■■-: 









г.г-: 
:ч!7 






^х 



ХС1У 



1 



р; револющонера, обнародованная въ Ошв^гха е Ь1Ьег1:а, им'Ьла 

^^ много общихъ точекъ съ незадолго передъ т-Ьмъ опубликован- 

I?; нымъ зав-Ьщатемь Пизакане; она пм-Ьда большое распро- 

|- , странен1е и такъ сказать отдала сощалнстическое движете 

р^^ въ Италш въ его рукн». (В. Ма1ол. Ь'1п1егпа1;юпа1е. „Ьа 

КоиуеИе Кеуие", 1884, 15 Гётпег, 751). 
|^г Бакунинъ резюмировалъ свою программу въ такихъ сло- 

|^< вахъ: «уничтожен1е государства во вс^Ьхъ его проявлен1яхъ, 

рг'У юрндпческихъ, политическпхъ и соц1альныхъ, реорганизащя 

по свободной 11Нпд1атив'Ь свободныхъ ннднвидуумовъ въ сво- 
бодныхъ группахъ> (тамъ же, 753). 

Въ 1867 г. Бакунинъ явился въ Женев-Ь на конгрессе 
^Лпги Мира п Свободы" и выбирается членомъ по- 
стояннаго сов-Ьта Лиги. Тутъ Бакунинъ обратилъ вяимаше 
^ на организованное передъ т'Ьмъ въ Лондон'Ь Международное 

^ Общество Рабочихъ (такъ наз. Интернащоналъ), которое им-Ьдо 

уже 2-й конгрессъ (2 — 8 Сент. 1867) вь Лозанн-Ь. Баку- 
нинъ предложи лъ Интернащоналу проэктъ союза съ Лигой, 
на услов1и, что «рабоч1е обяжутся поддерживать буржуаз1ю, 
й при завоеванш политической свободы, а буржуаз1я обяжется 

^' сод'Ьйствовать экономическому освобождеп1ю пролетар1ата». 

■ Такой союзъ не былъ заключенъ, но рабоч1е послали въ 

;, Женеву делегад1ю, которая присутствовала на конгрессЬ 

к- Лиги. Въ Тюл-Ь 1868 г. Бакунинъ поступилъ въ Интерна- 

•,1 цюналъ, былъ принятъ, по предложен1ю г. Элпидина, чле- 

номъ въ центральную секц1ю въ Женев1Ь *) н предложплъ 
- ■ вновь союзъ Лиги и йнтернацюнала, — но БрюссельскШ 

конгрессъ посл-Ьдняго (5 — 11 Сент, 1868 г.), согласился 
^ только послать депутащю на конгрессъ Лиги въ Берн-Ь. 

', Депутаты, впрочемъ, должны были присутствовать тамъ лишь 

и какъ частный лица. На конгрессе Лиги въ Сентябр'Ь 1868, 

^ лишь 30 членовъ изъ 110 приняло сощалистическую цро- 



^' *) Въ т. наз. центральный секцш обыкновенно поступали лица, 

■. который не принадлежали къ числу рабочихъ, — поэтому такш сек- 

,' цш назывались «секщями пропаганды». Въ' 1869 г. Бакунинъ явился 

I на конгресъ Интернащонала въ Базел'!^, какъ делегатъ разнотчицъ 

I : шелка въ Лхон'Ь, хотя и жилъ въ Женев'1^. Въ списк"]^ членовъ кон- 

1^^.; гросса онъ записанъ такъ: «Вакоио1ое, риЫ1с181е1 йё1е§;'иё йез 

опупёгез отаИз^ез йе Ьуоп; Оепёуе, 125, КиеМоп1;ЬгШап1;». (ТезШ. 

Ь'1п1егпа1юпа1е, 147). 



] 







ХСУ 

грамму Бакунина, (между ними братья Реклю, Фанелли, 
Жуковск1й и пр.), — к тогда это меньшинство вышло пзъ 
Лиги и образовало „Л Шансе 1п1;егпа1;1опа1е йе 1а 
БётосгаИе 8ос1аИ81;е". Вь этомъ союз-Ь было об- 
разовано тайное пнтернацшнальное братство, котораго цент- 
ральный комптетъ передалъ диктатуру Бакунину. Союзъ хо- 
т-Ьдъ поступить въ ИнтернапДоналъ, сохраняя при этомъ свою 
отд'Ьльную организацш, — но ни нац1ональные сов-Ьты Ин- 
тернащонала въ Бельг1и и Франц1и, ни общ1й сов-Ьтъ въ 
Лондон'Ь не принялъ Союза на такихъ основан1яхъ и лишь 
въ 1869 г., когда общая органпзащя Союза была объявлена 
(22 1юня) распуш,енною, отд-Ьльиыя секщи его были приняты 
въ Интернацюналъ. Не смотря на это, бакунисты покуша- 
лись неоднократно возобновить подъ разными именами Со- 
юзъ, сохраняя въ то же время свое м-Ьсто въ Интернацюнал'Ь. 
Между т-Ьмъ въ Росс1и возникло т. наз. Нечаевское д-Ьло. 
Процессъ, разбправгашся въ Росс1и въ 1юл']Ь 1871 г. по 
поводу уб1Йства въ к. 1869 г. Нечаевымъ и сообщниками 
его студента Петровской землед11Льческой академ1и у Москвы 
Иванова, открылъ цЬлый рядъ обмановъ со стороны Неча- 
ева *). Какъ видно нзъ печатаемыхъ дал^е писемъ, Баку- 
нинъ сначала вполн-Ь дов-Ьрился Нечаеву. 



I. 



*) СергЬй Г. Нечаевъ родился въ с. Хомутовк-Ь во Бладим1рской 
губ. въ семейств'Ь священника и въ 1867 г. быль учителемъ закона 
бож1я и репетиторомъ въ Серг1евскомъ училищ*]^ въ Петербург*. 
Тамъ онъ сблизился со студентами медико-хирургической академ1и, 
среди которыхъ было много семинаристовъ, и у одного не семина- 
риста сталъ брать уроки французскаго языка, читая преимущественно 
Ьа Ьаи^егпе Рошфора. Во время студенческихъ волненш въ начал* 
1869 г. Нечаевъ являлся часто на собран1я студентскихъ делега- 
товъ, при чемъ иазывалъ себя делегатомъ лнтераторовъ и ув'Ьрялъ, 
что им*етъ связи даже въ П1-мъ отд^ленш. Въ Март* 1869 г. Не- 
чаевъ явился въ Женеву, поел* студенческихъ воднсн1Й въ Росс1и, 
и выдалъ себя за делегата студентовъ, выдумывая при этомъ, будто 
онъ уб-Ьжалъ изъ Петербургской крепости. По словамъ брошюры 
Н. Утина, Бакунияъ былъ предупрежденъ относительно выдумокъ 
Нечаева, но т*мъ не мен*е сошелся съ нимъ и выдалъ ему удосто- 
верение такого содержан1я: «Предъявитель этого удостов*рен1я есть 
одинъ уполномоченный представитель русской в^тви всем1рнаго 
революцюннаго союза», — съ печатью «АШапсе гёуо1и1;10п- 
па1ге еигорёеипе», пометкою : 12 М а я 1869 и подписью 
Михаилъ Бак у НИН ъ. Замечательно, что титулы революцюн- 
наго общества на этомъ удостов*реши и печать не совпадаютъ ни 



хсп 



1 



Время дружбы Бакунина съ Нечаевымъ, -^это иер1одъ въ 
жизни Бакунина, который проиаводитъ самое несимпатичное 
впечатл'1н1е. Нельзя чшгать мног1Я письма этого времени 
безъ отвращен1я, особенно т-Ь, которыя обнаруживаютъ уси- 
л1я, то нахальныя, то хитрыя, затянуть въ нечаевщину 
старшую дочь Герцена, едва оправившуюся отъ тяжкой бо- 
л'Ьзни и вынесшую страшный уХаръ смерти отца, — д'Ьвушву, 
о которой самъ Бакунинъ говорилъ Огареву, что онъ любить 
ее больше всЬхъ «и:1Ъ семьи нашего друга> *). Совершенно 
понимая желан1е многихъ набросить вуаль на эту часть 
жизни Бакунина, мы не могли однако жъ утаить отъ по- 
томства ни фактовъ, ни иисемъ изъ этого времени, между 
прочимъ и потому, что по поводу отношенШ Бакунина съ 
Нечаевымъ на перваго брошено уже не мало грязи и кон- 
серваторами и марксистами. Лучше уже разсказать правду во 
всей ея документальной наготе, такъ какъ правда все оправ- 



съ«А880с1а11011 1п11егпа1;1опа1е йез 1гауа111еигз». 
ни съ «АШапсе йе 1а с1ётосга11е 8 0с1аИ81;е», а 
между гЬмъ въ Россш Нечаевъ выстуналъ отъ имени перпаго со- 
общества. 3/15 Сент. 1869 г. Нечаевъ явился съ этимъ удостокЬре- 
н!емъ въ Москв*]^ къ Успенскому и приступилъ къ организащи ре- 
вол юц1он наго общества, уверяя въ тоже время своихъ адептовъ въ 
существован1и уже въ Росс1и многочисленнаго сощально-револющон- 
наго союза и его могучаго комитета. ВстрЬтивъ недов4р1е и оппо- 
зиц1ю въ Иванове, студент-Ь Земледельческой Академ1и около Москвы, 
Нечаевъ уб']^дилъ н'Ьсколькихъ товарищей убить его, какъ предателя; 
уб1Йство совершено было ночью въ парк*!} Землед. Академ1и; скоро 
начались аресты по его поводу, но Нечаевъ у^халъ въ Швейцар1ю. 
Да^тьи^йшая его истор1Я видна въ письмахъ Бакунина. (Кром^ дан- 
ныхъ о процессахъ, см. о Нечаеве — «Матер1алы для б1ограф1и» его 
Л. Т. II 3. Р. въ № 1 «Вестника Народной Воли». Женева. 1883, 
и йашйг С. АгЪиге «Тетпка 81 ех11». 1894, 67 и д.). 

*) Дальше, при письм^Ь № ЬХУШ находится стихотворенхе Ога- 
рева, которое послужило рекомендац1ей Нечаеву, черезъ перемЬну, 
по совету Бакунина, посвящен1я Нечаеву, вместо Астракова, това- 
рища молодости Огарева. Подобнымъ же образомъ Бакунинъ хогкгь 
добыть признан1е Нечаева и со стороны Нат. Ал. Герцегь. Для 
этого онъ проснлъ последнюю нарисовать виньетку: мужика (ведж- 
корусскаго) съ топоромъ и подписать свое имя, но ни за что не 
соглашался сказать, какое употреблен1е онъ сд^лаетъ изъ этой винь- 
етки. Н. А. Герценъ отказала. Вообще надо сказать, что проба 
мамавелизма, какъ и конспираторства, у Бакунина отличались боль- 
шой наивностью: видно, что добродушная, русско-пом'1^щнчья на- 
тура Мих. Ал — ча не им^ла въ себ4 ни зерна натуры хитраго 
венец1анца Яго! 




ХСУП 

дываегь, потому что все объясняетъ, а къ тому же и учитъ 
< потомство». 

Не лишено значен1я и то обстоятельство, что ^нечаевщи- 
на" произвела было самое отталкивающее впечатл-Ьихе на 
современную русскую молодежь, тотчасъ послЬ опубликова- 
шя процесса Нечаевцевъ въ 1871 г., но посл-Ь, когда в'Ь- 
которыя нодробвостн были забыты, были д']Ьлаемы даже по- 
пнтЕп идеализащи Нечаева п новой популяризацш среди 
русской молодежи бго пр1емовъ <революцюнной д-Ьятель- 
ности», признакъ, показывающ!!!, что бол-Ьзнь нечаевщины 
сидптъ глубже, и распространена больше, чЬмъ можно было 
предполагать. 

Увлечен1е Бакунина Нечаевымъ показнваетъ всего лучше, 
какъ Бакунинъ, хотя и самъ обладалъ способностью произ- 
водить обаятельное д-Ьйствхе на другихъ, способен!» былъ 
самъ увлекаться другими, даже низшими себя натурами^ 
если встр^чалъ въ ни5ъ активность. Во всякомъ случа*]^ 
близость съ Нечаевымъ сильно повредила Бакунину въ За- 
падной Европе. 

Въ Сентябр-Ь 1871 г. Лондонская конференщя Интерна- 
Ц10нала, по предложен1ю Общаго совета, руководимаго Марк- 
сомъ, р-^Ьшила разсл-Ьдовать участ1е Союза и Бакунина въ 
д'Ьлахъ Нечаева и поручила Николаю Утину составить по 
этому вопросу докладъ. Посл-Ьдихй былъ иредставленъ Гааг- 
скому конгрессу Интернацюиала въ 1872 г. и изданъ подъ 
заглав1емъ „Ь'А1Иапсе йе 1а ВётосгаНе ЗосхаИзке с! ГАззо- 
схаНоп 1п1егпа11опа1е (1е8 Тгагатеигв"* (1^опс1ге8, А. Вагзоп. 
НатЪоиг^, еп уеп(;е сЬег 01:1о Ме188пег, немецкое издан1е 
въ Брауншвейг*) *). Гаагсшй конгрессъ исключилъ Баку- 
вина изъ Интернацюнала, который, впрочемъ, всл'Ьдъ за т'Ьмъ 
распался, какъ изъ-за бакунинскаго вопроса, такъ и изъ-за 
вопроса о необходимости существован1я въ Пнтернащонал'Ь 



*) Защита АШапсе изложена въ книг* «Мето1ге ргезеп^ё раг 
1а РёДегаНоп ^ига88^еппе йе ГАнзос^аНоп 1п1еп1аНопа1е Лез 1га- 
уаШеигз а 1;ои1е8 1е8 ^ё(1ёга1:1о118 (1е Г1п1ег11а11опа1е». ВопуЩег, 1873. 
Въ книг-Ь этой много документовъ, а также газетыыхъ статей и р-!- 
чей Бакунина. Брошюрой Утпна пользовался главнымъ образомъ 
Е- Ве 1|€уе1ауе для своей характеристики Бакунина, какъ «апостола 
нигилизма», въ книгЬ «Ье 8ос1аИ8те сои^етрога1и». Довольно об- 
стоятельно и безпристрастно изложено столкновен1е парт1й Маркса 
и Бакунина въ упомянутой выше стать* Малона. 

7* 



ХСУШ 

централ ьнаго Общаго сов'Ьта. Не смотря на то, что ГаагскШ 
конгрессъ назначплъ пребыванзе этому совету въ Америке п 
т-Ьмъ ослабпгь его практическое значен1е въ Европ-Ь, мнош 
секц1п швейцарск1я, испанск1я и бельпйск1я, не желавшхя ника- 
кой централпзащи въ Интернац1онал'Ь, протестовали и созвали 
отдельный конгрессъ „антиавторптарнаго", или „федералн- 
стпческаго" Интернащонала въ 81. 1т1ег, въ Юрской Швеи- 
цар1и. Этотъ новый Интернащоналъ, въ которомъ Бакунинъ 
сохранплъ н-Ькоторый авторптетъ, и котораго главную опору 
составляла Юрская федеращя, продолжалъ созывать конгрессы 
до 1877 г., пока въ Гент-Ь п онъ распался на группы кол- 
лектпвпстовъ п чпстыхъ анархпстовъ. Но въ это время Ба- 
кунинъ уже не жплъ. Онъ умеръ 6 1юля (нов. ст.) 1876 г. 
въ Берн'Ь, куда пр1'Ьхалъ для лечен1я у стараго пр1ятеля, 
доктора Фохта. 

О посл-Ьднемъ времени пребыван1я Бакунина въ Локарно 
есть весьма характерныя показашя въ „Боспоминан1ЯХЬ 
Дебагор1Я Мокрхевпча" (Парижъ, 1894). 

Хотя мы счптаемъ еще преждевременною, по недостаточ- 
ности матерьяловъ, общую оценку значешя деятельности 
Бакунина, но позволяемъ себ-Ь сказать въ заключение на- 
шего бюграфическаго очерка, что слова Б-Ьлинскаго, взятия 
нами за эпиграфъ, вероятно, окажутся близкими къ оц'Ьнк'Ь. 
Въ лице Бакунина мы пм-Ьемъ крупный образецъ актпвнаго 
русскаго челов-Ька, въ области политики едва ли не един- 
ственный въ 40-е годы и даже иосл-Ь, довольно р-Ьдый. 
Само собою разум-Ьется, что при оц-Ьик-Ь всякой активности 
должна приниматься во вниман1е не только энерг1я ел и ея 
направлен1е, но и ея ум'Ьлость и полезность ея результатовъ. 
Относительно же многихъ проявленш активности Бакунина 
и теперь можно уже сказать, что они приносили больше 
вреда, ч11мъ пользы для самого д-Ьла, которому онъ же хо- 
т^Ьлъ служить. Но вины тому сл^дуетъ искать не только въ 
въ личныхъ своиствахъ Бакунина, но и въ общихъ усло- 
в1яхъ русской политической жизни. Щлесообразное направ- 
лен1е энерг1и, ум-Ьлость въ политической д-Ьятельности — это 
вещи, которыя не импровизируются, а вырабатываются дол- 
гимъ и при томъ насл'!1дственнымъ опытомъ, какъ ум-Ьнье 
плавать ирхобр^Ьтается только въ вод'Ь. А гд-Ь же въ Росс1и 
была та политическая вода, въ которой бы Бакунинъ могъ 



г 



ХС1Х 



выучиться ум-Ьло плавать? Отсутств1емъ всякихъ кадровъ 
для свободной общественной деятельности, русск1е люди 
и до сихъ поръ осуждены учиться ей не столько положи- 
тельными прим']Ьрамп, сколько наблюден1емъ ошибокъ пред- 
шественнпковъ п сверстниковъ. 



Такъ какъ настоящее изданхе наше выходить по-русски 
и по-н-Ьмедки *), то мы т-Ьмъ бол-Ье должны сказать хоть 
несколько словъ по поводу сужден1й, какая часто выска- 
зываются о Бакунин-Ь въ западно-европейской печати. Такъ, 
напр., Бакунинъ выставляется спевда.тьнымъ врагомъ н-Ьмцевъ 
пзъ побуждсн1й русскаго шовинизма, который у него скры- 
вался- де подъ сод1ализмомъ, — такъ онъ называется отцомъ 
русскаго нигилизма, а въ посл'Ьднее время отцомъ современ- 
наго бомбистскаго анархизма. 

Раздражен1е иротпвъ н'Ьмцевъ проходитъ и черезъ печа- 
таемые намп документы. Но надо поискать псточнпкъ этого 
раздражен1я и вообще противун-Ьмедкихъ тенденд1й Бакунина. 

Корень раздражешя Бакунина иротпвъ н'Ьмдевъ находится 
въ его участп! въ славянскомъ съ-^зд-Ь 1848 г., который 
былъ ненавистенъ почти вс"Ьмъ н'Ьмдамъ въ свое время. От- 
сюда же пдетъ п нерасиоложен1е н-ЬмедкоЙ прессы къ Ба- 
кунину, независимое отъ какихъ бы то нп было его воззр*- 
шй. Между т-Ьмъ можно сказать, что вопросъ, который раз- 
дражалъ главнымъ образомъ и н1;мдевъ и славянъ въ 1848 г., 
уже пор'|1шенъ пстор1ей и при томъ главнымъ образомъ н'Ь- 
мецкой, въ смысл* гораздо болЬе блпзкомъ къ желан1ямъ 
славянскнхъ патрютовъ 1848 г., ч-Ьмь н'Ьмедкпхъ: съ 1866 г. 
Австр1я съ ея зем.тями, входившими въ германск1й союзъ, 
и съ славянскимъ ихъ населен1емъ, устранена пзъ Германхп 
и въ ней уо1еп8-по1еп8 стало спльн1^е развиваться 
равноправ1е народностей, которое несомн1>нно приблизится 
къ типу швейдарскому. 



' ) Оно печатается одновременно съ оригиналомъ и въ н-Ьмецкомь 
перевоа* въ ВхЬИоШек Е.и8818сЬег Вепк^^йг(11ё^ке11еи. Негапй^е- 
^еЪеп уоп ТЬеодог 8сЫетапи. (8ии§аг1. Сто1Ьа), гд-Ь пом'Ьщенъ 
и переводъ изданныхъ нами Писемъ Кавелина, Тургенева и Акса- 
ко г къ Герцену. 



к 



Зат-Ьмъ, какъ это ни страннымъ можетт* показаться, а 
значительная часть антпн'Ьмецкпхъ идей Бакунина есть въ 
сущности славя нору сскИ! переводъ н^^мецкихъ же пстори- 
ческихъ теор1Й, бывшихъ особенно въ ходу въ то время, 
когда Бакунннъ учился въ Герман1и. Какъ изв-Ьстно, тогда 
во всей Западной Европе, а особенно въ Герман1и, было въ 
большой сил'Ь построен1е нсторхп, которое вид1Ьло во всем1р- 
ной цивплпзацхи проявлен1е нащональныхъ духовъ и сущ- 
ностей (06181; Ш1Й \Уе8еп), со сменой нац1ональныхъ геге- 
М0Н1Й. Только н-Ьмецкхе теоретики предполагали въ новой 
ист()р1и безконечную гегемон1ю германскаго духа, между 
т-Ьмъ какъ славянск1е ихъ ученики ждали пер1ода гегемонш 
славянской. Подобно тому, какъ германофилы разд'Ьлялпсь 
на консервативныхъ, дерковно-монархическихъ, которые вп- 
д'Ьли осуществлеше германскаго идеала въ католической 
Австр1п пли въ лютеранской Т1русс1и, и прогрессивннхъ, — 
лнберально-ращоиалистическихъ, которые считали предста- 
вителями Тацитовой Герман1и Англхю пли Северную Аме- 
рику, — разд-Ьлились и славянофилы: въ то время, какь 
одни поклонялись православ1ю и царизму, — друг1е считали 
славянъ, по крайней мЬр'Ь русскихъ, за народъ реалисти- 
ческ1й, не релпгюзный по преимуществу, а полптическихъ 
идеаловъ славяпскихъ искали въ д е м о к р а т 1 я х ъ, как1Я 
описаны визант1Йскпми ппсателями. Спещальио въ Россш 
даже ортодоксальная школа московскпхъ славянофиловъ (Хо- 
мякова, Аксаковыхъ п др.) видЬла идеалъ натцональнаго госу- 
дарства не въ бюрократической пмпер1п Николая I, какъ фрак- 
щя Погодина, а въ московскомъ царств-Ь съ его челобптьями 
(петид1ямп) земскпхъ соборовъ. Друг1е, — (особенно украпнскхе 
панслависты школы Костомарова) — отступали еще бол'Ье въ 
глубину в-Ьковъ и видели нащональный идеалъ славянорусскаго 
государства въ Шево-Новгородскихъ вЬчахъ, а продолженхе его 
въ казацкихъ кругахъ. Герценъ и Бакунннъ сблизились съ этямъ 
посл'Ьднимъ наиравлен1емъ, которое пзъ псторпковъ велико- 
руссовъ стали излагать проф. Пл. В. Павловъ п П^аповъ *). 



**) Пр. Павловъ провелъ н-Ькоторое время въ Лондон* въ близкий 
отношен1яхъ съ Герценомъ (см. показанхя г-жи Огаревой). Многхя 
экскурсш Герцена п Огарева въ область философ1И исторхи Россш 
напоминаютъ намъ лекц1и пр. Павлова, слышанный нами въ К1ев- 
скомъ университет'Ь. 



^ 




С1 

Варочемъ, Костомаровъ, Павловъ п Щаповъ, какъ при- 
сяжные ученые, были довольно сдержаны въ свопхъ обобще- 
н1яхъ п при томъ чужды учен1я объ устар'Ьлости романо- 
германскаго запада. Да и у Бакунина этого учен1я всегда 
было мало видно, — онъ только антппатизпровалъ спецтально 
немецкому вл1ян1ю на русское государство въ ряду другихъ 
подобныхъ вл1ян1[1, пзм'Ьнпвшпхъ будто бы его нацюнальный, 
свободный характеръ, — какъ вл1ян1е византхйсное п та- 
тарское. 

Такимъ образомъ у русскихъ нацюналпстовъ, въ род1; 
Бакунина п Герцена, составилось учен1е о томъ, что совре- 
менная пмъ Русская пмпер1я есть государство типа чуждаго 
русскому народу: визант1Йско-татарско-н'Ьмецкое или „гол- 
штейнъ-татарское", какъ выражался Герценъ, пародируя 
фамильный тнтулъ дииаст1и Романовыхъ: домъ голштейнъ- 
готторпск1Й. Такая философ1я истор1и русской, — которой 
ц^Ьликоыъ все же не разд11лялп бол-Ье ученые русск1е исто- 
рики, была довольно удобна для борьбы съ императорскимъ 
абсолытизмомъ и потому пошла въ ходъ въ публик-Ь и пуб- 
лнцистик'Ь. Къ тому же несомн'Ьнное участ1е н'Ьмецкихъ фами- 
дШ въ числ-Ь слугъ системы Николая I (Клейнмихели, Бенкен- 
дорфы и т. п.) давало видимую поддержку этрй историко- 
нолитической философ1п *). 

ВсЬ так1я построен1я истор1и и политики теперь подорваны 
въ корн']Ь сравнительно-антропологическими студ1ями, кото- 
рыя между прочпмъ показали, что общпнно-свободныя учреж- 
дешя — фактъ общечелов'ЬческШ, а въ то же время и абсолют- 
но-6юрократическ1я представляютъ собою фазу, черезъ кото- 
рую проходятъ вс'Ь больш1я государства, при чемъ фактъ посто- 
ронняго вл1яи1Я (азгатскпхъ деспот1Й на грековъ и рпмлянъ, 
римско-визант1йскаго права на среднюю Европу, Франщи на 
Германш, Германхп на Росс1ю) есть фактъ второстепенный. 
По н11Сколько десятковъ л^тъ назадъ вс1^ эти натцоналисти- 
ческ1Я и даже нац1онально месс1анистическ1я построен1я 
нсторш п политики были д'Ьломъ весьма естественнымъ и 
въ Запади. Европ*! и въ Росс1п. 



•) Даже Костомаровъ зам'1^тилъ въ стагь-Ь о «Начал* Руси», что 
присоединен1е остзейскихъ провинщй къ Росс1и оказало особенно 
большое вл!яше на развит1е въ ней «государственности». 



СП 

Въ Россш эти 110строен1я были подорваны съ половины 
60-хъ годовъ какъ вачаломъ новаго научнаго направлен1я, 
такъ и р-Ьшительнымь переходомъ славянофиловъ въ лагерь 
реакщонный, такъ что Герценъ съ его содхалистическимъ 
славянофильствомъ остался изолпрованныагь. Бакунинъ за- 
платилъ дань славянскому месс1аннзму гораздо слаб-Ье, чЬмъ 
Герценъ *). Посл-Ь неудачи польскаго возстан1я 1863 — 64 гг. 
этотъ месс1анизмъ у Бакунина совершенно исчезаетъ. У него 
осталось раздражен1е противъ н'Ьмцевъ или, лучше сказать 
его словами, противъ н'Ьмецкихъ евреевъ, поддерживаемое 
полемическими нападешями на него, — да недов'Ьр1е къ ре- 
волюцюнности н-Ьмдевъ, но мн-Ьшй о какомъ бы то пре- 
восходств'Ь славянъ иередъ „латино-германскимъ западомъ* 
у Бакунина въ то время н'Ьтъ вовсе. СовсЬмъ напротивъ: 
онъ высказываетъ мн-Ьихе, что Западъ долженъ опередить 
Россш по части сод1альной революд1и и возлагаетъ особен- 
ныя надежды на романск1е народы. 

Въ бол-Ье молодыхъ русскихъ передовыхъ кругахъ, осо- 
бенно среди сод1алистовъ, подъ вл1ян1емъ Интернад1онала, 
всяк1я над1она.листическ1я тенденд1и если не исчезають, то 
прячутся: у народниковъ он-Ь живутъ, какъ в-Ьра въ то, что 
русскШ крестьян инъ по натур'Ь содхалистъ, и способенъ про- 
извести сод1альную революд1ю, можетъ быть, и раньше за- 
паднаго рабочаго. Но какъ теоретическое учен1е русск18 
месс1анизмъ не высказывается ясно уже ник'Ьмъ въ передо- 
выхъ русскихъ кругахъ съ 20-хъ годовъ. Спец1ально же у 
сод1алистовъ русскихъ замечается съ этого времени даже 
возрастающее подчинеше мн'Ьн1ямъ западныхъ гаколъ, въ 
томъ числ-Ь, ъъ последнее время, особенно н-Ьмедкпмъ со- 
ц1алъ-демократамъ, у которыхъ руссюе не зам1>чаютъ даже 
остатковъ стараго н^медкаго надюнализма, сильнаго въ осо- : 
бенности у Т'Ьхъ, которые воспитались до 1848 г. **). ! 



"') Сильн'Ёйшее внражен1е этого месс1анизма у Бакунина мы на- 
ходимъ въ следующей фраз-Ь «Воззваи1я къ славянамъ», — гд* онъ 
говоритъ, что славяне могутъ «перелить свою внутреннюю политику, 
какъ св'ЁЖ1е весенн1е соки въ жилы окоченелой европейской народ- 
ной жизни» (см. дальше, стр. 370). 

**) Ни у Гердена, ни у Бакунина не найдется ничего подобваго ' 
словамъ Лассаля, который апплодировалъ надеждамъ РодбертусаЯгет- 
цова «дожить до времени, когда турецкое наследство достанется 
Гериан1и и когда н^медше полки солдатъ или работниковъ буд*тъ 



^ 



г 



сш 



Относительно приложен1я къ Бакунину имени отца р у с- 
скато ннгилизма надо прежде всего сказать, что подъ 
слово нигплизмъ подгоняютъ движете слишкомъ сложное, 
чтобъ его можно было определить однимъ словомъ, и часто 
называютъ нигилистами напр. такихъ противнпковъ прави- 
тельства въ Россш, которые въ западной Европ-Ь явились 
бы весьма уз1']кренными политиками. Кром*]^ того, подъ слово 
шггилизмъ подводятъ два движетя, которыя были въ сущ- 
ности своей весьма различны и по своей идейной подкладк'Ь, 
да и по личному составу. Движен1е, олицетворенное въ Ба- 
зарове, въ романе Тургенева, иисанномъ въ 1861 г., им^ло 
въ* себе мало сощально-полптическаго элемента, а было больше 
фидософскпмъ и культурнымъ, •— какъ отражен1е въ Росс1и 
идей матер1ализма и утилитаризма, съ оттенкомъ всеросс1й- 
ской малокультурности и великоросс1йской грубоватости. 
Двпжеше же 70-хъ годовъ, проявившее себя въ <хожден1и 
въ народъ» съ его последств1Ями, было насквозь сощаль- 



стоять на Босфоре» и признавалъ славянъ не за нац1и, а «за расы, 
которыя им^ютъ одно право : быть ассимилироваными великими куль- 
т)'рными нац1ями» (Впе^е топ Гегй111аис1 Ъа88а1е ап Каг1 Еос1- 
Ъег^иа-ТаЬе^гомг. ВегНп. 1878, 56 — 57). Во время последней бал- 
канской войны немецк1с сошалъ-демократы, съ Либкнехтомъ во главе, 
были открыто на стороне ТурЦ1И и не потому, что боялись, что 
Росс1я не достаточно освободитъ балканскихъ славянъ, а прямо изъ 
ненависти къ славянамъ. Въ своихъ речахъ и статьяхъ Лнбкиехтъ 
оплакиваетъ нсключепге Австрш изъ Германии, такъ какъ черезъ 
это «прорванъ валъ, который шелъ чрезъ славянск1й м1ръ отъ Бал- 
т1йскаго моря до Адр1атики» и такъ какъ черезъ это «Австр1я пре- 
дана почти безпомощно славянскому наводнен1ю». Опъ считаетъ ту- 
рецк1я жестокости за русскую выдумку, равно какъ и существоваше 
«южиыхъ славянъ, стремящихся къ свободе» и т. д. (В1е Опеп^- 
ЛеЪаие 1т беи1^8сЬеп Ке1с118<;а^. — 1с1. 2иг 0Г1еп1:аИ8с11еп Гга^е, 
ойег: 8о11 Еигора ко8ак18сЬ туегйеп ? Еш МаЬп\Уог1; ап йаа йеи^зсЬе 
1Го1к. Ъе1р21§^. НбЬте — Ср. 2иг опеп^аИзсЬеп Гга^е, ойег 8о11 
с11е 9021а118118сЬе АгЪе11еграг1:е1 ииИзсЬ >уег(1еп? Е1п Макплуог!; 
ап сИе йеп1:8сЬе 8о21аИетокга11е топ Н. Ь. (сербъ). Между темъ рус- 
ск1е соц1алъ-демократы простираютъ свое космополитическое усерд1е 
до того, что тоже не одобряли сербо-болгарскаго движен1я противъ 
.ТурЦ1И въ 1875 — 77 гг. и советовали балканскимъ славянамъ по- 
дождать сотиальной революц1и въ Герман1и, Австр1и и Росс1и (см. 
напр. «Впередъ» г. Лаврова), а недавно совершенно наивно напе- 
чатали въ русскомъ «Сощалъ-демократе» статью »^нгельса объ ино- 
странной политике Росс1и, не зам-Ьтпвъ ни ея старомоднаго нацто- 
яализма, ни фактическаго незнакомства съ предметомъ. 



I 

к 



.' ~ ■ЧТЯ'* 

С1У 



1 



нымъ II ЯВИЛОСЬ, какъ см-Ьсь западнаго соц1ал11зма съ оте- 
чественнымъ «народн1пествомъ». 

Бакунпнъ совсЬмъ былъ непрнчастенъ къ базаров1Ц11е1^, 
да мало пм'Ьлъ сопрнкосновенхя н съ такими предгаествен- 
ннкамп сои,1ально-революцюннаго хожден1я в'ь народъ, како- 
вымъ была прокламация ^Молодая Россия" въ 1862 г., 
лровбзгласпвшая надежду только на народъ (черный) и 
учащуюся молодежь п пошедшую собственно въ разр-Ьзъ съ 
проявившимся тогда движен1емъ въ образованномъ «общест- 
в-Ь» съ дворянствомъ, — къ побужден1ю правительства со- 
звать земсшй соборъ. Это движенте поддержпвалъ Чернн- 
шевскШ (Письма безъ адреса) и самъ Бакунпнъ съ Огаре- 
вы мъ редижировали проэктъ адреса о земскомъ соборЬ и 
Бакунпнъ полемизнровалъ съ „Молодой Росс1ей", которую 
только посл'Ь 1866 г. онъ началъ ставить въ образедъ но- 
в'Ь11и1е|1 молодежи. Такимъ образомъ можно сказать, что Ба- 
кунпнъ былъ СТ0Л1.К0 же въ отцахъ бол'Ье новаго движешл, 
ироявившагося въ 70-е годы, сколько и въ д'Ьтяхъ его пред- 
шественниковъ и въ его братьяхъ. И въ этомъ пункте онъ 
и увлекалъ другихъ, и самъ былъ увлекаемъ. 

По отношен1ю къ современному, бомбистскому, анархизму, 
Бакунпнъ можетъ быть признанъ разв* д-Ьдомъ его, а вовсе 
не отцемъ, какъ Прудонъ и Максъ Штпрнеръ могуть быть 
признаны прад-Ьдами его. Конечно, вполне выяснить отно- 
шен1е это можетъ только обнародован1е всей переписки Ба- 
кунина съ соц1алистами заиадпоевроиейскихъ странъ. Пока 
же въ письмахъ Бакунина и его прокламащяхъ можно найти 
мысль о *всеразрушен1и> государственныхъ форз1ъ, о значен1и 
огня, кинжала и яда въ револющи, сов-Ьта иарижскимъ комуна- 
рамъ разрушить иолъ-Парижа и даже ст-Ьды плановъ, добыть 
средства для революц1и иосредствомъ частной кражи (см. 
письмо Л1? ХС). Но преобладающей революц1онной мечтой 
Бакунина бы.гь организованный общинный бунг1., а не ин- 
дивидуальные подвиги Равашоля, Генри и т. п. Полити- 
ческое учен1е Прудона объ а н - а р х 1 и, которое сводилось 
у него собственно къ федерализму, на манеръ Швей- 
царскаго (см. его В и р г 1 п с 1 р е 1" ё с1 ё г а 11 5) Бакунпнъ 
видоизм'Ьнилъ въ а м о р ф и 3 м ъ, и то какъ переходной мо- 
ментъ къ будущему иостроен1ю общества снизу вверхъ^ 
— и въ то же время превратилъ прудоновское в о з д е р- 




СУ 

жан1е отъ участия въ полнтическихъ выборахъ во время 
)шпер1и, въ постоянное отрицан1е для сощалистовъ полити- 
ческой д-Ьятельности среди «буржуазнаго государства», ре- 
комендуя вм-Ьсто нея пропаганду революцюнными фак- 
тами (ргорадапйе раг 1е ^е^^^), Но характерный 
прим'Ьръ бакунинскаго парлефетизма, поел* неудачи 
Болонской попытки 1874 г. (см. дальше при письм'1^ 
.^ СХШ) была Беневентская попытка, устроенная 
вполн* по рецепту Бакунина въ 1877 г., когда въ села 
явились группы революцюнеровъ (предводимыя итальянскими 
друзьями Бакунина и однимъ русскимъ) и объявили уничто- 
жен1е податей, частной собственности, сожнгали оффпц1аль- 
ныя бумаги и т. и, (См. между ирочимъ Ет. с1е Ьауе1еуе, 
Ье 8ос1аИ8те соп1;етрогаш, VII ёЛ., 257 — 259). Различ1е 
съ анархизмомъ, бросающимъ бомбы въ кафе, — огромное ! 

Надо заметить и то, что въ Росс1н, гд-Ь вл1ян1е Бакунина 
должно было быть значительно, и которая считается почвою 
бакунизма, ничего похожаго на нов'ЬНш1й анархизмъ н'Ьтъ *). 
6ъ иропаганд'}^ нов']^Йшаго анархизма во Франциг въ 80-е 
годы приняли участ1е гораздо больше последователи Бланки 
и Пха съ примесью агентовъ хитроумнаго префекта Апйгхеих, 
ч'Ьмъ старые анархисты школы Бакунина **). 

РусскШ «терроризмъ> 1878 — 1881 гг., или проще ска- 
зать, рядъ политическйхъ уб1Йствъ въ Росс1И, — не им'Ьетъ 
ничего общаго съ нов']Ьйшимъ западноевроиейскимъ анархиз- 
момъ ни по своимъ политическпмъ идеямъ и \х'^ляжи]; ш по 
своему приложен! ю. Конечно, онъ вл1ялъ на возбужден1е 



*) Единственный теперь русск1Й анархистъ, кн. Петръ Крапоткинъ 
приыимастъ въ анархическомъ движен1и чисто платоническое участ1е 
и лишетъ въ англШскихъ обозр']^н1яхъ статьи объ анархизм']^, скор'Ье 
филаятропическаго, ч^мъ революд10ннаго характера, такъ что одну 
изъ нихъ консервативный ^ои^па1 Лез БеЬи,18 ноставилъ даже въ 
образецъ французскимъ анархисгамъ, такъ какъ она не пронов]^- 
дуетъ ни кражъ, ни убШствъ и т. п. Одинъ изъ русскихъ учениковъ 
Бакунина, принииавш1й участхе въ «Беневентской попытк*]^» н:1^сколь- 
ко разъ выступалъ въ англ1йской печати противъ нов^йшаго бом- 
бистскаго анархизма. Также точно и г. Мокр1евичъ указываетъ на 
разницу этого анархизма съ бунтарствомъ Бакунина. (См. выше).. 

**) Изъ посл'^днихъ бол-Ье видные, какъ Маллонъ, Гэдъ, Бруссъ, 
какъ въ Итал1и Коста, оказались среди поссибилистовъ, со1цал- 
демократовъ и т. п. друпе, какъ ОиШапте, совс^мъ удалились отъ 
политики. 



I 



СП 



1 



нов'^^йшаго анархизма въ Западной Ёвроп']^, но лишь свопмъ 
прим-Ьромъ употреблен1я динамита и фактомъ своего суще- 
€Твован1я, — но даже знаменитый русскхй „исполнительный 
комитетъ» прямо заявилъ, что считаетъ политичесия уб1йства 
въ стран*, гд*! есть политическая свобода, неоправданнымъ 
преступлен 1емъ. Разговоры же, которые велись въ н-Ькото- 
рыхъ кружкахъ русской молодежи въ 1880-е годы о необ- 
ходимости систематизировать въ Росс1и «терроръ нрланд- 
ск1й», т. е. престуилен1Я аграрныя (практикуемыя въ Россш 
крестьянами) остались безъ всякаго прим'Ьненхя на д^л*. 
Но и между ирландскими аграрными преступлен1ямп и бом- 
бами нов-Ьйшаго анархизма лежитъ ц-Ьдая пропасть! 



Относительно самаго нздан1я нами писемъ Бакунина мы 
должны заявить, что, не считая себя въ прав']^ быть цензо- 
ромъ псторическихъ документовъ, мы печатали ихъ по воз- 
можности въ цЬломъ ихъ вид-Ь. Единственныя опущен1я, 
как1я мы себ-Ь позволили, — это опущен1я м-Ьстъ, им-Ьющихъ 
совершенно интимный, семейный характеръ, а также такпхъ, 
которыя могли бы быть вредны въ полицейскомъ отношенш 
для лицъ, еще живущихъ въ Росс1и. Зат-Ьмъ мы напечатали 
даже личные отзывы Бакунина напр. объ эмигрантахъ, 
иногда противоречивые, иногда пристрастные, полагая, что 
теперь, посл-Ь 20 — 30 л'Ьтъ со времени ихъ написан1я, они 
никого не могутъ обидЬть, а между т'Ьмъ даютъ матер1алъ 
для характеристики отношен1й къ людямъ самого Бакунина. 

Относительно нашихъ прпм']Ьчашй къ письмамъ, мы должны 
сказать, что какъ въ вид-Ь сокращен1я объема издан1я, такъ 
и по неим'Ьн1ю подъ рукою (въ Соф1и) всЬхъ необходим ыхъ 
источниковъ для справокъ, мы свели ихъ до минимума, и 
дали лишь самое необходимое для понпман1я текста писемъ. 
Возможно, что и при этомъ въ наши примЬчанхя просколь- 
знули как1я нпбудь неточности, мы будемъ благодарны за 
всякую поправку. 

Въ заключенхе скажемъ, что мы ставпмъ настоящее из- 
дан1е писемъ Бакунина въ идейную связь съ недавно сдф- 
даннымъ нами издан1емъ писемъ Кавелина и Тургенева, н 
разсчитываемъ и на утилитарное значен1е об'Ьихъ книжекъ. 




СУП 

Вь письмахъ Кавелина и Тургенева можно вид'Ьть между 
прочимъ причины, почему не удалось легальное либеральное 
двнженхе въ Россш въ царствованхе Александра II. Письма 
Бакунина могутъ помочь объясненш того, почему осталось 
безъ положнтельныхъ результатовъ н тогдашнее движен1е 
революдюнное. 

Какъ уже сказано было, мы считаемъ настоящ1й антрактъ 
въ псторп! русскаго общества за время особенно удобное 
для издан1я докумептовъ, подобныхъ т-Ьмъ, которые мы 
теперь печатаемъ. Вотъ почему мы считали бы себя счастли- 
выми, еслпбъ нашъ примерь подвинулъ и другихъ, им'Ьющихъ 
въ рукахъ своихъ подобные документы, поскор'Ье обнародо- 
вать пхъ. Уроки истор1и могутъ быть непосредственно по- 
лезны только при условш пхъ св'Ьжестп. 

М. Драгоман овъ. 



I 



ПИСЬМА М. А1. БАКУНИНА 



къ 



АЛ. ИВ. ГЕРЦЕНУ И Е ПЛ. ОГАРЕВУ 



^ 



ПИСЬМА М. А1. БАКУНИНА 



КЪ 



А. ИВ. ГЕРЦЕНУ И Н. ПЛ. ОГАРЕВУ 



7 Ноября 1860 г. Иукутскъ *) 

Любезный Герценъ. М']Ьсяцев'ь 7 тому назадъ я написалъ 
теб-Ь предлинное письмо въ 20 листовъ. По разнымъ об- 
зстоятельствамъ оно до тебя не дошло. Это былъ первый 
взрывъ освобожденнаго слова посл-Ь долгаго молчан1я. Теперь 
^уду короче. Прежде всего позволь мн-Ь, воскресшему изъ 
нертвыхъ, поблагодарить тебя за благородные, симпатичныя 
<;лова, сказанныя тобою обо ыч'Ь печатно во время моего 
печальнаго заключешя. Он']^ проникли черезъ каменныя ст'Ь- 
яы, уедпнявгахя меня отъ мхра и принесли мн4 много от- 
рады. Ты хоронилъ меня, но я воскресъ, слава Богу, жи- 
вой, а не мертвый, — исполненный тою же страстною лю- 
бовью къ свобод'Ь, КЪ логик'Ь, КЪ справедливости, которая 
«оставляла и по нын11 составляетъ весь смыслъ моей жизни. 



*) Въ письм'Ь этомъ есть много личныхъ отзывовъ и характе- 
ристиБъ, вероятно, одностороннихъ и даже несправедливыхъ. Но мы 
не сочли себя въ прав'Ь что либо выпускать изъ нихъ и даже скры- 
вать имена. Лучше пусть нев'^рности отзывовъ Бакунина будутъ 
поправлены заблаговременно. Ж. Др. 



— 4 — 

Восьмил^Ьтнее заключение въ разныхъ крЬпостяхъ лишило 
меня зубовъ, но не ослабило, наиротивъ укр-Ьпило мои уб-Ьж- 
дешя; въ крепости на размышлешё времени много; инстинк- 
ты мои, двигатели всей моей молодости, сосредоточились^ 
поленились, какъ будто стали умн^е и, мн-Ь кажется, спо- 
собн-Ье къ практическому проявлешю. Выпущенный изь 
Шлпссельбургской кр-Ьпости почти 4 года тому назадъ, я 
окр'Ьпъ и здоровьемъ, женатъ, счастливь, въ семейств*, и 
не смотря на это готовъ по прежнему, да съ прежнею 
страстью, удариться въ старые гр-Ьхи, лишь бы только было 
нзъ чего. Я могу повторить про себя слова Фауста : 

«ХсЬ Ъш 2и аИ; ит пиг ги 8р1е1еп 
Хи зип§ ит оЬпе Д^ипвсЬ ги зеш» — 

а будущее, и даже близкое будущее кажется об^Ьщаеть мно- 
гое. Началась п для русскаго народа погода, и безъ грома 
и молн1и кажись не обойдется. Русское движен1е будетъ 
серьезнымъ движен1емъ; в1>дь фантазерства и фразъ мало, 
а д'Ьльнаго склада много въ русскомъ ум*, а русское ши- 
рокое, хоть и безпутное сердце пустяками удовлетвориться 
не можегъ. Мы зд-Ьсь живемъ день ото дня, яко чаюице 
движешя воды, сл']^димъ за вс^ми знамен1ями, прислуши- 
ваемся ко вс1;мъ звукамъ, ждемъ и готовимся. Много хоте- 
лось бы мн* поговорить съ Вами о томъ что д-Ьлается и 
не д-Ьлается въ Россхи и вн'Ь Россш. Но не за т^мъ взялся 
л теперь за перо. Завтра долженъ я отдать это письмо 
курьеру, а мн-Ь нужно поговорить съ.Вами, друзья, о пред- 
мет*]^ столь же важномъ для Васъ и для насъ, и предотвра- 
тить Васъ, если возможно, отъ несправедливости протнвь 
одного изъ лучшихъ и полезн'Ьйшихъ людей въ Россш и отъ 
нреступлен1я противъ Вашихъ собственныхъ уб^жденхй. 

Есть въ самомъ д-Ьл-Ь одинъ челов'Ькъ въ Росс1и, единст- 
венный во всемъ оффиц1альномъ русскомъ М1р']^, высоко себя 
поставившей и сд']^лавш1Й себ']^ громкое имя не пустявами, - ] 
не подлостью, а великимъ патрютическимъ д-Ьломъ. Онь ^ 
страстно любитъ Росс1ю и преданъ ей, какъ былъ ей п! !- 
данъ Петръ ВеликШ. ВмЬст'Ь съ тЬмъ онъ не квасной т •- 
р1отъ, не славянофилъ съ бородою и съ постнымъ масдои . 
Это челов'Ькъ въ высшей степени современный и прос! - 
щенный. Онъ хочетъ величхя и славы Россхи въ свобс ► I 



Онъ решительный демократъ, какъ мы сами, демократъ съ 
своей ранней молодости, по всЬмъ инстинктамъ, по ясному 
и твердому уб-Ьжденхю, по всему направлен1ю головы, сердца 
и жизни; онъ благороденъ, какъ рыцарь, чистъ^ какъ мало 
людей въ Росс1и; при Никола-Ь онъ былъ генераломъ, ге- 
нералъ-губернаторомъ, и никогда въ жизни не сд-Ьлалъ онъ 
ничего противъ своихъ уб'Ьжден1й. Вы догадываетесь, что 
л говорю про Муравьева-Амурскаго, противъ котораго Вы 
выступаете теперь врагами. Скажите, какъ это могло слу- 
читься, какъ Вы, возложившхе на себя высокую и трудную 
обязанность блюсти за Росс1ею, какъ Вы могли не зам1>тить, 
не узнать единственнаго патрюта и государственнаго чело- 
века въ нашемъ отечестве, котораго мы можемъ назвать 
безусловно н а ш и м ъ и отъ котораго Росс1я можетъ теперь 
ждать действительной службы, можетъ быть сиасешя, — я 
говорю Вамъ о человеке съ которымъ я друженъ и съ ко- 
торымъ вижусь почти каждый день, вотъ ужъ два года. — 
Вотъ его политическая программа: Онъ хочетъ безусловнаго 
н полнаго освобожден1я крестьянъ съ землею, гласнаго судо- 
производства съ присяжными, безъисключительнаго подчпне- 
н1я такому суду вс^мъ лицъ частныхъ и служебныхъ, отъ 
малаго до великаго, безусловной неограниченной печатной 
гласности, уничтожен1Я сослов1й, народнаго самоуправлен1я 
II народныхъ школъ на широкую ногу. Въ высшей адми- 
нистративной сфере онъ желаетъ следующихъ реформы 
во первыхъ, уничтожен1я министерствъ; (онъ отъявленный 
врагъ бюрократ1и, другъ жизни и дела) — и на первыхъ 
порахъ не конститущп и не болтливаго дворянскаго парла- 
мента, а временной железной диктатуры, иодъ какпмъ бы 
то ни было именемъ, а для достнжец1я этой цЬли, совер- 
шеннаго уничтожен1я Николаевскаго, пожалуй и Александ- 
ровскаго вольноотпущеннаго петербургскаго лакейства. Онъ 
не верптъ не только въ московскихъ и петербургскихъ бо- 
^-7Ъ, но и въ дворянъ вообще, какъ , въ сослов1е, и назы- 
I 1етъ ихъ блудными сынами Росс1и. Вообще онъ питаетъ 
с инаковое, и вполне заслуженное презренхе ко всемъ при- 
в аигированнымъ, или какъ онъ ихъ называетъ, ко всемъ 
в (секомымъ сослов1ямъ, не верить въ публику и верить 
т 1ЬК0 въ секомый народъ, его любитъ, въ немъ единственно 
Б ттъ будущность Росс1и. — Онъ не ждетъ добра отъ дво- 



— 6 — 

рянско-бюрократическаго р-Ьшенхя крестьянскаго вопроса, 
онъ над-Ьется, что крестьянскхй топоръ вразумить Петербургъ 
и сд^лаетъ въ немъ возможною ту разумную диктатуру, ко- 
торая, по его уб'6жден1ю, одна только можетъ спасти Россш, 
погибающую ннн']^ въ грязи, въ воровств^^, въ взаимномъ 
прит'Ьсненхи, въ безплодной болтовне и въ пошлости. — 
Диктатура кажется ему необходимою и для того, чтобы воз- 
становпть силу Россхи въ Европе, а силу эту хот-Ьлось бы 
ему прежде всего направить противъ Австрш и Турц1п, 
для освобожден1я Славянъ и для установлен1я не единой 
панславистической монарх1и, но вольной хотя и кр'Ьпко со- 
единенной Славянской Федерац1и. Онъ другъ Венгерцевъ, 
другъ Поляковъ*, и уб'Ьжденъ, что первымъ шагомъ русской 
вн^;шней разумной политики должно быть возстановлен1е 
и освобожден1е Польши. Нравится Вамъ эта программа? 
И вспомните, что эта программа не кабинетнаго идеалиста 
и фантазера, которому все легко, все возможно, потому что 
онъ никогда ничего не сд'Ьлалъ, Н'Ьтъ это мысли, громко 
высказываемыя мысли Ген ералъ -Губерна- 
тора, опытнаго, испытаннаго государственнато человека, 
который болтовни не териить, у котораго всю жизнь слово 
было д-Ьломъ, воля у котораго жел-Ьзная, а умъ граничить 
почти съ ген1альнымъ. 

Я много встр-Ьчаль людей, но не зналь еще одного, въ 
которомь сосредоточено было бы такъ много другъ друга 
дополняющихъ даровъ и способностей ; умъ см'1^лый, 1пирок1й, 
жгучШ, решительный; природное увлекающее, воспламеня- 
ющее краснор'Ьчхе, и вм^ст-Ь простота пониман1я и изложе- 
н1я удивительная. Отъ прикосновен1я его мысли св^тл-Ьють 
и прост-Ьють самые сложные, самые мудреные вопросы; 
пошибъ мысди совершенно русскШ, практически. Память 
р:]^дкая, обнимающая равно и д']Ьла и людей. Заговорите съ 
нимъ о любомь д-Ьл-Ь или вопросЬ, касающемся 12 л-Ьтняго 
управлен1я его Восточною Сибирью; во всякое время, и 
ч-Ьмъ бы онъ ни быль занять, онъ вамъ объяснить его со 
всЬми подробностями, до мелочей и разскажеть такъ, что 
вы ужъ никогда его не забудете. Голова его всегда занята 
множествомъ разнороднЬйшихъ д-Ьлъ, но всегда св-Ьжая г 
ясная, кажется, хранить и вм-Ьщаеть въ себ-Ь все, что хот ► 
одинь разь ее занимало. Докладчит^-'.. л^'-.^-Л^гаю:!;:;! суу ► 



— 7 — 

1^^^ никогда самъ такъ хорош^^ его не поннмаетъ, какъ 
Еогда ему е немъ докладнваетъ. Голова его въ в']^чной ра- 
бот^у онъ занимается, когда не спить, а спитъ не бол']^е 
5, 6 часовъ въ сутки, и между т-Ьмъ вы никогда не заме- 
тите въ немъ скрииа рабочаго. Онъ самый любезный собе- 
с'!;дникъ, всегда живой, остроумный, милый, -^ но милый 
до того, что въ него влюбляются не только женщины, но 
и мущины. Да и нельзя не любить его, онъ самъ такъ го- 
рячо ненавидитъ и любитъ, у него такъ много сердца, онъ 
весь сердце. Къ нему нельзя быть равнодушнымъ, его долж- 
но или любить или нёнавид']^ть. Онъ такой в'}}рный и нуж- 
ный другъ, такъ много деликатности и возвышеннаго бла- 
городства во всЬхъ его отношен1яхъ. Онъ прямъ, открове- 
ненъ и никогда не усумнится высказать свою мысль или 
чувство. Онъ беретъ правдою, широкою, прямою сердечною 
правдою. Гн-Ьвъ его долженъ быть ужасеиъ, презр^нхе его 
уничтожаетъ. Вотъ вамъ нравственный челов-Ькъ. Прибавьте 
самоотверженге, пренебреженае къ собственнымъ интересамъ 
исключительное — П ез! й'ипе ^ёпёгозНё рппс1ёге. Онъ не 
богатъ^ такъ не богатъ, что, оставляя , нын* Сибирь, если, 
что очень возможно по политическимъ причинамъ, онъ ос- 
тавляетъ и службу, то ему почти неч^мъ будетъ жить, — 
а между т-Ьмъ вь посл-Ьдихе три года, во время своихъ по- 
*здокъ на Амуръ, въ Китай и Япон1ю и благодаря только 
имъ онъ потерялъ' на акщяхъ 80,100 руб. сер. — и только 
мелькомъ разъ я слышалъ отъ него объ этой потер*. Онъ 
до такой степени безкорыстенъ, что отказался принять по- 
жизненную пенсш, которую ему хот-Ьли дать за Амурское 
д-Ью — и все это д-Ьлается просто, безъ т'Ьни тщеслав1я, 
такъ натурально какъ другой выпиваетъ стаканъ воды. Въ 
этомъ зам-Ьчательномъ челов^к-Ь н^тъ ни капли эгоизма пли 
тщеслав1я; онъ дорожитъ, правда, названхемъ Амурскаго, но 
ни во что не ставитъ ни свое генеральство, ни свое гене- 
ралъ-губернаторство, ни свое графство. Ему нужна сущность, 
а не форма власти — еще сходство съ Петромъ Великимъ, 
котораго генхальною простотою своею такъ часто напоми- 
наетъ ми* Муравьевь-Амурскхй. — Къ нему во всякое время 
открытъ доступъ для всёхъ, и для каждаго у него есть и 
т 1ять и сердце. Это настоящ1Й челов-Ькъ — но вм-Ьст* и 
ш тоящШ опытный государственный челов-Ькъ; съ его умомъ 



— 8 — 

ни одинъ урокъ жизни, ни одинъ лично .имъ пережитой 
государственный фактъ не ыогъ пропасть даромъ. Прежде 
всего у него русск1& умъ и его обмануть трудно, онъ смот- 
ритъ насквозь въ вашу душу и, когда не хочетъ открыться, 
не покажетъ вамъ своей души. Умъ его столь же гнбокъи 
тонокъ, сколько и прямъ, и въ дипломат1и его никто не 
перещеголяетъ. Онъ, кажется, способенъ на все, кром-Ь ли- 
тературы и профессуры, къ которымъ, не смотря на обра- 
зованность и любознательность свою- (онъ до сихъ поръ 
читаетъ и учится) — онъ питаетъ инстинк1?ивное отвращеше; 
другъ д^ла, онъ ненавидитъ болтовню. Онъ также спосо- 
бенъ къ дилломатш, какъ и къ внутреннему управленш или 
къ военному д-Ьлу. Онъ знаетъ людей, ум^етъ обходиться 
съ ними, уговаривать, убеждать, увлекать ихъ, невидимо 
подчинять ихъ своей мысли и вол-Ь. — II зетЫе пё ропг 
соттапйег. — Что же касается до военнаго д-Ьла, то вс* 
знавш1е его на Кавказ*]^, гд*]^ онъ впервые показалъ себя 
какъ самостоятельный начальникъ, вс]^ знающ1е его близко 
теперь, убеждены, что онъ одаренъ всЬмн способностями 
первокласнаго генерала: быстрота и ясность соображен1я, 
присутств1е духа, находчивость въ критическую минуту, во- 
енное знан1е, духъ непоколебимый, а главное смелая и 
счастливая истинно героическая р-Ьшимость, всЬ залоги по- 
беды въ немъ соединены въ высшей степени, — и если 
теперь что нибудь льститъ его самолюбш, такъ это только 
мысль командовать арм1ею противъ АвстрШдевъ, которыхъ 
онъ ненавидитъ не мен-Ье меня. Онъ истинно генхальный 
администраторъ, вносящШ толкъ, разумъ, ясность и простоту 
во всЬ части своего управлен1я, а въ минуты трудныя на- 
ходящхй тамъ средства гд-Ь ихъ никто не видитъ. Д1Ьло у 
него горитъ подъ руками, онъ поражаетъ внезапност1ю сво- 
ихъ р-ЬшенШ и неудержимою стремительност1ю своихъ пс- 
полнев1й, почти всегда в-Ьрныхъ, м-Ьткихъ, счастливыхъ, по- 
тому что они плодъ гдубокаго предварительнаго размышде- 
н1я. Когда д-Ьло идетъ о д-Ьл-Ь, онъ не жал-Ьетъ ни себя, 
ни своихъ служащпхъ; впродолженш 12 л'Ьтняго управлеюя 
онъ сд-клаль верхомъ, въ тарантасЬ, въ тел-Ьг-Ь, п-Ьшкомь, 
на лодк'Ь бол-Ье 200,000 верстъ. Онъ первый въ 1854 г, 
поплылъ на лодкахъ внизъ по Амуру, и если бы разсказать 
въ подробности всЬ его Амурсше подвиги, подвиги неус* а- 



— 9 — 

шимости, саыопожертвован1я, сердца, ума, то право вышла 
бы геройская эпопея. И этотъ челов-Ькъ теперь еще во всей 
сил-Ь своего ума, свонхъ необыкновенныхъ способностей, 
сердце его неразд'Ьльно прпнадлежитъ Росс1и, д-Ьлу ея осво- 
бождешя, Славняскому д^лу. Онъ весь нашъ и уб^жден1ямп 
и дедами своими, еще бол-Ье т-Ьмъ, что онъ хот-^лъ бы сд11- 
лать для Россш-; я не знаю, да и вы, друзья, не знаете дру- 
гого человека, отъ котораго Росс1я могла бы ожидать для 
себя столько великой пользы. — Я помню какъ вы оплакивали 
смерть генерала Пассека, вотъ вамъ другой Пассекъ, во 
всЬхъ отношен1яхъ лучше, д'Ьдьн'Ье, умн^е, сильн-Ье и мо- 
жетъ быть преданное Пассека, — потому что въ Муравьев11 
гешальная преданность мысли и д-Ьлу — вотъ вамъ готовый 
спаситель Россш — а вы его враги. Что это значитъ? и 
какъ же велика отв-Ьтственность, которую вы на себя бе- 
рете передъ Росс1ею и передъ самими собою! Отъ легко- 
мысл1я и легков-Ьргя, незнашя, или недостатка критики вы 
становитесь . клеветниками противъ лучгааго челов-Ька въ 
Росс1и. В-Ьдь это уродство и преступлен1е. — Петербургъ, 
весь высшШ офищальный м1ръ его ненавидитъ; въ третьемъ 
отд"Ьлен1н, куда почти ежедневно пншутъ ваши кореспон- 
денты, герои, любимцы Завалпшинъ и Петрашевск1й, въ 
третьемъ отд-Ьленш онъ записанъ какъ архи-красный; во- 
оби^е его зовутъ тамъ 1е ^ёпёга! гоиде, — все это очень 
естественно. Между мертвыми онъ одинъ живой, между 
мелкими, своекорыстными интриганами и эгоистами онъ 
одинъ преданъ Д'Ьлу, — онъ не беретъ пенс1и, — какъ его 
не ненавид'Ьть! Онъ присоединяетъ огромный край исклю- 
чительно сибирскими средствами, совершаетъ великое д^^ло 
почти 0езъ средствъ, онъ щадитъ государственные финансы, 
подаетъ проэктъ за проэктомъ для упрощен1я админисгращи, 
для упразднешя ненужныхъ служебныхъ м-Ьстъ, для осво- 
божден1я, для облегчен1я участи милл1оновъ угнетенныхъ 
ВС ювскимъ меньшинствомъ, — онъ не даетъ спать, застав- 
лю 5тъ думать о д^Ьл'Ь, онъ въ высшей степени челов-Ькъ 
б( ;покойный, къ тому же громко выражаюицй свое негодо- 
В1 пе, свое презр'Ьнхе и къ принципамъ и къ людямъ петер- 
6] )гскимъ, не щадя даже героевъ ектен1и. — За это его 
П тербургъ ненавидитъ, и это естественно. Естественно 
т« че, что не любитъ его большинство храбраго росс1йскаго 



к 



— 10 — 

дворянства. Онъ такъ глубоко вникъ въ хамски-аристокра- 
тическ1й блудъ россхйскихъ бояръ и такъ м-Ьтко честить его 
— любить не за что. Онъ любитъ народъ, за то и народъ 
въ него в']^рптъ, имя Муравьева не унретъ въ Сибири. Не 
любятъ его также и литераторы; опять понятно: — литера* 
торы народъ щекотливый, тщеславный, вчера дрожали они^ 
сегодня разыгрываютъ силу и болтовню принимаютъ за д'кю. 
Они монополисты тощаго русскаго просв-Ьщевхя, монопо* 
листы ума во фрак*]^ и любятъ поклоны. Муравьевъ ихъ 
презнраетъ и имъ не кланяется. Они либералы, онъ простой 
демократъ, н^тъ ничего общаго между ними. И такъ по- 
нятно, что вся привиллегированная, болтающая и правящая 
публика не терпитъ Муравьева, — но какъ вы, друзья на- 
рода, могли стать его врагами, какъ могли такъ легкомыс- 
ленно пов']^рить людямъ, какъ Завалишинъ и Петрашевсшй^ 
о которыхъ поговоримъ посл-Ь, — вотъ чего я р-Ьшительно 
не понимаю. — Своя своихъ не познаша. —Вы спросите^ 
ч-Ьмъ же доказалъ Муравьевъ свои способности, свое чест- 
ное и полезное направлеше 12 -л-Ьтнее управленхе его 

Восточной ' Сибирью самый лучшШ отв'Ьтъна этотъ вопросъ* 
Один1. изъ моихъ добрыхъ знакомыхъ, политическхй, полякъ 
Веберъ, досконально знающШ Сибирь, — ибо былъ сосланъ 
сюда еще до назначен1я Муравьева, могущ1й поэтому срав- 
нить положеше ея до Муравьева съ ея нын'Ьшнимъ состо- 
ян1емъ, — ^сказалъ недавно, что еслибы напечатать все, что 
написалъ Муравьевъ впродолжен1е этихъ 12 л'Ьтъ, особливо 
бумаги посланныя имъ въ Петербургъ къ императору и къ 
разнымъ министрамъ, то это одно составило бы блестящую 
бюграф1ю; пзъ этой переписки ясно бы стало, чего онъхо- 
т'Ьлъ, къ чему онъ стремился. Всякая бумага дышетъ гуман- 
ностью, высокою справедливостью, св']^тлымъ разумомъ, поль- 
зою государства и края. Главною и постоянною ц-Ьлью всЬхъ 
его предположен1й и д-Ьйствхй было возвышенхе, облегченхе, 
возможное освобожден1е всего что прит-Ьсненно въ Росс1и, 
т. с. по преимуществу народа. Не помню кто-то, кажется 
Кепе с1е ТаШап(11ег, говоря о Сперанскомъ, зам-Ьтилъ, что въ 
то время какъ государственные люди другихъ земель нахо- 
дятъ крепкую опору въ общественномъ мн-Ьши, въ Россш 
они опираются единственно на милость и дов'Ьрхе одного 
лица, поэтому должны употребить три четверти времени с г 



I 



— 11 — 

его на борьбу для удержания своего м-Ьста и только чет- 
верть остается у нихъ на д'Ьло. Это вполн'}} подтвердилось 
на Муравьев*]^. Мал'кИшую возможность сд']^лать добро онъ 
долженъ былъ брать съ боя, и сколько снлъ, сколько жизни 
онъ ноложилъ на борьбу съ Петербургомъ, и какъ дорого 
стоила каждая поб']^да. Б']^дь Вн знаете, что такое наши 
министры, наши петербургск1е государственные люди. Мел- 
ше и пошлые люди съ пышною обстановкою, дураки съ глу- 
бокомысленно -р9>змышляющими минамп, недоученные, недо- 
деланные, медюе эгоисты и честолюбцы съ иатрютическими 
фразами, возвысивш1еся и ноддерживающ1еся интригою и 
подлостью, машинные формалисты, рутинеры не им']Ьющ1е 
даже и предчувств1Я о жнвомъ, д^Ьйствительномъ д-Ьл-Ь. Этимъ 
развратнымъ, машинально живущимъ и д^Лствующимъ му- 
шямъ кром* себя в-Ьдь н'Ьтъ ни до кого и ни до чего д-Ьла 
и ВСЯК1& иреданный чеюъЫъ съ живою, плодотворною 
мыслью имъ см']^шонъ, пока онъ безсиленъ, и становится 
ихъ врагомъ, если онъ можетъ заставить ихъ слушать себя. 
Муравьева они съ перваго раза встр']Ьтили какъ врага. Въ 
комитегЬ министровь онъ нашелъ только одного истиннаго 
нензм']Ьннаго союзника: Киселева, пин'Ь посланника во Фран- 
дш. Вс^ же остальные были противъ него и постоянно въ 
продолженш 12 л11тъ старались парализовать его начинашя, 
то интригою, то систематическимъ, тупымъ невниман1емъ. 
При такихъ то условхяхъ Муравьевъ долженъ былъ д^й- 
ствоватъ. Чтожь усп'Ьлъ онъ сд-Ьлатъ? Главнымъ д-Ьломъ его 
безъ сомн-Ьтя является присоединен1е Амура къ Росс1и. Я 
не стану распространяться о немъ; для того чтобъ гово- 
рить объ этомъ иредмет-Ь подробно, теперь ужь понадоби- 
лись бы толстыя брошюры, если { не ц'Ьлыя книги. Ограни- 
чусь н'^сколъкими зам^^чан1ями. Амурское д'!&ло, великое по 
своему существу, по своимъ несомн-Ьнио полезнымъ резуль- 
татамъ, равно какъ и по ограниченности, ничтожности средствъ 
на него употребленныхъ, подверглось странной участи въ 
Росс1и. Сначала вся публика пришла въ восторгъ и Богъ 
знаеть сколько громкпхъ и часто нел-Ьпыхъ фразъ было рас- 
точенно Муравье1ву; говорили, что онъ вознаградилъ за всЬ 
потери и за весь стыдъ прошедшей войны. 

Прошло несколько времени; въ Морскомъ Сборник-Ь стали 
являться одна за другой статьи псевдо -декабриста Завали- 



I 



^ 



— 12 



шина, которы[^, увлеченный местью п непримиримою нена- 
вистью къ Муравьеву, сознательно лжетъ, клевещегъ нзвра- 
щаетъ, выдумываетъ факты, прикрывая желчную клевету 
либеральными мотивами и фразами, отрицаетъ, наконецъ, 
пользу, судоходность, даже почти само существованхе Амура 
и называетъ его «язвою Росс1ц*. Эти статьи, проникнутыя 
самым'ь мелочнымъ и злымъ самолю61емъ, въ которыхъ такъ 
и сквозить жалкое оскорбленное я г-на Завалишина, напи- 
санныя, впрочемъ, искусно въ видахъ очернен1я именно 
передъ русской публикой, — статьи эти, исиолненныя про- 
тивор'Ьчхй, ничего не доказывающ1я, только отуманивающ1я 
и дурачаиця легкомысленнаго читателя, не выдерживаютъ 
серьезной критики. И чтожь? вся русская публика, всл^дъ 
за Завалигаинымъ ругаетъ Амуръ и вс"Ьхъ амурскихъ д-Ья- 
телей. Въ Москв-Ь и въ Петербург-Ь иресерьезно утверждаютъ, 
что Амуръ есть пуфъ, что даже лодки по немъ ходить не 
могутъ, что Благов-Ьщенскъ и Нпколаевскъ и вс'Ь села, и 
всЬ станицы на Амур*Ь существуютъ лить въ воображен1П 
и въ рапортахъ Муравьева; что Амуръ раззорплъ Росс1Ю, 
что въ немъ погибли миллюны рублей и тысячи людей, что 
онъ, однимъ словомъ, сталъ язвою для Россхи. Странное п 
глупое существо русская публика ! Въ ней преобладаетъ ла- 
кейская привычка ругать безъ разбору, ругать п горячиться 
безъ страсти, безъ всякаго интереса къ предмету, о кото- 
ромъ идетъ р-Ьчь. Спросите у девяти десятыхъ, у девяносто 
девяти сотыхъ нын*]^ ругающихъ Амуръ, гд-Ь Амуръ? Я ув-Ь- 
ренъ, что они никогда не посмотр'Ьли на карту и что имъ 
въ сущности н'Ьтъ ни мал-Ьйшаго д'Ьла ни до Амура, ни до 
Сибири, ни даже до Россш. А ругаютъ, потому что ругать, 
все ругать, всЬхъ ругать русскому челов-Ьку сподручно, по- 
тому что оно въ мод-Ь и кажется либерально. Эта русская 
публика, безсмысленная, безстрастная, но болтающая безъ 
умолку обо всемъ, пошлая, просто блудное стадо, годящееся 
только подъ топоръ. Судоходенъ ли Амуръ? По признаг'ю 
Американцевъ, знатоковъ въ этомъ д-Ьл-Ь, и нашихъ л ?- 
шихъ моряковъ, это одна изъ величайшихъ и удобн-Ьйш! :ъ 
р-Ькъ въ м1р"Ь. Да зач-Ьмъ спрашивать пхъ: Въ 1854 г< ^у 
въ первый разъ сплавили внизъ по Амуру на 34 барж! :ъ 
подъ иредводптельствомъ Муравьева около 380 челов' :ъ 
казаковъ и регулярныхъ солдатъ со всЬмъ пров1антомъ, \ь 



1 



I 



— 13 — 

1855 году подъ его же предводительствомъ сплавлено было 
около 5000 челов'Ькъ козаковъ п войска также со всЬмъ 
пров1антомъ п съ 28 — 38 фунт, пушками; — а съ т-Ьхъ поръ 
ежегодно сплавдяютъ отъ Читы по Шилк4 и по Амуру до 
Николаевска отъ 300 до 500 тысячъ пудъ разныхъ тя- 
жестей. Съ 1855 года стали ходить пароходы отъ Нико- 
лаевска до Благовещенска. Въ 1859 году казенныхъ паро- 
ходовъ ходило шесть, а частный пароходъ американца Деф- 
рисъ въ первый разъ явился на Шилк*. Въ нын'Ьшнемъ 
году собраны были зимою въ Николаевск-Ь 4'новыхъ ка- 
зенныхъ мелководныхъ парохода, изъ которыхъ одинъ обра- 
щенъ собственно на илаваше по р-Ьк-Ь Усури, а три доплыли 
вверхъ,- дйа до Стр'Ьтеаска, одинъ только до Шилкинскаго 
завода, а а]иериканецъ Дефрпсъ дошелъ вверхъ по Шилк-Ь 
и по Нерчи до самаго Нерчинска; я говорилъ съ иностран- 
ными машинистами, они говорятъ, что не вид-Ьли р-Ьки бо- 
л-Ье удобной для плаван1я; — наконецъ съ будущаго года 
будетъ ходить разъ въ дв-Ь нед^Ьли регулярная пароходная 
почта вюжду Стр^тенскомъ (на Шилк-Ь, въ 75 верст, отъ 
Нерчинска, въ 360 верст, отъ Читы) и Благов'Ьш;епскомъ 
(почти на самой середин* Амура, отъ Николаевска водою 
въ 2000 верстъ, отъ Устъ-Стр'Ьлки при соединен1и Шилки 
и Аргуни въ 1200 верстъ; (Усть-Стр'Ьлка отъ Стр-Ьтенска 
въ 260 вере.) — и такъ каждую нед-^лю разъ между Стр!!- 
тенскомъ и Благов'Ьш.енскомъ, — и разъ между Благов-Ьщен- 
скомъ и Николаевскомъ, т. е одинъ разъ въ м^сядъ между 
Николаевскомъ и Стр'Ьтенскомъ и обратно, такъ что въ 
продолжена л-Ьта можно будетъ съездить три раза изъ 
Стр-Ьтенска внизъ по Амуру и обратно. Кажется довольно 
удовлетворительное доказательство возможности илавашя по 
Амуру и ' не правда ли, что Завалишинъ лжетъ безстыдно, 
утверждая противное. Наконецъ чего вамъ бол-Ье? — за провозъ 
изъ Николаевска до Шилкинскаго завода брали въ прошед- 
п мъ году съ пуда 2 р. 50 к., въ нын'Ьшнемъ году до 
С ►'Ьтенска 2 р. 50 к., а на будущ1Й годъ подряжаются за 

2 р. Провозъ отъ Стр-Ьтенска до Читы стоитъ отъ 25 до 

3 к., отъ Читы до Иркутска отъ 80 к. до 1 р. 20 к. — 
п [ожимъ 1 р. И такъ провозъ отъ Николаевска до Ир- 
к ска будетъ стоить въ будущемъ году около 3 р. 50 к., 
п ^жимъ 4 р. (а кругомъ св-Ьта американская компан1я 



1 



14 — 



беретъ рпх йхе 1 р. сер. съ пуда), вь то время какъ изъ 
Нижне-Новгорода до Иркутска онъ стоить отъ 6 до- 7 р. 
съ пуда, т. е. почти вдвое* Вотъ вамъ и доказательство 
торговой пользы Амура для Сибири, — такъ что сахаръ, за 
который мы платимъ зд-Ьсь отъ 16 до 18 р. пудъ, а въ^ 
Чит-]^ даже до 20 р. и который по вычпслешамъ саиаго 
Завалишина долженъ стоить въ Николаевск!^ около 5 р. въ 
дМствительности же продается тамъ за 7 руб., не будетъ 
стоить въ Чит-Ь бол-Ье 9 р., а въ Иркутск* бол-Ье 1 1 р. Л 
говорю, будетъ стоить, а не стоптъ. «Почему?* Очень естес- 
хвеяно; потому что торговля по Амуру, начавшаяся только 
съ 1857 года, находится еще въ рукахъ немнагихъ амерн- 
канскихъ и русскихъ авантюристовъ, пользующихся со1вер- 
шенною нонопол1ею и налагающихъ поэтому на все совер- 
шенно произвольный, нев']^роятныя ц']^ны, амурская же ком- 
пан1я съ первыхъ шаговъ своихъ поведшая себя плутовато 
и глупо, нын-Ь, не приступивъ собственно еще къ Д'Ьлу, со- 
вершенно обанкрутилась. Къ тому же должно зам-Ьтпть, что 
сибирские, равно какъ и русскге купцы, неисправимые ру- 
тинисты-старов'Ьры, не в-Ьрующге въ новые пути; они только 
и знаютъ что свою кяхтинскую чайную торговлю, совер- 
шенно пскуственную, несмотря на то, что по ихъ собствен- 
ному сознан1ю она каждый годъ падаетъ и быстро прибли- 
жается къ своему концу. Говорятъ, что въ будущемъ году 
ужъ не одпнъ, а три американск1е парохода повезутъ ино- 
странные товары до Стр-Ьтенска и нЬтъ сомнЬнхя, что, осво- 
божденные нын*]^ отъ всякаго ст'1Ьснен1я п запрещен1Я, Аме- 
риканцы вскор-Ь овлад-Ьютъ плавашемъ и торговлею по 
Амуру. Но не въ томъ Д'Ьло. Американцами-ли, Русскими -лп 
на Амур-Ь Сибирь примкнула нын-Ь къ океану, перестала 
быть безвыходною пустынею, Сибирью. Мы чувствуемъ укь 
это вл1ян1е, въ Иркутск-Ь, напр., мы ближе къ Еврои-Ь, ч-^нъ 
въ Томск-Ь, — Сибирь впервые осмыслплась Амуромъ, не 
есть ли это великое Д'Ьло п кто можетъ высчитать всЬ его 
результаты! Штъ сомн-Ьшя, что Амуръ современемъ оття- 
нетъ Сибирь отъ Росс1и, дастъ ей независимость и самое < 
тоятельность. Этого сильно боятся въ Петербург-Ь, иные 
даже опасались серьезно, чтобъ Муравьевъ не провозгла- 
силъ независимость Сибирь, — но такая независимость, невоз- 
можная теперь, необходимая можетъ въ довольно близко ъ . 



^ 




— 15 — 

будущемъ, разв-Ь б^да? Разв^ Росс1я можзтъ еще долго ос- 
татьса насильственно, уродливо сплоченною, неуклюжею мо- 
нарх1вю^ разв]^ монархическая централизац1я не должна по- 
теряться ,вь Славянской фэдерац1и? Возможность, необхо- 
димость ВВ03Н011 торговли нностранныхъ товаровъ вверхъ по 
Амуру доказана уже фактами и не подлежятъ бол1Ье сомн1;- 
шю. Что будемь мы продавать Американцам ь, на что будемъ 
М']^нать ихъ товары? Этотъ воиросъ озадачиваетъ многихъ, 
хотя отв-Ьтъ на него вь высшей степени простъ; во пер- 
выхъ, мы должны торговать хл1^бомь, скотом ь, салом ь, мя- 
сомъ, пенькою, кожами, до тЬхъ поръ пока АмурскШ Край 
въ высшей степени плодородный, но еи;е згало населенный, 
не будеть производить ихъ вь достаточномъ количеств1Ь для 
торговли. Во вторыхъ, Сибирь богата драгоц']^нными мине- 
ралами, а золото есть такой же товаръ, продукть сибир- 
скаго труда, какъ п хл1^бъ. Золота находится много въ Ени- 
сейской губерщи и съ каждымъ годомъ ^бол^^е въ Забайкаль- 
ской области, богатой и торгующей уже и теперь, хотя еще 
и въ мелкихъ разм']^рахъ, скотомъ, саломъ, кожами, соло- 
ниною, а также хл^^бомъ и канатами. Но главное богатство 
и состонтъ въ велйкол'Ьпныхъ жел-Ьзныхъ рудахъ, состав- 
лявшихъ до сихъ поръ исключительную собственность Импе- 
раторскаго кабинета, спж^ъшлто па нихъ какъ собака на 
сЬи-Ь, и только недавно, благодаря Муравьеву, отъявленному 
врагу всякаго казеннаго производства, открытыхъ для част- 
ной промышленности. Теперь самое простое жел113о по ц'Ьн1; 
своей недоступно, да н н^тъ его почти созс11мь въ про- 
•даж)^, — за самое плохое жел'Ьзо платится зд11сь по 6 р. за 
пудъ, и н-Ьтъ сомн-Ьшя, что, не смотря на вс ю росс1йскую 
непредпршмчивость, не смотря на то, что золотопромыш- 
ленность притягиваетъ къ себЬ большинство капиталовъ въ 
Сибири, найдется скоро умкый и д'Ьльный капиталистъ, ко- 
торый устроитъ въ Иркутской губернш и въ Забайкальской 
о'тасти жел'Ьзные заводы, — предпр1ят1е слишкомъ выгодное 
н прочное, чтобы долго быть оставленнымъ въ сторон-Ь. 
1 >гда одного жел-Ьза будетъ достаточно для пополнен1я на- 
п 5Й вывозной торговли внизъ по Амуру. Самъ вновь при- 
с здиненый Амурск1й Край, въ высшей степени плодород- 
н й, и еще бол^Ье, прилегающШ къ нему Уссур1йск1й Край 
(; *жду р-^кою Усури впадающею въ Амуръ на запад'Ь, Ти- 



I 

— 16 — 

химъ океаномъ на востоке и Кореею на юг*]^), одаренный 
и роскошною почвою, и благословенныыъ почти южнымъ 
климатоиъ, богатый однимъ словомъ вс']^мъ, чего пожедаетъ 
душа, должны сд'11латься не бол']^е какъ черезъ десятокъ^ 
другой л^тъ житницею Тихаго океана; хлЫъ родится тамъ 
теперь нер-Ьдко самъ тридцать; везд* сл-Ьды богатыхъ золо- 
тоносныхъ песковъ, — и если бы Китайцы согласно уело- 
в1ямъ Айгунскаго трактата допустили бы вольную торговлю 
по р*к4 Сунгари, то ужь теперь сунгарскаго скота и хл'Вба 
было бы достаточно не только для продовольств1я всего 
Амура, но и для вн-Ьшней торговли. Теперь главнымъ пред- 
метомъ торговли служить м-Ьхъ собол1й, чернобурыхъ ли- 
сицъ и друг1е, добываемые на средиемъ и южномъ при- 
брежьи Амура и на всемъ берегу Тихаго океана отъ Ни- 
колаевска до залива Петра Великаго. Но еще важн']^йшимь 
предметомъ долженъ сделаться съ будуш,аго года лЬсъ вся- 
каго рода, отъ дуба до лиственницы, мачтовой, строевой и 
дровяной; его потребуется въ огромныхъ количествахъ въ 
Шаня-хай, Гонгъ-Конгъ и въ друг1е китайскхе порты, откры- 
тые для Европейцевъ; — прибавьте къ этому, что островъ 
Сахалинъ, противолежащ1й въ 60-ти верстахъ устью Амура 
весь покрыть слоемъ лучшаго каменнаго угля. Вотъ вамъ 
въ Н']^сколькихъ словахъ торговое значен1е Амура. Чтобы 
сд']^лали съ этимъ благодатнымъ краемъ Американцы, если- 
бы онъ попалъ имъ въ руки! Но русск1й и еще бол']^е си- 
бирскШ челов-ксь, не смотря на вс^ похвалы^ расточаеныя 
ему квасными патрютами, безпомощенъ какъ ребенокъ. По- 
лицейское всевм']^шательство, кр']^постное право и патр1ар- 
хальный деспотизмъ общины убили, кажется, въ немъ вся- 
к1й духъ предпр1имчивости, всякую инищативу; онъ реши- 
тельно требуетъ, чтобъ его тянули впередъ, самъ не идетъ. 
Говорить ли вамъ о политическомъ значен1и огромнаго вновь 
пр1обр']^теннаго края, съ благодатнымъ климатомъ, благодат- 
ною почвою, окаймленнаго двумя великими судоходными ре- 
ками и прпмыкающаго къ Тихому океану. Это новая Сибирь, 
но благодатная, просвещенная, приморская. Благодаря Амуру, 
Славянское Русское царство стало твердою ногою на Тихомъ 
океане, и союзъ съ Соединенными штатами, доселе плато- 
ническ1й, сталъ отныне действительный, что ясно вы) ^ 
жается въ настоящихъ отношен1яхъ и переговорахъ съ Т - 



_] 



— 17 — 

таемъ. Благодаря Амуру, мы можемъ теперь содержать огром- 
ный, д']Ьйствительный фдотъ на Тихомъ океан*]^, взам-^нъ чер- 
номорскнхъ и 6аДт1йсБИхъ игрушекъ. Англичане на жЬл'1& 
опять нын'Ьшнею весною сильно добивались отнять у насъ 
заливъ Петра Беликаго. Бее Д']^ло теперь въ населец1н при- 
брежий Амура, Усури и Тихаго океана отъ Николаевска до 
Бореи. Оно идетъ медленно, медленн']^е, безъ сомн']^шя, ч'Ьмъ 
у Амнриканцевъ, потому что у насъ н'Ьтъ ни ихъ отваги, 
ни ихъ умной, расчетливо-см']^лой предпр1имчивости, ни ихъ 
свободы движен1я, а все таки идетъ и съ каждымъ годомъ 
будетъ быстро подвигаться впередъ. Но прежде ч']Ьмъ кос- 
нусь этого предмета, раскажу вкратце исторхю прюбр'Ьтен1я 
Амура. Муравьевъ пр1']^халъ съ этой мыслью въ Сибирь и 
еще до отъ^Ьзда своего изъ Петербурга усп-Ьлъ уговорить им- 
ператора Николая снарядить морскую экспедиц1ю вокругъ 
св-Ьта для отыскан1я устья Амура. Додъ предводительствомъ 
капитана, вые'Ь контръ адмирала, Невельскаго она открыла 
устье Амура въ ма^ м-Ьсяд-Ь 1849 года. Бъ 1852 году, по 
предаисанш Муравьева, Невельсшй заложилъ Николаевскъ. 
Въ 1849 году Муравьевъ 'Ьздилъ въ Камчатку для ознаком- 
лен1я съ краемъ, особенно же съ берегами Тихаго океана. 
Въ этомъ же году у него зародилась мысль объ образован1и 
Забайкальской области, какъ точки отправлен1я и опоры для 
завоеван1я Амура. Въ 1850 году началась борьба его про- 
тивъ всего министерства, за исключешемъ Киселева и Пе- 
ровскаго. Главными его противниками были Нессельродъ, 
Чернышевъ и Блудовъ, а за ними и вс-Ь другхе. Его пуб- 
лично называли государственнымъ сумасшедшимъ, а все амур- 
ское нредположен1е гибельнымъ предпр1ят1емъ. Образован1е 
Забайкальской области встр'Ьтило сильное, страстное сопро- 
тивлен1е; особенно, когда онъ потребовалъ отъ император- 
скаго кабинета жертвы, — а именно жертвы 40,000 кр-Ьпос- 
тныхъ крестьянъ кабинета. Въ борьб*]^ со всеми министра- 
] ^ п видя ст'1сненное положеше нашихъ финансовъ. Му- 
] вьевъ зналъ, что ему не дадутъ денегъ, и решился совер- 
] 1ть огромное д-^ло остаточными суммами отъ управлен1Я 
] >сточноЙ Сибири, съ помощью Забайкальскаго края. Не онъ 
: велъ казацкое сословхе въ этомъ кра*]^, оно издавна су- 
3 ствовало на границахъ Китая, преимущественно на бере- 
] ъ Аноны и Аргуни, и простиралось уже до 60,000 душъ 

2 



1 



18 



обоего пола, когда онъ прибыль въ Сибирь. Но ему нужны 
были рабоч1Я руки на берегахъ Инады и Шилки для сила- 
вовъ внизъ по Амуру. Тутъ даили преимущественно горные 
крестьяне въ чпсл1и 40,000. А знаете что такое горные 
крестьяне? Это крЬпостные, въ десять разъ бол'1е раззорен- 
ные, ут'ксненные и несчастные, ч'Ьмъ самые бедные пом^^- 
щичьи кр1^постные. Ихъ теперь, благодаря Муравьеву, въ 
Нерчинскомъ округ-Ь бол-Ье н'Ьтъ, но я ознакомился съ ихъ 
состоян1емъ въ Томской губерн1И, гд-Ь ихъ приписано бол-Ье 
130,000 къ АлтаПскимъ горным ь заводамъ. Они платять 
подати и послтъ вс'!^ проч1я натуральныя и денежныя по- 
винности, какъ и друпе крестьяне; рекруты ихъ поступаютъ, 
только не въ солдаты, а на 25 л'^^тнюю каторжную работу 
въ серебрянныхъ рудникахъ. Какъ кр']^постные император- 
скаго кабинета, которому принадлежать вс^^ заводы, они 
несутъ барщину и какую еще барщину! Во всякое время, 
во время работъ, въ распутицу, они должны по приказанш, 
по чистому произволу горнаго начальства, возить л1&съ, дрова, 
уголь, руду за 100, за 200, иногда за вОО верстъ. КровгЬ 
того они обязаны продавать свой хл^бъ исключительно на 
заводы и по предписанш Чевкина, изданному въ 1882 году 
отнюдь не дороже 28 к. за пудъ ржанной муки. Бакъкр^^- 
лостные они лишены всякой свободы и управляемы, знаете 
к']^мъ? М']^стнымъ горныыъ в']^домствомъ, а знаете ли что 
такое горное в']^домство? Вы знаете, какъ безсов']^стны, алчны, 
вороваты русск1е инженеры, — ну вообразите себ-Ь роесШ- 
ское потомственное инженерство, касту въ род-Ь поповской, 
— вотъ вамъ и горное в']^домство. За весьма р']^дкими исклю- 
ченхями, горные офицеры д-Ьти горныхъ же офицеровъ, по- 
тому что имъ предоставленно почти исключительное право 
воспитывать Д'Ьтей своихъ въ горномъ корпусе, которые 
поэтому всасываютъ въ себя вороватостъ съ кровью, съ 
первыми впечатл'Ьнхями д1Ьтства, съ корпуснымъ восппта- 
Н1емъ и являются на заводъ уже готовыми ворами. Же! ;! 
и матери ихъ также дочери и сестры горныхъ офицеров >. 
Все горное в'Ьдомство составляетъ, поэтому, какъ будто од о 
дружное, т']^сно связанное семейство, основанное на сие1 ;- 
матическомъ воровств-Ь, И вотъ оно то управляетъ горг н 
заводскими крестьянами. Должно ли еще мн*]^ вамъ разов I- 
зывать, какъ хорошо жить на св-Ьт-Ь этимъ б-Ьднымъ крест е- 



I 



— 19 — 

ваыъ. Подробности о ихъ прошломъ жить*]^ бытьЬ въ Нер- 
чинскомъ округ':^ вы, впрочемъ, наЗдете въ прилагаемой мною 
стать']^ Антонова (полит, преступника, поляка Вебера) въ 
Иркутскихъ В']^домостяхъ. Вотъ изъ этого то положен1я выр- 
валъ ихъ Муравьевъ, обративъ ихъ въ казаковъ. Эта м'^ра 
навлев.1а на себя преимущественно тв^ьъ Завалишина, не 
въ влч2т% потому что, какъ я докажу впосл'Ьдствш, пока 
ОЕъ.жллъ въ ладахъ съ Муравьевымъ, онъ былъ не только 
торячнмъ. поборникомъ вс^^хъ его дМств1й, но даже самъ, 
незванный, непрошенный прикладывалъ нечистую и тяжелую 
руку къ исполиен1ю его предначертан1й. Потомъ онъ на него 
разсердился и сталъ на него клеветать и первымъ и глав- 
ннмъ предметомъ его литературныхъ гонен1Й сд^^лалась сис- 
тема казачества и яасильственнаго заселен1Я Амура посред- 
ствомъ казаковъ; система колон изацги правда несообразная 
съ чистыми началами экономической науки, но при тогдаш- 
нихъ обстоятельствахъ необходимая. За неим']^Н1емъ денегъ, 
за отсутств1емъ всякой народной иницгативы, за невозмож- 
ностью иниц1ативы народа обл']^нившагося, опустившагося, 
связаннаго по рукамъ и по ногамъ; нужно было или при- 
бегнуть къ ней или отказаться отъ Амура. И такъ, ска- 
жутъ 40,000 горныхъ крестьянъ, весь ЗабайкальскШ край 
были принесены въ жертву амурскому д'Ьлу ? — а если бы 
и такъ, что значитъ эта временная жертва въ сравнен1и с'1> 
огромностью добытыхъ результатовъ? Ноесли мы докажемъ, 
что ни Забайкальск1Й край, ни горные крестьяне не только 
что не потеряли, но существенно выиграли, бывъ по- 
жертвованны такимъ образомъвъ пользу великаго пред- 
пр1ят1я, чтожъ останется изъ всей завалишинской аргумен- 
тацш? Чего онъ не придумалъ для того, чтобъ оправдать 
свое подд'Ьльное негодован1е и чтобъ запугать воображенхе 
своихъ читателей! и сравнеше съ аракчеевскою системою, 
я раззореше всего Забайкальскаго края, и голодную смерть 
1 зчастныхъ переселенцевъ на Амур'Ь. и погибель всего амур- 
< аго д-Ьла, — «Амуръ сталъ язвою Сибири > восклицаетъ онъ 
• ржественио, и глупая публика ему пов'Ьрпла. А между т-Ьмъ 
{ валишинъ, такъ долго живт1й въ Забайкальскомъ кра']Ь, 
: 1етъ лучше всякаго, что обращенхемъ 40,000 горно-завод- 
4 1хъ крестьянъ въ казенное сослов1е, Муравьевъ пзвлекъ 
1 изъ худшаго и несчастн-Ьйшаго положен1я, какое рус- 



— 20 



1 



ское воображенхе себ-Ь представить можетъ, и что ихъ нас- 
тоящее, въ сравнен!» съ недавнимъ прошедшимъ, можетъ 
быть названно царствомъ небеснызяъ. Онъ знаетъ, что, кром']^ 
вс']^хъ горно-заводскихъ прпт-Ьсненхй п раззорен1й, они были 
еще отданы торнымъ начальствомъ на оБончательное выса- 
сыван1е н-Ьсколькимъ купеческимъ домамъ, которые, подобно 
жидамъ въ Б']Ьлорусс1И, опутали ихъ долгами и держатъ ихъ 
у себя въ кр-Ьпостной зависимости, и что первою Муравьев- 
скою м-Ьрою было Гракховское освобожден1е ихъ отъ этихъ 
неоплатныхъ долговъ и отъ мошенниковъ заимодавцевъ-куп- 
цовъ. Онъ знаетъ что въ забайкальскомъ казачеств']^ в']Ьтъ и 
г]^Н11 прим']^нен1я аракчеевской системы, что никто не вм']^- 
шивается въ ихъ домашнюю жизнь и что дома они совер- 
шенно свободны, — что они освобождены нын*]^ отъ всЬхъ 
повинностей, что рекрутск1й наборъ на каторжную подзем- 
ную работу въ серебрян ныхъ рудникахъ, зам^^ненъ обяза- 
тельствомъ каждаго совершенно-л'Ьтняго казака отъ 1 8 л-Ьтъ 
до 40-л*тняго возраста являться одинъ годъ въ три года 
въ баталюнъ на м'Ьстную службу, а горно-заводская бар- 
щина зам^Ьнена рубкою л-^са для баржъ, постройкою баржъ 
на Ингад*]^ и на Шилк*]^ и сплавкою ихъ внизъ по Амуру, 
причемъ они получали правда небольшую плату: 20 коп. въ 
день, но они и этого не получали, когда были горными 
крестьянами, а несли работу несравненно тягчайшую. *) При- 
бавьте къ этому то, что, какъ горные крестьяне, они и 
д*ти ихъ обречены были на безнадежное, безвыходное раб- 
ство, въ то время какъ со времени ихъ обращешя въ ка* 
заковъ, имъ всего предстояло 10 или много 15 л'Ьтъ, а 
теперь ужь нпкакъ не бол']Ье 5 л1^тъ принужденной работы 
(теперь ужь ей положенъ конецъ), посл-Ь чего, кром-Ь воен- 
ной повинности, они ужь не будутъ нести никакой и вполн!^ 
будутъ наслаждаться своимъ, сравнительно съ казенными 
крестьянами, истинно льготнымъ положен1емъ, такъ что пр1й- 
дется подумать и объ уничтожении самаго казачества, те- 
перь еще необходимаго, вскор-Ь совсЬмъ ненужнаго. **) Му- 



*) Съ нын^шняго года, чего я не зналъ, отменена всякая принуж- 
денная работа, такъ что уже въ прошедшую осезь всЬ работы орс- 
изводились наймомъ. 

'''*) На дняхъ ушло представлен1е въ ГГетербургъ о преобразованхв 



^ 



— 21 — 

равьеву было безъ сомн']^н1я пр1ятн^е населить съ перваго 
раза Амуръ вольными поселенцами, да гд-Ь жъ пхъ было 
взять? Въ старину лих1е казаки безъ спроса и даже безъ 
в']Ьдома начальства сами открыли, овлад']^ли Амуромъ, пос- 
троили на немъ городъ Албазинъ. Съ т-Ьхъ поръ русск1й на- 
родъ, связанный въ продолженш В']^ковъ, потерялъ всякую 
иниц1ативу, всякую способность къ движенхю; унпчтожеше 
нын'З^шняго кр1;постнаго и полицейскаго порядка безъ сомн*]^- 
н1я возвратитъ ему утраченную жизнь, но до т-Ьхъ прръ 
ждать было невозможно и за недостаткомъ народной пниц1- 
атпвы должно было приб-Ьгиуть къ правительственной. Для 
занят1я Амура, для учрежденхя на немъ постояннаго сооб- 
щен1я, для окончательная его присвоен1я, надо было при- 
б-Ьгнуть къ систем-Ь принужденной колонизацш посредствомъ 
казаковъ. По требовашю Муравьева императоръ Николай 
отдалъ 40,000 своихъ крестьянъ и утвердилъ образоваше 
Забайкальскаго края. Отъ 1851 до 1854 года все время 
было употребленно на собран1е изв-ЬстШ объ Амур-Ь, на 
устройство новаго края и на приготовлешя къ Амурской 
зкспедищи, которая была наконецъ разр'Ьшена, не смотря 
на противодМстихе всего Петербурга, въ 1854 году, благо- 
даря разрыву съ Англхею, раздражить которую появлен1емъ 
своимъ на Амур*! мы пока боялись. И такъ, 9 мая 1854 
года состоялась первая экспедид1я изъ 380 солдатъ и каза- 
ковъ внизъ по Амуру подъ предводительствомъ самаго Му- 
равьева. Въ Айгун-Ь, китайской губернаторской резидендш 
немного пониже нын']^шняго Благов']^щенска и гд*]^ была со- 
средоточена далеко превосходная военная сила, его хот-Ьли 
задержать, но онъ продрался дал'Ье и черезъ Николаевскъ, 
Татарск1й проливъ и Охотское море отправилъ 380 чело- 
в-Ькъ въ Камчатку довольно во время, чтобъ отстоять ее про- 
тивъ Англичанъ, самъ же въ сентябр-Ь м-Ьсяц-Ь отправился 
въ Аянъ, а оттуда въ Иркутскъ черезъ Якутскую область 
вполовину на собакахъ, вполовину верхомъ. Въ 1855 году, 
р ь конц"]^ апр']Ьля, онъ предпринялъ вторую экспедищю внизъ 
I у Амуру уже съ 5000 войска, съ угрозою пробился сквозь 
I йгунъ й когда англичане явились въ за1ивъ де-Кастри, они 



1 ^ батал. въ баталшяное казачье управлен1е, первый шагъ къ пре- 
I ащев1Ю казачьяго ведомства. 



22 — 



1 



нащли его, по словамь анпШскаго кореспоидента Птез, 
Ьёп88ё с1Ъотте8 еЬ 6.е сапопз. Въ этомъ же году перевезено 
внизъ по Амуру первое вольное населенхе занявшее оба бе* 
рега Амура близъ Николаевска. Въ 1856 году состоялся 
несчастный обратный походъ 1300 человЪкъ войска изъ Ни- 
колаевска въ Забайкалье, прнчемъ въ самомъ д^л*! отъ го- 
лода, холода и ббл-Ьзней погибло около 300 челов'Ькъ. — Я 
знаю, этотъ фактъ былъ сильно раскритнкованъ въ <Коло- 
кол']^>, но, любезные друзья, гд']Ьжъ справедливость? и разв'Ь 
вы не знаете, сколько Англичанъ погибло въ Афганистан']^ 
и С'Ьверныхъ Американцевъ въ военныхъ экспедищяхъ въ 
западныхъ равнинахъ и по Скалистымъ горамъ? Чтожъ ка- 
сается до несправедливой награды главнаго виновника этой 
катастрофы ма1ора Обмухова, то это явная клевета, ибо онъ 
и теперь живетъ въ полной немилости и горько жалуется 
на свою судьбу въ Иркутск*. Съ 1857 года началась регу- 
лярная колонизащя Амура казаками. Первыя поселен1я были 
безъ сомн']^Н1я невольныя, это была необходимая жертва при- 
несенная амурскому д-Ьлу, и жертва тораздо бол'Ье въ вооб- 
ражеши, ч-Ьмъ въ д-Ьйствительности. Принимаются, во П€р- 
выхъ, всевозможныя м^ры, чтобы переселенцы были достав- 
лены Ц']^ды и невредимы со вс^иъ имуществомъ на м']^сто 
своего назначен1я, и ъсЬ предпринятыя до сихъ поръ пере- 
селен1я были, за весьма р']^дкими исключен1ями, удачны. Безъ 
административныхъ ошибокъ и сопряженныхъ съ ними част- 
ныхъ страданШ, при недостаточной степени образован1я, 
ум-Ьнхя и добросовестности въ русскихъ исполнителяхъ вообще 
такое трудное д-Ьло, каково населенхе новаго, совершенно 
пустыннаго края, разум-Ьется обойтись не можетъ; но этихъ 
ошибокъ, въ сравненхи съ т-Ьмъ, что происходитъ даже внутри 
Росс1и, при переселен1и народа изъ одннй губерн1Я въ дру- 
гую, было очень, очень мало, и эти страдан1я никакъ ужь 
не могутъ идти въ уровень съ гЬмъ, что переносили сёве- 
ро-Американск1е колонисты, поселявшхеся на болотистыг~> 
берегахъ Мисспсипп и Арканзаса. Амурскхе казаки поселеЕ I 
на м^стахъ привольныхъ, здоровыхъ, изумительно плодоро - 
ныхъ. Въ доказательство здороваго климата приведу толы ► 
одно обстоятельство: относительная смертность на Аму^ ?► 
мен-Ье, ч-Ьмъ въ самомъ Забайка.1Ь'Ь, менее ч-Ьмъ въ Ирку - 
ской губерн1и. Правда, что въ первый годъ поселен! я н-Ьг - 



— 23 — 

торыя м'Ьста оказались не совсЬмъ здоровы^ш для скота, въ 
иныхъ падали кони, въ. другихъ сл1>или бараны, в'ь третьихъ 
телята родились безь шерсти, — но всЬ эти странности, - 
въ которыхъ известная сибирская и еще бол^^е изв']^стная 
Забайкальская л'^нь и распущенность принимали участ1е 
не малое, — слава Богу кончились съ первымъ годомъ, 
скотъ скоро освоился съ Амуромъ, а люди живутъ на немъ 
прип']&ваючи; да иначе и быть не могло; обезпеченные пол- 
нымъ двухгодовымъ содержан1емъ, т. е. мукою, мясомъ, 
солью, крупою, и спиртомъ, даже кирпичнымъ чаемъ, безъ 
котораго сибирякъ жить не можетъ, равно какъ и всЬпи 
необходимими инструментами для землед']&л1я и для постройки 
домовъ — все это выдаетъ имъ казна безвозмездно — они 
безъ всякой заботы о будущей зим-Ь и даже и ц-Ьломъ бу- 
дущемъ год']^, могли въ одно Л'^^то поставить 066*]^ дома и 
приготовить землю для пашни, такъ что на будущ1й годъ, 
еще внолн'1 обезпеченный имъ правительствомъ, они могли 
бы даже продовольствовать сами себя, еслибъ не сибирская 
л']&нь и не казачья безпечность. И не смотря на эту л^Ьнь 
и на эту безпечность, большая часть казачьихъ поселен1й 
производятъ ужъ такъ много хл-Ьба, что могутъ уд11лнть 
часть на торговлю. Прибавьте къ тому, что всЬ амурскхе 
казаки на всегда избавлены отъ вс^хъ податей и сборовъ 
и на два года со времени поселен1я и отъ всякой службы. 
Казаки для населешя Амура назначаются по жреб1ю; впро- 
чемъ имъ предоставлено право поставить за себя охотнп- 
ковъ, что имъ обходится каждый годъ дешевле, ибо число 
охотниковъ на Амуръ увеличивается съ каждымъ годомъ, — 
опять доказательство, что на Амур*!! жить не худо. Такимъ 
образомъ отъ 1857 по 1861 годъ будетъ населено казаками 
на АмурЪ до 60 а на Усури 33 пунктовъ, всего 3200 ка- 
зачьихъ семействъ, около 15,000 мужскихъ и женскнхъ 
душъ. Въ 1861 году отправится посл'1дняя казачья колон1я, 
'•остоящая изъ 600 семействъ и 3000 душъ. тамъ окон- 
>тся для Забайкальскихъ козаковъ жертва людьми, жертва, 
торая оказывается ужъ на второй годъ благоденствхемъ 
я новыхъ цоселенцевъ. Теперь остановимся на минуту и 
•смотримъ, что сд-Ьлалъ Муравьевъ отъ 1854 года, со 
вмени первой эксиедпщи на Амуръ, до 1859 года вклю- 
'"ельно: онъ сд^ладъ лично дв-Ь экспедицхи, благодаря ко- 



— 24 — 

торымъ онъ могъ отстоять Камчатку и заливъ до Кастри 
иротивъ Англичанъ. Я позабылъ сказать, что въ 1855 году, 
когда фдотили графа Путятина удалось скрыться въ усть-Ь 
Амура отъ иресл-Ьдованхн ангднчанъ и французовъ, блокнро- 
вавшихъ и устье Амура и весь ТатарскШ заливъ, Муравь- 
€въ, которому было необходимо вернуться въ Иркутскъ, 
усп^лъ, со счастьемъ ознаменовавгаимъ большую часть его 
предпр1ят1й, пробраться на зафрахтованномъ американскомъ 
оудн'Ь сквозь весь англ 1Г1скШ флотъ. благодр-ря туманамъ п 
ювоей истинно геройской см'Ьлости, въ Аянъ, а оттуда равно 
какъ и въ первый разъ возвратился въ Иркутскъ черезъ 
Лкутскую область^ верхомъ, на собакахъ на оленяхъ и только 
иосл-Ьдше 1500 верстъ въ возк-Ь. Съ т-Ьхъ норъ онъ почти 
каждый годъ предпринималъ поЬздки на Амуръ. Въ 1857 
тоду провожалъ внпзъ по Амуру графа Путятина, въ 1858 
заключилъ Айгунскхй тракта т ъ, въ силу котораго Ки- 
тай уступаетъ намъ весь л-Ьвый берегъ Амура, оставляя себ* 
правый берегъ до впаден1я въ Амуръ р-Ьки Уссури, правый 
же берегъ Амура отъ Уссури до Тихаго океана оставляетъ 
въ неопред^Ьленностп до будущаго разграничен1я, что мы рас- 
толковали такъ, что фактически заняли весь Уссур1йск1Й край, 
— ц-Ьлое царство и благодатное царство, — отъ Амура на 
с-Ьвер-Ь до Кореи на юг-Ь. Въ 1859 году Муравьевъ отпра- 
вился изъ Николаевска въ Печел1йск1й заливъ, а оттуда въ 
Япон1ю, съ которою у него идутъ переговоры объ остров-Ь 
Оахалин'Ь, южную часть котораго гр. Путятпнъ, трактатомъ 
заключеннымъ съ ними въ 1857 году, уступилъ имъ безъ 
всякой надобности, даже безъ всякаго требоватя съ ихъ 
стороны. Переговоры опять окончились фактомъ, т. е. заня- 
Т1емъ всего Сахалина двумя или тремя ротами, Вотъ вамъ, 
Ш1лые друзья, самыя в^рныя подробности объ амурскомъ 
д-Ьл-Ь; и когда подумаешь что такое громадное д-Ьло, каково 
присвоен1е огромнаго края и первое насел ен1е какихъ нибудь 
4000 верстъ, совершенное въ продолжеши 6 л^Ьтъ отъ 1854 
по 1859 годъ включительно, — населенхе степей и л']^совъ, 
чрезвычайно богатыхъ въ возможности, но въ действитель- 
ности еще совершенно пустынныхъ, администрац1я вновь 
ирхобр-Ьтеннаго края, его продовольств1е, всЬ дипломатическ1Я 
и чрезвычайныя издержки, постройка баржъ сооружеше и 
содержанге пароходовъ, всЬ сплавы, военный экспедицш, » ? 



^ 



' — 25 — 

исключая даже защиты нашихъ береговъна Тнхомъ океанЬ 
сротивъ англичанъ и французовъ, — когда подумаешь что на 
все это издержанно до 1859 года включительно не бол^е 
540,000 р. сер., взятыхъ даже не у министра финансовъ, 
а изъ экономическихъ суммъ управлен1я Восточной Сибирью, 
— тогда, неправда ли, друзья, скажешь невольно, что дру- 
гого такого прим']^ра н']^тъ по крайней м^Ьр-Ьв-ь нашей истор1и. 
Не уменьшая славы Барятинскаго-Покорителя Кавказа, знаете 
ли, сколько употребленно имъ денегъ отъ 1856 года, со вре- 
мени его назначен1я, до 1859 года включительно, денегъ взя- 
тыхъ прямо изъ государственнаго казначейства? — Около 28 
миллюповъ рублей сер. Сравните и произнесите свой судъ. 
Но, говоритъ Завалишинъ, '<не казна, а Забайкальск1й край 
поплатился за Амуръ, онъ раззоренъ, онъ погибаетъ». Но 
это ув"Ьрен1е, ни на чемъ не основанное, странно проти- 
вор^читъ факту вс']^мъ изв-Ьстному, кто только былъ въ За- 
байкальи, а именно значительному умноженш производимаго 
хл^ба, скота и привозимыхъ въ Забайкаль-Ь потребляемыхъ 
товаровъ. Прежде некуда было д-Ьвать хл^Ьба, а теперь онъ 
въ огромныхъ количествахъ покупается казною для Амура; 
прежде руки оставались безъ работы, а теперь въ л1;тнее 
рабочее время плохой работникъ можетъ заработать рубль 
сер. и бол-Ье въ день. Прежде продуктовъ было довольно, 
но денегъ не было совс']^мъ въ Забайкальи, а теперь въ немъ 
обращаются ежегодно значительныя суммы, такъ что вы най- 
дете деньги въ каждой деревне. Кром-Ь иродовольств1я Амура 
въ Забайкаль-Ь ежегодно закупается снабжен1е всЬхъ судовъ 
въ Тихомъ океан'Ь. Прежде забайкальск1я женщицы ходили 
въ грубомъ полотн'Ь, а теперь одеваются нер'Ьдко по н-Ьмедки 
ситцевыми и шелковыми матер1ями. Прежде Забайкалье по 
■откупу считалось самою б-Ьдиою областью, а теперь оно стало 
выше Иркутской губернии, — В'Ьрный признакъ, что народъ 
■богат^етъ, потому что къ несчастью во всемъ русскомъ цар- 
ств^Ь, гд-Ь только существуетъ откупная система, всЬ лишн1я 
и даже не лишшя деньги народа идутъ въ кабаки. НЬтъ со- 
ин^^н1я что Забайкалье принесло жертвы Амуру, но эти 
жертвы не пс1?ощили, а только расшевелили его и будутъ 
возвращены ему съ лихвою въ самое скорое время. Теперь 
ул ! оживляется оно каждое л1;то все возрастающимъ дви- 
Ж€ "емъ на Амуръ п обратно, съ каждымъ годомъ появля- 



I 



— 26 — 

ются вновь фабрики и заводы лясосольные, мыльные, свЫ- 
нне кожевенные, стеклянные, о которыхь прежде не было 
и въ помин']^, и скоро нрндеть время, когда въ голодные 
годы, перюднчески возвращающхеся въ Забайвальсконъ кра^ 
черезъ н']Ьсколько л-Ьтъ всл'1дств1е засухи, онъ будетъ полу- 
чать на свое хл']^бное продовольствхе съ Амура. Теперь скажу 
н']^сколько словъ о предположен1яхъ Муравьева касательно 
окончательнаго заселенхя Амура. Какхе ннбудь 8 — Ю тысячъ 
казаковъ не могутъ его наполнить и устройство казачьихъ 
станицъ не могло им']^ть другой д^^ли, какъ необходимое очи- 
щен1е м-Ьста и дороги для будущаго серьезнаго населешя. 
Въ 1858 году Муравьевъ подалъ проэктъ засел ен1Я Амура, 
основанный на сл']^дующихъ началахъ: во первыхъ на Амуръ 
вызывались люди вс^хъ сословШ, преимущественно же :кресть- 
яне казенные, удельные или пом']^щичьи съ т^мъ услов1емъ, 
что лишь только кто изъ нихъ объявитъ желан1е пересе- 
литься на Амуръ, онъ немедленно освобождается отъ вс']^хъ 
обязательствъ и повинностей и становится вполн-Ь свобод- 
нымъ челов'1жомъ^ Переселяться онъ долженъ на свой соб- 
ственный счетъ (на путь ссуда изъ особыхъ капиталовъ и 
хл']>бныхъ магазиновъ); на Амур]^ ему дается земля на 20 
д'Ьгъ въ полное влад'Ьте, съ освобождеи1емъ его на это время 
отъ всякихъ сборовъ, службъ и повинностей. Ц'клыя общины 
получаютъ землю въ в-Ьчное влад']^ше, но не въ собствен- 
ность, право которой исключительно предоставленно госу- 
дарству. Когда Муравьевъ писалъ свой проэктъ, онъ бьиъ 
еще р'^шительнымъ врагомъ собственности и говорилъ: де 
не 8Ш8 рае епсоге сег1;ат ^ие 1а ргорпб1;ё пе 8011 ин уо1. 
Въ этомъ году онъ уступилъ явной необходимости и скр']&пя 
сердце согласился на признан1е лравъ собственности на 
Амур*, предоставляя каждому покупать, сколько ему будетъ 
угодно, земли по 10 руб. сер. за десятину; лица«[ъ же или 
общднамъ, который захотятъ пользоваться землею на пра- 
вахъ влад']Ьн1Я, предоставить ее на 20 Л']^тъ, съ т^чъ чтобы 
по прошеств1и оныхъ они бы сохранили право первыхъ по- 
купателей, при чемъ въ первые 20 л-Ьтъ поселенцы осво- 
бождаются отъ всякихъ повинностей. Не знаю, какова будетъ 
судьба этого проэкта, но первый былъ отвергнутъ въ Снбир- 
скомъ комитет']^ и первымъ его противникомъ былъ минис^ 1Ъ 
государственныхъ и уд-Ьльныхъ крестьянъ Муравьевъ в1?' а- 



— 27 — 

ющШ. Взам']^нъ его, согласившись съ миннстромъ финансовъ, 
предложилъ следующее: государство ежегодно жертвуетъ 
100,000 р. на которые около 300 семействь лзъ крестьянъ 
государст. имуществъ будутъ ежегодно переселяться на Амуръ, 
не по собственному желанхю, а по назначенш министра. 
Мног1я крестьянсюя общины въ разныхъ губерн1яхъ вызы- 
вались охотно къ перереленш, во получили отъ министра 
отказъ, равно какъ 1000 менонитскихъ семей изъ Саратов- 
ской губерши, 1^оторые въ 1859 году посылали ужь депу- 
татовъ на Амуръ съ поручеи1емъ осмотр']^ть и выбрать землю. 
Только сибирскимъ крестьянамъ предоставленно право воль- 
наго переселен1я, но сибирскимъ крестьянамъ и въ Сибири 
привольно. Такъ называемыя вольныя иереселенхя государ- 
ственныхъ^ крестьянъ, назначаемыхъ миннстромъ начались 
только съ нын']^шняго года; ихъ переселено въ лЬто 230 
семей, около 1600 дугаъ. Кром-Ь того высочайше назначены 
для пересел ешя въ Восточную Сибирь 12000 штрафныхъ 
солдатъ съ женами и безъ оныхъ, изъ которыхъ ирибыло по 
с1е время въ Восточную Сибирь 8000 челов%къ;- поселены 
въ Байкальской области бООЮ взам']^нъ отбывшихъ казаковъ 
и до 2000 на Амур-Ь. Прибавьте къ этому около 900 че- 
лов']^къ каторжныхъ освобожденных ь Муравьевымъ изъ раз- 
ныхъ казенныхъ заводовъ и вы будете им^ть приблизительно 
б']^рный счетъ нын'^шняго амурскаго и уссурхйскаго насе- 
лешя. Безъ регулярныхъ войскъ около , а съ ними 

около душъ *) Зам-Ьчательно, что штрафные ведутъ себя 

отличнымъ образомъ иа Амур-Ь, что въ станицахъ, между 
которыми они распред']^лены, н^^тъ ни большого воровства, 
ни грабежа, ни разбоя, доказательство, что ихъ никто не 
пригЬсняетъ, что имъ жить привольно и хорошо; доброе ихъ 
поведеше должно также отчасти приписать совершенному 
отсутств1ю кабаковъ на Амур-Ь, откуда, по высочайше утвер- 
жденному предложенш Муравьева откупъ исключенъ на в1>ч- 
н [ времена. Правда что амурскге жители, а именно сос^а- 
н къ манджурскимъ деревнямъ, напиваются нер']^дко ман- 
я эскою водкою, но не въ водк*]^ главная сила, а въ каба- 
к ъ, которые систематически развиваютъ пьянство въ на- 
р *. По этому случаю, для того чтобъ еще лучше выяс- 



ПропусЕИ въ подлиник'Ь. М. Др. 



I 



— 28 — 

нить вамъ наиравленхе Муравьева, посылаю вамъ статью 
объ откуп'Ь, перепечатанную въ 1859 году Русскимъ В-Ьст- 
нпкомъ изъ Иркутскихъ В-Ьдомостей, статью написанную ио- 
лнтическимъ преступнпкомъ Сп'Ьшневымъ подъ диктовку Му- 
равьева, по сл1;дующему случаю: Бенардаки, д,ержащ1й откупъ 
всей Восточной Сибири, попытался было распространить его 
я на Амуръ, но обжегся и какъ громомъ былъ пораженъ 
нечатнымъ словомъ Муравьева. А дол^кно вамъ сказать, что 
р^дко такъ хорошо, ясно сжато и энергически пишетъ какъ 
онъ. Его слогъ челов11ка дМствующаго, а не литератора. Въ 
предположен1яхъ Муравьева главною заманкою на Амуръ бу- 
детъ свобода, особенно же религюзная свобода. Муравьевъ, 
натура револющонная, какъ диктаторъ, можетъ жертвовать 
иногда частнымъ благомъ и даже частною волею для общаго 
блага и для общей свободы. Но онъ и по инстинкту и по 
уб^^жден1Ю отъявленный врагъ всякаго пригЬсненхя; 11 а 1а 
геИ§1оп д^е ГкитапИб, с1и тоитетеп! ЫзЮгхдие йез реир1е8, 
ипе геИ§1оп а 1а^ие11е роиг уо1:ге раг1 уоиз ауег гепопсё 
сотте а 1;ои1е8 1е8 аи1;ге8, — гаахз 11 п'еп а раз с1'аи1ге — 
И е81; р1и1б1 аШёе ^ие сЬгё1:1еп, е1: 11 рго^еззе е1 11 ехще еп 
{дМ йе ге11§10П8 е! (1'ор1п1оп8 ипе 1;о11ёгапсе аЪ8о1ие. Всл'Ьд- 
ств1е этого онъ первый другъ и покровитель раскольниковъ 
противъ всЬхъ поповскихъ и земскихъ прит'ЬсненШ и надЬется, 
что полная свобода вЬрованШ на Амур-Ь притянетъ туда много 
раскольниковъ, а раскольники самый полезный, д'Ьятельный 
и богатый народъ въ Сибири. Этимъ покончу свою болтовню 
объ Амур-Ь. Для пополнен1я св'Ьден1й прилагаю статью Анто- 
нова (политич. преступ., поляка Вебера) въ Иркутскихъ В-Ь- 
домостяхъ, весьма д'Ьльную, составленную съ большимъ зна- 
Н1емъ д-Ьла, хотя и плохо написанную; да еще статью Кар- 
пова (въ газет'Ь Амуръ), написанную слигакомъ ругательно, 
но т-Ьмъ не мен'Ье интересную для характеристики Завали* 
шина, — и наконецъ печатныя св-Ьд^шя о движенш паро- 
ходства и торговли на Амур'Ь за нын-ЬшиШ годъ, при чемъ 
зам-Ьчу, что Муравьевъ безусловный поборникъ торговой, какъ 
и всякой другой свободы, вс'{1ми силами поощрялъ начинан1Я 
американцевъ и вообще иностранцевъ на Амур-Ь, что сильно 
не нравится сибирскому купечеству. —Прилагаю вамъ также 
въ подарокъ карту вновь прюбр4теннаго края. 

2-ою заслугою Муравьева должно признать его обращение 



— 29 -^ 

съ декабристами и вообще съ политическими преступниками, 
поляками и русскими. Должно отдать справедливость Сибири, 
при всЬхъ недостаткахъ укоренившихся въ ней отъ постоян- 
наго наплыва разныхъ, часто весьма не чистыхъ элемен- 
товъ, какъ-то: безчестья, эгоизма, скрытности, взаимнаго не- 
дов-Ьрхя, она отличается какою-то особенною широтою сердца 
и мысли, истиннымъ великодуш1емъ въ отношенш къ поли- 
тическимъ и даже ко всЬмъ преступникамъ. Въ сибиряк-Ь^ 
н-Ьтъ предразсудковъ, онъ не гр^шнтъ ни чрезм'Ьрнымъ лю- 
бопнтствомъ, ни излишнею деликатностью, ни злопамятствомъ, 
и отъ всякаго сосланнаго, чтобы онъ ни сд'Ьлалъ чъ Россхи^ 
зависитъ честнымъ и главное умнымъ поведен1емъ поставить 
себя на почетную ногу. Сибиряки, народъ умный, дураковъ 
не терпятъ и лрощаютъ скор']^е подлость, ч'Ьмъ глупость. 
Подлостью, злостью и какою бы то ни было нравственною 
мерзостью сибиряка не удивишь, онъ такъ много видалъ ихь 
въ своей жизни. Но политическ1е преступники еще съ дав- 
нихъ временъ, я думаю со временъ Меньошкова и Миниха, 
пользуются особымъ почетомъ въ Сибири. Не мало къ тому 
способствовало, въ посл-Ьднее время, благородное вл1ян1еде- 
кабристовъ, такъ высоко себя поставившихъ въ Сибири, равно 
какъ и не мен1^е благородное вл1ян1е польскихъ политичес- 
кихъ преступниковъ, еще въ гораздо большемъ количеств*]^ 
разбросанныхъ по сибирскимъ иустынямъ. Такое общее рас- 
положен1е сибиряковъ къ политическимъ и государственнымъ' 
преступникамъ не могло остаться безъвл1ян1я и на началь- 
ство; случались, правда, довольно часто разный офищальныя 
мерзости, — в^дь русское нача,1Ьство, еще бол-Ье вороватое 
въ Сибири, Ч']^мъ въ самой Росс1и. не можетъ же изм']^ннть 
своему коренному характеру, — но вообще должно сказать, 
что р^Ьдко когда соблюдаются во всей строгости предписанхя 
драконо - русскаго закона въ отношен1и къ политическимъ 
ссыльнымъ и каторжнымъ. Бол']^е всего страдали они отъ 
произвола, капризовъ, привязокъ м']^стныхъ начальниковъ. 
Нер']^дко произволъ этотъ доходилъ до оскорблен1я и до жес- 
токости. Такъ напр. какой то плацъ-ма1оръ омской крепости, 
котораго я позабылъ фамил1Ю и который судится еще до 
сихъ поръ въ Тобольске, поступалъ самымъ оскорбительнымъ 
и жестокимъ образомъ съ поляками, содержимыми тамъ на 
раб'^'^ахъ, билъ ихъ палками и заставлялъ при страшныхъ 



л 



— 30 — 



иорозахъ чистить нужники. Не знаю я такнхъ прпм']^ровъ 
въ Восточн. Сибири, но случались и зд^^сь очень не хорош1Я 
вещи. Главная заслуга Муравьева состоитъ во иервыхъ въ 
томъ, что онъ поставилъ политическихъ преступи ивовъ въ 
совершенную независимость отъ какихъ бк тони было на- 
чальниковъ, такъ что было опасннмъ не только обид^^ть, во 
даже поссориться съ политическииъ дреступникомъ. Мура- 
вьевъ по принципу и по расчету бралъ почти всегда сто- 
рону иосл']^дняго, что въ частности могло иногда 01Базаться 
неудобннмЪу несправедливымъ, въ ц-Ьломъ же, для достц- 
жен1я его ц']^ли, а именно для возвншенья положен1я поли- 
тическихъ преступниковъ въ Сибири, било необходимо. Онъ 
не пропустилъ ни одного случая, чтобъ поднять нхъ въ об- 
щественномъ мн']^Н1И ; имъ, полякамъ и русскимъ, особенно же 
декабристамъ, онъ расточалъ постоянно самое деликатное внн- 
маше, всЪ любезности свои и всЬ признаки глубочаЁшаго 
уважен1я. И это въ 1848 году, при Никола']^, когда нико- 
лаевская свир']^пая изступленность доходила до посл']Ьдннхъ 
границъ. Мало того, что онъ значительно облегчилъ участь 
каждаго, исполнялъ сколько было возможно и даже когда 
^нло невозможно желанае каждаго, въ противность строжаб- 
шпмъ предпнсан1ямъ, позволялъ имъ жить, тх^» хот'к1И, хо- 
дить, куда хот']^ли, въ Восточ. Сибири и заниматься, ч']^мъ 
хот']^ли, — онъ ихъ приблизилъ къ себ"]^, сталъ принимать нхъ 
у себя, какъ самыхъ почетныхъ гостей, пос^^щать ихъ, какъ 
€амыхъ блнзкнхъ друзей. Послушайте, что говорптъ масса 
поляковъ, воротившихся недавно пзъ Восточной Сибири на 
родину, благодаря его же широкому, возможному и невоз- 
можному прим']Ьнен1Ю кривой и хромой, истинно немецкой 
императорской амнист1и. Они единогласно благословляютъ его 
н говорятъ, что онъ помирилъ ихъ и съ русскими и съ фа- 
мпл1ею Муравьева. Спросите у живыхъ декабристовъ, вром^ 
Завалишнна и Раевскаго. Вс^Ь были и остаются друзьями, 
приверженцами, почитателями Муравьева. Кстати поговор! п. 
о политическихъ преступникахъ — врагахъ Муравьева: о 1- 
валишин']^, Раевскомъ, Петрашевскомъ и Львов-]^; других', я 
не знаю, развЬ присоединить къ нимъ полу - полнтическ о 
жпдка Розенталя, и то только потому, что онъ также к^ ъ 
Петрашевсшй и Завалишинъ пишетъ читанные нами зд'[ к 
доносы въ 3-е отд'Ьлен1е, — а можетъбыть, богъ васъзнг' •! 



— 31 — 

коресаондируетъ и съ «Колоколомь»*) — А 1;ои1 8е1^пеиг 
ЬоШ Ьоаеаг, начну зъ Завали ш и н а. 

Когда меня отправляли изъ ШлисельбургскоП кр']^пости въ 
Западную Сибирь, въ 1857 году, я прожилъ почти неделю 
въ 3-мъ отд'Ьленги. Туда приходилъ ко мн!; всякШ день 
брать Алексей, пр1^хавп]1й нарочно п живж1П вг. дом!; на- 
шихъ семейныхъ друзей, у Кущипыхъ. Тутъ онъ познако- 
мился и сблизился съ только что возвратившимся \\лъ Си- 
бири девабркстомъ И. Й. Пущинымъ. Иванъ Ивановичъ 
послалъ ип'Ь черезъ брата свое благоеловенге и между дру- 
гими М'^Ьстными рекомендащями, запов']}дывалъ мн*]^ не зна- 
комиться съ Дмитрхемъ Завалишинымъ, ни съ братомъ его; 
второй отъявленный доносчикъ, даже на брата; а первый 
также доносчикъ, только д-Ьйствующхй бол^е искусно и тайно, 
иовредивш1Й вс^^мъ много своими двусмысленными речами 
при допросахъ и бывш1Й потомъ въ Петровскомъ замк*]^, 
равно какъ и все время поселен1я въ Сибири, язвою для 
вс']^хъ декабрнстовъ. Тоже самое повторили ъ1кЬ въ Сибири 
Басаргннъ, ФаленберИ, Т1ож1о, Бесчастный, М. А. Весту- 
жевъ н Кюхельбекеръ. Тоже самое услышалъ я отъ боль- 
шинства и отъ лучшихъ поляковъ, знавшихъ Завалишина 
эа Байкаломъ. Вс^ единогласно описывали его какъ чело- 
в']^ка желчно - самолюбиваго, завистливаго, злаго, не оста- 
навливающагося для достижен1я своекорыстныхъ или само- 
любивыхъ ц']^лей ни передъ ложью, ни иередъ клеветою 
Отъ декабрнстовъ въ Иркутске я узналъ сл'Ьдующ1й любез- 
ный фактикъ: въ Петровскомъ гамк'Ь онъ былъ въ самомъ 
д^л*]^ язвою для товарищей. Вы знаете какъ дружно и свято 
жили тамъ декабристы; это была можетъ быть самая луч- 
шая эпоха ихъ жизни, эпоха въ которой, очищенные стра- 
дан1емъ, чувствомъ великой отв']^тственности взятой ими на 
себя передъ ц-Ьлой Росс1ей, они можетъ быть впервые воз- 
высились до нравственнаго сознан1я своего подвига ; потомъ, 
л выпуск-Ь ихъ изъ Петровскаго замка, обыденная росс1й- 
с л пошлость взяла свое, разъединенная жизнь безъ д-Ьла 
II 5езъ ц'Ьли въ пошлой обстановк'Ь, мелк1я нужды, мелгпя 



I 



Полякъ Розенталь — не полу, а ц'кхикомъ полвтичесск1й прес- 
т ШЕЪ, такъ какъ онъ сосланъ былъ за попытку присоединиться 
Ж' -^естьянскому движен1ю въ Кхевской губ. въ 1855 г. М. Др. 



п 



— 32 — 



'страсти спустили многихъ далеко ниже Петровскаго д1апа- 
з.она; на этов высот']^ немног1е вполн*]^ удержались, но въ 
Петровскомъ замк')^ вс^Ь были равно велики и святы, вс^ 
были равны : и умные и глупые, и образованные и нев']^жи, 
и бедные и богатые. Они братски другъ съ другомъ Д']^ли- 
лись вс^^мъ: и мысли, и чувства, и матер1пльныя средства, 
все было общее между ними. Въ этой святой дружной семь*]^ 
завелась одна паршивая овца: Димитр1й Иринарховичъ За- 
валишпн ь. Онъ вс^Ьмъ завидовалъ и вс^^хъ равно ненавид'Ьлъ. 
Онъ сплетничалъ, наговаривалъ и старался ссорить ихъ между 
собою. Онъ доносилъ, клеветалъ на вс^Ьхъ доброму комен- 
данту Лииарскому и, за то что покойнпкъ его не слуюалъ, 
онъ до сихъ поръ его ненавидитъ. Я самъ слышалъ, съ ка- 
кимъ презр']^н1емъ онъ о немъ отзывается и какъ ругаеть 
благороднаго старика, память котораго благословляется ъс^жя 
декабристами. Наконецъ злость Завалишина доходила иногда' 
до того, что не зная, ч-Ьмъ отомстить досадившему ему то- 
бариш,у, онъ зимою въ 30 и бол1}е граду совъ мороза, выби- 
валъ у него м^тко брошеннымъ камешкомъ стекла, что ста- 
новилось т-Ьмъ бол^е чувствительнымъ, что не только въ 
Петровскомъ замк*!, но даже въ самомъ Иркутск*]^ часто 
бываетъ трудно, а иногда и просто невозможно зам']^нить 
разбитое стекло, такъ что наказанный долженъ былъ зама- 
зываться отъ мороза бумагою. Въ шн']Ь 1859 года, я лично 
иознакомился съ Завалишинымъ въ Чит'Ь. Вообразите себ1^ 
небольшого, сухенькаго, черненькаго, необыкновенно под- 
вижного старичка> зам']^чательнымъ образомъ сохранившагося, 
еще одарен наго редкою, всеобнимающею памятью и красно- 
р-^чхемъ зам']^чательнымъ. Онъ говоритъ или лучше сказать 
кричитъ безъ умолку и всегда одинъ, — терпеть не можетъ, 
когда говорятъ другхе. Голосъ его, визгливый и пронзитель- 
ный, оглушптъ самое кр^^пкое ухо. Онъ много читалъ, много 
зам'1тилъ въ жизни, читаетъ и работаетъ много теперь, не 
смотря на свои 60 или 65 л-^Ьтъ, и ум']^етъ кстати припом- 
нитъ прочитанное. Умъ у него отъ природы быстрый, на- 
ходчивый, гибк1й, теперь ужъ значительно постар^лъ и какъ 
будто окамен']^лъ, онъ какъ будто весь истощился, безпрес- 
танно повторяетъ себя и теряется въ стеоретнпныхъ фра- 
захъ и изречен!яхъ; начинаетъ забалтываться и теряться въ 
мелочахъ какъ старая баба. Черезъ годъ пли два и сд'Ъ I 



I 



— 33 — 

его не останется. Дв^ страсти поддерживаютъ и ожйвдя1отъ 
теперь его дряхл-Ьющую старость: гигантское самолюбхе, до- 
ходящее часто до ребячества, и въ самомъ д-Ьл-Ь непомерная 
злость. Теперь вся эта злость обратилась противъ Муравьева. 
Отнимите вы у него ненависть къ Муравьеву и онъ умретъ 
завтра же. Когда жъ расходится его самолюб1е, то право 
слушаешь его съ удивлен1емъ: «онъ первый внушилъ Му- 
равьеву мысль о присвоен1и Амура и научилъ его какъ при- 
ступить къ д-Ьлу; пока Муравьевъ его слушалъ, все шло 
отлично; и все испортилось съ т'Ьхъ поръ, какъ онъ сталъ 
Д'Ьйствовать на перекоръ ему. — Не англичане и не фран- 
цузы, онъ первый возым-Ьлъ мысль объ электрнческомъ те- 
леграф-Ь. Онъ, Завалишинъ, одинъ былъ душою, силою мыслью 
декабрьскаго заговора, — всЬ же остальные были или често- 
любцы безъ совести, безъ таланта, безъ воли, или д-Ьти или 
просто невежи и дураки. Пестель былъ умный честолюбецъ, 
безъ способности къ д-Ьйствш, просто трусъ; Муравьевъ - 
Апостолъ челов'Ькъ энергическ1Й, но безъ головы; Рыл-Ьевъ 
поэтъ-фантазеръ безъ твердости и безъ смысла. Но это еп1.е 
ничего, къ пов'Ьшеннымъ декабристамъ онъ, какъ видите, 
еще довольно милостивъ, и все негодован1е и презр'Ьнхе свое 
преимущественно расточаетъ товарищамъ петровскаго заклю- 
чешя. Въ этомъ отношенхи онъ сходится, какъ и во мно- 
гихъ другихъ, съ Владим1ромъ ОедосЬевичемъ Раевскимъ, 
который, въ отмщенхе того, что декабристы рекомендовали 
его Муравьеву какъ нечисгаго челов'Ька, не иначе называетъ 
ихъ какъ „вифлеемскими поб1енными младенцами". Года два 
или три тому назадъ Раевск1й и Завалишинъ были еще вра- 
гами, теперь благодаря общей ненависти къ Муравьеву, они 
стали друзьями. Но откуда- жъ эта непримиримая, до сума- 
сшеств1Я доходящая ненависть Завалишпна къ Муравьеву? 
Онъ былъ жестоко оскорбленъ имъ и въ самолюбхи и въ 
карман']^, а то и другое въ немъ равно чувствительны. Факты, 
ко эрые я изложу вамъ теперь, разведаны мною на м-Ьст-Ь, 
из самыхъ в-Ьрныхъ источниковъ, — и я ручаюсь вамъ за 
ни ъ честнымъ словомъ. Муравьевъ въ первый разъ посЬ- 
ти ъ Читу въ 1848 году; она была еще тогда простымъ 
го] но-заводскнз1ъ селомъ, въ ней былъ поселенъ Завали- 
шь 1ъ. Муравьевъ обошелся съ нимъ съ т'Ьмъ симпатичес- 
ки " уьажен1емъ, какое он^ оказывалъ всЬмъ декабристамъ, 

3 






— 34 



цащелъ въ немъ человека, умиаго и сцособнаго, тЫъ бол/Ье 
дм негр. яЕтересцаго, что Закалнщкгнъ зцалъ з^ррошо Забай- 
9ад^ек1К крам, отоль важный для ета амурскагф и^щрхяш^ 
ц цроУк'Ь того, т^ъ морской оф{11(еръ, сд'Ьлалъ въ церво& 
цолов1Ш']^ двадцатыхъ годовъ вод'ь комавдею Крузевшт^рэд» 
кругосв*Ьтное пут:ешеств1е, пдавалъ во Твхому овеаву и в^- 
ан<?алъ даже проэктъ о прпсоед1шев1И Калифорв1и къ Россш. 
Муравьем» не любитъ се^ретничая^ц овъ не важвичшетъ и 
не т']^швтсл н^рою въ госуд^ретвенннд тайнн. Вееь занв'ихй 
амурским'ь 11ред11р1ят1емъ, онъ передал-'ь свои нредпа^шжев^д 
Завдлишвну. ДмитрШ Иринарховичъ ухвати лея за вихъ еъ 
жаромъ, потоагу что увид^лъ въ нихъ средство себя возвн- 
сить и сделать себя, если не веоб^одиным'ь, во враДней 
м^р^ нужвымъ челов^Ь^Еомъ. Муравьевъ, всегда готовый учиться, 
сдущалъ его зам'Ьчан1я, основанныя на зиан1и края, съ инте- 
ресомъ. И такъ Муравьевъ и ЗавалишиШ) бщи другъ дру- 
гомъ довольны; все шло ладно. Вс 1851 году бы:ло прпсту- 
иленно въ образованш Забайкальскаго врал и губернаторомъ 
новой обл1асти былъ назначевъ гевералъ Зацоль.св1й, чедо- 
в1§къ виволаевсквхъ времевъ^ не лишенцыв ума и цр^ктн- 
ч<ес«11хъ способностей, но еще бод'Ье хитрый, ч*йъ умный, 
съ широкою и весьма эластичвою сов-Ьстью, всегда готовою 
къ усдугамъ геверальскаго честолюбхя. Пр1'Ьхавъ въ Сибирь 
рнъ увид^лъ кавъ Муравьевъ отличилъ декабристовъ; в'ь Чнт* 
овъ зам'Ьтилъ простыл дов'Ьрчивыя отношен1я, существовав- 
шая между Заввлищивымъ и гевералъ -губернаторомъ^ Этого 
было достаточво, чтобъ огра^ниченный, но лов1^ генералъ 
по ирирод*]^, привычкз.мъ, понят1ямъ своим'ь бол^е способ- 
ный гнать и давить, ч^мъ уважать декабрнстовъ, — этого 
было вполне достаточно; чтобы онъ нзъ николаевской со- 
баки превратился въ отчал ннаго либерала и сделался не 
только повроввтелемъ но и страстнымъ поклонникомъ За- 
валишина; а ДмитрШ Иринарховичъ челов']^къ не глупый, онъ 
сразу зам'Ьтпдъ главный недостатокъ аовоцр^'Ьзжаго губер- 
натора, недостатокъ общ1й почти всЬмъ русскимъ гевера- 
ламъ: глупую надменность, еамодоводьств1е и дикое мелкое 
тщеславие. Въ то время какъ ЗапольсК1й искалъ его дружбы, 
овъ сталъ безсов']^стно подличать, увиваться иередъ Заиоль- 
скимъ, сталъ громко восхищаться его умомъ, гуманностыо, 
талантами. Для николаевскаго генерала положен1е еор' >- . 



— 35 — 

шенно новое п не лишенное прелести: не теряя ни одной 
кисточки изъ густыхъ эполетъ, быть вм^ЬстЬ и предметомъ 
восторга для декабриста. Они должны были сблизиться и сбли- 
зились. Завалншия^ довелъ свою угодливость до того, что 
сат ашоге сд']^лался лейбт - медикомъ, собес^^дникомъ, другомъ, 
лейбъ полпцмейстеромъ губернатора, его неразлучннмъ ли- 
цомъ, онъ по празднивамъ въ церкми расталкивалъ передъ 
нимъ православный . народ ь и собственноручно под- 
стнлалъ коврикъ подъ драгоц'^^нныя превосходительск1я ножки. 
Ну, какъ не любить такого человека? И челов'Ькъ опасный, 
лпбералъ, Брутъ въ Н'Ькоторомъ смысл*, а вм-Ьст* и такъ 
почтителенъ и даже услужливъ, самъ подстилаетъ коврики. 
Столько преданности не могло остаться безъ вознатражден1я, 
Завалншинъ сд']&лался всемогущимъ въ Чит*, безъ него ни- 
чего не предпринималось п не д15лалось; онъраздавалъ льготы, 
м']^ста, милость и тн^въ губернатора, и раздавалъ пхъ не 
! даромъ, а за деньги, это положительно справ е- 
I д л и в о. Въ это время производилось преобразованхе Забай- 
калье каго края въ видахъ присвоенхя Амура, преобразован1С, 
по необходимости быстрое, р'Ьшительное, поэтому не всегда 
согласное съ частными выгодами и даже съ частною спра- 
ведливостью. Жертва частныхъ интересовъ въ пользу общаго 
д^ла, въ этомъ случае д'Ьйствительно необходимая, была 
естественнымъ образомъ сопряжена со многими неудобст- 
вами! , смягчить и сгладить которыя могла только гуманность 
псиолнителей. Но исполнителемъ былъ зд'Ьсь задорный, желч- 
ный, злопамятный и мстительный Завалишинъ, тогда не врагъ 
казачьей системы, но страстный приверженецъ и сотруднпкъ 
•соп атоге обращенхя горно-заводскихъ крестьянъ въ ка- 
зачье в-Ьдомство, а горно- заводского села Чпты въ столицу 
всего Забайкалья. Выборъ Читы исключительно принадле- 
житъ Завалптину, онъ самъ мн-Ь въ лицо этимъ хвастался, 
II по моему мн'^н1ю самый несчастный выборъ, въ чемъна- 
чинаетъ теперь сознаваться вполовину и самъ Муравьевъ, 
утвердившхй его тогда по нерасположешю къ горно -завод- 
скому городу Нерчинску. Стр^Ьтенскъ сд'Ьлается безъ сомнЬ- 
Н1Я въ непродолжительное время естественоою столицею За- 
^г1калья, какъ пунктъ, гд'Ь прекращается серьезное паро- 
Х( \ство на Шил к*, поэтому соединяюпцй Амуръ сч Забай- 
ш '^емъ. Чита же, какъ искуственный городъ, держится те- 



I 



— 36 — 

перь сосредоточенною въ ней админпстрацхей и врядъ ли 
возжпветъ когда собственными средствами. Нужно было, но 
нужно ли въ самомъ д-Ьл-Ь, право не знаю, и до сихъ иоръ 
въ этомъ сильно сомн'Ьваюсь, - — нужно было выгнать изъ но- 
ваго губернскаго города новыхъ казаковъ, заставить ихъ 
продать дома, движимый имущества, привлечь въ него м!- 
щанъ предоставленхемъ имъ разныхъ льготъ. Все это дЬло 
соредоточплось въ рукахъ Завалишпна н было иоведено са- 
мьшъ сквернымъ, несправедливымъ, жестоЕимъ образомъ.Де- 
кабристъ Завалишинъ заважничался и зазнался, какъ^самый 
пошлый русск1й начальникъ. АНег Е^о, другь губернатора^ 
доверенный его задушевныхъ мысдеЙ, онъ заставилъ дро- 
жать пер^дъ собою вс^хъ жителей Читы отъ чиновниковъ 
до посл^дняго казака, и горе т'][1мъ, которые его обидели вь 
бывш1я времена, когда онъ былъ еще безпомощнымъ посе- 
ленцемъ, горе т-Ьмъ, которые теперь не преклонялись передь 
его могуществомъ. Передъ нпмъ, полицмейотеромъ соп атоге, 
настоящш полицмейстеръ не см-Ьлъ над-Ьть шапки, а одного 
артплер. солдата, котораго я вид'Ьлъ въ Чит-Ь, высЬкли, по 
яриказанш Запольскаго, единственно только за то, что онъ 
не снялъ шапки передъ Завалишинымъ. Въ Париж*]^ какъ 
то Анненковъ меня ув'Ьрялъ, что подкупность и взяточни- 
чество зам-Ьняютъ въ Росс1и конституд1ю, что безъ нихъ 
было бы невозможно жить въ Россш; — въ этомъ смысл* и 
Завалишинъ былъ конститудюннымъ монархомъ; старые к 
новые гр-Ьхи противъ него выкупались деньгами; въ это время 
продв-Ьтали его домашн1с интересы, но за то все Забайкалье 
завыло п гулъ жалобъ достпгъ наконедъ до слуха Муравьева- 
Николай Николаевичъ долго не принпмалъ ихъ, онъ не хо- 
т^лъ верить, чтобъ декабристь, и къ тому же изъ умныхъ, 
могъ поступать такнмъ образоз1ъ. Наконедъ онъ долженъ быяъ 
уб11днться и, не желая явнымъ образомъ признавать вини 
декабриста, не желая гнать его изъ м-Ьста, въ которомъ у 
него былъ выстроенъ домъ, обзаведенно разнородное хозяй- 
ство и гд* жило его семейство — Завалишинъ женился вь 
Чит-Ь — онъ р-Ьшился отстранить Запольскаго, подавшаго всл^Ьд- 
ств1е того въ отставку въ 1855 году. А Завалпшиву было 
объявлено подъ рукою, черезъ товарищей декабристо! ., 
впрочемъ прямо отъ имени Муравьева, чтобы онъ не ше1 !- 
лился и не смЬлъ отныне принимать ни мал'Ьйшаго прямс о 



I 



— 37 — 

или косвеннаго з'**аст1я въд^дахъ. Въ 1856 году, Миханлъ 
€еменовпчь Корсаковъ, двоюродный брать п въ настоящемъ 
смысл-Ь этого слова ученикъ, воспитаннпкъ Муравьева, нын-Ь 
назначенный ему наследовать во всей Восточной Сибири, 
молодой челов'Ькъ, умный, д-Ьятельный, благородный, хотя и 
далеко не такой орелъ какъ Муравьевъ, вступивъ въ дол- 
жность областного губернатора и атамана забайкальскихъ 
казаковъ, прх-Ьхалъ въ Ч!иту. Въ это время б^Ьжалъ отъ За- 
валишина казакъ, произвольно отданный ему въ услужея1е 
генераломъ Запольскнмъ. Завалиппшъ нестерпимый деспотъ 
въ еемейств-Ь; покойная жена его, разсказываютъ, умерла отъ 
страха, имъ наведеннаго, а сестры ея и вся прислуга ихъ' 
дрожатъ отъ одного голоса Завалпшина. Такнмъ образомъ 
дрожалъ невольно въ продолжете двухъ л^Ьтъ п несчастный 
казакъ, чуть не отданный въ крЬпостное состояте. Лишь 
только ЗапольскШ былъ удаленъ, казакъ б-Ьжалъ отъ Зава- 
лигаина и первая бумага, полученная Корсаковымъ [на новомъ 
м-Ьст-Ь, содержала въ себ-Ь жалобу Завалишина на казака, 
отданнаг.о ему въ услужен1е Запольскимъ, 
— такъ говорилъ полптпчесшй преступникъ, безправный по- 
селенецъ, либералъ Завалишпнъ — и требованхе, что бы его 
къ нему насильно возвратили. Разум-Ьется, что его не по- 
слушали, и казакъ, въ угоду Завалишину не былъ лишеиъ сво- 
боды. Я самъ чтггалъ эту просьбу Завалишина, хранящуюся 
подъ .^-ромъ въ общемъ областномъ управленш. Теперь 
понимаете вы, почему Завалишпнъ ненавпдитъ, этого мало, 
шнпптъ злостью противъ Муравьева: онъ былъ возвращенъ 
имъ въ ничтожество. Но м.ежду т-Ьмъне думайте, чтобы онъ 
съ т1Ьхъ поръ терп1»лъ как1я нибудь пресл^дованхя. Еще 
разъ повторяю, Муравьевъ блатороденъ, какъ рыцарь; личная 
месть не въ его характере, тЬшъ мен'Ье еще мелочная месть 
противъ безпомощнаго, хотя и злого старика. Посл-Ь появ- 
лен1я его ядовитыхъ статей въ Морскомъ Сборнике, Кор- 
са овъ отказалъ ему только отъ дома; онъ свободно двпгаетъ, 
оС Ьлываетъ свои дЬла и громко кричитъ въ Чит'Ь, ругая 
К( юакова и Муравьева^ им^Ьегь даже тамъ свою парт1ю 
от асти изъ недоводьннхъгешевъ-недоростковъ, отчасти изъ 
ув нченннхъ молодыхъ людей, — и даже до сихъ поръ, въ 
щ тивность порядку, справедливости и законамъ, продол- 
жи "ъ пользоваться льготою, данною ему Запольскимъ, одинъ 



— 38 — 

не вноснтъ аа свой домъ военно- постойной повинности. По 
ноему мн^^н1ю такое неправильное снисхождеше есть уже 
слабость, я ааставилъ бы его покориться общеку закону. Ра- 
зу]|']^ется онъ накричался бы, но мн']Ь до этого не было бы 
д^ла. Однпнъ словомъ, кто хочетъ узнать Завалишина, пусть 
поговорить съ читинскими ]1']Ьщана]ии, или пусть, отправится 
за 30 верстъ въ станицу Атаманову, куда были насильст- 
венно переселены читивск1е казаки. Тамъ, кром^ проклятш 
его имени, онъ ничего бол'Ъе не услышитъ, — такъ ум^лъ 
дать имъ знать себя декабри€тъ, демократъ, либералъ Зава- 
лишпнъ. Наконецъ для окончан1Я его портрета, прибавлю 
посл^днкрю черту: онъ, равно какъ и Петрашевсшй п Ро- 
зенталь, находится теперь подъ спец1альнымъ покровитель- 
ствомъ 3-го отд^лен1я, которому, по словамъ сампхъ князя 
Долгорукова и Тимашева, онъ еженед'^льно пишетъ доносы 
на все и на вс&хъ. Я самъ читалъ одинъ такой доносъ, пи- 
санный рукою и подписанный именемъ Завалишина, — разу- 
м']^ется самый невинный, — присланный изъ 3-го отд']^лен1я 
въ Иркутскъ Муравьеву: .въ .немъ Завалишииъ ^Балуется, что 
высшее начальетво пыталось поджечь его домъ- въЧптй. 
Больше не прибавлю ни слова, перехожу къ товарищу его 
по уму и по злоб-Ь къ Муравьеву, Раевскому. 

Вы в']^роятно знаете, что онъ былъ взятъ годъ или два 
передъ декабрскою истор1ей и, посл^Ь годового или двухго- 
дового содержан1я въ 1ф'1пости, былъ осужденъ на В']^чноо 
поселен1с въ Сибири, вн*]^ всякаго соприкосновен1Я съ декаб- 
ристами, — такъ что декабристы даже до сихъ поръ не хо- 
тятъ признать его своимъ, въ противность Муравьеву, утверж* 
дающему, что онъ принималъ Д']^ятельное учаспе въ заго- 
вор'Ь. Какъ бы то ни было, Муравьевъ нашелъ его въ пол- 
номъ раздоре со вс^ми декабристами и тщетно старался пхъ 
примирить. Они называли его просто на просто иодлецомъ^ 
а онъ пхъ „невинными^^ РаевскШ очень, очень умный че- 
лов')^къ и, въ противность Завалишпну, онъ не педантъ-^те- 
оретикъ-догматикъ, н']^тъ, онъ одаренъ однимъ пзъ т^хъ^ 
бойкпхъ и м']^ткихъ русскихъ умовъ, которые прямо бьютъ 
въ сердце предмета и называютъ вещи по имени. Онъ съ 
ногъ до головы практикъ, русск1й д^лецъ, счастливый 
во время оно, слишкомъ счастливый въ игр*);, тенерь ял- 
гаедга1Й. золотое дно въ откупныхъ д^^лахъ, челов'Ь:а. въ жп?' » 



г 



— 39 — 

мкого впд'ЬшпШ, много пспытавшШ^ много намотавииП на 
усъ, никогда, ннгдЬ не пропадаюнпй, ни ч%мъ не ст1^сн«- 
юшДйСя ц везд-Ь ум-Ьющй отыскать свою нольэу. Онъ цнцикь 
въ душ4, въ сущности ни ч*мъ не увлекающхйея, но разго- 
воръ его остроумный^ блест^ящ^й, -Ьдшй, въ высшей степени 
увлекателенъ. Завалишинъ постар-Ьдъ, овъ н-Ьтъ, его и те- 
перь заслушаться можно: 

„Когда жъ о вольности святой онъ говоритъ, 
Какимъ то демономъ внушаемъ, 
Глаза въ крови, лицо горитъ, 
Самъ плачетъ и мы всЬ рыдаемъ". 

Разговоръ его, какъ челов-Ька умнаго, наблюдательнаго, 
верт']^вшагося въ высшихъ и низшихъ кружкахъ, полонъ чрез- 
вычайно пнтересныхъ подробностей, обнимающихъ интерес- 
ное время отъ 1812 по 1824 или 23-й годъ. Къ тому же 
онъ досконально знаетъ Сибирь, сибирскую торговлю, про- 
мыслы, отношен1я, сибирское крестьянство, м-Ьш^нство, купе- 
чество и чиновничество, — это самая живая и умная статис- 
тика Сибири. Такой челов'Ькъ, къ 1*ому же лоьк1й, ум'Ью1Д1Й 
нодд']^латься подъ всяк1Й тонъ, долженъ былъ привлечь на 
себя вннмаН1е Муравьева, который прйблизилъ его къ себ^ 
на перекоръ вс']^мъ декабристамъ. Къ тому же въ Раевскомъ 
есть черта, р-Ьзко отделяющая его отъ посл-Ьдннхъ и весьма 
симпатичная для Муравьева: Раевсшй по существу своему, 
какъ истый руссюй челов'Ькъ, съ ногъ до. головы демократъ, 
демократъ, правда, школы цинической, но все таки демо- 
кратъ, если не по се)рдцу, исключительно принадлежащему 
къ е^о-кратической парг1и, зато по уму, д-Ьльному, здоро- 
вому, не допускающему ни фикщй, ни жалкихъ примиренШ, 
совершенно русскому уму. По всему образу мыслей онъ де- 
мократъ и совдалистъ ^иап(^ тёте, хотя въ жизни, смотря 
по надобности и удобствамъ, онъ готовъ д'Ьйствовать и по 
вс^мъ другнмъ направлен1ямъ. Того же нельзя сказать о 
большинстве декабрпстовъ; за весьма редкими исключешями 
они были и есть либералы, такъ что при всемъ признан1и 
лреьосходства Пестеля, они и до сихъ поръ невольно ко- 
сятся на него, какъ на пророка русской и даже славянской 
] шократ1ш Мало изъ нихъ перешло заграницу бар^скаголп- 
( т>алпзма и русскаго патрхотпзма. Въ тысячу разъ благо* 



— 40 — 

родное, чище, симпатичн-Ье Раевскаго, большинство жпвщихъ 
В7> Иркутск-Ь декабри стовъ далеко отстали отъ него умомъ, 
д-ЬдЕностью мыслей, принадлежа инстиктивно къ школ-Ь, ко- 
торая почти исключительно преобладаетъ нын^; въ русскихъ 
жхрналахъ. Муравьевъ страстный врагъ англШской системы, 
парламентаризма, конституцхоналпзма, мысль о петербургской 
палат-Ь лордовъ его пугаетъ, ему спать не даетъ - - онъ страст- 
ный, непримиримый, решительный демократъ. Вотъ что осо- 
бенно сблизило его съ Раевскимъ. И должно признаться, что 
въ продолжен1И многихъ л-Ьтъ Раевск1й им^лъ нехорошее 
вл1яте на Муравьева, заставилъ его сд'Ьлать много неспра- 
ведливостей и ошибокъ. Когда Муравьевъ ирх-Ьхалъ генералъ- 
тубернаторомъ въ Восточную Сибирь, ему было всего только 
39 л-Ьтъ; въ Росс1п, при бедности и медленности нашей 
жизни, теряющейся у лучшихъ людей большею частью въ 
теор1и, въ эти л-Ьта челов-Ькъ еще очень молодъ; молодъ п 
веопытенъ; къ тому же Муравьевъ челов^къ страстный, онъ 
ющущалъ потребность въ умныхъ сов-Ьтникахъ; онъ увлекся 
Раевскимъ, горячо вЬрилъ въ него п подъ этимъ вл1ян1емъ 
доиустилъ себя до многихъ промаховъ. Теперь ужь онъ со- 
вершенно не тотъ, теперь его надуть или увлечь очень, 
очень трудно. Теперь онъ въ свою очередь увлекаетъ лю- 
дей, только къ добру, къ спасен1ю Россш. Тогда было пначе, 
и вотъ въ продолжен1и многихъ л-Ьтъ преобладало общее 
мн-Ьихе въ Сибири, что безъ соглас1я Раевскаго Муравьевъ 
не сд'Ьлаетъ ни мал-Ьйшаго шагу и кто не угодилъ Раевскому, 
тотъ ни м^ста получить — (до сихъ поръ главный пнтересъ 
Р0СС1ЙСК0Й публики) ни на м^ст^ остаться не можетъ, — 

— мн1>ше разум'Ьется слишкомъ преувеличенное, но все таки 
не совсЬмъ лишенное основашя. Въ 1857 году, уб-Ьдившись 
въ злости, своекорыст1и, глубокой безнравственности и без- 
«ов^Ьстности все ругающаго демократа Раевскаго, Муравьевъ 
окончательно сбросилъ его съ себя, — и съ т-Ьхъ поръ на- 
чалась непримиримая злоба Раевскаго къ Муравьеву, и Н'Ьтъ 
для меня сомн'Ьн1я, что прямо или косвенно эта злоба отзы- 
вается въ вашемъ „Колокол*" Я позабылъ сказать, что еще 
въ 1856 году, когда составился списокъ полптич. преступ- 
никовъ для амнист1и, списокъ нзъ котораго его император, 
величество собственноручно изволили вычеркнуть мое пм , 

— имя Раевскаго, какъ не декабриста и сосланна ) 



— 41 — 

кром* всего за как1я то денежныя дЬла, въ сппск-Ь совсЬмъ 
не находилось, н что только по настоятельному требован1ю 
Муравьева, его особыыъ указомъ простили. — Теперь обра- 
щаюсь къ Петрашевскому. 

Вы помните Головина? Ну Головинъ это пристойный, умный, 
■сов-Ьстливый ПетрашевскШ, а ПетрапгевскШ циническШ, без- 
-сов-Ьстный Головинъ на распашку. Только между ними есть 
разница: Головинъ авантюристъ и законникъ — аристократъ, 
истинный сЬеуаИег (1'т(1и8<;пе, езсгос е1 ЬаЫеиг (1е Ьоппе 
та180п, Петрашевскхй такой же грязный сутяжникъ какъ и 
юнъ, такой же законникъ и авантюристъ, только подъ зна- 
менемъ демократш. Ему душно въ гостинной, и трактирная 
публика, составленная по преимуществу изъ потерянныхъ 
<;ынковъ с1е Ъоппе та18оп, неудавшихся литераторовъ, артпс- 
товъ, админпстраторовъ, юристовъ, а также пожалуй изъ 
вольноотпущенныхъ или неотпущенныхъ лакеевъ, его среда, 
въ которой , онъ купается съ такою же роскошью и также 
натурально, какъ свинья въ грязи. Это просто свинья съ 
человеческою головою, цпникъ по внутреннему призванш. 
А между т-Ьмъ замечательный челов^къ, — онъ вт самомъ 
д-Ьл* челов-Ькъ безпокойный, другъ движен1я, но какого дви- 
жее1я! Онъ далеко не революцюнеръ, не открытый боецъ, 
на это онъ не способенъ, онъ трусъ; и не смотря на тру- 
сость онъ не можетъ оставаться въ поко-Ь; онъ интригуетъ, 
пакоститъ, ссоритъ, даже отваживается на опасныя вещи, 
по неизбежному внутреннему стремленш, которое въ немъ 
сильнее даже самаго страха. Онъ неизлечимый законникъ 
и готовъ поссорить братьевъ, самыхъ близкихъ друзей для 
т'ого только, чтобы завести между ними тяжбу. Такимъобра- 
зомъ во всехъ деревняхъ, куда онъ былъ ссылаемъ, во всёхъ 
маленькихъ городахъ, ему удавалось и до сихъ поръ удается 
перессорить всехъ жителей между собою. Ему есть дело до 
каждой грязной истор1и между лицами ему совершенно не- 
зр"комыми, и онъ до техъ поръ не успокоится, пока не 
т детъ въ ней для себя роли. Какъ истинный художникъ, 
п( гямо всехъ личныхъ видовъ, хотя онъ и далеко не пре- 
н( ретаетъ ими, онъ любитъ шумъ для шума, скандалъ для 
ев ндала, грязь для грязи. Этотъ человекъ злопамятенъ и 
»( ителенъ до крайности, но ни чЬмъ не оскорбляется. 3^1и- 
41 ^ его во лжи, въ клевете, назовите его въ глаза подле- 



— 42 ~ 

цомъ, поколотите его, онъ завтра же подастъ вамъ руку и 
будетъ уверять васъ вь своемъ уважен!!! и въ своей сим- 
патш, если это только покажется ему иужнымъ. Мн-Ь слу- 
чилось им^ть съ нимъ так1е разговоры: Вы говорили э'го 
про меня? — « Говори лъ>. — Правда это? ^- «Н4тъ.» — За- 
ч-Ьмъ же вы говорили?— «Говорплъ, потому что это ми^ 
было вужно, теперь бол-Ье не нужно, прибавляетъ онъ съ 
улыбкою, и обещаю вамъ, что говорить бол-Ье не стану, — 
ну что жъ, посердились, пора перестать>. Я никогда въ жизйй 
не встр'Ьчалъ еще такого отъявленнаго, безсов-Ьстнаго, откре^ 
веннаго циника. Онъ въ самомъ д^л'Ё не дюжинный чело- 
в^^къ. Еслибъ у насъ была бы революд1я, онъ безъ сомн-Ь- 
н1я былъ бы маркизомъ <1е 8-^. Нигидиез первыхъ дней, т^^ 
много въ немъ разныхъ талантовъ для увлеченхя толпы^ но 
въ первыхъ же дняхъ онъ пропалъ бы въ грязи, какъ и по- 
койный 8-1. Ниг^ез йе ЪгиуаМе е! Ьоп^ензе тётохге. Впро- 
чемъ вся семья Петрашевскаго ето достойна. Мать яростна 
ненавиднтъ сына и вм!1СТ'Ь съ дочерьми, его сестрами, поль- 
зуясь его политйческимъ несчастнымъ положентемъ, обобрали 
его до последней нитки и ругаютъ его публично, безстыдно 
и безпощадно ! Онъ разумеется платить имъ т-Ьмъ же самымъ. 
Вы безъ сомн'Ьнхя знаете, что онъ получнлъ значительное 
наследство оп» отца, воспитался въ царскосельскомъ лицее, 
по выходе изъ него вступилъ въ министерство иностран- 
ныхъ делъ, изъ котораго должен1> былъ выйти, потому что 
не захотелъ растаться со своею истинно великолепною бо- 
родою. Л1илъ потомъ частнымъ человекомъ въ Петербурге 
и занимался сои атоге своими и чужими тяжбами. Я ду- 
маю, не было присутственна,го места, въ которомъ, а часто 
и противъ котораго онъ не имелъ бы дела. Въ Росс1и, земле 
безправ1я, онъ помешался на праве. Но право праву рознь; 
есть общечеловеческое право, которое везде н всегда отста- 
ивать должно, но горячиться изъ права, основаннаго напо- 
ложительныхъ законахъ тамъ, где законы, по коренному за- 
кону, подчинены самодержавному и даже министерскому про- 
изволу, по моему мненш, также смешно и неле1го, какъ хло- 
потать о томъ, въ двухъ или въ одномъ виде должно при- 
нимать святое причаст1е тамь, где все христханство должно 
выбросить за бортъ. Къ тому же сутяжная часть во всехь. 
странахъ, по премуществу же въ России, имеетъ значитель^ 



^ 



— 43 — 

ную темную, грязную сторону, огъ которой каждому, хоть 
немного порядочному челов-кку, становится гадко. Эту то 
сторону по преимуществу любплъ и любнтъ Петрашевск1й, 
который, ни во что не ставя иа свою честь, ни свою добрую 
славу, кажется не им^етъ и т^ни понятая о томъ что зна- 
чить беречь неприкосновенность, чистоту своей личности. 
Передать вамъ все, что я слышалъ отъ него самого о его 
подвиг ахъ въ этомъ род1», было бы невозможно, одна псто- 
р1Я грязн-Ье другой и, что странице всего, онъ какъ будто 
п не подозр^ваетъ грязности своихт» разсказовъ . . . Такпмъ 
образомъ протекла его жизнь до 1848 года. Между Т']^мъ 
онъ не былъ чуждъ литературному и политическому движе- 
н1ю времени, онъ читалъ безь порядка и безъ руководящей 
мысли все возможное и подобно многимъ изъ нашихъ совре- 
менниковъ нахватался разныхъ кусочковъ изъ разныхъ отра- 
слей знан1я, составйлъ себ^ м1росозерцай1е очень похожее 
на пестрое платье арлекина п, очень довольный собою, при- 
нимаетъ еще до сихъ поръ за истинное образован1е этотъ 
хаотический с^одъвеясныхъ и неопред'Ьленныхъ слуховъ о 
всевозможн-ыхъ теор1яхъ и фактахъ. Въ практпк']^ былъ онъ 
исключительно предаиъ юрпспруденщи, въ теорхи же сде- 
лался фурьеристомъ. Онъ былъ богатъ, хотя и скупъ, во- 
кругъ него собиралось н']^сколько молодыхъ людей, большею 
частью изъ кадбтскихъ учи'1*ел€Й и гвардейскихъ офицеровъ, 
надорванныгь и недоученныхъ, большею частью совершенно 
пустыхъ, стремящихся, иные увлекаясь прим4ромъ, друг1е 
бол'Ъе самостоятельно, не такъ изъ живого сердца, какъ изъ 
тупо- неопределенной фантазш къ чему то, а главное къ вы- 
ходу изъ своего б^днаго положен1я, которымъ все были очень 
недовольны. Между ними появлялись иногда и люди более 
замечательные, какъ наприм. литераторъ Достоевск1Й, не ли- 
шенный таланта, и мой пр1ятель Эммануилъ Толь, восиитан- 
никъ педагогическаго института и иотомъ учитель въ раз- 
шхъ казенныхъ заведен1яхъ, великолепное эксцентричное 
( щество, (1'ипе Ъеаи(;ё топ81гиеи8е: маленьК1й ростомъ, съ 
с ромною головою на бычачьей шее и на широкихъ пле- 
I "хъ, съ огромнымъ мысля щимъ лбомъ, уродливымъ носомъ, 
( толстыми мясоедными губами, съ руками длиннее са- 
г ^ни, — и на этомъ монструозномъ лице выраженхе умное ^ 
^ '^рое, въ высшей степени привлекательное, улыбка такая 



— 44 — 

• 

протнвъ которой устоять невозможно. Его любятъ д^тн, ко- 
торыхъ онъ обожаетъ, и молодыя д'Ьвушки льнутъ къ нему, 
какъ птички подъ в-Ьрную и темную крышу. Голова у него 
светлая, разумная, хотя немного п нжольно-догматическая —. 
плодъ его восинтан1я, -^ но не смотря на это далеко не 
упорная, способная принять всякую истину. Сердце золотое, 
благородное, чистое, не способное ни къ какой двусмыслен- 
ности и совершенно чуждое эгоизму и Т1цеслав1ю. Харак- 
теръ рыдарск1Й, порывистый, то иногда женственно - мягкШ, 
то буйно-энергичный и см'Ьлый, не способный, кажется, къ 
постоянному Д"Ьлу и къ выдержк-Ь. Когдажъ онъ выпьетъ. 
тогда становится онъ ужаснымъ, точно лютый разъярен най 
зв-Ьрь. Шея у него короткая, толстая, а потому кровь .1егко 
бросается въ голову. Я познакомился съ нимъ въ 1857 году 
въ Томск-Ь, куда онъ былъ только что переселенъ изъ каторж- 
наго завода, и скоро сблизился съ нимъ. Онъ жилъ въ 
Томск-Ь уроками и былъ превосходнымъ учителемъ, Д'Ьти его 
обожали; и до сихъ поръ жена моя, одна изъ его ученицъ, 
хранитъ о немъ самую нужную память. Но онъ былъ худо 
окруженъ въ Томск-Ь и предавался пьянству; въ Сибири пьютъ 
страшно и пьютъ безъ зат^й простую водку. Л усп'Ьлъ отвлечь 
его отъ пьянства и отъ худого общества, и мы въ продол- 
жен1и полугода до возвраш,ен1я его въ Росс1ю жили какъ 
братья. Теперь онъ въ Питере, гд-Ь занимается литературою 
и уроками; я р-Ьдко къ нему пишу, потому что онъ болтлпвъ 
и неостороженъ до крайности, къ тому же, одаренный кри- 
тикою небольшою для распознанхя людей, онъ къ несчастью 
всегда окруженъ страшною сволочью. Но еслибъ пришло до 
д-Ьла, я обратился бы прямо къ нему, ув'Ьренннй, что онъ 
будетъ однимъ изъ самыхъ способныхъ и честныхъ д-Ьяте- 
лей, лишь бы кто нибудь держалъ его въ рукахъ. Отъ него 
я впервые услышалъ подробности о Д'Ьл'Ь Петрашевскаго и 
разсказы о жизни, занят1яхъ, д1>йств1яхъ и лпчностяхъ его 
кружка, разсказы самые достов'Ьрные и точные, во первых'^ 
потому что Толь не солжетъ, если бы даже это было нео^ 
ходимо для сиасен1я жизни его матери, которую онъ любт 
бол'Ье всего на св'Ьт'Ь, — а во вторыхъ, потому чго я н 
шелъ ихъ такими, сравнпвъ ихъ потомъ съ разсказами Пс 
рашевскаго, Львова и Сп'Ьшнева. — - И такъ, у Петраш« 
скаго собирались молодые люди, они толковали и спору* 



^ 



— 45 — 

между собою о разныхъ предметахъ, о которыхъ всЬ мало 
знали, но которые бол-Ье или мен-Ье серьезно стремились 
уяснить и узнать. Вирочемъ они далеко не были недовольны 
собою и, мало созиавая свое незнание, съ презр'Ьнхемъ смо- 
трели на толпу и, недоучившись сами, хотели учить; въ ихъ 
предпр1ят1яхъ было истинно много дЬтскаго. Такимъ обра- 
зомъ въ ихъ головахъ родилась мысль о политическомъ сло- 
варе — (помнишь, ты намъ привозилъ его въ Парижъ, Гер- 
ценъ) — который Петрашевсшй напечаталъ на свой счетъ и 
ловко усп-Ьдъ посвятить вел. кн. Михаилу Павловичу. Каза- 
лось, дерзк1й, головоломно - см-Ьлый иоступокъ, достойный 
бол'Ье серьезной д-^лп, — и что же, 11етрашевск1й пресерь- 
езно былъ ув-Ьренъ, что разъ пройдя черезъ цензуру и по- 
крытая именемъ Михаила Павловича, эта книженка прине- 
сетъ ему значительный доходъ. Мн-Ь говорнлъ это самъ Пет- 
рашевск1й. Имя вел. кн. въ самомъ Д'Ьл'Ь спасло ихъ отъ 
дальнМшихъ пресл-ЬдованхЙ. Г.1авною чертою всЬхъ этихъ 
господъ было отчаянное резонерство; — резонерство является 
везд* тамъ, гд-Ь самолюб1е, тщеслав1е, иретенз1и преобла- 
даютъ надъ серьезными стремленхями ума и сердца, Щ'Ь н'Ьтъ 
страсти, н'Ьтъ мысли. Поэтому то мы. русск1с, большею 
частью и так1е отчаянные резонеры, толкуемъ съ жаромъ 
обо всемъ, болтаемъ безъ умолку и нич'кмъ въ действитель- 
ности не интересуемся, такъ что не даемъ даже себ* труда 
узнать сколько нпбудь положительно предметы, о которыхъ 
толкуемъ. Петрашевск1й, пользуясь правомъ амфитр1она и, 
къ тому же га180пеиг раг ехеПепсе, царствовалъ между ними. 
Фигура у него цинически -достопочтенная, способная импо- 
нировать толп*, одна черная борода чего стоитъ, — когда 
онъ горячится и вретъ, черные глаза такъ и блестятъ сквозь 
очки. Толкуя обо всЬмъ на св-Ьт*, они коснулись и поли- 
тики, и сощальныхъ вопросовъ, доходившихъ до нихъ во 
французскихъ брошюрахъ и книжкахъ, и наконецъ иоложен1я 
Г ;с1и. Были жарк1е споры, всевозможныя направлен1я и 
с ;темы были тутъ представлены. Для удобнейшей разра- 
б 'ки вопросовъ, они согласились разделить между собою 
в ; предметы; каждый бралъ на себя изследованхе какого 
н >уль вопроса^ изучалъ его по возможности и читалъ потомъ 
о емъ родъ лекщй. Это делалось по очереди. Толь напр., 
в; 'ъ на себя богослов1е и педагогию, Петрашевск1й поли- 



— 46 — 

тическую экономию и соц1ализмъ, Львовъ естественвыя науки 
я т. д. Посл-Ь декцШ спорили, потош» ужинали, веселились 
и пили. Такимъ образомъ они сосо'авляли въ д-Ьйствитель- 
ности общество самое невинное, самое безобидное — удов- 
летворены были, при мал'Ьйшей жол'^ серьезно!! любозн^ 
тельности, большая доля тщеславия и еп^е большая русской 
потребности кутежа. Серьезной практической ц'Ьли не было. 
Кром'^ Тол'я и потомъ. Си'Ьшнева, явившагося позже, вс^ 
были р']^шительвыми, систематическими противниками рево- 
люцЬнныхъ м-Ьръ и д^йствШ. Они болтовню принимали за 
д4ло. Правда косйулись они подъ конецъ и практичеекато 
вопроса: «что будемъ мы д-Ьлать?» — ОтвЬтн на этотъ во- 
просъ были различные, одинъ нел-Ьп^Ье другого, и наконецъ 
они остановились на сл-Ьдующемъ : всЬ члены кружка оста- 
нутся т-Ьсно между собою соединенными и, во первыхъ, бу- 
дутв диапс! тёте поддерживать въ жизни другъ друга, такг 
что, напр., всЬ будутъ въ одинъ голосъ кричать, что Петра- 
шевск1й первый экономпстъ въ мхр-Ь, выше Гоипег, 8-1;. 81- 
топ'а и Адама Смита, что Шекспиръ Достоевскаго подме- 
токъ не стоитъ, что Львовъ заткнулъ за поясъ Гумбольдта, 
а Толь первый богословъ и педагогъ въ мхр-Ь, — а во вто- 
рыхъ они разс^ятся по всЬмъ концамъ Росс1и и, отыскивая 
везд* сотрудниковъ себ-Ь и помощниковъ, займутся радикаль- 
нымъ преобразовашемъ Росс1и посредствомъ распростране- 
н1я новМшихъ дознанныхъ истинъ. Въ 1848 году, въ пер- 
выхъ порахъ западной револющи, прибылъ къ нимъ Сп']Ьш- 
невъ, челов-Ькъ зам-Ьчательный во многихъ отношешяхъ: 
уменъ, богатъ, образовать, хорош ъ собою, наружности самой 
благородной, далеко бйв отталкивающей, хотя и спокойно - 
холодной, вселяющей дов']^р1е какъ всякая спокойная сила, 
джентльменъ съ ногъ до головы. Мужчины не могутъ имъ 
увлекаться, онъ слишкомъ безстрастенъ и, удовлетворенный 
собой и въ себ'Ь, кажется не требуетъ ничьей любви; но за 
то женщины, молодыя и старыя, замужн1я и незамужн1Я. 
были и пожалуй, если онъ захочетъ, будутъ отъ него безъ 
ума. Женщинамъ не противно маленькое шарлатанство, а 
Сп-Ьшневъ очень эфектенъ: онъ особенно хорошо облекается 
мант1ею многодумной спокойной непроницаемости. Истор1Я 
его молодости ц1>лый романъ. Едва вышелъ онъ пзъ л!щея, 
какъ встр'Ьтился съ молодою, прекрасною полькою, котог'Л 



I 



^ 47 -« 

оставила для него и мужа, и д'^теб, увлекла его аа собой 
за границу, родила ему сыва, иотомъ стала ревновать его 
н въ придадк1Ь ревности отравилась. Как1е сл1Ьды оставило 
дто происшествие въ его сердц']^, не знаю, онъ никогда не 
х<щари.зъ со мною объ этомъ. Знаю только, что оно не маю 
способствовало къ возвышению его ц']^нности вь глазахь жен- 
скаго пода, окруживъ его пре1?расную голову грустно-роман- 
тичвдмъ ореоломъ. Въ 1846 году онъ слылъ льпомь и ноет- 
раннаго,. особ4Н1во же иольско-русскаго дрезденскаго обще- 
ству. Л знаю всЬ эти подробпостп оть повойноИ прЦтель- 
Ш1Ц61 коей Елизаветы Петре нпы Языковой и отъ дочери 
ея; и матушка, и дочки, и ъс^ ихъ приятельницы, даже одна 
70-л^тняя польская графиня были въ него влюблены. Дру- 
гомъ, нера^лучнымъ его Сеидомъ, былъ блоидинъгшарлатанъ 
Едмовдъ ХоецкШ. Но не ояи^ дамы, молодые поляки, пре- 
имущественно аристократической парт1и Чарторижскаго, были 
отъ него безь ума, такъ что еще за границею было мн1^ 
интересно съ нимъ познакомиться и я старался собрать о 
немъ всевозможны^ св^д%н1я. Встр']^тился же я съ нимъ 
лично въ Ирвутск-Ь въ 1859 году. Онъ жилъ тогда со Льво- 
внмъ и Цетрашевскимъ. Еще прежде слыша^ъ я о немъ въ 
Сибири, во первБЕхъ отъ Толя, еще же бол^е отъ иоляковъ, 
возвращавшихся въ 1857 и 1858 годахъ изъ нерчинскихъ 
рудниковъ и поселений на родину. ВсЬ отзывались о немъ 
съ большимъ уважешемъ, хотя и безъ всякой симпат1и, въ 
то время какъ о другихъ говорили съ плечеиожимательиымъ 
сожал-Ьшемъ, а о Петрашевскомъ ироссо съ ирезр^н1емъ. 
Зам']^чатедьно, что весь этотъ кружокъ, исключая впрочемъ 
Толя, но никакъ не исключая даже и Сп^шиева, терп']^ть 
не можетъ иоляковъ. Они всЬ отв-Ьчалп холодностью на 
ж^кШ^ братсв1й, польскШ пр1емъ. Холодность эта еще бол']Ье 
усилилась, когда начались разговоры: русск1е молодые люди 
еъ шнрокимъ разм^аомъ русской, ни чФ}Мъ не связанной 
мысли, явились атеистами, сощалистами, гуманистами въ фа- 
натически - гЬсную польскую среду. Должно вамъ сказать, 
1 о именно въ нерчинскихъ заводахъ, не смотря на то что 
1 |(а было сослано наиболее умныхъ, талантливыхъ, зам^- 
я тельныхъ и по характеру и по сердцу иоляковъ, а можетъ 
С ггь именно и потому, иольско-католическШ фанатизмъдо- 
и гь до своего крайняго развит1я. Основателемъ нерчин- 



— 48 — 

скаго польскаго круга былъ полякъ Еренбергъ. Онъ при- 
далъ всему наиравлен1ю вм']^ст'Ь съ ннмъ и потомъ сослан- 
ныхъ соотечественииковъ, тотъ мечтательно • экзальтирован- 
ный, мистически- патрютическ1й характеръ, который въ на- 
чал*]^ своем1& былъ гораздо шире и богаче содержашемъ, впо- 
сл']^дств1и же сократился и сг]^снился въ безвыходно узк1й, 
польск1й, католически фанатизмъ. Какъ старов'!^ры, евреи, 
которые убеждены, что они не оттого гпбнутъ, что они оста- 
ются евреями, а что они еще слишкомъ мало евреи, такъ. 
и они ув']^рили себя, что не католицизмъ и не еврейско-поль- 
екая исключительность, а недостатокъ католичества и нац1- 
овальной исключительности ихъ погубили. Не станемъ слиш- 
комъ винить поляковъ, будемъ сожал-^ть о нихъ. Къ тому 
же и не намъ, русскимъ, ихъ винить. Мы нашими руками 
закрыли вс*]^ польск1е университеты и школы, отняли у нихъ 
всЬ средства къ образованш. Мы, наступивъ на нихъ ногою 
и продавъ ихъ частью н']Ьмцамъ, повергли ихъ въ отчаянное 
положен1е, въ которомъ вредная нащональная 1(1ёе бхе, бо- 
лезненное, раздражительное, безвыходное саморефлектиро-; 
ваи1е сд']^лалось такимъ естественнымъ, необходнмымъ, хотя 
и пагубнымъ явлен1емъ. Только тотъ здоровъ и уменъ и си- 
лекъ, кто ум-Ьлъ позабыть о себ'Ь. Думать, заботиться, бо- 
леть о себ-Ь есть несомн-Ьиное право поляковъ, — нащональ- 
ность, равно какъ и личность, какъ даже лроцесбъ жизни, 
лип^еварен1я, дыхан1я, только тогда въ прав*]^ заниматься 
собою, когда ее отрицаютъ. Поэтому поляки, итальянцы, вен- 
герцы, всЬ угнетенные славянск1е народы очень естественна 
и съ полнымъ правомъ выставляютъ впередъ принципъ на- 
щональности, — и можетъ быть по той же самой причнн'Ъ^ 
мы, русск1е, такъ мало и хлопочемъ о своей национальности 
и такъ охотно забываемъ ее въ высшихъ вопросахъ. Т1тт> 
не мен'1е это право есть вм^^ст*]^ и бол']^знь, вредная, опасная 
болезнь. Заговорите съ полякомъ о ОбШе, онъ сейчасъ ска- 
жетъ вамъ — «а у насъ то каковъ поэтъ Мицкевичъ> — а 
Гегел-Ь — они запоютъ вамъ о великомъ польскомъ философ'^. 
Трентковскомъ, о великомъ фцлософ-Ь - экономисгЬ Четхов- 
скомъ; — ихъ губптъ бол']^зненное народное тщеслав1е, бедное 
ут'Ьшен1е въ пхъ критическомъ положен1и. Вместо того чтобъ 
смотр'Ьть впередъ, они смотрятъ назадъ, гд-Ь кром']^ смерти 
ничего не найдутъ; вместо того, чтобы возобновить свою 



X 



— 49 — 

нацюнадьную жизнь въ общен1и съ м1ровою жизнью, оёи 
отд'каяются отъ нея какъ жиды и хвастаются какпмъ то 
месс1авическииъ призванхемъ. Это жидовство ихъ погубитъ, 
если мы, Славяне, и прежде всего мы, русск1е, не вырвемъ 
ихъ изъ бол'Ьзненнаго самосозерцан1я. Опять говорю, какъ 
именно руссше, мы обязаны въ отношен1и къ нимъ къ осо- 
бенной снисходительности и къ терп']^нш; хотятъ они, не 
хотятъ, мы должны для нашего обоюднаго спасен1я 
помириться, побратоваться. 

15-го ноября. Красноярскъ. 
Любезные друзья, я долженъ теперь разстаться съ вами: 
взявга1йся доставить вамъ это письмо нечаянно пр1']^халъ 
сюда и сейчасъ отъ'Ьзжаетъ — и такъ продолжен1е впредь и 
над']Ьюсь въ короткое время. Мн^ кажется, я сказалъ уже 
довольно для того, чтобы нрюстановить нападен1я ваши про- 
тивъ Муравьева Амурскаго и поколебать хоть Н']^сколько 
сл-Ьпую в-Ьру вашу въ его враговъ. Убедитесь ли вы моими 
словами или н4тъ — будетъ зависать отъ степени В'}>ры, ко- 
торой вы будете считать меня достойнымъ; я покрайней 
м']^Р']^ исполнилъ свою обязанность въ отношен1и къ вамъ и 
къ истин']^ и ухвачусь за ближайшую возможность исполнить 
ее до конца, т. е. прислать вамъ окончан1е письма. А го- 
ворить остается мн^ еще о многомъ — докончить характе- 
ристику Петрашевскаго и товарищей и потомъ разсказать 
вамъ, что сд^ладъ Муравьевъ для восточ. сибирскихъ крес- 
тьянъ, для ссыльно-каторжныхъ, для поселенцевъ, для рабо- 
чихъ на золотыхъ промыслахъ, особенно для раскольниковъ, 
которыхъ онъ называетъ своими друзьями, — потомъ объяс- 
нить вамъ его отношенхя съ Петербургомъ п дать вамъ по- 
чувствовать, какъ больно было ему (больн^^е всего осталь- 
ного) что вы, которыхъ онъ такъ глубоко уважаетъ, д-Ья- 
тельности которыхъ онъ такь горячо симпатизируетъ и 
которыхъ считаетъ своими друзьями, выступили противъ него 
какъ враги. — Наконецъ долженъ разсказать вамъ и о себ'Ь. 
Пришлю вамъ также свой портретъ и портретъ жены съ 
нисьмомъ для милаго и неизм^ннаго друга моего Рейхеля. 
А теперь, друзья или враги, прощайте. Авось встр-Ьтимся 
еще въ Росс1и. 

Вашъ неизм']^нный М. Бакунинъ. 

4 



— 50 — 

Нужно ли !«и11 говорить, что это письмо, такъ сильно 
компрометирующее Муравьева иередъ 3-мъ отд-^ленхемь, дол- 
жно быть прочитано только вами, друзья, т. е. Герценомъ 
или Огаревымъ, а потомъ или уничтожено или такъ спря- 
тано, чтобы его самъ чортъ не могъ отыскать. Въ этомъ 
отношении, какъ и во всЬхъ другихъ, я совершенно пола- 
гаюсь на вашу честь. 



II. 
ОТВЪТЪ КОЛОКОЛУ. 

Съ негодован1емъ и грустью прочли мы ваши строки подъ 
цаглав1емъ „Тиранство Сибпрскаго Муравь- 
ева^Ч Вы съ ирон1ею отзываетесь о поклонникахъ Муравь- 
ева, сами же являетесь сл'1^пыми поклонниками Петрашев- 
скаго. Если бы вы знали, кто такой Петрашевск1й, и что 
онъ д11лалъ и д']Ьлаетъ, вамъ было бы стыдно. И неужели 
ВС* ваши изв'Ьст1я не достов'Ьрн'Ье т*хъ, которыя вы полу- 
чаете изъ Восточной Сибири? 

Въ продолжен1и 13 л'Ьтъ, одинъ изъ лучшихъ русскихъ 
людей, проникнутый истинно демократичнымъ и лнбераль- 
нымъ духомъ, трудился въ пот* лица своего, для того что- 
бы очелов-Ьчить, очистить, облегчить и поднять по возмож- 
ности вв1Ьренный ему край. Онъ совершилъ чудеса, въ осо- 
бенности чудеса для сонно -л юбивойРосс1и, привыкшей заме- 
нять Д']Ьло фразами да мечтами; ничтожными средствами, 
безъ всякой помощи и поддержки, почти на перекоръ Пе- 
тербургу, онъ присоединилъ къ Русскому царству огромный 
благодатный край, придвинувпий Сибирь къ Тихому океану 
и т']^мъ впервые осмыслилъ Сибирь; — онъ не жал'кяъ ни 
трудовь, ни здоровья, онъ весь отдался великому и благо- 
родному Д'Ьлу, самъ везд'Ь присупцй, и самъ всегда работая 
какъ чернорабоч1Й. Въ продолжен1и 13 л-Ьтъ онъ давалъ 
намъ прим^^ръ полн^кйшаго самоотвержен1я; всЬ его стрем- 
лен1я, замыслы, предприятия, отлпчавппяся истинно гешаль- 
иою м'Ьткостью и простотою, проникнуты были ВЫС0КИ"Ъ 



— Г)1 — 

духомъ справедливости и желан1емъ общаго блага. 13 л']^гь 
боролся онъ, и боролся не безусп-Ьшно, за права сибирскаго 
народа, стараясь освободить его, опять тави сколько было 

возможно, при ИЗВ']ЬСТНЫХЪ ВаНЪ ПОЛИТИЧеСКИХЪ уСЛ0В1ЯХЪу 

отъ ирит'Ьснен1й чиновно - административнаго, купеческаго, 
горнозаводскаго, золотопромышленнаго, равно какъ и отъ 
зловонно - православнаго прит']^снен1я. Онъ усп'Ьлъ очелов1;- 
чить вв-Ьренный ему край, смягчить и облагородить всЬ отно- 
шен1я, такъ что можно см'Ьло ч;казать, что ни въ одной иро- 
ВИНЦ1И Росс1И н^^тъ такой свободы движен1я и жизни вообще, 
какъ въ Восточной Сибири, и ни въ одномъ провинщаль- 
номъ город*]} не живется такъ привольно, легко и гуманно, 
какъ въ Иркутск-Ь. Все это д-Ьло Муравьева Сибирскаго. 
Чтожъ, разв11 стыдно называться его поклонникомъ? — Въ 
Росс1и, стран'Ь словъ и безд-Ьлья, чему же и кланяться, какъ 
не д-Ьлу? Въ Англ1и, во Франщи, везд'Ь на Запад']^, такой 
деятель, какъ Муравьевъ, былъ бы прпзнанъ давно^ но мы, 
русская публика, мы лакеи, завистливые ненавистники чу- 
жого достоинства и м^ряюпце свое собственное способностью 
къ всеруганью. Что такова русская публика немудренно, мы 
ВС11 знаемъ, какъ она произошла. Но вы, благов']^стники но- 
вой Росс1и^ вы, защитники правъ русскаго народа, какъ 
могли вы не признать и оклеветать его лучшаго и безко- 
рыстнМшаго друга? Незнан1е не можетъ служить для васъ 
оправдан1емъ ; говоря такъ громко, такъ ръзко, пр^обр1^тя 
такую силу въ Россш, вы должны знать много и точно, иначе 
голосъ вашъ будетъ безчестнымъ и вреднымъ. Въ то время 
какъ истина одна можетъ спасти Росс1ю, ложь, и къ тому 
же такая громкая ложь, становится преступлешемъ. 

Вы когда то проявляли симпат1ю къ Сибирскому Муравь- 
еву; вероятно не безъ данныхъ и не безъ причины. Но 
вотъ вамъ пришлось р-Ьшать между нимъ и Петрашевскимъ 
II вы, не усумнившись нисколько, позабывъ вс^ данныл и 
всЬ причины, осуждаете генералъ - губернатора, пишете о 
тиран1и Сибирскаго Муравьева. Не лицепр1ят1е ли и не чи- 
нопочитан1е ли это? Только въ обратномь порядк-Ь: в1^дь 
для васъ политичесск1й преступникъ то же, что для прос- 
того русскаго смертнаго Д'Ьйствительный тайный сов'Ьтникъ, 
министръ или федьдмаршалъ. Вы не допускаете, что бы по- 
I 'тическ1й преступникъ могъ быть мерзавцемъ, хоть бы 



— 52 — 

напр. корреспондентомъ 3-го отд*лен1я, н п одиви т есь безъ 
сом]1'кн1я не мало, когда узнаете, что не одни вы, но съ 
вами вм'Ьст'Ь и лазурный блюститель порядка съ огромнымъ 
винограднымъ листомъ, жал']Ьетъ о высылк*]^ Петрашевскаго 
изъ Иркутска. 

Вы учите Муравьева Сибирскаго какъ должно обходиться 
съ сосланными вообще и съ политическими въ особенности. 
Ёслибъ вы знали, кого вы учите! Челов']^ка, который въ 
иродолжен1и 13 л']^тъ, съ перваго дня своего управлешя, 
былъ горячимъ заступникомъ, другомъ вс^хъ поселенцевъ, 
который, не смотря на множество препятств1й и неудачъ, 
не переставалъ отстаивать права ихъ въ Сибири и въ Пе- 
тербург**, сердце котораго, открытое для всЬхъ несчаспй, 
полно симпат1и и уважен1я къ несчастью незаслуженному и 
благородному. И все это не на словахъ, а на Д'Ьл']^, слы- 
шите ли вы, русск1е люди, на д%л1}. Какъ же вы могли объ 
этомъ не знать? Бюграфы декабри стовъ, им']Ьетели вы право 
не знать, ч'^Ьмъ Муравьевъ былъ для нихъ. Съ перваго дня 
прибыт1я его въ Иркуюкъ, въ 1848 году, пали ц-Ьпи събда- 
городныхъ рукъ Петра Высоцкаго, заключенные освободи- 
лись, привязанные къ м'Ьсту получили свободу движешя. Про- 
езжая черезъ Западную Сибирь, въ Ялуторовске, онъ гос- 
тплъ у поселенныхъ тамъ декабристовъ : Муравьева- Апостола, 
И. И. Пущина, Якушкпна, Басаргина и проч., бесЬдуя съ 
ними не какъ равный съ равными, но какъ младш1й со стар- 
шими и, первый генералъ-губернаторъ въ Россш, преклонилъ 
голову, непривыкшую гнуться, передъ высокимъ несчастьемъ. 
Въ Иркутск* онъ окружилъ себя декабристами, сд^лалъ ихъ 
своими ближайшими друзьями, советниками. Разумеется на 
него посыпалось множество доносовъ изъ Сибири; — Сибирь 
страна клеветъ и доносовъ раг ехсеИепсе, вамъ это знать 
ие мешаетъ, — п знаете ли, какъ странно и неожиданно отве- 
тилъ на нихъ Николай: „Наконецъ я нашель человека, кото- 
рый меня понимаетъ; пора же обходиться съ ними, какъ съ 
людьми" — и такъ поступалъ Муравьевъ и такъ говорилъ 
Николай въ 1848 и 1849 годахь, т. е. въ самый разгаръ 
безумнейшей реакщи внутри Россхи. Благодаря Муравьеву, 
декабристы изъ утесненныхъ, безправныхъ, сделались пер- 
венствующими людьми въ Восточной Сибири. Спросите у 
оставшихся въ живыхъ: все безъ исключен1я, кроме только 



г 



— 53 — 

трехъ, всЬ гордились и гордятся дружбою Муравьева. Исклю- 
чен1е же составляютъ два брата Завалпшины. да еще одпнъ 
исевдо-декабристъ, врагъ Муравьева, котораго мы называть 
ве станемъ, потому что, интригуя всЬми способами противъ 
Муравьева и въ Петербург* и въ Сибири, онъ самъ еще 
себя не вазываетъ.*) Одинъ Завалишннъ, доносчикъ на де- 
кабристовъ и на брата, былъ вскоре переведенъ въ Запад- 
ную Сибирь, тд^Ь и умеръ; другой же, ДимитрШ Иринархо- 
вичъ Завалишинъ, нснавидитъ Муравьева за то, что онъ не 
дозволилъ ему поцарствовать по русски въ Чит'Ь. 

Но не на одиихъ декабристовъ, и на вс']^хъ сосланныхъ 
поляковъ распространилось одинаково покровительство Му- 
равьева. До его прибыт1я въ Сибирь, они терп']Ьли всякаго 
рода ирит']^снен1я и оскорблен1я. При немъ они сд']^лались 
неприкосновенными. Мы вид']^ли ихъ возвращающихся въ 
край посл']^ амнист1и, которая нигд'Ь не была прим']^нена 
такъ широко, какъ въ Восточной Сибири, и слышали, какъ 
единодушно благословляли они имя Муравьева Амурскаго; и 
между ними, къ ихъ слав-Ь и къ нашему русскому стыду, 
не нашлось ни Завалишиныхъ, ни Петра шевскаго... Мы 
слышали, какъ отзывался о немъ достойный патр1архъ поль- 
ской свободы, другъ Лунина, Петръ Высоцк1й: „Муравьевъ 
поинрилъ насъ и съ русскими и съ именемъ Муравьева^Ч 
Высоцк1Й живъ, спросите у него, правду ли мы говоримъ 
или н'Ьтъ? Пусть „Колоколъ" обратится съ громкимъ вопро- 
сомъ прамо ко всЬмъ полякамъ бывшимъ въ Сибири, недо- 
статка въ отв-Ьтахъ изъ польскаго края не будетъ. Наконецъ 
знаете ли вы что писалъ тнранъ Муравьевъ въ Петербургъ 
въ 1858 году, въ день заключен1я Айгунскаго трактата, въ 
силу котораго Амур:ь сталъ русскою р1^кою: ,;Если я заслу- 
жилъ милость Государя, то, какъ единственной награды, 
прошу о прощеши...*'**) четырехъ политическихъ преступ- 
никовъ, и между ними первый иоименованъ Петрашев- 
с к 1 й. Какимъ же образомъ Муравьевъ сделался вдругъ гони- 
телемъ Петрашевскаго? 

Р1;таясь отв'11Тить на этотъ вопросъ, мы приступаемъ къ 



•) Владин1ръ ведос^ичъ Раевск1й. 

**) Петрашевскаго, Сп^шнева, Львова и родствонника моего Ба- 
'''нина. 



— 54 — 

весьма трудному и деликатному дЬлу. Во всЬ времена и во 
всЬхъ странахъ, гд* былъ только нроблескъ человЬческаго 
чувства, зван1е политическаго изгнанника было священно; 
въ Росс1и же, особенно въ царствован1е императора Нико- 
лая, быть политическимъ преступи икомъ значило быть луч- 
шимъ челов-Ьконъ въ государств-Ь. Такое понят1е было часто 
не бол']Ье какъ фикщя, но фикщя необходимая, спасительная. 
Теперь же время фикц1й прошло, фикц1и къ чорту, или по- 
жалуй на Западъ, намъ же русскимъ, для нашего спасешя 
необходима теперь истина полная, чистая, совершенная. Мы 
сами, воспитанные въ религюзномъ уважен1и къ политичес- 
кому несчастью, долго не решались отв'Ьчать на ваши на- 
падки на Муравьева Сибирскаго, именно потому что для 
полнаго отв']^та должны были разоблачить дв'Ь фикщи : Зава- 
лишина и Петрашевскаго. На первый разъ оставимъ Зава- 
лишина въ сторон-Ь; но посл'Ьднею выходкою своею вы пос- 
тавили такъ р-Ьзко вопросъ между генералъ - губернаторомъ 
Восточной Сибири графомъ Муравьевымъ Амурскимъ и по- 
литическимъ преступникомъ Михаиломъ Васильевичемъ Пет- 
рашевскимъ, что молчать дол-Ье, когда ложь говоритъ такъ 
громко и такъ нагло, было бы съ нашей стороны преступ- 
лен1емъ. Выборъ между Муравьевымъ Амурскимъ и Петра- 
шевскимъ, т. е. между благороднымъ челов'Ькомъ и... Пет- 
рашевскимъ, для насъ не труденъ. Мы сказали довольно 
о Муравьев*, поговоримъ теперь о г-н'Ь Петрашевскомъ. 

В-Ьроятно по той же самой причин-Ь, по которой всЬ поли- 
тическ1е преступники безусловно хвалятся въ вашемъ жур- 
нал-Ь, вы придаете вь немъ и д1>лу Петрашевскаго неестест- 
венные, громадные разм'Ьры. Въ сущности же д'Ьло было 
пустое, если что въ немъ было громадно, то это недобро- 
совестность, подлость н-Ькоторыхъ правительственныхълнцъ, 
придавшихъ ему политическое значен1е^ въ видахъ придвор- 
ной интриги п личной пользы. Министру внутреннихъ д-Ьлъ 
понадобилось отличиться въ ущербъ тайной полиц1н, для 
этого Петрагаевск1й бы.тъ превращенъ въ Брута, а кружокъ 
изъ н'Ьсколькихъ бол-Ье или менЬе иустыхъ молодыхъ людей, 
(пустыхь за исключенхемъ, можетъ быть, одной пли двухъ 
личностей) собиравшихся вокругъ него безъ ц-^ли, просто, 
чтобы покутить да поболтать обо всемъ, въ опасное тайное 
общество. Ихъ чуть было не разстр-Ьляли и сослали на к? 



— 55 — 

торжную работу въ Сибирь. Освобожденный вскор'Ь Муравь- 
евымъ, 11етрашевск1й предался своимъ любимымъ занятмъ : 
интриг'Ь да ябед'Ь, ч-Ьмъ и навлекъ на себя единодушное, 
презр'Ьнае всЬхъ иоляковъ, товарищей по заключен1ю. Вы 
можетъ быть воображаете, что ПетрашевскШ кровожадный 
революцюнеръ съ разрушительныхми замыслами; нисколько; 
въ Петербург-Ь, въ кружк'Ь своемъ, онъ постоянно проти- 
вился революцюнному направлеи1ю и всякому практическому 
лрим']^нен1ю новыхъ идей: онъ любитъ проливать не кровь 
а чернила, онъ сидитъ верхомъ на свод*]^ законовъ, и роско- 
шествуетъ въ гразныхъ и темныхъ проходахъ росс1йскаго 
законодательства. Онъ агитаторъ чернильный и готовъ пос- 
сорить братьевъ, друзей, для того только, чтобы завести 
между ними тяжбу. Онъ поражаетъ своею безсов-Ьстностью; 
наклевещетъ на васъ и. когда вы изобличите его, не крас- 
ная ни сколько, онъ скажетъ вамъ: <Ну чтожъ, это было 
необходимо по тогдашнимъ моимъ соображен1ямъ, зач-Ьмъ 
вы сердитесь, бол-Ье не буду». Честь и личное достоинство 
для него понят1я чужестранныя, къ нему худо или даже 
совсЬмъ не прививппяся. Клевета и ложь его мелкая монета, 
а неутомимость, искусство въ интриг!» доходятъ въ немъ 
просто до ген1альности. Онъ возненавид'Ьлъ Беклемишева, 
знаете ли, за что? Петрашевск1й несчастный игрокъ, безъ 
денегь и безъ уменья, выигриваеть — беретъ, проигриваетъ 
— не плотитъ, всл-Ьдствхе чего никто не хот'Ьлъ играть сь 
нимъ въ Иркутск-Ь. Разъ вечеромъ, месяца за два до не- 
счастной дуэли, онъ явился къ Беклемишеву незванныЙ и 
нежеланный, сталъ напрашиваться иа игру, съ нимъ играть 
не хот'Ьли, наконецъ уступили ему, онъ проигралъ и свои 
деньги и деньги вымоленныя имъ у присутствовавшихъ, 
ушелъ проигравшись въ пухъ, а Беклемишевъ, какъ хозяинь 
дома заплатилъ за него около 155 р. сер., которыхъ Петра- 
шевск1й ему в']Ьроятно никогда не отдастъ. Вотъ изъ такихъ 
то причинъ произошла непримиримая ненависть Петрашев- 
скаго къ Беклемишеву и товарищамъ. И ч-Ьмъ же она вы- 
разилась? Гнусною преступною клеветою. 

Въ Апр'Ьл'Ь 1859 года, въ отсутств1е Муравьева, только 

1то отправившагося внизъ по Амуру въ Китай и въ Япо- 

1ю, случилась дуэль Беклемишева съ Неклюдовымъ. Это 

тла первая дуэль въ Иркутск'^, чуть лп не въ ц'Ьлой Сибири. 



— 56 — 

Она поразила паническимъ страхомъ всЬхъ иркутянт., худо 
понимающихъ тонкую, бол-Ье западную, ч-Ьмъ русскую черту, 
отд'Ёляющую учтивое уб1йство по вс']^мъ правиламъ рацар- 
скаго поединка отъ простого и грубаго смертоубхйства. Къ 
тому жъ ни Беклемишевъ, ни его товарищъ не были любимы 
въ Иркутске. Причина жъ ихъ непопулярности заключалась 
отчасти въ нихъ самихъ, — они не р']^дко отталкивали и 
оскорбляли другихъ важничаньемъ своимъ и тщеслав1емъ, 
большею же частью въ томъ что, верные и не подкупные 
исполнители воли генералъ-губернатора, они, равно какъ и 
самъ Муравьевъ, навлекли на себя гн']^въ и негодовав1е 
вс^хъ приверженцевъ стараго порядка, а такихъ людей въ 
Иркутск-Ь, равно какъ и въ ц-клой Росс1и, легюнъ. Такимъ 
расположенхемъ умовъ ПетрашевскШ воспользовался съ ве- 
ликимъ искусствомъ и показалъ при этомъ случа*]^ зам'Ъча- 
тельный талантъ къ агитаторству. Полчаса посл-Ь дуэли, при 
которой, разум-Ьется, ни онъ ни его ир1ятели не могли при- 
сутствовать, онъ ужъ кричалъ по домамъ и по улицамъ 
объ изм'Ьнническомъ убхенш Неклюдова. Къ нему присоеди- 
нились товарищъ его Львовъ, побуждаемый одинаковыми при- 
чинами, несколько надорванныхъ учителей-недоучекъ, н-Ьс- 
Болько мелкихъ чиновниковъ, все поклонниковъ его полити- 
ческаго велич1я, да еще н'1;сколько м-Ьщанъ, товарищей по 
бил1арду. Эта шайка занялась собственно демократическою 
пропагандою. День былъ праздничный, св'Ьтло-воскресный. 
Народъ кип-^лъ нр, площади и по улицамъ, д'Ьло пошло 
удачно. Петрашевск1Й, неутомимый, неумолимый, съ яростно 
взволнованными чертами и глазами бросающими искры, съ 
афишами въ рукахъ, б'Ьгалъ въ продолжен1и ц']^лаго дня изт> 
одной улицы въ другую, везд-Ь волнуя народъ, раздавая ему 
афипп! и приглашая его на похороны Неклюдова. Не пре- 
небрегъ онъ также и гостинными, а благодаря рекомендацш 
Муравьева, онъ им'Ьлъ доступъ во всЬ; и въ гостинныхъ 
также служебное недовольств1е и зависть, оскорбленное тще- 
слав1е вм'Ьст'Ь съ оскорбленнымъ карманомъ, доставили ему 
слишкомъ много союзниковъ, такъ что къ концу перваго дня 
по дуэли девяносто девять сотыхъ голосовъ въ Иркутск*, 
слитыхъ въ одинъ голосъ электризующей д-Ьятельностхю Пет- 
рашевскаго, стали единодушно кричать противъ злод^яшя 
"^«^клемишева и товарищей; — явленхе въ высшей степепи 



— 57 — 

грустное, ибо оно доказываетъ какъ мало въ русской иуб- 
дик* самостоятельности, критическаго смысла и справедли- 
вости. Мы говоримъ въ русской публик-Ь, потому что нел'Ь- 
пая в^стЪу благодаря опять таки удивительной д'^Ьятельнрсти 
Петрашевскаго, съ быстротою молнш разнеслась по ц-Ьлой 
Россш и везд'Ь нашла ту же глупую, нел-Ьпую в'Ьру. И самъ 
«Колоколъ>, умный, благородный, спасительный Колоколъ 
не изб'Ьгъ общей участи: тронутый рукою того же Петра- 
шевскаго, онъ также зазвонилъ вздоръ и гнустную клевету. 
Е странно! никому не пришло въ голову задать себ* только 
простые два вопроса: 

Во первыхЪ; возможно ли, чтобъ Н']^СКОЛЬКО молодыхъ 
людей, порядочныхъ, воспитанныхъ, и прежде всего моло- 
дыхъ, сл-Ьдовательно еш.е мало испорченныхъ русскою 
жизшю, спасаемымъ отъ общей русской порчи ужъ однимъ 
живымъ течен1емъ крови, возможно ли что бы, не подвер- 
гаясь сами ни мал-Ьйшей опасности, они, пренебрегши и 
честью и совестью и даже удобнымъ случаемъ безвредно 
хвастнуть молодечествомъ, стали предлагать смертельно ос- 
корбленному товарищу зам'Ьнить дуэль, благородную и необ- 
ходимую, подлымъ, холоднымъ изм-Ьнническимъ убхйствомъ? 
Зам-Ьтьте, что мы беремъ зд-Ьсь худшее предположенхе, го- 
воря о молодыхъ людяхъ съ самимъ пустымъ содержанхемъ, 
только св'Ьтски воспитанныхъ, и ув'Ьряемъ васъ, что Ан- 
венковъ и Молчановъ, секунданты Беклемишева и Неклю- 
дова, не только св-Ьтски-образованные, но и действительно 
благородные и честные люди. 

А во вторыхъ, предцоложивъ даже, что Анненковъ и 
Молчановъ такъ испорчены, что могли согласиться на под- 
лое преступлете въ пользу товарища, ч'Ьмъ же могъ возна- 
градить ихъ Беклемишевъ за страшную опасность, которой 
подвергались они въ случа'Ь открыт1я ихъ гнусной сделки, 
«крыть которую было бы такъ трудно, почти невозможно, 
а подвергались они, не говоря ужъ о публичномъ презр-Ьихи, 
лишен1ю правъ состоян1я да каторжной работ*. О предан- 
ности и самоотвержен1и говорить тутъ не кстати ; подлецы 
не жертвуютъ собою; Беклемишевъ же не богатъ, не зна- 
тенъ, и не силенъ. Что жъ разв']^ они дураки? Но ни Пет- 
рашевск1й, ни «Колоколъ» въ пд1отств'Ь ихъ не обвиняютъ. 
Г; ясно ли, что обвпнен1е нел'Ьпо, а вм'Ьст'Ь съ т^мъ и 



— 58 — 

преступно, — и эту нел-Ьпость, злостно распространенную 
Петрашевскнмъ, повторили послушно за нимъ весь Иркутсвъ, 
ц'1^лая Росс1Я, самъ «Колоколъ»! Вогь вамъ и русская публика. 
При этомъ раждается вопросъ: при нашихъ законахъ, 
при изв^стныхъ вс^ыъ порядкахъ, гд*]^ взялъ безправный и 
беззащитный поссленецъ 11етрашевск1й столько силы чтобы 
взволновать ц'Ьлый Иркутскъ? Отв-Ьтъ на этотъ вопросъ бу- 
детъ служить вм'Ьст'Ь отв-Ьтомь и на печатную клевету про- 
тивъ тирана Муравьева. Муравьева въ Иркутске; не было; 
при немъ, разумеется, грязный агитаторъ не см^лъ бы и 
пикнуть, но въ отсутств1и его онъ былъ всемогущимъ и могъ 
безнаказанно шум']^ть и клеветать, потому что никто 
кром']^ сама г о Муравьева не им']Ьлъ надъ нимъ 
власти, — такъ высоко поставлены всЬ политическге 
преступники тараномъ Сибирскимъ. Къ тому жъ Петрашев- 
скШ ум-Ьлъ обезпечить за собою еню и другую поддержку: 
онъ сд'Ьлался кореспондентомъ 3-го отд*лен1я, столы кото- 
раго, говорятъ, завалены доносами Петрашевскаго и Зава- 
лишина. — Не пренебрегая нич-^мъ, онъ искалъ опоры въ 
крупномъ и мелкомъ чиновничеств'Ь, даже въ попахъ, равно 
какъ и въ синемъ мундир-]^. Опираясь такимъ образомъ, съ 
одной стороны на мнимое сочувствхе Муравьева, который 
съ в'Ьдома всЬхъ принимал! его съ почетомъ еще наканув']^ 
своего отъ-Ьзда, съ другой же на множество тайныхъ и яв- 
ныхъ недоброжелателей Муравьева, запугивая однихъ гене- 
ралъ-губернаторомъ, другихъ жандармами, третьихъ Колоко- 
ломъ, Петрашевскхй безнаказанно и безпрепятственно буше- 
валъ въ Иркутске ц^лое л-Ьто, ц'Ьлую осень, почти ползимы, 
до самаго возвращен1я Муравьева въ Январ*]^ 1860 года. 
Онъ не довольствовался ни крикомъ, ни клеветами, ни си* 
стематическимъ распространен1емъ нел']^пыхъ и гнусныхъ 
в11стей, ни доносами въ 3-ье отд^ленхе да въ <Колоколъ>, 
н'Ьгъ, онъ то именемъ Муравьева, то именемъ Тимашева, 
и наконецъ еще именемъ какого то генералъ-адьютанта, воз- 
в']^щеннаго ему будто бы изъ Петербурга, старался застра- 
щать следственную комисс1ю наряженную по д^лу дуэли ; 
подсылалъ въ нее лже-свид-Ьтелей. Потомъ съ помощью друга 
и союзника своего, советника губернскаго суда Ольдекопа^ 
личнаго врага Беклемиптева, до такой степени запугал ъ> 
несчастныхъ и во всЬхъ отногаен1яхъ нпчтожныхъ членов ► 



— 59 — 

окружного суда, что т-Ь, сбитые съ толку, произнесли пз- 
в-Ьстное вамъ злостно нел-Ьпое р-Ьтенхе, которымъ, приз|1авая 
съ одной стороны, что юридическихъ доказательствъ не 
нашлось ни противъ Беклемишева, ни противъ двухъ секун- 
дантовъ, тЬжъ не мен'Ъе присуди лъ ихъ, на основан1и обш,аго 
говора, какъ убхйцъ къ литен1ю правъ состояя1я и къ ка- 
торжной рабог11. Такимъ же образомъ старался онъ дейст- 
вовать и на губернск1й судъ, и все это д-Ьлалъ онъ не 
скрытно, — въ этомъ его единственное достоинство, — онъ 
терроризнровалъ цЬлый городъ, все губернское и городское 
начальство, — въ этомъ ихъ стыдъ, — врывался въ присут- 
ственныя м-Ьста, грозилъ сов-Ьтникамъ главнаго управлен1я, 
какъ н'Ькогда Петръ Велик1Й въ Сенате, Палкою, и передъ 
самимь зерцаломъ, стращалъ ихъ то Муравьевымъ, то си- 
нимъ мундиромъ, то таинственнымъ генералъ-адьютантомъ 
пзъ Петербурга, то <Колоколомъ>. 

Прошло полъ л']Ьта, Петрашевск1й называлъ себя еще при- 
верженцемъ Муравьева, гремя единственно противъ моло- 
дыхъ людей, будто бы компрометирующихъ генералъ-губер- 
натора. Но вотъ пришли в-Ьсти съ Амура. Муравьевъ ясно 
выразилъ свое негодованхе противъ Петрашевскаго, вел-Ьлъ 
напомнить ему его невыгодное политическое положеше и 
совЪтовалъ ему замолчать. Вм'Ьст'Ь съ т'Ьмъ, оставаясь в-Ьр- 
нымъ систем'Ь, принятой имъ разъ на всегда въ отногаен1и 
къ политическимъ преступникамъ, онъ писалъ къ иркутскому 
начальству: «какъ ни прискорбны д'Ьйств1я Петрашевскаго, 
я желаю, чтобъ они остались для него безъ посл'}5Дств1й». — 
Съ гЬхъ поръ Петрашевскхй сталъ отьявленнымъ врагомъ 
Муравьева и слилъ свою злость съ бол-Ье старинною злобою 
Завалпшина, съ которымъ вступилъ съ т'Ьхъ поръ въ дру- 
жескую переписку. - - Наконецъ Муравьевъ возвратился. 

Терп'Ьть д-Ьйствхя Петрашевскаго онъ не могъ, ни какъ 
генералъ-губернаторъ, ни какъ благородный челов-Ькъ; что жь 
онъ сд*лалъ? Онъ отказалъ Петрап1евскому отъ дома, отр-Ь- 
шилъ товарища его Львова отъ м']Ьста, занимаемаго имъ В7> 
главномъ управлсн1и, и вел-^лъ сказать имъ обоимъ, что, если 
они не перестанутъ неистовствовать, онъ будетъ вынужденъ 
выслать ихъ пзъ Иркутска. Что жъ тутъ жестокого и ти- 
I нического п можно ли было поступить мягче? 

^ьвовъ и Петрашевск1й, какъ политическ1е преступники, 



1 



— 60 — 

скажете вы, заслуживали вслваго уважен1я и снисхождепхя. 
Но если политическШ преступникъ украдетъ, разв']Ь онъ 6у- 
детъ не воръ, не уб1йцей, если онъ убьетъ кого, не мерзав- 
цемъ п не подлецомъ, если онъ над-Ьлаетъ мерзостей? Не- 
ужели кто нибудь въ мхр']^, царь ли онъ или политическхй 
преступникъ, иожетъ безнаказанно творить мерзости, и съ 
которыхъ поръ мерзавецъ, носящ1Й недостойнымъ образонъ 
имя иолитическаго преступника, сд1}лался святымъ и непри- 
косновеннымъ? Гд'Ь-жъ справедливость и логика? Какъ бла^ 
городный челов'Ькъ и какъ правосудный генералъ-губерна- 
торъ, Муравьевъ долженъ былъ положить конецъ проискамъ 
и беззакошямъ Петрашевскаго. Бы спрашиваете, зач1>мъ онъ 
не представилъ его къ переселен1ю въ Западную Сибирь или 
на Кавказъ. Но, во первыхъ, так1я представлен1я р']^дко 
удаются, ибо переселенхе въ Западную Сибирь считается 
милостш, хотя и совершенно напрасно: для политическихъ 
преступи и ковъ жизнь въ Босточной Сибири несравненно 
легче и привольн']Ье ч-^мъ въ Западной, гдЬ они до сихъ 
поръ подвергаются безчисленнымъ ут'Ьсненхямъ и оскорбле- 
н1ямъ, такъ что въ посл']^днее время мног1е поляки пере- 
просились въ Босточ. Сибирь, гд^^ они находятъ и бол']^е 
уважен1я, свободы и гораздо бол']Ье надежды возвратиться 
на родину. — И такъ, по вашему, человека, такъ много 
напакостившаго, и писавшаго доносы на Муравьева, Му- 
равьевъ долженъ бы былъ или представить къ милости, — 
но тогда гд* жъ бы были разумъ и правосудхе? — или дол- 
женъ былъ объяснить петербургскому правительству причины, 
побудивгахя его просить объ удален1и Петрашевскаго изъ Ир- 
кутска, т. е. сделать неисправимое зло самому Петрашевскому. 
Оставалось еще третье : предать его суду за громкую и очевид- 
ную противузаконность его посту пковъ, что повлекло бы за 
собой неминуемо наказаще Петрашевскаго плетьми; потону 
что по русскимъ законамъ поселенецъ подвергается плетямъ 
и за меньшая преступлешя. Для того чтобы спасти 
Петрашевскаго отъ его собственнаго безу- 
мия и отъ иосл^Ьдствхй его безумныхъ посту п- 
ковъ, Муравьеву ничего бол']Ье не оставалось 
д'Ьлать, какъ выслать его изъ Иркутска; — а 
въ доказательство, что имъ руководила не злость и не мел- 
кая мстительность, зам']Ьтимъ только, что если бъ онъ хо- 



^ 



— 61 — 

т^лъ сд^Ьлать зло Петрашевскому, то онъ послалъ бы его 
также легко въ Туруханскъ, или въ Якутскую область, или 
въ Баргузинъ за Байкалонъ, а не въ благодатный Минусин- 
скШ край, одинъ изъ центровъ золотопромышленности, на 
границ*]^ Западной Сибири. 

Во все время иребыван1я Муравьева въ Иркутск']^, Пет- 
рашевскато не было слышно, онъ присмир']Ьлъ. Съ Муравье- 
вымъ шутить неудобно : трудно найти челов']^ка благородн']^е 
великодушн']Ье, но при всей доброт*]^ онъ левъ, а львиный 
гв']Ьвъ вызывать опасно. Въ Петрашевскомъ много дерзости, 
но не храбрости^ — интрига р']^дко бываетъ мужественна, 
и храбрость не есть А'^ло законниковъ. 11етрашевск1й зналъ 
Муравьева, а потому и молчалъ. Обманутый атимъ молча- 
шемъ, Муравьевъ, уЬзжая въ Петербургъ, просилъ генерала 
Корсакова, которому передалъ на время управлен1е Восточ- 
ною Сибирью, оставить Петрашевскаго въ поко']^, пока онъ 
самъ не нарутитъ иокоя. Но едва лишь только левъ скылся, 
какъ волкъ-Петрашевсшй, ставш1й было овечкой, вновь об- 
ратился въ дикаго волка; едва прошла нед']Ьля по отъ']^зд']^ 
Муравьева, какъ онъ ворвался съ старыми угрозами въ два 
прпсутственныя м']^ста, требуя въ одномъ неправильно де- 
негъ, въ другомъ объяснен1я причинъ удаленхя его товарища 
Львова изъ главнаго управлен1я, и наконецъ подалъ въ гу- 
барнск1й судъ ябеднически пасквильную просьбу по золото- 
промышленному Д'Ьлу, по которому онъ Д']Ьйствовалъ какъ 
дов'Ьренный: въ этой просьб* требовалъ онъ отвода помощ- 
ника председателя губернскаго суда Молчанова, якобы при- 
частнаго въ смертоубхйств-Ь, — въ то время какъ губернск1й 
судъ р']^шен1емъ своимъ призналъ ужъ правильность дуэли, 
— и по поводу какихъ то 20.000 руб. будтобы сл-Ьдуемыхъ 
отъ некоего золотопромышленника его доверителю, съум^лъ 
письменно, офпц1ально приплесть всю беклемишевскую исто- 
рш, перебрать и перебранить Беклемишева съ товарищами, 
и въ сотый разъ повторить нелепую, гнусную, пмъ же са- 
мнмъ сознательно созданную клевету. Генералъ Корсаковъ 
пригласилъ къ себе Петрашевскаго, желая въ последц1й разъ 
попробовать надъ нимъ меры кротости и убежден1я; онъ 
старался его урезонить, но ПетрашевскШ, не слушая ничего, 
сталъ грозить ему «Колоколомъ». Тогда, скрепя сердце, на- 
естникъ генералъ-губе'рнатора, въ псполнен1е воли Муравь- 



— 62 — 

ева, сослалъ Петрашевскаго въ Минусинскхй округь. Для 
того чтобы дать вамъ посл-Ьдяее доказательство долготерие- 
лнвости Муравьева, ирибавимъ, что ПетрашевсБШ прожи- 
валъ до сихъ поръ въ самомь город'Ь Минусинск']^, н что 
около месяца тому назадъ, сл'Ьдовательно гораздо прежде 
появленья вате[| фплппппкп протпвь тиранства Спбирскаго 
Муравьева, онъ дозволнлъ Петрашевскому жить въ губерн- 
свомъ город'Ь Красноярск-^. 

Кажется прибавлять нечего. Вы можете быть обмануты, 
но обманывать не станете и не откажете въ должномъ удов- 
летвореши благородному Муравьеву- Амурскому; а вм-Ьст-Ь 
съ т^Ьмъ вероятно также согласитесь съ нами, что для оп- 
равданы Петрашевскаго остается только одно средство : объ- 
явить его безумнымъ. 

И въ самомъ д'Ьл']Ь, въ посл']Ьдн1е годы, близк1е люди не 
р11Дко зам-Ьчали въ немъ вс1» признаки сумашеств1я. 

МихАИЛъ Бакунинъ. 
1-го Декабря 1860 года, 
г. Иркутскъ. 



«Отв'Ьтъ» этотъ, какъ и напечатанное выше письмо, сочн- 
ненъ, по поводу зам'Ьтокъ въ «Колокол'Ь» о Муравьев* Цб-го 
Лнв. 1859 г. 1 Аир. 1860 г.; см. также приложена «Подъ судъ!» 
№ 2) особенно второй зам-Ьтки «Тиранство Спбирскаго Му- 
равьева» (о высылк'Ь Петрашевскаго въ Красноярскъ). Йа 
«Отв-Ьт-Ь» чьей то рукою написано: «Статья эта прислана мн* 
для передачи. Это и есть единственная причина, почему 
я ее посылаю. Въ ц'Ьломъ и въ частяхъ это — компиляц1я бли- 
зорукая и пристрастная, которая никогда не должна увид'Ьть 
печатнаго станка». 

И д'Ьйствительно, — статья эта не была напечатана въ «Ко- 
локол'Ь». Но тамъ пом'Ьщены были статьи въ защиту 1Муравь- 
ева: въ «Подъ Судъ!» Л1'Л1! 6—7 (по поводу дуэли Беклемише- 
ва) и большая статья съ документами: «Императорск1Й каби- 
нетъ и гр. Муравьевъ Амур(;к1Й», въ 87—88 Л2Л1:, 15 Дек. 1860, 
(значптъ, раньше получе)11я въ Лондон'^ «Отв-Ьта» Бакунина) 
съ прим11чан1емъ редакц1П, обращавшемъ на нее внимаше Го- 
сударя. 



^ 



г 



— нз 



ш. 



8 декабря 1860. Иркутскъ. 



Другъ Герцепъ. — Записка твоя застала меня, когда я 
кончалъ прилагаемый отв^тъ въ ^Колоколъ». Говорить о 
моей глубокой, тревожной радости при вид-Ь твоего дра- 
гоц^ннаго почерка было бы лишнимъ. Но она ободрила 
меня ен^е и въ другомъ отношен1и, возбудя во мн*]^ на- 
дежду, чт(» слова мои найдутъ въ теб-Ь в^]:у. Это мое 
третье письмо къ теб^; первое, по крайней м-Ьр* въ 20 
листовъ, до тебя не дошло, второе листовъ въ 12 взялъ 
съ собой твой знакомый ***** тому назадъ три педали. 
Надеюсь, что оно дойдетъ до тебя, если не прежде, то 
по крайней м^р-Ь вм-ЬстЬ съ этимъ; оно не конченно, но 
коиецъ пришлю скоро, благо нашелъ доро1^у к ь теб^. Вс* 
три письма им1Ьютъ главнымъ предметомъ Муравьева Амур- 
скаго, па котораго ты съ п^котораго времени, по какому 
то странному ослЬплен1Ю, сталъ нападать жестоко и не- 
справедливо. А между т^Ьмъ, не говоря уже о томъ, что 
твои нападен1я лишены всякаго основан1я и совершенно 
противны истине, — Муравьевъ, повторяю теб-Ь въ третш 
разъ. единственный челов^къ, между вс^ми пользующимися 
силою и властью въ Россш, котораго безъ мал-Ьйшей 
натяжки и въ пол номъ смысле этого слова, мы можемъ 
и должны безусловно назвать нашимъ. Онъ нашъ по 
чувствамъ, по мыслямъ, по вс^мъ прошедшимъ д^ламъ, 
по стремлен1ямъ, желашямъ и твердымъ нам'ЬрвН1Ямъ. Ка- 
кимъ же образомъ ты не узналъ его, в*дь право стыдно. 
Герценъ. — Еслибъ ты зпал1>, как ь любитъ онъ «Коло- 
колъ» и какъ прискорбенъ ему всяюй промахъ, компро 
Метирующш его, какъ симпатично уважаетъ тебя, и какъ 
ему горько было услышать твои незаслуженпыя обвине- 
Н1Я клеветы, раздавш1яся именно въ то время, когда 
возстала противъ пего со вс^хъ сторонъ зависть и подлая 
и трига подъ предводительствомъ нашего РЫИрре Е^аИ!^, 



— 64 — 

самого Вел. Ее1. Константина Николаевича. «Своя своихъ 
не познаша> — вотъ его слова о теб4. — Теперь онъ остав- 
ляетъ Сибирь и службу, Ьдетъ за-границу и не11рев1^^нно 
хочетъ увидаться съ тобою, ты познакомишься съ нимъ 
и скажешь, что это челов'^&къ полный во вс^хъ отноше- 
Н1яхъ — и сердцемъ и умсмъ и характеромъ и эперпею. 
— Онъ крепко нашъ и лучшш и сильн^йш и изъ насъ — 
въ немь будущность Росс1И. Онъ решился оставить на 
время службу, не смотря на то, что ему хотятъ предло- 
жить Министерство Внутреннихъ д^ъ. Онъ твердо ре- 
шился не принимать ничего, пока не изм1^нится радикально 
правительственная система, пока не прхймется его про- 
грамма. Программа же, въ немногихъ словахъ, сл^^дую- 
щая: 1, Полное и безусловное освобождепхе крестьянъ съ 
землею. 2. Публичное судопроизводство съ судомъ при- 
сяжныхъ и подчинеше последнему вс^хъ служебныхъ чи- 
иовъ по административнымъ гр^хамъ, отъ малаго до ве- 
ликаго. 3. Образован1е народа на самыхъ широкихъ осио- 
ван1яхъ. 4. Народное самоунравленхе, съ уничтожешемъ 
бюрократ1и и съ возможною децентрализащею Росс1и, а 
въ Петербург* не конституцхя и не парламентъ, а же- 
лезная диктатура, въ видахъ освобожден1Я Славянъ, начи- 
ная съ возсоединенной Польши, и борьбы на смерть съ 
Австр1ею и съ Турцхею. — Вотъ вся программа серьез- 
наго государственнаго человека, доказавшаго, что онъ ум^- 
егъ исполнять свои замыслы. — Я отвечаю вамъ за ис- 
кренность Муравьева, потому что знаю его какъ своего 
лучшаго друга. Каково же мп4, вашему другу, другу ва- 
шего «Колокола», честь и влхяше котораго въ Росс1и, по- 
верьте, мне не менее дороги, чемъ вамъ самимъ, — ви- 
деть, какъ обманутые, ослепленные, вы проповедуете ложь 
и клевету, нападая на единстве пнаго человека между всеми 
въ Росе1и, стоющаго, чтобъ мы стояли за него горою ! — 
Теперь послушай, Герценъ, — если ты мне поверишь, въ 
такомъ случае не печатай моего ответа въ «Колоколъ>; 
ты съумеешь и безъ него дать Муравьеву полное удов- 
летворен1е, такъ какъ именно т ы долженъ дать такому 
человеку, какъ Муравьевъ, запв гёисепсез е1 вапз ё^ШVО- 
^ие8, соблюдая при томъ осторожность, чтобъ не слиш- 
комъ компрометировать его передъ правительствомъ ; — 



I 

^ 



— 65 — 

но если ты не поваришь мн^^ или поваришь только въ по- 
ловину, такъ что въ душ^ твоей будутъ оставаться со- 
мн^шя, тогда, именемгь всего что насъ связывало и свд- 
зываетъ, я требую отъ тебя, чтобъ ты напечаталъ без']^ 
выпусков'ь весь мой отв^тъ, и если это покажется не- 
обходимым!), пожалуй, хоть и за моей подписью. Есть 
случаи, когда осторожность и всЪ друг1я соображен1я дол- 
жны идти кть чортз^ Напечатан1е ответа моего будетъ со 
пряжено, я знаю, съ большими неудобствами. Во первыхъ 
оно можетъ еще на несколько л^тъ приковать меня къ 
Сибири ; во вторыхъ преждевременно компрометируетъ Му- 
равьева передъ правительствомъ, — и насъ вс*хъ въ лиц'6 
Петрашевскаго передъ русскою публикою ; наконецъ, сильно 
компрометуруетъ «Колоколъ», такъ грубо, такъ нелепо, 
такъ самоубшственно ошибающ1Йся. — А все таки я тре- 
бую напечатан1Я, если въ своем ъ сердц']^ и въ своемъ ум^ 
ты не найдешь другого средства дать Муравьеву полное 
удовлетворен1е ; во всякомъ д^л^, какъ въ д^л^ чести, 
одинъ поступокъ той или другой стороны ведетъ за собою 
необходимо непр1ятныя, часто тяжелыя посл^дств1я для 
об^ихъ сторонъ, но отъ этихъ посл4дствш ни та, ни дру- 
гая сторона не им^ютъ права отказаться. Ты напечаталъ 
нападеше. печатай же и отв^тъ, или сознайся громко, что 
ты былъ подло обманутъ и непростительнымъ образомъ 
ошибся. — Ботъ чего я жду отъ твоей справедливости, 
отъ твоего благородства, наконецъ, отъ твоей преданности 
общему д^лу. Ты нашъ судья, Герценъ, это правда, но 
вм4ст4 съ т4мъ вспомни, что и мы твои судьи ; между 
нами солидарность взаимной ответственности» которой ни 
ты, ни мы разорвать не можемъ. — Но довольно объ этомъ 
частномъ случае, поговоримъ вообще о положепш «Коло- 
кола». Со всЬхъ сторонъ слышно, что въ последнее время 
<Колоколъ» много утратилъ влтянзя. Одна изъ прнчинъ 
такого падеи1я заключается безъ сомн4н1Я въ ложныхъ 
корреспонденц1яхъ ; двухъ, трехъ такихъ промаховъ, какъ 
въ отношен1и Муравьева и Вое. Сибири, достаточно, чтобъ 
убить ваше издан1е. ^- Вы должны соблюдать большую 
осторожность въ выборе вашихъ корреспондентовъ. Гово- 
рятъ, что Росс1я оттаиваетъ, но подъ льдомъ всегда много 
] чоза, а навозъ воняетъ. — Вполне русская жизнь, вполне 

5 



— 66 — 

русск1Я мелк1я интриги и страсти, вполн'Ь редкая воиючая 
грязь, — отстой нрдлыхъ иитересовъ и мелкаго, но неу- 
мол имаго Т1цеслав1я — пошлость, зависть, ненависть, пус 
тота и сухость мертваго сердца и великодушныя Фразы, 
— мелк1Я д'Ьла и громкая слова, — воо это теперь про- 
сится наружу, и такъ какъ другого свободиаго органа, 
кром^^ вашего, до сихъ поръ еще п^тъ, все это стремится 
въ «Колоколъ>, — а скрыться подъ маскою либерализма 
и демократизма нын^ не мудрен но, — кто не знакомъ съ 
благородными словами и Фразами ! Они стали такъ дешевы, 
такъ безопасны и безвредны, такъ часто кстати и некстати 
слышатся во вс4хъ углахъ, даже въ Сибири, что право 
произносить ихъ самому какъ-то становится стыдно. Ка- 
зенный либерализмъ, казенный демократизмъ, все слова, 
слова, да слова, а за ними такая гнусная, мелочная д^пс- 
твйтельность, что становится тошно : слова въ Росс1и дЬяс- 
твуют'ь на меня какъ рвотное, — ч^&мъ ЭФектн^Ье и силь- 
н-Ье, т-Ьмъ тошн-Ье. — В-Ьрить должно только тому, въ комъ 
есть залогъ, что слово у него перейдетъ въ д^ло : въ отно 
шен1и же другихъ я посту пилъ бы такъ : ч^мъ краон^^е 
кто сказалъ слово, т^мъ выше построилъ бы я для него 
вис^ицу. Мно1'1е ля изъ вашихъ корреспондентовъ спо- 
собны, ГОТОВЬ! къ благородному д*лу, къ которому, ка- 
жется, обязываютъ ихъ великодушныя Фразы, — а вы ихъ 
слушаете. — Вы взяли на себя трудную, почти неиспол- 
нимую обязанность : въ Лондоне судить лица, действующая 
въ Росс1'и. Пока д-Ьйствовали все люди вамъ знакомые, вре- 
менъ Николаевскихъ, Клейнмихели, Орловы, Закревск1е, 
Панины е1;е. е1;с. — вамъ было легко, но теперь высту- 
паютъ на арену люди, вамъ очень мало или совс1Ьмъ пс- 
изв^^стные. Вы Д()лжны ихъ судить по данным ь, прислач- 
нымъ вамъ изъ Россш. Кто вамъ поручится за в4рно«ть 
данныхъ ? Но должны ли же вы им^ть н'Ёсколько едино- 
мыслящих ь людей въ Росс1и, знающихъ край и одарол- 
ныхъ практическимъ талантомъ и смысломъ, въ добросо- 
в-Ьстности и въ справедливости которыхъ вы были бы уве- 
рены, какъ въ своихъ собствениыхь и которые бы п^ю- 
вЬряли и укр-Ьпляли своим ь свид^^тельством ь всЪ изв^стш 
вам ь посылаемыя ? Иначе вы будете всегда обмануты и 
потеряете всякую силу въ Росс1и. — А такихъ людей 



^ 



— 67 — 

в^дь не легко найти между пишущей братьею, даже между 
остатками нашихъ бывшихъ кружковъ — большая часть 
изъ ИЕХъ окочен^^ли, помертвели и живутъ, и д-Ьйствуютт. 
в болтаютъ, какъ мертвые между мертвыми. 

Странное явлеше нредставляетъ нын'Ь русская публич- 
ная жизнь, оФнщальная и не оФищальная I Это царство 
т-Ьней, въ которомъ подоб1Я живыхъ людей двигаются, 
говорятъ, кажется, мыслятъ и дМствуютъ, а между т^мъ 
не живутъ ; есть въ нихъ риторика всЬхъ страстей, н^тъ 
страсти; нЪтъ действительности, ни общаго преобладаго- 
щаго характера, ни характеровъ. Все литература, писанхе, 
дк болтан1е, а ни капли жизни и д^ла — н^тъ ни къ чему 
дЬйствительпаго интереса. — И говорить даже ни съ к^мъ 
не хочется, потому что напередъ знаешь, что изъ словъ 
не выйдетъ д^ла. Литературе теперь лаФа, это ея царс- 
тво. Панаевы торжествуютъ и пишущая братья бьетъ себя 
страстно въ пустую грудь, а грудь издаетъ громкш звонъ, 
потому что въ ней н^тъ сердца ; въ головахъ полирован- 
ные засушники съ готовыми категорхями и словами, а не 
живой производительный мозгъ; въ мышцахъ н^тъ силы, 
а въ жилахъ н'Ьтъ крови - все т-Ьни, красноречивыя, пус- 
тозвонныя т^ни, и самъ между ними становишься т-Ьнью. 
Они ведутъ теперь мелочную торговлю съ помощью пе- 
большаго капитала, собраннаго Станкевичемъ, Белинскимъ, 
тобою, Грановскимъ, они спятъ, бредятъ въ слухъ, раз- 
махивая руками, и только тогда пробуждаются къ чувству 
действительности, когда затронуто ихъ лицо, ихъ тщесла- 
В1е, единственная действительная страсть между такъ на- 
зываемыми людьми порядочными, точно также какъ кар- 
манная страсть исключительно преобладаетъ во всехъ про- 
чихъ слояхъ русской публики. Огъ теней ли ждать 
чудесъ? А между темъ Росс1я можетъ быть спасена 
только чудесами ума, страсти, да воли. — Я ничего не 
жду отъ известныхъ въ литературе именъ, верю же въ 
спящую силу народа, верю въ среднее сословхе. — не въ 
купечество, оно гнилее даже дворянства, — но въ Факти- 
ческое, оФишально не признанное среднее сословхе, обра- 
зующееся постоянно изъ отпускныхъ людей, прикащиковъ, 
мещанъ, поповскихъ детей — въ пихъ сохранились еще 
и руссшй сметливый умъ, и русская удалая предпр1имчи- 



— 68 — 

вость; в^рю также, что въ самомъ дворянскомъ сослов1и 
кроется много *) 

. . : . наполненный тщеславнымъ саягообольщетем'Б. 
Странное зрелище представляетъ нын^^ русская публич- 
ная жизнь, 0Фиц1'альная и неоФицгальная ! — При Николай 
можно было предположить, что она заключаетъ въ себ* 
много невыясненныхъ тайнъ, много сдержанныхъ^ спер- 
тыхъ силъ. — Теперь она открыта и чтожъ мы видимъ ? 
Это царство т^ней, въ которомъ подобтя живыхъ людей 
говорятъ, двигаются, кажетс'я, мыслятъ и дййствуютъ, а 
между т^мъ не живутъ. Есть въ нихъ риторика вс^хъ 
страстей, н4тъ страсти — п^тъ действительности, н^тъ 
ИИ характера, ни характеровъ. Бее литература, многопи- 
еан1е, многоболтанхе, но ни капли жизни и д^а. Н^тъ ни 
къ чему дййствительнаго интереса, кром* къ себе, — такъ 
что и самъ между ними становишься т^нью, и даже го- 
ворить ни съ кЪмъ не хочется, потому что чувствуешь, 
что никому пЪтъ ни до чего д^ла, и знаешь напередъ, 
что изъ словъ никогда не выйдетъ д^ла. Литературе те- 
перь лаФа, это ея царство. Панаевы торжествуютъ и пи- 
шущая братья бьетъ себя страстно въ пустую грудь и 
грудь издаегъ громюе звуки, потому что въ ней н^тъ 
сердца. Въ головахъ полированные засушники, съ гото- 
выми категор1Ями и словами, а не живой производитель- 
ный мозгъ ; н^тъ силы въ мышцахъ, н^тъ крови въ жи- 
лахъ — все т-Ьни, краснор^чивыя, пустословныя т^ни. Те- 
перь они ведутъ мелочную торговлю съ помощью неболь- 
шого капитала собраинаго Белинскимъ, тобою, Гранов- 
скимъ, они спятъ, бредятъ яъ слухъ, размахивая руками, 
и только тогда пробуждаются къ чувству действитель- 
ности, когда затронуто ихъ лицо, ихъ тщеслав1е, — един- 
ственная действительная страсть между людьми, называю- 
щимися порядочными, точно также какъ карманная страсть 
преобладаетъ во всехъ прочихъ слояхъ руссной публики. 
— Отъ теней ли ждать чудесъ ? — А между темъ Россия 



*) На этихъ словахъ оканчивается первый лисгъ письма. Зат^нъ 
второй, другого формата но нумерованный — 2 начинается, какъ на- 
печатано далее, — представляя въ начале варьянтъ окончашя оер- 
ваго листа. М. Др. 



^ 



— 69 — 

можетъ быть спасена только чудесами ума, страсти, воли. 
— Страшна будетъ русская рвволюц1Я, а между т-^мъ по 
неволе ее призываешь, ибо она одна въ состоянхи будетъ 
пробудить касъ изъ этой гибельной летаргхи къ д-Ьйстви- 
тельнымъ страстямъ и къ д^йствительпымъ интересамъ. 
Она вызоветъ и создастъ, можетъ быть, живыхъ людей, 
большая же часть нын^шнихъ изв^стныхъ людей годна 
только подъ топоръ. Таково мое уб4жден1е. Я спрашиваю 
даже: много ли уц-Ьл^о изъ нашихъ? Д^&ятельность утом- 
ляетъ, сжигаетъ людей, но русская обыденная пошлость 
ихъ стираетъ и стаптываетъ. — Тургеневъ, Кавелинъ. 
Коршъ живые ли люди? — Вашихъ прочихъ друзей и 
знакомыхъ я не знаю, жизнь сохранилась ли въ нихъ? 
Мн4 об^щаютъ что въ нын^^шнюю весну я получу поз- 
волен1е 4хать въ Росс1ю; буду искать людей, для меня 
это интересъ первостепенный. — Зд^сь, кром^ Муравьева, 
я узналъ еще одного человека, это молодого генерала 
Николая Павловича Игнатьева, сына Санктъ - Петербург- 
* скаго генералъ губернатора, и если я не ошибаюсь, тво- 
его знакомаго, Герценъ. Онъ возвращается теперь изъ 
■ Китая, гд4 онъ над']^лалъ чудесъ. Съ 19 казаками, въ ви- 
ду англшскаго и Французскаго посланниковъ лорда Ёль- 
гина и барона Сгго8, съ ихъ арм1ями, онъ съум']^лъ сыграть 
самую блистательную, первую роль и извлечь для Росс1и 
навбольш!я выгоды, несравненно больш1я, ч1>мъ сами Фран- 
цузы и англичане. О трактате имъ заключен номъ вы уз- 
наете изъ газетъ, но о чемъ не услышите — это о без- 
гфим^^рномъ варварств^^ англ1Йскихъ, особливо же Фран- 
цузскихъ войскъ въ КитаЪ. Первые довольствовались боль-, 
шею част1ю грабежомъ и состоятъ при томъ по преиму- 
ществу изъ сипайевъ, — но вторые, чистые Ф}»анцузы, по 
всей дороге до Пекина насиловали женщинъ и потомъ 
топили, убивали ихъ, огр']^зывали у нихъ ноги. — Этимъ 
воспользовались русская см^Ьтливость и русская дисцип- 
лина ; во глав'§ 19 казаковъ, Игнатьевъ явился какъ спа- 
ситель Китай — и теперь мы стали ужъ совершенно кр1Ьп- 
кою ногою на Тихомъ океане. — Но возвратимся къ Иг- 
натьеву ; это челов-Ькъ молодой, л^тъ тридцати, всюлнЪ 
си [патичный и по высказываемымъ мыслямъ и чувствамъ, 
по "сему существу своему, см^&лый. р^Ьшительный энер- 

I 



-- 70 — 

гичвый и въ высшей степени способный. — Онъ честолю" 
бивъ, но благородно-горячш патр1отъ, требующш въ Рос* 
с1и реФормъ демократическихъ и со - внЪ политики сла- 
вянской, однимъ словомъ — съ легки1>1и различ'ями того 
же, чего требуетъ Муравьевъ. — Они сошлись и будутъ 
действовать за одно. — Вотъ съ такими то людьми не 
ХУДО бы вамъ было войти въ постояиныя сиошен1я, — оии 
не резонерствуютъ, мало пишутъ, но за то много .знаютъ 
и, редкая вещь въ Росс1и, много д-благотъ. *) — Теперь, 
что скажу вамъ о себЬ, друзья ? — 

Я намёренъ вскоре послать вамъ подробный жур11алъ 
моихъ Га11;8 еЬ §е81;е8 со времени нашей последней разлуки 
въ Ауепие Маг1§пу, а теперь скажу только несколько словъ 
о своемъ настоящемъ положенш. Просид^въ годъ въ Сак- 
сонш, сначала въ Дрездене, потомъ въ Кбш§81;ет, около 
1^ода въ Праге, около пяти м^сяцевъ въ Ольмюце, все въ 
ц-Ьпяхъ, а въ Ольмюце и прикованный къ ст^не, — я 
былъ перевезенъ въ Росс1Ю ; въ Гермаи1и и А-встр1и мои 
ответы на допросы были весьма коротки: «Принципы вы 
мои знаете, я ихъ не таил ь и высказывалъ громко ; я 
желалъ единства демократизованной Германш, освобожде- 
Н1Я Славянъ, разрушешя вс^хъ насильственно сплоченныхъ 
царствъ, прежде всего разрушенья Австршской Имперш; 
— я взятъ съ оруж1емъ въ рукахъ — довольно вамъ дан- 
пыхъ, чтобъ судитъ меня. Больше же ни на как1е во- 
просы я вамъ отвечать не стану». Въ 1851 году въ маЬ 
я былъ перевезенъ въ Россхн:, прямо въ Петропавловскую 
крепость, въ Алекс^евсшй равелинъ, — где я просид^лъ 



*) Считаемъ не лишнимъ напомнить читателямъ помещенный въ 
«Русской Старине», 1882 г. — XII, 644—646, разсказъ А. Н. Му- 
равьева (умершаго въ Шеве, известнаго путешественника въ 1еру- 
салимъ и Содомъ, доносчика) о томъ, какое участ1е принималъ ген. 
Н. П. Игнатьевъ, тогда директоръ аз1атскаго департамента въ мин. 
вн. д , въ подсовыван1и Александру II мысли о назначении антипа- 
тичнаго царю М. Н. Муравьева на место диктатора въ Нильне. Уже 
этимъ участ1емъ Н. И. И. достаточно разорвалъ свою связь съ про- 
граммою, которую выше изложилъ Б — нъ, и темъ даетъ намъ пол- 
ное право на печатанхе относящагося къ нему места въ письме 
Б -—на. Оно, конечно, не повредитъ ему по службе, а скорее послу- 
жить въ пользу;— скажутъ: вотъ какъ увлекался че;ювекъ въ Ц?61 
г., и уже въ 1863 г. отрезвился вполне! М. Др 



^ 



— 71 — 

3 года. М-Ьсяца два по моему прибмт1ю, явился ко мп* 
граФъ Орловъ отТ) имени государя : «Государь прислалъ 
меня къ вамъ'й приказалъ вамъ сказать * скажи ему, чтобъ 
онъ написалъ ми*, какъ духовный сынт пишетъ къ ду- 
ховному отцу, ' — хотите вы писать?* Я подума.гь не- 
много и размыслцлъ, что передъ ^игу, при открытомъ су- 
допроизводств'Ь, я должепъ бы былъ выдержать роль до 
конца. Но что въ четырехъ ст^нахъ, во власти медв^&дя, 
я могъ безъ стыда смягчить Формы, и потому потребо- 
валъ м-Ьсяцъ времени, согласился — и написалъ въ самомъ 
д-Ьл* родъ исповеди, н^что въ род^Ь 01сМип§ ипс1 ЛУаг- 
ЬеН ; — д4йств1я мои были, впрочемъ, такъ открыты, что 
мн* скрывать было нечего. — Поблагодаривъ Государя въ 
приличныхъ выражен1яхъ за снисходительное вниман1е, я 
прибавилъ : — «Государь, вы хотите, чтобъ я вамъ напи- 
салъ свою испов-Ьдь, хорошо, я напишу ее; но вамъ из- 
вестно, что на духу никто не долженъ каяться въ чу- 
жихъ гр^хахъ. Поел* моего кораблекрушенхя у меня ос- 
талось только одно сокровище, честь и сознан1е, что я не 
изм^нилъ никому изъ доварившихся мнЪ, и потому я ни- 
кого называть не стану >. Поел* этого, к ^ие1^ие8 ехсер- 
1;10п ргёз, я разсказалъ Николаю всю свою жизнь за гра- 
ницею, со вс^ми замыслами, впечатл^нтями и чувствами, 
при чемъ не обошлось для него безъ многихъ поучитель- 
ныхъ зам^чанш на счетъ его внутренней и вн-Ьшней по- 
литики. Письмо мое, разсчитанное во первыхъ, на ясность 
моего поЕидимому бозвыходнаго положен1я, съ другой же 
на эиергическ1й нравъ Николая, было написано очень твердо 
и см^ло — и именно потому ему очень понравилось. — За 
что я ему действительно благодаренъ, это, — что онъ по 
получен1и ет'о ни о чемъ бол^е меня не допрашивалъ. — 
Просид^въ три года въ Петропавловской, я при начале 
войны въ 1 854 году былъ перевезенъ въ Шлиссельбургъ, 
где просиделъ еще три года. — У меня открылась цынготная 
и повыпали все. зубы. Страшная вещь пожизненное заклю- 
чеше: влачить жизнь безъ цели, безъ надежды, безъ интере- 
са. Каждый день говорить себе: *< сегодня я поглупелъ, а 
завтра буду еще глупее >. — Съ страшною зубною болью, 
продолжавшеюся по неделямъ и возвращавшеюся, по край- 
ней мере, по два раза въ месяцъ, не спать ни дней, ни. 



— 72 — 

ночей, ^ что бы ни д^Ьлалъ, что бы ни читалъ, даже во 
время сна чувствовать какое то неспокойное ворочанге въ 
сердц^Ь и въ печени съ 8епМтеп<; йхе: я рабъ, я мертвецъ, 
я трупъ. Однако я не упадалъ духомъ ; еслибъ во мн* 
оставалась религхя, то она окончательно рушилась бы въ 
крепости. — Я одного только желалъ : не примиряться, 
не резиньироваться, не измениться, не унизиться до того, 
чтобы искать ут^шешя въ какомъ бы то ни было обман* 

— сохранить до конца въ целости святое чувство бунта. 

— Николай умеръ, я сталъ жив^е надеяться. Наступила 
коронац1я, амнистхя. — Александръ Николаевичъ собствен- 
норучно вычеркнулъ меня изъ поданнаго ему списка, и 
когда спустя м'Ьсяцъ мать моя молила его о моемъ про- 
ще Н1и, онъ ей сказа лъ : ЗасЬег, Марате, дне ^2^и^ ^ие уо1ге 
Шз у1уга, И пе роигга ]ата18 ёкге ИЬге». Поел* чего я за- 
ключилъ съ пр1'Ьхави1имъ ко мн* братомъ Алекс^емъ ус- 
лов1е, по которому я обязывался ждать терп^Ьливо еще м*- 
сяцъ, по прошеств1и котораго, еслибъ я не получилъ сво- 
боды, онъ обЬщалъ привезть мн* яду. Но прошелъ м^Ь- 
сяцъ, — я получилъ объявлеше, что могу выбрать между 
крепостью или ссылкою на поселен1е въ Сибирь. Разу- 
м-Ьется, я выбралъ последнее. Не легко досталось моимъ 
освобожден1е меня изъ кр-Ьпости ; государь съ упорствомъ 
барана отбилъ несколько приступовъ ; разъ вышелъ онъ 
къ кн. Горчакову (министру иностр. д4лъ) съ письмомъ 
въ рукахъ (именно т'Ьмъ письмомъ, которое въ 1851 г. 
я написалъ Николаю) и сказалъ : «та18 ^е пе уо18 ра8 1е 
тошс1ге гёрапИг (1ап8 сеие 1еиге> — дуракъ хотЬлъ г^рап- 
11г! Наконецъ, въ март* 1857 года я вышелъ изъ Шлис- 
сельбурга, пробылъ неделю въ 3-мъ Отд*лен1и, и по Вы- 
сочайшему соизиолен1Ю сутки у своихъ въ деревн*, а въ ап- 
р*л* былъ привезенъ въ Томскъ. — Тамъ прожилъ я около 
двухъ л^тъ, познакомился съ милымъ польскимъ семей- 
ствомъ, отецъ котораго Ксаверш Васильевич ь Квятков- 
скш служитъ по золотопромышленности. Въ версгЬ отъ 
города, на дач*, или какъ говорится въ Сибири, на за- 
имк* Астангово жили они въ мал^шькомъ домик* тихо и 
по старосв*тски. Туда сталъ я ходить всяк1Й день, и пред- 
ложилъ учить французскому языку и другому двухъ до- 
черей, сдружился съ моею женою, пр1обр*лъ ея полную 



— - 73 — 

доверенность, — я полюбилъ ее страстно, она меня также 
полюбила, — такимъ образомъ я женился, и вотъ уже два 
года женатъ и вполне счаслтивъ. — Хорошо жить не для 
себя, а для другого, особенно если этотъ другой милая 
женщина, — я отдался ей весь, она же раздЬляетъ и серд- 
цемъ и мыслью вс* мои стремлен1Я. — Она полька, но не 
католичка по уб^ждетям!», поэтому свободна также и отъ 
политическаго Фанатизма, она славянская патр10тка. Ген. 
губ. Западной Сибири ГасФордъ, безъ моего ведома, вы- 
хлопотал!» мнЬ высоч. соизволен1е на вступлен1е въ граж- 
данскую службу, — первый шагъ къ освобожденш изъ 
Сибири, но я не могъ решиться воспользоваться имъ — 
мн^ казалось, что, над^въ кокарду, я потеряю свою чис- 
тоту и невинность ; хлопотаяъ же я о*переселен1И въ Вос- 
точную Сибирь и насилу выхлопоталъ]; боялись для меня 
симпат1и Муравьева, который прх^зжалъ въ Томскъ отыс- 
кать меня и явно, публично высказалъЦмнЪ свое уважеше. 
Долго не соглашались, наконецъ согласились. Въ Март^ 
1859 г. я переселился въ Иркутскъ, вступилъ въ службу 
только что образовавшейся Амурской Компанхи ; -Ьздилъ въ 
сл^&дующее л^то по целому Забайкалью, а въ пачал^Ь 1860 
года оставилъ Еомпанш, убедившись, ^что въ ней прока 
не будетъ. Теперь ищу службы по золотопромышлепнымъ 
д^ламъ у Бенардаки ; до сихъ поръ еще д^ла мои не уь^н- 
чались полнымъ усп^хомъ, а хотелось бы обойтись безъ 
помощи братьевъ. Они не богаты, къ тому, не ожидая 
петербургскаго решен1я, они Фактически освободили своихъ 
крестьянъ съ землею и производятъ все работы наемнымъ 
трудомъ, — что сопряжено съ большою тратою капитала. 
— Какъ бы то ни было, живу я здесь въ обстоятель- 
ствахъ довольно стесненныхъ, но надеюсь, что дела мои 
скоро поправятся. — Пора въ Россш. До сихъ поръ все 
старашя Муравьева выхлопотать мне право возвращен1Я 
были безуспешны. Тимашевъ и Долгорукш, основываясь 
на какихъ то сибирскихъ доносахъ, считаютъ меня чело- 
векомъ опаснымъ и неисправимымъ. Впрочемъ Муравьевъ 
уверенъ, что ему удастся освободить меня ныне весною. 
— Теперь я сильно надеюсь на успехъ, и ехать въ Рос- 
с ю стало для меня действительною необходимостью. Я 
1 рожденъ для СП0К0ЙСТВ1Я, отдыхалъ по неволе столько 



— 74 — 

л4тъ, пора опять за дЬло. Деятельность моя въ Сибири 
ограничилась пропагандою между поляками, — пропаган- 
дою, впрочемъ, довольно успешною ; мп^ удалось уб-Ьдить 
лучшихъ и сильн^йшихъ изъ нихъ въ невозможности для 
поляковъ оторвать свою жизнь отъ русской жизни, а по- 
тому и въ необходимости примиренхя съ Росс1ею ; уда- 
лось убедить также и Муравьева въ необходимости де- 
централизащи Импер1и и въ разумности, въ спаситель- 
ности славянской Федеративной политики. — Теперь надо 
БЪ Россш, чтобь! искать людей; вновь познакомиться со 
старыми и открыть новыхъ, чтобы ознакомиться жив^е 
съ самою Росс1ею и постараться угадать, чего отъ нея 
ожидать можно, (чего) нельзя. — Странно будетъ, если 
внутреннее движеше, возбужденное крестьянскимъ вопро- 
сомъ, вместе съ вн^шнимъ, порожденнымъ повидимому 
Наполеономъ, въ сущности же далеко не умершею рево- 
лющею, которой Наполеонъ только одинъ изъ органовъ, — 
странно, говорю я, если все это вм^ст* не расшатаете 
Россш. — Будемъ надеяться, пока есть возможность на- 
д-Ьяться, — а до т^хъ пор ь, друзья, прощайте. 

Преданный вамъ М. Бакунинъ. 

Съ будущимъ письмомъ пришлю письмо къ другу Рей- 
хедю и приложу мой портретъ. 

Вы безъ сомп4н1я захотите ответить мн^. Во такомъ 
случае прошу васъ присылайте ваши письма черезъ вЬр- 
ныхъ путешественниковъ въ Петербургъ или на имя 
Николая Павловича Игнатьева или 



IV. 

15 3 октября 1861 С-нъ Франциско. 

Друзья ! Мн-Ь удалось б-Ьжать изъ Сибири, и поел* дол- 
гаго странствован1я по Амуру, по берегамъ Татарскаго 
пролива и черезъ Япон1Ю, сегодня я прибылъ въ С. Фран- 



— 75 — 

циско. Но страйствован1е это истощило мои и безъ того 
не 6ольш1я денежный средства, такъ что еслибъ я не на- 
шелъ добраго челов-Ька, который мп']Ь далъ 250 долларовъ 
взаймы до Нью-1орка, то я былъ бы въ большомъ загруд- 
непш. До васъ далеко, а друзей, ни даже знакомыхъ у 
меня зд^Ьсь н-Ьт-ь. Въ Нью-1орК'Ь я буду около 18/0 ноя- 
бря. Вы получите это письмо, по моему расчету, около 
15 ноября, такъ что отв'Ьтъ вашъ можетъ пршти въ Нью- 
1оркъ въ конц-Ь этого м-Ьсяца, Я надеюсь, что вамъ прис- 
ланы для меня изъ Росс1и деньги. Но такъ или н-Ьтъ, 
прошу васъ, вышлите мн-Ь въ Нью-Хоркъ 500 долларовъ, 
кажется 100 Фунтовъ стерлипговъ, необходимые на по- 
крытие моихъ путевыхъ издержекъ до Лондона. Въ та- 
комъ случае я буду у васъ около 10/2 декабря. Еще 
одна просьба: лишь только вы получите это письмо, че- 
резъ вашихъ друзей въ Росс1и дайте немедленно знать 
моимъ братьямъ (въ Твери или тверской губерн1И г. Тор- 
жокъ» сел» Прямухино, Николаю Александровичу Баку- 
нину), что я прибылъ благополучно въ Санъ-Франциско и 
и что прибуду въ Лондонъ въ половине декабря. Жена 
моя теперь безъ сомн-Ьнхя у насъ въ деревне и въ со- 
провождеши одного изъ моихъ братьевъ или кого другого 
отправится въ Лондонъ, лишь только получитъ изв^ст1в ; 
— и еще просьба: наймите для меня поближе къ вамъ 
дешевый уголокъ и напишите мн^ въ Нью-1оркъ, куда въ 
Лондоне я долженъ обратиться. Если уголъ окажется слиш- 
комъ т^сенъ, то по прибытш жены въ Лондонъ, я съум^ю 
нанять другой. — Мой адресъ въ Нью-1орк* : Мг. Вакои- 
шп — «Но^агй Нои8е>, 1о^V Вгоа(1\уау ипЛ СоигИапй. Въ 
письмо ваше вложите записку ко мн4 же, въ род^ изв^- 
щен1я отъ вашего банкира съ означенхемъ суммы, мн^Ь по- 
сылаемой, и имени того банкира въ Нью-1орк4, отъ кото- 
ра1'о, предъявивъ изв4щен1е лондонскаго банкира, я ее по- 
лучить долженъ. 

Друзья, вс^мъ существомъ стремлюсь я къ вамъ и лишь 
только приду къ вамъ, примусь за д^Ьло ; буду у васъ слу- 
жить по Польско-Славянскому вопросу, который былъ моею 
Шёе йх*е съ 1846 года и моею практическою спещаль- 
ноопю въ 48 и 49 годахъ. Разрушен1е, полное разруше- 
а1е Австршской Импер1и будетъ моимъ послед иимъ ело- 



— 76 — 

вомъ, не говорю д^&ломъ, это было бы слишкомъ честолю- 
биво; — для служеп'я этому великому д^Ьлу я готовъ идти 
въ барабанщики или даже въ прохвосты, и если мн^ 
удастся хоть на волосъ подвинуть его впередъ, я буду 
доволеиъ. А за нимъ является славная, вольная славянская 
Федерация, — единственный исходъ для Росс1и, Украины, 
Польши и вообще вс^хъ славянскихъ народовъ. Оь боль 
шимъ нетерп^Н1вмъ жду я завтрашняго дня, чтобъ узнать 
изв*ст1Я изъ Россш и Польши. Сегодня я долженъ былъ 
довольствоваться глухими слухами. Толковали мн* о во- 
зобновлеш'и кровопролитныхъ столкновенш между наро- 
домъ и войскомъ въ Царстве Польскомъ и даже объ от- 
крытомъ заговор']^ вь Россш противъ жизни Императора 
и царской Фамил1и. Авось завтра доберусь толкомъ. Инте- 
ресуетъ меня также въ сильной степени борьба сЬвер- 
ныхъ штатовъ съ Югомъ въ Америке. Вс^ симпатш мои 
разумеется клонятся къ северу, но увы! кажется югъ 
д^йствуетъ до сихъ поръ сильнее, умп^е, дружнее, ч^мъ 
онъ, и во вс^хъ встр^чахъ им^^ъ несомненное превосход- 
ство. И то правда, что югъ началъ готовиться къ борьбе 
ужъ три года тому назадъ, въ то время какъ северные 
штаты взяты въ расплохъ. Неимоверные успехи счаст- 
ливыхъ и редко вполне честиыхъ спекуляцш, пошлость 
бездушнаго матерхальнаго благодеиств1Я и слишкомъ де- 
шевое удовлетворен1е страшнаго, детскаго нац10нальнаго 
тщеслав1я растлили ихъ кажется очень сильно, и можетъ 
быть эта борьба будетъ спасительна темъ, что она воз- 
вратить американскому народу утраченную душу. 

Впрочемъ это мое первое впечатленхе; вглядевшись 
ближе, можетъ бытц я изменю свое мнеше. Только гля- 
деть то долго мне будетъ некогда. Въ С-нъ Франциско 
я пробуду всего 5 дней, а по прибытш въ Нью-1оркъ, 
отправлюсь въ Бостонъ и Кембриджъ къ старому знако- 
мому профессору А^аг1§, возьму у него несколько реко- 
мендательныхъ писемъ, съ которыми и поеду на несколь- 
ко дней въ Вашингтонъ. Такимъ образомъ хоть что-ни- 
будь пойму и узнаю. Проездомъ сюда мне удалось устро- 
ить одно доброе дело, которое васъ безъ сомнен1Я пора- 
дуетъ : зная какъ жадно читаются въ Сибири <Колоколъ> 
и «Полярная Звезда > и съ какимъ трудомъ они тамъ по- 



г 



— 11 — 

лучаются, я условился съ тремя купцами, и^мцемъ въ 
Шааха^^, амвриканцемъ въ Япокпи и другимъ американ- 
цемъ въ Николаевске, при усть^ Амура. Они будутъ брать 
на К0МИС1Ю все, что мы имъ пришлемъ изъ Лондона, и бу- 
дутъ продавать ихъ флотскимъ оФицерамъ и кяхтинскимъ 
купцамъ, число которыхъ на Амур^ и въ Тихомъ океане 
будетъ каждый годъ умножаться. Такимъ образомъ мы 
будемъ продавать отъ 100 до 300 экзем пляровъ, коли- 
чество въ торговомъ отношен1и очень не большое, но чрез- 
вычайно важное въ политическомъ отношепш. 

Но пора кончать письмо, пора спать ложиться. Друзья, 
до скораго свидашя. Напишите Рейхелю, что я воскресаю 
и что дружба моя къ нему неизменна. 

Вашъ М. Бакунинъ. 



V. 

Тих1й океанъ — 400 миль до Цанамскаго 
перешейка, — на пароход*. 

22 Октября 

он ^ . 1861. 
8 Ноября 

Друзья, я писалъ вамъ два раза изъ С-нъ Франциске 
черезъ Ропу Ехргезз (эстафету). Но Богъ знаетъ, дошли, 
ли до васъ мои письма. Ропу Ехргезз идетъ черезъ Мис- 
сури, а въ Миссури теперь свир^иствуетъ междоусобная 
война. Англшсюй капитанъ о^ а шап оГ ^аг отправляется 
изъ Панама прямо въ Апгл1ю. Онъ сынъ лондонскаго пре- 
фекта П0ЛИЦ1И и потому я ув4ренъ, что это письмо, ко- 
торое онъ беретъ съ собою, дойдетъ до васъ. Передъ отъ- 
^здомъ своимъ, я вамъ писалъ еще изъ Иркутска, что, не 
видя никакой надежды возвратиться въ Россш путемъ 
правильнымъ, т. е. съ Высочайшаго разр^шен1я^ я решил- 
ся взять свободу, которой мн^ дать не хотели. 5/17 хюня 
оставилъ я Иркутскъ, простившись съ женою, которая въ 
сйнтябр^Ь должна была ^хать ва деревню къ матушке, съ 



— 78 — 

т-Ьмъ что бы, но полученш изв*сг1я обо ми^, отправиться 
ко ми* въ Лондона. Спустившись внизъ по Амуру до Ни- 
колаевска, я сЬлъ 1псод1111;о па американское судно и дол- 
го странствовалт. по Татарскому проливу и по берегамъ 
Японш. Наконецъ 5/17 сентября въ 1окагам*, въ 14 ми- 
ляхъ отъ 1вдо, мнЪ удалось пайти другое американское 
судно, отправлявшееся въ С-пъ Фрапциско. Теперь я пи- 
шу вамъ па пароход* ОгхгаЬа въ 400 миляхъ до Панам- 
скаго перешейка и около 14 числа, если по ту сторону 
перешейка въ Мексиканскомъ пролив* пасъ не перехва- 
титъ а РпуаИег ^^ИЬ а 1еиег о^ шагк, я буду въ Нью- 
1орк*. Тамъ буду я ждать вашихъ писемъ и денегъ отъ 
васъ, потому что мои средства совершенно истощились 
Изъ моихъ ли денегъ, которыя, по моимъ соображешямъ, 
должны быть присланы къ вамъ, а если н*тъ, такъ изъ 
вашихъ, пришлите мн*, прошу васъ, 500 долларовъ, безъ 
которыхъ мн* будетъ невозможно оставить Нью - 1оркъ. 
Пришлите МП* ихъ черезъ банкирски домъ ВаШп е! 8ап 
(1ег8 въ Нью-Хорк* роиг Мг. М1сЬе1 Вакоипш. Если же вы 
ужъ послали деньги и письма на адрессъ, посланный мною 
вамъ изъ С-нъ Фрапциско, то, но получеши этого* письма, 
напишите мн*, прошу васъ, еще разъ па имя ВаШп е! 8ап- 
йегв. И еще просьба, друзья. Если вы имЬете как1я нибудь 
письма или изв*ст1Я о жен* и о моемъ семейств*, пос[1*- 
шите присылкою ихъ въ Нью-1оркъ и дайте знать немед- 
лепо черезъ вашихъ корреспондентовъ въ Росс1И братьямъ 
въ Тверской губерн1и (г. Торжокъ, село Прямухино), что 
около половины декабря я долженъ быть в ь Лондон*. 
Прощайте. Обнимаю васъ кр*пко. До скораго свидашя. 

М. Бакунинъ. 



VI. 

3 Декабря 1861. Нью-1оркъ. 

Любезные друзья Герценъ и Огаревъ, — я вамъ па- 
писалъ столько писемъ изъ С. Фрапциско и изъ Нью-Хорка, 
что МП* ничего не остается прибавить, если вы только 




- 79 — 

получили т-Ь письма. Если же вы ихъ пе получили, то 
прошу васъ прислать мн^ въ Нью-1ос[къ на домъ ВаШп ап 
8ап<1ег8 1п Кемг 1огк, роиг Мг М. Вакоип1пе 500 долларовъ, 
которые паЪ необходимы, для того чтобъ оставить Америку 
и -Ьхать къ вамъ. Вм^ст* съ т']Ьм'ь прошу васъ прислать 
мн^^ в&^ письма, которыя получены вами на мое имя, ияи 
извЪст1Я о моемъ семейств'Ь, которыя до васъ дошли, п въ 
то же время, т. е. немедленно по получен1и моего письма, 
дать знать моему семейству, въ Тверской губерн1И, что я 
скоро, в'Ьроятио, въ конц-Ь этого месяца, буду въ Лондон-Ь. 
Жена моя должна была оставить Иркутскъ въ сентя-. 
бр^ и "Ьхать къ матушк-Ь въ деревню, отту^да съ однимъ 
изъ братьевъ въ Лондонъ. Но я ничего не знаю о ней, 
и неизвестность меня измучила. Пожалуйста отвечайте 
скорее. — Пишу вамъ у Зольгера, гд^ также сидитъ или, 
лучше, стоитъ Капъ. 

(Другимъ почеркомъ:) 

ГгеппДсЬаШсЬег Огизз уоп 1Ьгеш 

Гг1ейг. Кар р. 
8етрег Шеш 

Ке1пЬо(1 8 о 1.^6 г. 

М. Бакунинъ. 



УП. 
КОНЕЦЪ ПИСЬМА КЪ ГЕРЦЕНУ И ОГАРЕВУ. 

По характеру этого отрывка, мы предп олагаемъ, что онъ 
относится къ тому же времени, что и сл4дую щее письмо. Какъ 
и это письмо, оцъ открываетъ разноглас1я, как1я возникли у 
Бакунина съ Герценомъ и Огаревымъ, вскор 'Ь по прх'Ьзд'Ь пер- 
ваго въ Лондонъ и как1я собственне не прек ращалпсь во всю 
ихъ жизнь, особенно у Герцена и Бакунина. 



за дМствительно и въ высшей степени полезную 

силу. Идти противъ васъ, даже отд-Ьльно отъ васъ, не ис- 
Т1тавъ всЬхъ средствъ для полнаго соединен1я, если можно 



— 80 — 

дойти до него жертвою всякаго самолю61я и даже жертвою 
уб-ЬжденШ второстепенной важности, — было бы поэтому въ 
моихъ глазахъ преступленьемъ, т-Ьмъ бол^е, что въ д'кияхъ 
мы кажется совершенно согласны, расходимся только, мо- 
жетъ быть, въ путяхъ п средствахъ; не только преступлень- 
емъ но и глупостью. Вы создали силу. Создать другую та- 
кую сцлу не легко, у меня н'Ьтъ Герценовскаго таланта, — 
принимая слово талантъ въ обширномъ, не только литера- 
турномъ* смысл*. Но во мн-Ь все таки есть сила, полезная 
и благородная, которую вы пожалуй не признаете, но кото- 
рую я знаю. Обречь ее на безд'Ьйствхе я не хочу да и не 
иж^ю права. Когда я приду къ уб']^жден1ю, что въ соеди- 
нен1и съ вами для нея н*тъ ни выражен1я, ни д-Ьла, — 
тогда я, разумеется, отъ васъ отд-Ьлюсь и по средствамъ и 
по ум-Ьнхю, буду действовать особенно, вполне сознавая, что 
вамъ этимъ во первыхъ ущерба не принесу никакого, а себя 
лишу крепкой опоры, и въ глазахъ нашей общей публики 
много потеряю. 

Л ни на каплю не потерялъ еще в^ры, съ которою пр!*- 
халъ въ Лондонъ, и твердаго нам^ретя, во что бы ни стало 
и какъ бы это ни было трудно : сделаться вашииъ другомъ, 
быть третьимъ въ вашемъ союз-Ь, — единственное услов1е, 
при которомъ наше соединен1е возможно — въ противноиъ 
случае мы будемъ союзниками и пожалуй пр1ятелями, но 
вполне независимыми и неответственными друтъ за друга. 

Погодите отвечать. Налбандовъ пришелъ, и я долженъ 
оставить письмо. Вечеромъ напишу продолжен1е. А до техъ 
поръ распорядитесь, чтобъ мне возвратили мою статью. 
Разумеется, что все, что издержано на ея первое напеча- 
тан1е, должно быть взято изъ денегъ, которыя находятся у 
Герцена. А напечатанное пришлите ко мне. 

Вашъ М. Бакунинъ. 



Возможно, что въ последнихъ строкахъ речь идетъ о стать* 
Бакунина «Русскимъ, польскимъ и всемъ славянскимъ друзь- 
ямъ», которой появилась въ «Колоколе» только первая поло- 
вина (въ №№ 122—123). 



^ 



81 — 



УШ. 

10, Рааа1п§1;оп Огееп ^. 20 Мая 1862. 

Вы правы, друзья — <Дружескоеи союзное 
в 6 3 л 'Ь . > — Вотъ то отношеше, въ которомъ я долженъ 
стоять къ вамъ. Но надо уяснить и опред-Ьдить это отно- 
шеше, для того чтобы оно стало Д'Ьйствительнымъ. Личныхъ 
объяснен!! между нами бол-Ье не будетъ. Сердце мое удов- 
летворено. Спасибо вамъ за то, что вы приняли письмо мое 
такъ серьезно и не искали въ немъ выражен1й раздражен- 
наго самолюб1я, — для себя лично я ничего большаго не 
желаю, — т'Ьмъ не мен'Ье ощущаю необходимость о многомъ 
говорить съ вами и въ бес-Ьд-Ь и письменно, — а потому, 
съ вашего позволешя, предоставляю себ*]^ право посылать 
вамъ иногда письма, по м-Ьр-Ь собиран1я моихъ мыслей. — 
А теперь еще разъ спасибо и до свидашя. 

Башъ М. Бакунинъ. 



IX. 

Среда (1862) 

Любезный Герценъ! Сегодня я ни об-Ьдать, ни вечеромъ 
не пр1'1ду. А пр1']^халъ сюда полякъ съ прилагаемымъ пись- 
момъ отъ Бысоцкаго. Онъ прх-Ьхалъ также сюда и отъ Га- 
рибальди, съ которымъ вид'Ьлся въ Ра1егто. Самъ же онъ 
гвардейскШ артиллер1йсшй офицеръ, воспитывав1П1Йся въ 
Академш, товарищъ и пр1ятель Л. и только что теперь 
получивш1Й изъ Петербурга, куда онъ -Ьхать не хочетъ, 
приказан1е немедленно воротиться. Что онъ говоритъ о Поль- 
ше и о Баршав-Ь, очень интересно. Онъ желаетъ непрем'Ьнно 
тебя видеть и самъ по себ'Ь и по порученш Бысоцкаго, и 
не смотря на твое высоком-Ьрное, систематическое, въ ле- 
нивую привычку у тебя обратившееся презр'Ьн1е къ моимъ 
р ?комендац1ямъ, считаю однако на сей разъ обязанностью 

6 



— 82 -- 

11об']Ьдить свое отвращенье и рекомендовать те^^ сего моло- 
дого человека, какъ такого, съ которымъ, но моему мн^н1ю, 
ты непрем'Ьнно долженъ вид^^ться. Завтра онъ будетъ у меня 
въ два часа и мы вм']^ст']^ будемъ у Маггш!, а иосл^ сего 
до поздней ночи, когда вы назначите, къ вашимъ услугамъ. 
Жаль, что н'Ьтъ Огарева. Статью, или в']^рн']^е брошюру я 
показывалъ Мартьянову еще прежде, ч']^мъ давалъ читать 
теб-Ь. Ты его сегодня увидишь. Пусть онъ скажет ь теб'Ь 
свое мн-^^ше. А за т']^мъ прощай и до свидан1я. Письмо 
Высоцкаго пришли назадъ. 

Твой М. Бакунинъ. 



Брошюра, о которой говорится зд^сь, должна быть «Народ- 
ное Д'Ьло. Романовъ, Пугачевъ или Пестель». 

Мартьяновъ — монархистъ народникъ того времени. Онъ 
Р']Ьшительно не одобрялъ союза «Колокола» съ польскимъ воз- 
стан1емъ и, когда этотъ союзъ состоялся, сказалъ Герцену: 
«такъ или иначе, а «Колоколъ» то вы пор']^шили», — и у^Ьхалъ въ 
Росс1ю, гд'Ь написалъ письмо къ Александру II съ изложешемъ 
своихъ мн'^н1й и былъ за то сосланъ. 



X. 

17 1юля (1862) 

Виноватъ Герценъ. Прошу тебя, не сердись. По врожден- 
ной неловкости, съ языка сорвалось жесткое слово, когда 
въ сердц* не было жесткаго чувства. А чт5 еслибъ теб* 
пришлось получить вс^ записки, которыя ты мн']^ написалъ? 
Б']^дь ты бы давно услалъ меня не въ Парижъ, а въ Баль- 
куту. Но не стану шутить. Ты долженъ знать, Герценъ, 
что уважен1ю моему къ теб'^ н'Ьтъ м'Ьры и что я ис- 
кренно люблю тебя. Прибавлю еще, что безъ задвяго 
чувства, но съ полною радостью, я тебя ставлю во всЬгь 
отношен1яхъ гораздо выше себя, по способностявгь п знан1Ю, 
и что для меня твое мн']^н1е во всякомъ д']^л^ очень важно. 
Посл-Ь этого зач'Ьмъ мн* у^Ьзжать въ ссылку въ Парижъ, 



] 



г 



— 83 — 

хоть бы и существовала между нами второстепенная слу- 
тайная рознь. Я въ самомъ д'Ьл'Ь иногда упрекаю тебя 
въ томъ, что для тебя литературное д-Ьло чуть ли не 
важн'1^е практическаго и литераторъ мил'Л^е простыхъ д*]^- 
ятелей. Высоцк1й не велик1й, но честный челов']^къ, поль- 
зующШся теперь, кажется, изъ всЬхъ эмигрантовъ ис- 
ключитетьнымъ дов-Ьрхемъ края. Молодой челов-Ькъ, имъ 
присланный, умный и симпатичный, даже и те61^ понравится, 
тЬмъ бол-Ье, что говорить по русски, какъ мы и, служа 
между русскими, выучылся думать по русски. 

И потому прошу тебя, прими насъ благосклонно. А бу- 
демъ мы у тебя отъ Маггш! между 4^/^ и б^/з часами. 

Твой Б. 



XI. 

1 Октября 1862. 

Супъ то я пр1Йду 'Ьсть и Жюля разсужу по всей справед- 
ливости, — а хотелось бы знать, что вы р-Ьшили на счетъ 
дов'^рительнаго письма Падлевскому. — Ты сказалъ мн-Ь 
вчера, что всякШ день можно найти случай въ Парижъ. 
В-Ьдь это только такъ говорится, а на Д'Ьл'Ь это выходить 
не такь. — Они будутъ жить вь Париже только вь ожи- 
данш нашего письма, а ихь заставлять ждать не- 
возможно. .Падлевского можно бы было наказать за не- 
простительную в-Ьтренность, — но в'Ьдь онь сп-Ьшить не 
Д.1Я своего удовольств1я, а потому медлить мы не им'Ьемь 
права. О посыл к']Ь письма по почт-Ь вь Парижъ и думать 
нельзя. Остается средство, предложенное мною вчера, а 
именно отправить его по почт-Ь вь Гейдельбергъ по тому 
невинному адресу, который онь мн* даль оть'Ьзжая, — а 
ихь ув'Ьдомить, что они найдуть письмо вь Гайдельберг!;, 
куда Падлевск1Й въ сопровожден1и Милова и безь того хо- 
тклъ за']^хать.... Или вы усумнились въ польз'Ь самого письма, 
а можетъ быть и союза? — Въ такомь случа"!! желалъ бы 
васъ вид'Ьть сегодня. 

М. Бакунинь. 



— 84 — 



11ад.1евск1Й членъ делегащи тайнаго революц1оннаго пряБи- 
тельства въ Варшав^, им'^вш1й ц']Ьлъю между прочииъ устано- 
вить соглашен1е между этимъ правительствомъ и кружкомъ 
«Колокола». 

Настоящимъ письмомъ открывается рядъ писемъ, показы- 
вающихъ отиошен1е Бакунина и Герцена къ польскому воз- 
стан1ю 1862 — 64 гг. Мы подробно разсмотр-Ьли это отноп1ен1е 
въ книжк^^ « 1Н[сторическая 11ольша и великорусская демокра- 
Т1Я» (Женева, 1881). Услов1я нашего изданы не позволяютъ 
намъ повторяться, а потому мы п отсылаемъ читателей къ 
ЭТОЙ книжк"^, которая можетъ служить общимъ коммента- 
р1емъ къ печатаемымъ теперь письмамъ. 



XII. 

(1862) 

Любезный Герценъ. Ты р']кшительно одаренъ способностью 
не понимать нп моихъ мыслей, ни моихъ словъ. Въ полез- 
ности II въ необходимости союза съ поляками я не сомне- 
вался никогда. Въ этомъ ты самъ будешь мн*]^ свид']Ьтелемъ. 
Если жъ я сомн']^вался, то единственно только въ вашей 
в']^Р']Ь въ него, и если ты нашелъ вчера на чел'Ь моемъ тучи, 
то не Мартьяновск1я, а нав']^янныя опасеньемъ^ что вы въ 
последнюю минуту опять усумнитесь. Я ошибся, т-Ьмъ лучше. 
Что жъ касается до разноглас1я Мартьянова въ этомъ д^л*!, 
оно меня за него огорчаетъ, въ отношеши же къ самому 
д-Ьлу нисколько не трогаетъ, потому что я давно былъ не- 
поколебимо ув-кренъ и въ его необходимости и въ его свя- 
той справедливости. 

Посылаю теб-Ь РаНу Те1е^ар11, гд* есть статья о Россш 
и другая о ^ют^ въ Гайдъ Парк-^. А в^дь ты долженъ мн^, 
кажется, 10 шилинговъ. Если долженъ, то пришли. Пад- 
левскому напишу, какъ приказываете. 

М. Бакунинъ. 



( 



I 



1 



— 85 — 

XIII. 

3 Октября 1862 

Герценъ. — Я р-Ьгаительно не того мн-Ьшя, чтобъ можно 
бшо отв']^тить на письмо Варшавскаго Комитета письмомъ 
къ офицерамъ. По моему кр']^пБому уб^^жд;ен1ю мы должны 
отв-Ьтить на документъ документомъ, т. е. письмомъ къ Ко- 
митету съ краткимъ нзложен1емъ нашихъ началъ и надеждъ 
въ отношеши къ Россш, къ Малоросс1и и къ Польш'Ь, и 
скр^нленнымъ нашими тремя именами"'). Жи'Ь кажется 
это требуютъ и справедливость и наше достоинство. Мы 
беремъ на себя практическую отв'Ьтственность въ со- 
юз-Ь съ Поляками, такъ прятаться отъ нея нечего. Иначе 
скромность покажется трусостью и нежелан1емъ компроме- 
тировать себя. Письмо, мн^ кажется должно быть коротко, 
какъ письмо поляковъ, и должно въ немногихъ словахъ вы- 
сказать нашу политическую программу. Въ томъ 
же номер'^ можемъ тогда пом']^стить письмо къ офицерамъ, 
которое будетъ коментархемъ къ первому. 

Меня вчера поразила охота, съ которою ты согласился 
съ журналомъ Мирославскаго въ томъ, что «Колоколъ» им']Ьлъ 
чисто отвлеченно-разрушительное направлен1е, безъ всякого 
плана для будущаго, безъ всякой практической ц'Ьлн. — Во 
первыхъ это не справедливо: *Колоколъ* давно пропов'Ьдуетъ 
общинное земское начало, избирательное самоуправлен1е 
общинное и областное и наконецъ федерац1ю русскихъ об- 
ластей. Начало и ц']^ль ясныя, опред]&ленныя, практпческ1я, 
вполн']^ достаточныя, чтобы удовлетворить самымъ строгимъ 
практнческимъ требован1ямъ, — и дай Богъ, чтобы поляки 
могли бы намъ указать у себя программу, которая практич- 
ностью своею могла бы сравниться съ нашею. — Ну, а 
еслибъ Мирославск1Й былъ правъ? — В-Ьдь это было бы 
непростительно плохо, Герценъ. — Опять повторяю, скром- 
ность назовется трусостью, если ты теперь не р'Ьтишься 
на бол'Ье откровенное практическое д^йствхе. Нарека- 
Н1е въ самозваннической самонад']кянности все таки за тобою 
останется — на это завистники и враги — но чести см']Ьлаго 



*) На это я р']^шительно ие согласенъ. — Приггаска рукою 0га- 
р т. М. Др. 



— 86 — 

и открытаго д-Ьла не будетъ. — Ты создалъ силу, огромную 
силу, — и этой чести у тебя никто не отниметъ. Теперь весь 
вопросъ уъ томъ, что ты изъ нея сд']Ьлаеп1ь? — Росс1я тре- 
бу етъ теперь практическаго руководства къ практической 
д-Ьли. — Дастъ его <Ко10колъ> или н'Ьтъ? — Если н'Ьтъ, то 
черезъ годъ, можетъ быть, и черезъ полгода онъ потеряетъ 
и смыслъ и вл1ЯН1е, и вся сила, созданная тобою, рушится 
передъ первымъ см']Ьлымъ, самонад']^яннымъ мальчикомъ, ко- 
торый, за неспособностью думать, какъ ты, будетъ см'Ьть 
лучше ч-Ьмъ ты. — Подымай знамя на д-Ьло, Герценъ, по- 
дымай его со всею свойственною теб'^Ь осторожностью, со 
вс']Ьмъ возможнымъ благоразум1емъ, тактомъ, но подымай 
его см4ло. — А мы пойдемъ за тобою и дружно будемъ 
работать съ тобою. 

Когда увидимся? — Отв-Ьчай. 

М. Бакунинъ. 



Пзъ «Посмертныхъ Сочинешй» Герцена видно, какъ неохот- 
но онъ втянулся въ практическое участхе въ польскомъ ре- 
волющонномъ движеши 1862— 63 гг., въ которомъ онъ вид'Ьлъ 
недостаточно ясно поставленною демократическую идею и 
слишкомъ много в'Ьры въ исторпческ1Я права поляковъ на 
непольск1я провинц1и — Литву, Б'Ьлорусс1ю и Украину. Изъ 
письма Бакунина .М? III видно, что и Бакунинъ не всегда 
счнталъ полезнымъ для Польши вполн1) сепаратистическое 
направ.1еше политики по отношеяш къ Росс1и. Но въ 1862— 
1863 гг. Бакунинъ вполн*]^ отдался этому направленш н увлекъ 
за собою и Герцена гораздо дальше, чъмъ самъ Герценъ при- 
знавалъ это нужнымъ даже и тогда. 



XIV. 

(1862) 
Вотъ предлагаемое предпсловхе. 

Публикуя въ особой брошюр* важные документы, озна- 

меновываю1ще новую эру какъ русскаго, такъ и польскаго 

"нжен1Я : Письмо Польскаго Народнаго Ко- 



1 



г 



— 87 — 

мнтета въ редакц1ю «Колокола>,Отв'Ьтъ ея 
Польскому Комитету, Отв'Ьтъ на письмо рус- 
скихъ офицеровъ войск ъ, квартирующихъ въ 
Царстве Польскомъ и наконецъ Адрес ъ т1>хъ 
же войскъ къ в. к. Константину Николаевичу, 
— мы просимъ нашихъ русскихъ друзей, гражданскихъ и осо- 
бенно военныхъ, обратить на нихъ серьезное вниманхе. Ими 
полагается конецъ несчастному, свободопротивному недора- 
зум-Ьшю, разделявшему до сихъ поръ поборниковъ русскаго 
народнаго д-Ьла и поборниковъ освобожденхя Польши. От- 
нын^, широко дов'Ьряя другъ другу, будемъ действовать 
вм-Ьст-Ь, усп-Ьшн-Ье и сильн-Ье. Поляки и русск1е, гд-Ь бы и 
въ какихъ бы обстоятельствахъ мы не встр']^тились, въ 
борьб* или въ изгнан1и, въ сил-Ь или въ б'Ьд'Ь, подадимъ 
другъ другу руку на братскую помощь, на святое общее 
д^ло. Будемъ вм-Ьст-Ь стремиться къ низвержен1ю постыдно 
тяжкаго петербургскаго ярма, равно гнетущаго и русск1я и 
польск1я земли. А когда возвратимъ этимъ землямъ свободу, 
пусть оя^ сами опред']^лятъ и границы и союзы свои, равно 
какъ и формы своего будущаго обновленнаго существован1я, 
на основан1и законнаго и несомн^ннаго права, на основаши 
свободной воли народовъ. 

Мы же въ заключен1е выскажемъ свое уб'Ьждеше, что 
пока Польшавъ ц-Ьпяхъ, Росс! я, обреченная 
на роль палача, не увидитъ и т-Ьни свободы. 

МихАилъ Бакунинъ. 



XV. 

31 Октября (1862 ?) 

Любезный Бакунинъ, я твоего ппсьма къ графин-Ь *) не 
аослалъ; у меня не было ея адреса. Теперь онъ есть, но 
я разсуждаю: если Л. говоритъ о ея по'Ьздк'Ь, то поздно, и 



*) В-Ьроятно, гр. Сал1асъ, — изв-Ьстной въ литературе подъ име- 
немъ Евгенш Туръ. М. Др. 



— 88 — 

затерявшись, письмо можетъ над']^лать б^дъ. Если не о 
ней, то вовсе не поздно, потому что значить она долго 
не у^^детъ и письмо твое не опоздаетъ. Компрометировать 
ее я боюсь изъ за тысячи причинъ, а не застань ее пись- 
мо, — это было бы йш8. Напиши же мн4 тотчасъ, — о ней 
ли говорить Л. или не о ней. Если не о ней, то я тотчасъ 
пошлю. Над^^юсь, что ты поймешь мое <дап8 1е (1оа1;е аЪ§и- 
еп5 1о1» и не поставишь мн'Ь вь вину. Вь этомъ случае 
нн^ бы этого не хоткюсь, потому что, конечно, лично для 
тебя я готовь сд']^лать отъ души все, что по силамъ, не 
только такой пустякь, какь посылка письма. 

Но теперь о безличномь. Бь безличномь я на тебя не 
то что сердить, Бакунинь, а я утрачиваю вь тебя мою че- 
лев'^ческую в']Ьру. Не сердись на меня за откровенность, 
какь сердятся обыденные французы; а просто задумайся 
искренно п спроси себя по сов'Ьсти, правь я или н']^тъ. 

Воть факты: 

Когда пришель указь о томь что '^/юоо не значить 25,000 
рекруть сь городовь, я вспрыгнуль оть радости, видя въ 
этомь прес']Ьчеше попытки гибельной для блага Россш, для 
нашихь уб']^жден1й, для народной свободы, для всего что 
намь свято и дорого. Ты же перем']^нился вь лиц*]^ оть де- 
зор1ентац1и, вь которую это обстоятельство тебя поставило. 
Ты зат']^мъ и хочешь вредной попытки, потому что она 
чеб-Ь даеть занят1е. хотя бы и вредила д "]& л у. Бойди вь 
глубь самого себя — н очистись. Говорю не вь укорь, а 
какь мольбу о томь, чтобь ты выше себя поставиль д'Ьло, 
выше себя свою человеческую чистоту. 

За т-Ьмъ вижу твою записку, гд-Ь ты сердишься на судеб- 
ную реформу и хочешь писать о ней. Пиши, Бакунинь. 
Но спроси себя искренно, — работаль ты когда нибудь надь 
судебнымь вопросомь, — не то ужь что читалъ и изучалъ — 
а думаль ли когда нибудь серьезно? Бообще государствен- 
ный вопросъ, вопросъ общественнаго учреждешя, — помимо 
агптац1и, — занималь когда нибудь серьезно твою мысль? 
Спроси себя искренно, становясь передь правдой, какь хрн- 
ст1анинь передь Христомь, — и р']^шай самь. 

Для меня наше поведенхе ясно: правительство д^лаетъ 
2^2 переворота — 1) освобожденхе крестьянь, 2) судеб- 
''« реформа, 3) дробь падаетъ на губернск1я думы. Вс* 



^ 



— 89 — 

три штуки какъ учрежден1е зыбки, а какъ переворотъ 
ставятъ безвозвратно новую Росс1Ю. Но въ этихъ 2'^^ ре- 
формахъ правительство истощаетъ свои задачи; дальше оно 
реформировать не можетъ, а эти реформы только недокон- 
ченности. Стало — пока он-Ь вс* не начаты йе ^ас(;о, рус- 
скШ запросъ будетъ таиться и ты его нич-Ьмь не вызовешь 
къ д-Ьлу. Какъ скоро он-Ь начнутся въ практик-Ь, ты не 
удержишь д-Ьла и необходимость выборного законодательнаго 
собрашя или будетъ дана по требованш или произведет^ 
возсташе. Этотъ конецъ надо готовить, готовить прочно, 
терп-Ьдиво и безостановочно. Ближе 69 года ты его не 
приготовишь; онъ не им']^етъ данныхъ ближе сложиться, а 
къ этому времени естественно истощатся правительственныя 
реформы. Этотъ путь такъ ясенъ, что, не потерявши разсудка, 
нельзя не вид'Ьть его. Доживемъ ли мы, — это другой воп- 
росъ, да я думаю и второстепенный. Что хочется дожить — 
участвовать, что будешь работать до издыхан1я, — это все 
такъ, это слишкомъ естественно. Представь себ*, что я бы 
влюбился въ д-Ьвушку, которая еще не доросла. Настоящая 
любовь, человеческая любовь скажетъ: — пусть выростетъ 
и да будетъ счастива, съ к'Ьмъ бы то ни было; если слу- 
чится, что меня полюбитъ, —спасибо судьб'Ь за* счастье: а 
умру я прежде, — лишь бы она была счастлива. Этого пре- 
даннаго отно1пен1я къ д-Ьлу требую я. Всякое чувство само- 
любивой ревности — я считаю безнравственнымъ преступ- 
лен1емъ. 

Тутъ была нанисана вещь, которая оказалась несправед- 
ливостью и потому прошу прощен1Я. 

Если ты ищешь себ-Ь занят1я, хотя бы по дорог-Ь погибла 
на долго русская свобода и ростъ внутренней организацит 
народа, — я врагъ теб'Ь. 

А покам-Ьсть Твой другъ Огаревъ. 

Л. адресъ исправленный я отправилъ, но списать не 
усп'Ьлъ. Онъ пришлетъ. 



Вероятно, въ посл'Ьднихъ словахъ р'Ьчь идетъ о проэкт-Ь 
адресса о созван1и земскаго собора, напечатаннаго нами въ 
«Письмахъ Кавелина и Тургенева къ Герцену» стр. 155 и сл-Ьд. 
Это соображен1е даетъ намъ основан1е поставить это письмо 
ВТ 1862 годъ. 



— 90 — 



ХП. 



10 Ноября 1862. 

Любезные друзья. Письмо Кедьс1ева я прочелъ н оно 
совс11Мъ помирило меня съ нимъ. Вм']^сИ съ т']^мъ оно воз- 
будило во мн*! н']Ьсколько мыслей, которыя считаю нужнымъ 
передать на ваше серьезное и, над-^юсь, внимательное об- 
суждеше. 

Передъ явнымъ, систематическимъ и, должно признаться 
теперь, умнымъ гонешемъ правительства на вс! лондовсб1я 
издан1я, клонящимся къ совершенному уничтожен1ю нашей 
пропаганды въ Росс1и, мы должны наконецъ сами выйти 
пзъ постыдной и гибельной апат1и и противопоставить враж- 
дебному д-Ьлу союзное д-Ьло. 

Раскрыть во что бы то ни стало широк1я и постоянныя 
сообш.ен1я съ Росс1ею стало Д']^ломъ первой и ближайшей 
необходимости. Медлить и тянуть, какъ это Д']Ьлалось до 
сихъ поръ, не значитъ еще обдумывать и поступать прак- 
тично. Время есть сила, которую терять не простительно. 
И потому съ полною обдуманностью, но не теряя времени, 
должно приступить къ д-Ьлу. 

Я радъ, что вы решились наконецъ послать Б. въ ОЬвер- 
ную Герман1ю, и предлагаю вамъ послать Жуковскаго 
на Востокъ, отчасти на помощь Кельс1еву, отчасти и пре- 
имущественно съ самолтоятельнымъ поручешемъ. Это пред- 
ложен1е разд']^ляется на дв']Ь части, одна отв']^чающая на 
вопросъ, полезна ли будетъ посылка Жуковскаго и именно- 
на Востокъ? а другая на вопросъ о средствахъ. 

Поговоримъ о польз-Ь : — Вы видите изъ письма Кельс1ева 
и в']^роятно догадывались прежде, что для насъ на Восток*]^ 
плодовитаго д-Ьла тьма, — какъ политическаго, такъ и ком- 
мерческаго, — и что оба т'1^сно между собою связаны: — 
Пропаганда на старов'Ьровъ въ Турц1и и въ Австр1и и че- 
резъ нихъ на Росс1ю, устройство складочнаго м-Ьста и пра- 
вильной торговли черезъ Константинополь и Галацъ на Одессу, 
устройство правильной пропаганды черезъ Кавказъ на войско 
кавказское и дал'Ье на Донъ — и прибавлю еще. устройство 
правильной торговой пропаганды черезъ армянъ на Тифлиск 
и на Волгу даже до Нижняго Новгорода. На все это при 



— 91 — 

всей ревности Кельс1ева его одного не станетъ. А Д'Ьло, 
какъ вы сами видите и знаете, животрепещущей, неотлага- 
тельное важности. — «Буй жел']^зо, пока горячо» пословица 
драгоц']^нная, которую вы, къ сожал']^шю, часто забываете. 
Я предоставилъ бы Кельс1еву раскольниковь турецкихъ, 6^- 
локриницкихъ и все съ ними связанное, а также устройство 
путей сообщен1я черезъ Галадъ и друг1я м-Ьста въ Одессу. 
Жуковскому и Кельс1еву вм'Ьст'Ь иоручилъ бы устройство 
СБладочнаго м']^ста въ Константиноиол'!^. Но Жуковскому 
исключительно всЬ д-Ьла по Кавказу, по Груз1и, по Волг-Ь 
и по Дону. Не стану распространяться, письмо дополню 
разговоромъ. Мн-Ь кажется, вы бы желали послать въ Кон- 
стантинополь Сохновскаго. По моему кр-Ьпкому уб'Ьжденш, 
Жуковск1Й будетъ тамъ въ тысячу разъ полезн'Ье. Онъ яс- 
н-Ье, практичн-Ье и кр-Ьиче въ мысляхъ, привыкъ къ д-Ьлу 
и безъ сомн'Ьн1я способн-Ье къ д-Ьлу коммерческому, ч-Ьмъ 
СохновскШ, — а тутъ коммерц1я и политика неразрывны. 
Къ тому жъ въ Турц1и должно держать себя очень лов- 
ко: пользуясь покровительствомъ турецкаго правительства и 
польскихъ аристократовъ, должно не только что не быть, 
но даже и не казаться ихъ оруд1емъ внутри ли Турцш, 
напр. противъ болгаръ, которыхъ турки душатъ по турецки, 
а поляки насильственно и подлымъ образомъ развращаютъ, 
по 1езуитски обращая ихъ въ католицизмъ — или вн^Ь Тур- 
ц1и, въ Росс1и, напр. на Дону, гд-Ь и турки и поляки и 
даже сами турецк1е раскольники, по свид']^тельству самого 
Кельс1ева, пресл'^^дуютъ анти-народно-русскую политику. Не 
только Сохновскаго, но даже Кельс1ева одного на это не 
станетъ, — надо послать ему на помощь Жуковскаго съ 
подробною и пространною, обязательною инструкц1ею 
для нихъ обоихъ и по моему мн']^шю должно послать какъ 
можно скор'1^е, ни какъ не позже м']^сяца. М']^сяцъ необхо- 
димъ и для прхобр-Ьтенхя турецкаго паспорта,' что я берусь 
сделать черезъ моего друга Булгара и для первой прочной 
и ясной обстановки новаго ассоц1ац1оннаго производства. 

Теперь поговоримъ о средствахъ: 

Каждому изъ нихъ надо положить не мен'Ье 2000 фр., 
да на разъ-Ьзды по 1000 фр. въ годъ = 3000 фр. Да 
Варвар*}} Тимофеевн-Ь около 2000 фр. и того 8000 франковъ. 
Гд4 ихъ взять? 



1 



— 92 — 

Есть только два источника. 

1. Подъ твоимъ поручительствомъ, Герденъ, и съ зайионъ 
или у тебя или отъ новой ассовдацш изъ фонда, котораго 
лучше и плодотворн-Ье употребить для общаго д-Ьла невоз- 
можно и который, должно над'Ьяться, дастъ бол^е 8000 фр. 
Деньги же не потребуются всЬ вдругъ, но въ разные сроки, 
положимъ по 2000 въ каждую четверть. 

2. Вся сумма, или по крайней м'Ьр'Ь 6000 фр. на обо- 
ихъ агентовъ, или по крайней м']^р']^ половина всей суммы, 
должна, по моему мн']^н1ю, выдана ассоц1ац1ею, какъ 
летуч1й капиталъ продуктивнаго потреблен1я. Я прибавилъ 
бы къ этому еще 2000 фр. на содержан1е постояннаго 
агента въ С'Ьверной Германии на русско-польской границ'1^, 
о чемъ скажу несколько словъ ниже. Безъ предварительной 
жертвы продуктивно потребительнаго капитала, безъ обду- 
маннаго см']^лаго риска никакое торговое д^^-ю состояться 
не можетъ. См-Ьлость разумной инищативы, в^ра въ раз- 
счеты разума составляютъ всю благородную сторону торговли. 
Къ томужъ въ нашемъ Д'Ьл'Ь рискъ состоитъ только въ вы- 
боре людей. Открыт1е путей сообщен1я возможно, нужно 
только ум-Ьть воспользоваться УТОЮ зозможностью. 

Если в-Ьрные, правильные, широк1е пути сообщен1я будутъ 
открыты какъ на Запад-Ь, такъ и на Юго-Восток'Ь, то ка- 
питалъ потраченный на агентовъ вознаградится сторицею. 
Предоставляю Огареву разсчитать фпнансовымъ образомъ, 
какая часть жертвъ и выгодъ выпадетъ на долю фонда и 
какая на долю ассоцхацш, а также и приблизительную долю 
писателей. — Потомъ можно будетъ подумать и объ агент* 
въ Швец1И. 

Знаю только одно, что если вы теперь не дерзнете, то 
никогда ничего не сделаете. Въ посл-Ьднее время намъ от- 
крылось множество средствъ и дорогъ, который требуютъ 
только прочной организац1и. — На запад'Ь поляки, на вое- 
ток* все то, о чемъ пишетъ Кельсхевъ. — Требуется только 
ума, да см1Ьлой р1Ьп1ительной воли — усп1Ьхъ несомн"Ьненъ. 

Теперь объ агент1; въ Герман1и. — Еслибъ мы были уве- 
рены въ Блюмер-Ь, то можно было бы употребить его. Но 
я предпочелъ бы челов-Ька совс^мъ не компрометирован- 
наго, Д'Ьльнаго, честнаго, но очень скромнаго и очень осто- 
рожнаго, ст которымъ бы пмЬли д'Ьло и о которомъ знало "и 



^ 



г 



93 — 



самое малое число людей. Такой челов'Ькъ, съ русскимъ не 
запятнаннымъ паспортомъ, войдя въ скроиныя и тайныя 
отношешя съ необходимими н']^мцами и поляками, принесъ 
бы безконечную пользу. Онъ могъ бы шить въ Берлин*]^, а 
въ случа']^ необходимости ']^здить въ Бреславль, или куда 
будетъ нужно. Не можетъ ли Б. выбрать одного изъ 
скромныхъ русскихъ, учащихся въ берлинскомъ университет'!; 
— 2000 фр. бедному человеку будетъ огромною помощью, 
вм'Ьст'Ь съ т'Ьмъ они обяжутъ того, который возьметъ ихъ 
и который будетъ поэтому смотр']^ть на д'^ло не какъ на 
вольное диллетанство, а какъ на обязательную службу. 

Косеиловскому написалъ. Наиисалъ также и своему Бул- 
гару, на всякШ случай, чтобъ узнать, возьмется ли онъ до- 
ставить мн-Ь турецшй паспортъ. 

А за т-Ьмъ Вашъ М. Бакунинъ. 



Фондъ, о которомъ говорится въ этомъ письм-Ь, по всей 
в-Ьроятности, — деньги, 25.000 фр., оставленные Бахметьевымъ 
Герцену и Огареву (см. въ Посмертныхъ Сочинен1яхъ Герцена) 
а что такое Ассоц1ац1я, мы не знаемъ. По всей вероят- 
ности, что одна изъ ефемерныхъ политическихъ группъ, как1я 
часто составляютъ русск1е люди. 

Нечего говорить, что широюе планы, которые изложилъ 
зд-Ьсь Бакунинъ, выполнены не были. Только Н. И, Жуковск1й 
пробылъ н-Ькоторое время въ Герман1и, наблюдая за распрост- 
ранен1емъ изданхй Лондонской «Больной Русской Типографш». 



ХУП. 

Е М М Ъ толст'Ьйшей 
и благороднМшей 19/7 Ноября 1862. Лондонъ. 

изъ смертныхъ. Ю. РаДШц^^оп Огееп. Ж 

Моя милая, моя добрая, моя благородная и толстейшая 
Етта. Наконецъ получилъ отъ васъ живое слово. Спасибо 
вамъ. Но не веселое вы мн* пишете. Ап1оп1е еще въ Ир- 
кутске; — изъ вашихъ словъ я долженъ понять, что она 



— 94 - 

почти желаетъ остаться тамъ. — Если такъ, если у ней са- 
моГ| н']^тъ р']^шительной потребности ']^хать ко мн']^, если 
по']^здка ея ко мн*]^ будетъ сопряжена съ мал']^йшей жертвой, 
если ей можетъ быть хорошо и безъ меня, то, ради Бога, 
пусть обо мн-Ь не думаетъ, пусть остается. Вы говорите, 
что она ждетъ моего посл']Ьдняго, р'!}шителънаго слова. Вотъ 
оно: она свободна, и по праву, и по справедливости, да но 
моему искреннему, сердечному благословенш, она можетъ 
располагать собою, пм-Ья въ виду только свое счастье, кото- 
рое для меня дороже всего. Ея право несомн^^нно, и за ско- 
рымъ оффищальнымъ признан1емъ его А'Ьло не станетъ. — 
Но и въ такомъ случа-Ь, любезный другъ, я буду просить, 
остаться ей я секейетву ее ;фугомъ. Они, б^щые, оторван- 
ные отъ своего прежняго круга, перенесенные нвою же въ 
чуждый имъ Иркутскъ, живутъ тамъ совершенно одни, безъ 
помощи, почти безъ друзей. — Ваша дружба къ нимъ будетъ 
имъ помощью а для меня хоть н']^воторымъ успокоен1емъ. — 
Будьте сов'Ьтникомъ, другомъ для Ап1;оп1е, для 8орЫе, и не 
давайте Юл1И Михайловн']^ со страху лишать сыновей своихъ 
университетскаго воспиташя. Я жъ потребую отъ братьевъ, 
чтобъ они выд']Ьлили и отдали Ап1оп1е мою часть въ им']^ши, 
въ которой я самъ р'Ьшительно ужъ нуждаться не буду. — 
Эта часть не фикц1я, она составить довольно значительный 
капиталъ. Но если Ап1оше сама хочетъ ко мн-Ь, тогда пусть 
"Ьдетъ скорее, я приму ее съ восторгомъ. В-Ьдь она въ 
моей любви сомн']^ваться не можетъ. Вотъ вамъ и ей мое 
последнее и р-Ьшительное слово. — Пусть теперь она р^- 
шается, не спрашивая ничего и никого, кром!; своего 
сердца — сердце не лжетъ никогда, когда челов-Ькъ по какинъ 
бы то нибыло вн^^шнимъ или внутреннимъ соображен1ямъ, 
не заставляетъ его лгать насильственно. — Что теперь вамъ 
говорю, то пишу и ей — пусть выбираетъ по сов'Ьстн и 
пусть см^ло и твердо ироизноситъ р-Ьшенхе надъ нами обо- 
ими. Я самъ жду его, потому что жизнь моя должна опре- 
д-Ьлиться т'Ьмъ, прх-Ьдетъ ли она, или н'Ьтъ. — Если не пр1- 
"Ьдетъ то я буду считать себя вправ']^ пустить себя въ бол^е 
рискованный оборотъ по д'Ьлу, которому вм^ст-Ь съ нею до 
сихъ поръ принадлежала жизнь моя, и которому я буду 
тогда принадлежать исключительно. — Я можетъ быть былъ 
бы давно ужъ въ ВаршавФ или даже въ Россш, еслнбъ не 



г 



95 — 



ждалъ Апроше. — Вы просите новостей. Да чтожъ я вамъ 
скажу интереснаго? Надъ политикой вы см-Ьетесь, а я не 
хожу ни въ театръ, ни въ ассамблеи и модами не занима- 
юсь, — могу говорить только о иолитик-Ь. Такъ вотъ видите 
ли, сударыня вы моя, удалось намъ наконецъ заключить со- 
юзъ оборонительный и наступательный съ полъскимъ цеит- 
ральиымъ народнымъ коммитетомъ въ Варшав*]^ для низвер- 
жешя союзными силами настоящаго порядка вещей. Войска 
наши въ Царств-Ь Яольскомъ, въ Литв-Ь и въ Украйн-Ь, т. е. 
офицеры двухъ корпусовъ вошли ужъ въ союзъ и образовали 
военный комитетъ съ сл'Ьдующимъ лозунгомъ: «Земля и во- 
ля» — определяю щимъ ц'Ьль и смыслъ предполагаемаго дви- 
жешя. — Что — страшно? а? — Постойте — будетъ еще 
страшн'Ье. — Къ весн* будетъ въ Царств-Ь Польекомъ воз- 
стан1е польско-русское, въ которомъ безь сомн'Ьн1я теперь 
и я приму участ1е. — Вотъ вамъ, сударыня, на первый разъ 
и довольно, — а если не довольны, пеняйте на себя, другой 
разъ не требуйте отъ меня новостей. Военные комитеты 
распространяются по Ц'Ьлой Росс1и вм'Ьст'Ь съ осаднымъ 
положенхемъ, вводимымъ везд-Ь правительствомъ, — и свя- 
зываются между собою. Союзъ нашъ съ несчастною, изму- 
ченною Польшею благословленъ и въ Петербург-Ь и въ 
Москве. — Вс^мъ воля, а границы между нами, Польшею 
и Украиной естественно опред-Ьлятся свободною волею ос- 
вобожденныхъ народовъ — посл-Ьдвее слово: Славянская фе- 
дерац1я, а что славянину здорово, то н-Ьмцу смерть. — Въ 
Росс1И производится теперь повсем-Ьстная агитац1я, ц-Ьль 
которой созван1е Всенароднаго Земскаго Собора, единое по- 
собнаго р1^шать мирно, безкровно вопросы неотлагательные, 
но для правительства нашего неразр-Ьшимые. — Знаю, что 
все это будетъ вамъ очень не по сердцу и что вы будете 
меня страшно бранить, но такъ в-Ьрю въ ваше благородство, 
что не боюсь вамъ высказать правду. Къ тому же все это 
и для самого правительства ужъ не тайна — оно видитъ 
опасность; но противъ нея н-Ьтъ оруж1я. 

И такъ, любезный другъ, возвращаюсь къ тому, что мн'|1 
еще дороже: пусть прежде всего Ап1оте будетъ счастлива. 
Если ей нужно остаться, — пусть остается, — я не стану 
ей на дорог-Ь, и не буду преградою къ ея счастью. Если 
ей нужно 'Ьхать ко мн*, тогда помогите ей вн'Ьхать — 



— 96 — 

сначала вт. Россш. — Деньги ей высланы. — Держать ее 
не могутъ. — Да наконецъ жена, ищущая мужа, можетъ и 
безъ позволен1я уЬхать. — Никто, даже это правительство, 
не упрекнетъ ее въ этомъ. — Пусть -Ьдетъ сначала къ мо- 
имъ роднымъ въ Росс1ю, — главное выбраться ей изъ Ир- 
кутска, — потомъ ко мн-Ь. — Но дай Богъ мн* скор-Ье узнать 
о ея посл']^днемъ р^^шенш, а на что бы она не р']^шилась, 
пусть будетъ она счастлива. 

Ас1(1ю. Вашъ М. Б. 



ХУШ. 
КЪ НЕИЗВ-ЬСТНОМУ. 

19/7 Ноября 1862. Лондон. 10. РаЛ(1111ё:1оп Сггееп. \У. 

Пользуюсь новымъ адресомъ, даннымъ мн-Ь г. СЬ. МИхзЬе!! 
Сггап!;, во первыхъ чтобы попросить васъ передать прила- 
гаемое письмо жеи*}; моей Антон!и Ксаверьевн']^, если она 
еще въ Иркутск*, или въ ея отсутствхи Юл1и Михайловне 
или Соф1и Бсаверьевн']^ Бвятковскимъ. Съ завтрашняго дня 
начну пересылать т-Ьмъ же адресомъ <Колоколъ>. 

Вопервыхъ мой адресъ черезъ Пекинъ. 

Еп§1апс1 — Ьоп(1оп. рег Оуег1ап(1 Ма11. 

У1а 8Ьап§Ьа1 апЛ МагзеШез 

Г. Р. Кое 

Гог гет1Шп8 1;о Гаппу АНЬогр. 

2. Л\^еисотЪе. Рагк-КоаД 

В1аск11еа1;11-Кеп1; 

Кажется ясно. - — Пишите чаще, я буду акуратнымъ ко- 
респондентомъ и комис1онеромъ, и, если можете, дайте мн4 
изв-Ьспе о моей бедной жен-Ь, по которой у меня сердце 
изныло. Напишите ужъ для того, что вещи, посылаемыя къ 
вамъ до васъ доходятъ, а то в-Ьдь не будетъ охоты къ вамъ 
посылать. Какъ мн']^ приказано, я посылаю это письмо и 
буду посылать газеты, книги, брошюры, пожалуй ц'к[ыми 
пакетами на фирму Ьапе Сга^у^ог! еЬ С. а Тхеп-Тзш съ 



— 97 — 

просьбою пересылки чрезъ Русское посольство въ Пекин']^ 
г-ну N. К., еслп его н-Ётъ бол'Ье въ Тянзин']Ь. Ваше д-кло 
судить хорогаъ ли этотъ адресъ или нЬтъ, и если нужно, 
поправьте его, только толково и четко. Ваше д'кдо также 
поручить г-ну N. N. разсчитываться съ домомъ Ьапе Сга\у- 
Гог(1 е! С. за пересыльный издержки. Мы зд']^сь не только 
скупимся, но собираемъ, какъ вы увидите изъ «Колокола», 
деньги В7> нашъ лондонсюв фондъ на «русское д'Ьло», ко- 
торое изъ области теор1и на вс']Ьхъ парусахъ летитъ въ М1ръ 
практическихъ разр']^шен1в . . « А вы въ Сибири богаты, со- 
бпраПте и присылайте въ фондъ, если хотите, по тому же 
самому адресу. Я жъ съ своей стороны, по немногу пере- 
шлю вамъ много интереснаго. 

Вс']Ьмъ помнящпмъ и любяш.пмъ меня дружеск1Й поклонъ. 



Это письмо, очевидно, не было отправлено. Возможно, что 
то же случилось и съ письмомъ № ХУП, — такъ какъ оба 
письма находятся у насъ въ оригиналахъ. 



XIX. 

АП ООиУЕККЕМЕНТ СЕЫТКАЬ 
ВЕ Ь'ШВиККЕСТЮК Р0ГЮХА18Е 

Ьогвдие 1е тоиуетеп! ро1опа18 а ёс1а1ё, поиз, уо8 ат18 
гивзез й. 81-Рё1;ег8Ьоигд еЬ к Ьопс1ге8, поив ау1оп8 еврёгё 
^и'ипе раг11е (1е8 1гоире8 гиезез, саШоппёез (1ап8 1е гоуаите 
(1е Ро1о§пе, 8'ишга1Ь й Уои8. Ьез гаррог18 дие поив гесеухопз, 
пои8 ^оппа1еп(; Иеи д.е сго1ге дие, тхеих 1п8р1гёв сеие Го18 
^и'еп 1831, по8 оШс1ег8 еЬ пов воМакз сотргеп(1га1еп1 ^ие роиг 
8егу1г поЫетеп! е! еШсасетепк 1еиг ра(г1е, Не (1еуга1еп1 ее 
8ои1еуег ауес уоиз соп^ге 1е ^оиуегпетеп! с1е 81-Рё1ег8Ьоиг^, 
^и^, 1ои1 еп уоиз ё^огдеап!;, (1ё8110поге еЬ регс1 1а Кивзхе. Кое 
еврёгапсев пе ее 8оп1 рае епсоге гёаИзёев. А ^и^ 1а ^аи1е ? 
Коиз ёиопз-поиз 1готрё8 зиг 1ез (ИзровШопз йез 1гоирез 
гиззез ? — Коп, сез (ИзрозПюпз, Х&пХ йапз Ъеаисоир (1е гёрь 

7 



— 98 — 

тепЫ (1ЧпГап1епе ^ие (1ап8 ГагЬШепе, ёЫеп!; ехсе11еп1;е8 ; сев 
8о1с1а1;8 аиепс[а1еп1; ауес хтраНепсе 1е 81§па1 Ле 1а гёУоНе. 
Роиг^ио^ пе 8е 80П 1-118 рае 8ои1еуё8 ? 

В1еи те ^аг(1е (1е 1отЬег Лапз 1ез гёспт1паиоп8. В'аШеигз, 
поиз аи1ге8 Киззез, еЬ зигкои! йапв 1е тотеп! асЬие!, поиз 
аигюпз таиуахзе дгйсе (1е поиз регтеИге 1е тош(1ге гергосЬе 
а 1а паНоп ро1опа1зе. Магз роиг Ъгеп аррг6с1ег 1а з1*иа1;юп 
ас1ие11е, 11 поиз Гаи! сопзШег ип ГаН. 

Ье СотИё Сеп1га1 с1е Vа^80V^е, ^и^ с1'аЬог(1 зетЫаК; ауо1г 
1епи а соеиг ГаШапсе ауес 1е рагИ гёуо1и1:юппа1ге еп Киз81е 
еЬ аУо1г Ьеаисоир сотр^ё зиг 1е8 сИзрозхиопз 8утра^11^^ие8 
с1ез 1гоирез сап1оппёез еп Ро1о^пе, — зетЫе (1апз 1е (1егп1ег 
тотеп! спИдие ауо1г сотр1ё1:етеп1; сЬап^^ё с1е репзёе, в!, зе 
с1ёйап1 (1е8 аззигапсез розШуез е! Ыеп Гоп(1ёез Ле поз оШс1егз, 
— 11 зетЫе ауо1г сги ^ие сотр^ег зиг 1е зесоигз (1ез 1гоире8 
гиззез ей! ё\.ё ипе ГоИе, та13 ^и'^1 ЫЫк ргой^ег (1е 1еиг ёЪгап- 
1етеп1: тога1е! Ле ГЬёзйаИоп ди! с1еуа11; еп ё1ге 1а сопзёдиепсе 
па1иге11е, роиг 1;отЪег зиг еИез а Г1тргоу181;е е!; роиг 1е8 с1ё8аг- 
тег. Ьез Ро1опа1з (1'а111еигз тап^иап1 (1'агтез, И ГаИаН 1е8 
ргепг1ге (1е Гогсе аих 8оИа1з. Мога1етеп! раг1ап1 1е8 Ро1опа1з 
ё1:а1еп1 (1апз 1еиг с1го11;, саг 1ап1 ди'11 зе 1;гоиуе ип зоИак 
гиззе 8иг 1е 1еггио1ге ро1опа18, а щошз ^иЧ1 пе зоК; ип аШё, 
ип ат1, И ез! Ьогз 1а 1о1. Вопс г1еп (1е р1и8 па1иге1 е1 6.е р1и9 
1ё^11;1те ^ие с1е ГаЦадиег е! (1е 1е 1иег роиг з'етрагег с1е зез 
агтез. Зе сго1з 8еи1етеп1 дие 1е СотИё Сеп1;га1 с1е Уаг80у1е а 
сртт1з ипе Гаи1е (1е са1си1 : 11 пе з*ез1; раз ргосигё Ъеаисоир 
с1'агтез раг се тоуеп, та18 И а (1ё1ги1(: (1'ип зеи! соир 1е 1;га- 
уа11 (1'ип ап ; 11 з'езк рг1уё (1'ип зесоигз 1трогкап1, ]е (11га1 
Гогш1(1аЫе, соп1ге 1е доиуегпетеп! гиззе, ^и^, гишё еЬ 1ои1 а 
ГаИ (1ётога118,ё 1п1ёг1еигетеп1 о1; тёргхзё аи (1е110Г8, ей1 ё1ё 
шсараЫе (1е 1ииег соп1;ге 1е8 Ро1опа1з е! 1ез Киззез гёип18. 
Ь'ипюп ёкаН-еИе роззхЫе ? Ои1, саг 1а ргорадапс1е ауа1! ё1ё 
еГбсасе е! поз зоИа^з ауа1еп1 аиеп(1и ауес ьтраНепсе ГЬеиге 
(1е 1а (1ёГ1Угапсе, е! аи ргетгег сг1 (1е гёУоНе, ,]екё раг 1е8 ра- 
1;г1о1;ез ро1опа1з, р1и8'1еигз сотра^пшз ауа1еп! ргё1ё 8егтеп1 
811Г 1е (1гареаи рориЫге рэг!ап1 сеЫе 1пзсг1р!1оп : 2ем1Ла I 
\УостА, еЬ п'аиеп(1а1еп1 р1и8 ^ие ГарргосЬе (1е8 Ьап(1е8 гёуо- 
1и11оппа1ге8, роиг зе ]о1п<1ге а еИез. Ма18 1ог8дие се11ез-с1, аи 
Ие 1 (1е 1еиг кепЛге 1а та1п, 1;отЪеп1 зиг еПез роиг 1е8 (1ё8агтег 
(1е Гогсе, с*ез1-а-(11ге роиг 1ез ё^ог§ег, а1огз с11ап§^еап1 пёсез- 



— 99 — 

8а1гетеп1; (1'11итеиг, сев тётез 8о1(1а1;8 81 Ыеп ргёрагёа, е! ^и^ 
ё1а1еп1 8иг 1е рош1 с1е ве 8ои1еуег ауес Уои8 е! роиг уоив, йе- 
ушгеп! У08 еппет18 асЬагпё8. II ез! а сгахпёге 1па1п<:епап1 ^ие 
1еиг ехазрёгаНоп пе 8о11 (1'аи1ап1 р1и8 ^ог1е дие 1еиг8 с118ро- 
8Шоп8 8утра1Ыдие8 е1 1еиг8 еврёгапсез ауа1еп1; ё1ё с1'аЪогс1 
1агдез е!; зёпеизез. Ье ^оиуегпетеп* гиззе 8*е1Тогсега паШге!- 
1етеп1; а аШзег е! к епуешюег 1ои1е8 1еиг8 таиуахзез раз- 
8ЮП8... Се1а (1еу1еп(1га11; а1ог8 аи Иеи (1е ГаШапсе (1ё81гёе, 
езрёгёе, еп1;ге 1е8 Ро1опа18 е! 1е8 Киззез ипе §:иегге(1е Лез^гис- 
Поп, ип дгаг1с1 таШеиг ^и^ пе роиггаИ ргой1ег ^и'аиx АИе- 
тап(18 (1е ВегИп е! с1е 81;-Рё1ег8Ъоиг§[, е1 ^и^, регтеиег-то! д.е 
уоиь 1е (11ге, 'те881еиг8, регйгаИ: епсоге ипе Гохз 1а Ро1о^пе. 

Ьа Ро1одпе, ауес 1;ои1; се1 Ьёго18те ^и^ Лв.Н та1п1епап1; 
Га<1т1га11оп ди топ(1е, роигга-1;-е11е гёзаз^ег а Пйуазхоп сот- 
Ыпёе Лез 1;гоире8 гиззез е1 ргизвхеппез, з! уоз раузапз пе зе 
8ои1ёуеп1; раз еп таззе виг 1ои1;е Гё1;еп(1ие (1и 1егп1;о1ге ро1о- 
па1з б! 81 1а гёуо1и1;1оп ро1опа1зе аизз! Ыеп ро1Шдие ^ие 
80с1а1е, ргепап! 1е сагас1ёге 1;егг1Ые с1'ип СН1ор8кг Ейск е! 
зигуапЬ зоп соигз па1;иге1, пе гои1е раз зев йо18 (1апз 1а ЬНЬи- 
аше, с1ап8 ТОкгаше е! ^и8^ие йапз Ретр1ге гиззе ? ^е пе 1е 
репзе раз. Уоз раузапз ЬёзНеп! епсоге, рагсе ^и'^1з пе уоиз 
сго1еп1 раз аззег !ог1;з ; та18 1о^з^и'^18 уеггоп! (1ез 1;гоире8 
ги88е8 тё1ёе8 4 уоз гапдз, Из сёЛегоп!; а ип еп1;га1петеп1 1п- 
у1пс1Ые. 

Ь'ип1оп (1е8 1гоире8 гиззез аи тоиуегаеп! ро1опа18 ез1 роиг 
поиз ипе диевМоп (1е гё11аЫИ1а1;1оп тога1е е1 с1'Ьоппеиг, роиг 
уоиз с^ез!, ипе диезИоп с1е заШ. Еп уие д.е сеИе пёсеззИё 1т т1- 
пеп1;е гез^егопз-поиз 1ез Ъгаз сго18ё8 е1 пЧшхгопз-поиз раз поз 
€^ог48,Уои8, огоцуегпетеп!; ргоу1801гес1еГтзиггес1;1оп ро1опа18е 
е! поиз, гёУо1и1;юппа1ге8 Ле 1а Ки831е, роиг гёрагег 1е та1 Га11 ? 
81 уоиз репзег, те8з1еигз, дие 1;е1 ез!; Уо1;ге (1еуо1г е1 1е пб1;ге, 
^е те1;з а уо1ге8егу1се 1;ои1е таЪоппе Уо1оп1ё е1: 1а соорёгаИоп 
асЙУб (1е тез ат18-сотра1г1о1;ез а Ьопс1ге8, а Рё1ег8Ъоиг§ е1; 
8иг1ои1 еп Ро1о§пе. Коиз роиуопз уоиз аЫег (1е (1еих тап1ёге8: 
<1'аЬог(1 раг ипе сНуегзюп еп Ки8з1е, еп 1п^и^ё^ап^; 1е ^оиуег- 
петепк раг с1е8 адиа11оп8 1п1;ёг1еиге8 еЬ еп ГетрёсЬап* (1е 
сопсеп1гег 1ои1;е$ зез Гогсез сопкге Уоиз. Роиг се1а поиз 1й- 
сЬегопз с1'ассё1ёгег Гог^апхзаИоп зесгё1е е11а ргорадап(1е (1апз 
Гагтёе, аш81 ^ие с1ап8 1е8 ргоушсез, айп ^ие з! уо1ге гёуо- 
ХиИоп 8'ё1еп(1 ]и8ди'аих СгопИёгез с1е 1а Ки831е, е11е у 8011 ас- 



— 100 — 

сиеНИе еЬ сопИпибе Гга1егпе11етеп1.. МаШеигеиветеп! е11е 
поив а рп8 а Г1тргоу181е. Коив уоие Гауопз (111 П у а ^ие1^ие8 
то18, еХ поз ат!» Ле Рё1егЬоиг^ уоиз Гоп1: гёрШ, поив пе 
8отте8 ра8 епсоге ргё18 (1и 1ои1, ек 81 поив ёИопв аЬапс1оппё8 
а пои8-тёте8, И поив ГаиЛгаИ вапв (1ои1е ип ап, реи1;-61ге 
(1еих ои тбте 1го18 апв роиг Гог^апхваЦоп с1е пов Гогсез. 
Роиг1;ап1 ^е пе с1ои1е рае ^ие 81 1е8 раувапз (1е 1а ЫШиапхе еЬ 
(1е Г1Лсга1пе ее 8ои1ёуеп1; еп тавве, сеих <1е 1а дгапс1е Кив81е 
пе 8е 8ои1ёуеп(, айве!, е1 уоив роиуег йЬте виге ^ие поив пе 
(1огтоп8 рае. 

Ье весопЛ тоуеп (1е уоив вегухг вега!! (1е Гогтег еп Ро1о^пе 
ек (1ап8 1е сатр тёте (1е 1а гёУо1и1юп ро1опа1ве ипе 1ёд1оп 
ги88е. СевЬ 1а топ оЬ^е! рппс1ра1 е1; топ усеи 1е р1и8 сЬег. 
И п'у а аисип (1ои1е дие Гех18(,епсе (1'ипе Дё^юп па11опа1е гцвве 
ауес се с1гареаи та^п^й^ие : Ьа Тегге е1 1а ЫЬегЫ рго(1и1га11; 
ип ей'еЬ тога! 1ттеп8е ее виг 1ои1е Гагшёе гивве (11п^ёе 
соп1;ге уоив е1 виг 1;ои1;е 1а Кивв1е. Ье веи1 Га11 (1е воп ех181;епсв 
ё^и^уаи(^га^Ь а р1и81еиг8 ЬаЫИев ^а^^пёев. МаШеигеивешеп! 
1а гёаИвагхоп с1е се рго^е1; евЬ деуепие запв сотрага1воп р1и8 
сШйсИе ^и'е11е пе Гей1 ёкё 11 у а ип то18. .1е пе геу1еп(1га1 рае 
виг П08 дг1еГв. В'аШеигв, зе Уоив 1е гёрё1е, Уоив ауег ё1ё раг- 
ГаНетепк (1апв 1е (1го11; (1'ад1г сотте Уоив Гауег ГаИ. Ма!» 
уоив пе Уоив ёкоппегег рае (1е се дие 1е ву81ёте ^ие Уоив ауег 
ас1ор<;ё, аргёв тйге (1ёиЬёгаиоп вапв с1ои1е, 8у81ёте ^и^ ехс1и- 
аи 1ои1е Го1 с1апв 1а вутра1;Ые ек (1апв 1а соорёгаНоп (1е8 
1;гоире8 гиввев, а11 рго(1ии ёапв 1ев (ИвровЩопв (1е се11е8-с1 ипе 
гёасИоп гедгеиаЫе. Ьев 1гоирев гиввев воп! ехазрёгёев е! 80п1; 
роивзёев раг 1еиг8 сЬеГв а с1е8 акгосИёв ехёсгаЫев, дш, еп гё~ 
уеШап! 1ев кашев е! 1е8 уеп^еапсев Лее рори1а1;1оп8 ро1опа18е8, 
тепасепк с1е 1гапеГогтег сеЫе ^иегге еп ипе 1иие а тогЬ, еп 
ипе 1иег1е а1госе. С'ееЬ по1ге (1еуо1г к поив, уов ат1в гиееев 
^иап(^ тёте, (1в поив зекег еп1ге 1ее воИа1е гиееев еЬ уоив, 
роиг етрёсЬег, вЧ1 еп ее! епсоге 1;етре, 1а сопвоштаи<ш. (1е 
по1ге Ьоп1е е! (1е уо1;ге таШеиг, роиг еаиуег еп тёте 1етр8 
ек 1а гёУо1ииоп ро1опа18е еЬ 1а гёуо1и11оп гиеве, еп сЬегсЬап! 
а гёсопсШег 1е реир1е ро1опа1в ауес 1ев воИа^е гиевез е! еп 
поив е1Гог(^ап1 (1е гатепег сее (1егп1еге а (1ев 8епитеп1е р1и8 
китахпе. Ьа ^йске ее(, (11Шс11е е! е11е с1еу1епс1га шфоезхЫе в! 
уоие п*ё1ев рае рёпё1гёв аи тёте с1едгё дие поие с1е 1а пёсез- 
вНё 1ттшеп1:е с1е сеИе гёсопсШаИоп, е! з! Уоив пе поив аИег 



г 



— 101 — 

раз 1аг^етеп1 еЬ 6.в р1еш соеиг. Уоцз поиз ауег т!», тез 
ат18 е! той <1ада ипе розШоп ехсез81уетеп1 (1ёИса1е е1 сп- 
Идие. Аргёз 1ап1; &е рагоТез 8утра1Ь^^ие8 ёсЬап^ёев, аргёз 
1;ои1е8 1е8 сопуепИопз агг616ез, сопс1ие8, гаИйёез, поив пе 
зотгаез раз тёте вйгз аизоигЛ'Ьи! ^ие уоин УоиИег с1е поиз. 
Зе уоиз а! ёсгИ репйап!; сез 1го18 (1егп1ег8 то1з 1еиге виг кИге, 
]е уоиз 8иррИа1з (1е те (11ге 81 ]в йетахз аПег еп Ро1одпе ; ]е 
п'а! рае ге^и ип ток (1е гёропзе е* Уоиз т'ауег ГаН с11ге раг 
тез ат18 Вго^п е! 2еЪ^о\V8к^ дие ]в п'ауахз ^и'А гезкег а 
ЬопЛгез е! ^ие .]е п*ауа18 пеп к Ыге рагт! Уоиз. Уоиз еп ауех 
&^{ <1е тбте ауес ХеЪго'у^зк!, дш уоиз а роигкап! с1оппё с1ев 
ргеиуев хггёсизаЫез (1'ип йёуоиетеп! запз Ъогпез ; Уоиз Гауег 
роиг аш81 (Иге сЬавзё с1е 1а РоХо^де. Ье ргоуегЪе тезе с111 : 
« Насильно мплъ не будеть », е! з! Уоиз регзхзкег с[ап8 сез 
сЦзрозШопз епуегз поив, Уоиз Гегег Ыеп йе поиз 1е (11ге, 
сотте уоив Гауег йё^^ ШХ, саг, рпуёв Ле Уо1ге 8утра1Ые е! 
4е уокге сопйапсе, поив пе вегопз пеп еп Ро1о^е, поиз п*у 
роиггопв пеп. 

Роиг ^ие 1а ^огтаНоп Л'ипе 1ёд1оп гиззе еп Ро1о^пе 8о11 
розвхЫе, И Гаи! с['аЪог(1 ^ие 1е ОоиУвгпетеп1 сеп1га1 ро1опа18 
8о11 Ыеп сопуа1пси (1е воп иШНё роиг 1а саизе ро1опа18е, е! 
^и'^1 Гавзе рагкадег се11е сопУ1сиоп раг и)из 1е8 сЬеГз рппс!- 
раих (1е ПпзиггесИоп ро1опа18е, саг з! сез (1егп1егз топ1геп1 
с1е 1а таиуа18е Уо1оп1ё, ои 8еи1етеп1 &е ГшсИ^ёгепсе, т1еих 
уаийга пе раз соттепсег, се11е а^ахге пе роиуап! гёи831г 
^и'^ сопсИИоп ^и'е11е 8о11 Гог1етеп1 е1 соп81аттеп1 зои1епие 
раг 1е8 зутра1Ые8 ро1опа1зез. II Гаи* а1ог8 ^ие Уоиз пе уоиз 
1а1з81е2 раз еп1;га1пег раг 1а ра881оп з! пакигеИе (1ез гергёваШез, 
ои <1и то1Пв дие Уоиз пе Ггарр1е2 дие 1е8 дёпёгаих, 1е8 со1о- 
пеТв, шс1из1уетвп1 зивди'аих та]*ог8, 8иг1;ои1 1е8 оШс1ег8 
•а1)ешавёв еЬ- еп-^ё»ёг&\ 1ои8 1е8 оГйс1ег8 ^и^ вегоп!; йёвхдпёз 
сотте тёсЬапкз еЬ оррге881Г8 раг 1а уо1х Лее воМакз гиззез 
рпзопп1ег8. Оиап! к сеих-с!, аргёз 1е8 ауо1г ге1;епив аззег (1е 
1етр8 роиг ^и'^18 рихззеп! зе рёпёкгег с1е Гезрп! (1е8 Ро1опа18, 
11 Гаи(1га11 Шззег в'еп аПег сеих с1'еп1ге еих ^и^ пе уоис1гоп1 
рае Га1ге рагИеде 1а1ёд10П ро1опа18е, саг Из (1еу1еп(1гоп1; аи1ап1 
€1е ргора^акеигз <3апз 1е 8е1п йе Гагтёе гиззе, с1ап8 1адие11е На 
ге1оигпегоп1. 

Ке репзег раз, теззхеигз, ^ие ^е ргё1епс[е уоиз 1гаро8ег йез 
соп^Шопз ; ]е уоиз ^18 81тр1етеп1 сеПез ^и^ те рагахззеп! 



— 102 — 

пёсе88а1ге8 роиг дие 1а ^огтаНоп (1'ипе 1ёд1оп гиззе еп Ро1одпе 
8011 ро881Ые. С'езк а уоиз к (1ёс1(1ег, 81 уоиз еп Уои1е2 ипе ои 
поп. 

А се1;<;е Ьеиге 8о1еппе11е, ой 1е 80г1; с1е по8 (1еих раув ее с1ёс1(1е, 
]е Уои8 а(1]иге с1е те гёроп(1ге са1ёдоп4иетеп1 е!; ГгапсЬе- 
теп1 : Ауе2-уои8 сопйапсе ёп поиз ? Уои1е2-Уои8 дие^е у1еппе 
ёп Ро1о§пе ? Вё81ге2-Уои8 1а ГогтаЦоп (1'ипе 1^^оп гизве ? 
Роиуе2-уои8, уои1е2-уои8 сопзепИга 1ои1е8 1е8 соп(1Шоп8 8ап8 
1е8^ие11е8 е11е йе 8аига11; ех181;ег ? Уо1с1 се ^ие ]е уоив (1етапс1е 
(1е те сИге аувс 1а ГгапсЫзе дш сопу1еп1 к (1е8 Ьоттез ^ш зе 
Ъаиеп^ роиг 1а ИЪегЬё. Ш (1ап8 1;ои8 1е8 саз, з'езрёге ^ие уоиз 
пете геГи8еге2 раз аи тохпз ипе гёропзе. СеИе гёропзе (Ис^ега 
та соп(1и11;е еЬ з'езрёге, тезз1еиг8, дие се зега ипе гёропзе 
8утра(,Ыдие. ^е Гезрёге е! роиг Уои8 е!; роиг поиз, саг дио1 
ди'оп еп сИзе, поз саизез зоп! хпзёрагаЫез ; тагз ди'еИез 1е 
8о1еп1; ои поп, поиз Шзопз 1ои8 1с1 (1ез уоеих аг(1еп1;8 роиг 
уо1ге 1потр11е запз соп(1Шопз е! ^иап(^ тёте. 

ЬопйгеЗу 2 ^^ёV^^е^ 1863. 



ПЕРЕВ'ОДЪ 



ЦЕНТРАЛЬНОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ ПОЛЬСКАГО 

ВОЗСТАШЯ. 

Когда вспыхнуло польское движен1е, мы, ваши русск1е 
друзья въ Петербург-Ь и Лондон 1Ь, над^Ьялись, что часть 
русскихъ войскъ, расположенныхъ въ Царств^Ь Польскомъ, 
соединится съ вами. Св']Ьд1>н1я, каБ1я мы получали, давали 
намъ основан!е в']^рить, что на этотъ разъ ]ваши офицеры 
и солдаты, лучше настроенные, ч'Ьмъ 1831 г., поймутъ, что 
для благороднаго и д-Ьйствительнаго служен1я ихъ отечеству, 
они должны подняться вм^Ьст^Ь съ вами противъ правительст- 
ва с.иетербургскаго, которое, рЬжа васъ, безчеститъ и гу- 
битъ Росс1ю. Наши надежды еш.е не осуществились. Кто 
виноватъ? Были ли мы обмануты относительно настроеюя 



— 103 — 

русскихъ войскъ? — НЬтъ, это настроев1е во многпхъ пол- 
кахъ, какъ п-Ьхотныхъ, такъ и арт11ллер1йскихъ, было пре- 
восходно; солдаты ждали съ нетерп'Ьн1емъ сигнала къ бунту. 
Почему же они не возсталн? 

Боже меня сохрани отъ обвинешй! Да впрочемъ намъ, 
русскпмъ, особенно въ настоящее мгновен1е, было бы не- 
прилично позволить себ'Ь мал^Ьйпий упрекъ нац1и польской. 
Но чтобъ хорошо оц'Ьнить настоящее положен1е, надо кон- 
статировать одинъ факть. 

Центральный комитетъ въ Варшав!», который 
сначала, казалось, иринималъ къ сердцу союзъ съ револю- 
дюнною парт1ей въ Росс1и и много разсчитывалъ на симпа- 
тическое настроен1е войскъ, расположенныхъ въ Польш!!, 
кажется въ посл-^днюю критическую минуту перем'Ьнилъ со- 
вершенно мысли и, не дов-Ьряя положительнымъ и доста- 
точно основательнымъ ув'Ьрен1ямъ нашихъ офицеровъ, ка- 
жется, пов1Ьрплъ, что разсчитывать на помощь русскихъ 
войскъ было бы глуиост1ю, а что надо пользоватъся ихъ 
нравственнымъ потрясен^емь и колебан1емъ, которое должно 
было быть иосл'Ьдств1емъ перваго, чтобъ напасть на нихъ 
неожиданно и разоружить ихъ. Такъ какъ у поляковъ не 
доставало оруж1Я, то тЪмъ бол'Ье надо было взять его силою 
у солдатъ. Съ нравственной точки зр-Ьнхя поляки были правы, 
ибо пока хоть одинъ солдатъ находится на земл1> польской, 
если только онъ не союзникъ, другъ, онъ вн-Ь закона. Сл-Ь- 
довательно н'Ьтъ ничего естественн-Ье, какъ напасть на него 
и убить, чтобъ завлад'Ьть его оруж1емъ. Я думаю впрочемъ, 
что Центральный Комитетъ въ Варшав-Ь ошибся въ расчег-Ь ; 
онъ не прюбр^Ьлъ много оруж1я 1акимъ способомъ, но сразу 
разрушилъ работу Ц'Ьлаго года; онъ лишился помощи важной, 
я скажу: страшной, противъ русскаго правительства, кото- 
рое, будучи разорено и совсЬмъ обезкуражено внутри и пре- 
зираемо извн-Ь, было бы не способно бороться противъ рус- 
скихъ и поляковъ соединенныхъ. Было ли возможно это соеди- 
нен1е? Да, — такъ какъ пропаганда им-Ьла посл'Ьдств1я, и наши 
солдаты ждали съ нетерп'Ьн1емъ часа освобожден1я, и при пер- 
вомъ крик"]^ возстаи1я, изданномъ польскими пагр1отами, мног1е 
отряды присягнулина н а р о д о м ъ знамени, носившемъ 
надпись «Земля и Лоля>, и ждали только приближешя 
револющонныхъ отрядовъ, чтобъ присоединиться къ нимъ. 



— 104 — 

Но когда посл'Ьдн1е, вм-Ьсто того чтобъ протянуть пмъ руку, 
напали на пнхъ, чтобъ силою ихъ разоружить, т. е. пере- 
р-Ьзать ихъ, тогда, по необходимости перем-Ьняя мысли, т*- 
же солдаты, такъ хорошо приготовленные, и расположенные 
возстать вм']^ст']^ съ вами, стали вашими жестокими врагами. 
Теперь сл-Ьдуеть болться, чтобъ ихъ отчаянхе не оказалось 
т1^мъ бол']^е сильно, ч^мъ были сначала широки и серъезны 
ихъ симпат1и и ихъ надежды. Русское правительство нату- 
рально постарается усилить и растравить всЬ ихъ дурныя 
страсти.... Тогда, вместо желаемаго, ожидаемаго союза между 
поляками и русскими настуиитъ разрушительная война, — 
великое несчаст1е, которое принесетъ пользу только н^мцамъ 
берлинскимъ п петербургскимъ — и которая, позвольте это 
сказать вамъ, госиода, погубитъ еще разъ Польшу. 

Польша, со вс^Ьмъ этимъ героизмомъ, который теперь воз- 
буждаетъ удивлеше м1ра, можетъ ли противустоять соеди- 
ненному вторжен1ю войскъ русскихъ и прусскихъ, если всЬ 
крестьяне не поднимутся массою на всемъ пространств-Ъ 
польской земли и если революцхя польская, столько же по- 
литическая, какъ и соц1альная, принимая ужасный харак- 
теръ сЫорзкхе^о гисНи и сл']Ьдуя своему естествен- 
ному ходу, не направитъ своихъ волнъ въ Литву, въ Украину 
и даже въ импер1ю русскую? Я не думаю. Ваши крестьяне 
колеблются еще, потому что не считаютъ васъ достаточно 
сильными; но когда они увидятъ русскхя войска въ вашихъ 
рядахъ, они уступятъ увлечен1ю непобедимому. 

Присоединен1е русскихъ войскъ къ польскому движен1ю 
есть для насъ воиросъ нравственнаго оправдан1я и чести, 
для васъ это воиросъ спасен1я. Въ виду этой настоятельной 
необходимости останемся ли мы съ скрещенными руками к 
не соедини мъ ли мы наши усил1я, вы, временное прави- 
тельство польскаго возстан1я, и мы, революцюнеры Россш, 
чтобъ исправить сд-^ланное зло? Если вы думаете, господа, 
что таковъ вашъ долгъ и нашъ, я отдаю на службу вамъ 
всю мою добрую волю и д-Ьятельную помощь мойхъ друзей 
соотечественниковъ въ Лондоне, въ Петербург-Ь и особенно 
въ Польш*]^. Мы можемъ помочь вамъ двумя способами : во 
первыхъ диверс1ею въ Росс1и, безпокоя правительство внут- 
реннею агитащею и м-Ьшая ему сосредоточить всЬ силы 
противъ васъ. Для этого мы будемъ стараться ускорить ор- 



г 



105 — 



тан11зац1ю тайной пропаганды въ арм1|ц а также въ провнн- 
щяхъ, чтобы, если ваша револющя распространится до гра- 
Бидъ Росс!!!, она была тамъ встречена и продолжена братски. 
Къ несчастью, она насъ застала не приготовленными. Мы 
это говорили н']^СБолько м'11сяцевъ назадъ и наши друзья въ 
Петербург-Ь повторили это, - мы и теперь не совершенно 
готовы, и если бъ мы были, предоставлены самимъ себ'Ь, 
намъ надобенъ бы былъ, безъ сомн']^н1я, годъ, можетъ быть 
два или даже три, для организащи нашихъ силъ. Однакожъ я 
не сомн'Ьваюсь, что если крестьяне въ Литв!! и Украйн-Ь 
поднимутся массами, то и великорусск1е возстанутъ тоже, — 
и вы можете быть ув']^рены, что мы не спимъ. 

Второй способь служить вамъ былъ бы составить въ 
Польш']^ и въ самомъ лагере; польской революши р у с к 1 й 
л е г 1 о н ъ. Это мое главное Д'Ьло и мое желан1е самое до- 
рогое. Н'Ьтъ никакого сомн'Ьн1я, что суш.ествован1е нац1о- 
нальнаго легюна русскаго съ великол^пнымъ знаменемъ 
^еыля и воля произвело бы нравственное виечатл-Ьнге 
огромное и на всю арм1ю русскую, направленную на васъ, 
и на всю Росс1ю. Самый фактъ его существован1я былъ бы 
равенъ н']^сколькимъ выиграннымъ сражен! ямъ. Къ несчастью 
осуп;ествлен1е этого проэкта стало теперь безъ сравпен1я 
; бол-Ье труднымъ, ч^Ьмъ было м-Ьсяцъ тому назалъ. Я не буду 
возвращаться къ нашимъ жалобамъ. Я повторяю вамъ, что 
вы были вполн1} правы д']^йствовать такъ, какъ вы посту- 
пили. Но вы не удивитесь, что система, вами принятая, 
конечно, посл-Ь зр-Ьлаго размышленгя, система, которая ис- 
ключала всякую вЬру въ симпат1ю и содМств1е русскихъ 
войскъ, произвела въ настроен1и ихъ печальную реакхцю. 
Русск1Я войска приведены въ отчаян1е и побуждаются 
начальниками къ ужаснымъ жестокостямъ, которыя, про- 
буждая ненависти и отмщен1е въ польскихъ населен1яхъ, 
угрожаютъ превратить эту войну въ борьбу на смерть, въ 
ужасную бойню. Нашъ долгъ, ваших ь друзей, не смотря ни 
на что, — броситься между солдатами русскими и вами, 
; чтобъ пом-Ьшать, если еще время, довершенхю позора нашего 
I и вашего несчаст1я, чтобъ спасти въ одно и тоже время и 
польскую революд1ю и револющю русскую, стараясь прими- 
рить иольскШ народъ сь русскими солдатами и усиливаясь 
привести посл'Ьднихъ къ бол1>е человЬческимъ чувствамъ. 






1 



— 106 — 



Задача это трудная и она сд-Ьлается невозможною, если вы 
не проникнуты въ такой же степени, какъ и мы мысл1ю о 
настоятельной необходимости этого примпрен1я, и если вы 
не поможете намъ широко и отъ полнаго сердца. Вы поста- 
вили насъ, монхъ друзей п меня, въ положен1е чрезвычайно 
деликатное и критическое. Посл-Ь обм-Ьна столькихъ спмпа- 
тическпхъ словъ, посл"!! столькихъ договоровъ, установлен- 
ныхъ, заключенннхъ, ратификованныхъ, мы теперь не ув'Ь- 
рены даже, хотите ли вы насъ. Я вамъ ппсалъ въ это время 
письмо за письмомъ^ умоляя васъ сказать, долженъ ли я 
иттп въ Польшу; я не получилъ слова отвЬта, а черезъ 
лопхъ друзей Брауна п Жебровскаго вы сказали мн'Ь, чтобъ 
я оставался въ Лондон15 и что мн-Ь нечего д-Ьдать среди васъ. 
Вы также поступили съ Жебровскимъ, который однакожъ 
далъ вамъ неосиорпмыя доказательства базграничной предан- 
ности ; вы его, такъ сказать, прогнали изъ Польши. Русская 
пословица говорить: «насильно милъ не будешь», — и если 
вы будете оставаться съ такими мыслями относительно насъ, 
вы хорошо сд-^лаете, сказавши намъ это, какъ вы это уже 
сд-Ьлали, потому что лишенные вашей симпат1и и вашего 
дов-^рхя, мы будемъ въ Польш-Ь ничто, мы не сможемъ тамъ 
сд'Ьлать ничего. 

Для того чтобъ составлен1е лег1она русскаго въ Польше 
было возможно, надо прежде всего, чтобъ центральное пра- 
вительство польское было твердо уб'Ьждено въ его полез- 
ности для д^Ьла польскаго, и чтобъ оно распространило это 
у6'{>жден1е среди всЬхъ начальнпковъ польскаго правительст- 
ва, потому что если посл'Ьдн1е покажутъ нерасположен1е 
или даже равнодуипе, то лучше и не начинать, такъ какъ 
д-Ьло можетъ удаться только при услов1и, если оно будетъ 
сильно и постояно поддерживаемо спмпат1ями польскими. 
Надо тогда, чтобъ вы не увлекались естественною страстью 
къ возмезд1Ю, или по крайней м'Ьр^ надо, чтобъ вы били 
только генераловъ или полковниковъ, включительно до майо- 
ровъ, особенно н-Ьмцевъ, и вообще всЬхъ офнцеровъ, кото- 
рые будутъ отм'Ьчены, какъ злые и прит-Ьснители голосомъ 
русскихъ пл-Ьнныхъ солдатъ. Этихъ же пл'Ьнныхь, надо бы, 
продержавши н'Ьсколько времени, чтобъ они могли проникнуть- 
ся духомъ поляковъ, выпускать изъ числа ихъ т-Ьхъ, которые 
не захотятъ принять участ1е въ польскомъ легюи-Ь, потому 



1 



— 107 — 

что тогда они окажутся пропагандистами въ русской арм1п, 
въ которую они возвратятся. 

Не думайте, господа, что я думаю навязать вамъ эти 
услов1я; я вамъ только говорю тЬ, которыя мн-Ь кажутся 
необходимыми для того, чтобъ образован1е лег1она русскаго 
въ Польт*}} стало возможнымъ. Вамъ р1^шать, хотите ли вы 
того, или н'Ьтъ. 

Въ этотъ торжественный часъ, когда р-Ьшается участь 
нашнхъ двухъ странъ, я заклинаю васъ отв-Ьчать мн* ка- 
тегорически н откровенно: имеете ли вы доверенность къ 
намъ? Хотите ли вы, чтобъ я пришелъ въ Польшу? Лге- 
лаете ли вы образован1я легюна русскаго? Можете ли вы, 
хотите ли вы согласиться на всЬ эти услов1я, безъ кото- 
рыхъ онъ не можетъ суп^ествовать? Ботъ что я васъ про- 
шу сказать мн']^ съ откровенност1ю, которая прилична лю- 
дямъ, сражающимся за свободу. И во всякомъ случа-Ь я 
надеюсь, что вы мн^ не откажете по крайней « м1;р']Ь въ 
отв^гЬ. Этотъ отв'Ьтъ мн-Ь опред-Ьлитъ мое поведете, и я 
над-Ьюсь, господа, что это будетъ отв-Ьтъ симпатичный. Я 
над-Ьюсь этого и для васъ и для насъ, ибо, чтобъ тамъ кто 
ни горорилъ, а нати д'Ьла неразд'1^льны ; но такъ ли или 
иначе, а мы все таки всЬ выражаемъ горяч1я ложелан!я 
вамъ усп-Ьха, безусловнаго и во что бы ни стало. 

2 Февр. 1863. Лондонъ. 



Изъ письма этого видно, какъ скоро, послФ, зак.1ючен1я со- 
юза, нача.1ись разноглас1Я между русскими и польскими рево- 
люцюнерами 1862—1863 гг. 



XX. 



(1863) 21 Февраля. Немедленно по отъ'Ьзд'Ь Юнюра. 

Сижу и об-Ьдаю. А между супомъ и рибою пишу вамъ, 
а когда до'Ьмъ уеа! соИеи \уи11 <:ота1:е отправлюсь на па- 



1 

! 

I 

! 

— 108 — 

роходъ *), гд^Ь докончу соборное «ослан1е къ полякамъ — 
сегодня жъ анрежпстрирую его и въ 7^1 <, вечеромъ. ^ 

«Шумп, шуми, послушное в-Ьтрило, 
Волнуйся подо мной, угрюмый океанъ>. 

Прощайте, друзья. Спасибо вамъ за годовую в1Ьрную и 
кр'Ьпкую дружбу. Теперь впередь. Назадъ не надо да и не 
хочется. Покуда будетъ можно, буду часто пзв']Ьщать васъ о 
себ^Ь, — съ Сашею мы все д'Ьльно и аккуратно устроили. 

Теперь просьбы; посл-Ь завтра же отошлите прилагаемое 
письмо къ Абракадабр'Ь. Оно нужно. 

2, Пусть Саша не забудет ь наппсать сестре своей Ка1аИ 
полумистерюзннмъ тономъ о томъ, что я у'Ьхалъ къ Гари- 
бальди. 

Друг1я поручения въ другомъ письм-Ь^, а теперь обнимаю 
васъ кр-Ьико и не прошу не забывать меня. 

Вашъ М. Бакунпнъ. 

Адресъ Абракадабры Саша Александровичъ найдетъ въ 
конц-Ь моей РипсЬ, — книжк-Ь адресовъ, въ двухъ конвертахъ 

Внутреннхй АЪгакайаЪга 
Вн'1>шнШ на имя, не помню кого. 



Саша — Адександръ Александровичъ Герценъ, который дол- 
женъ былъ 'Ьхать вс.тЬдъ за Бакунпнымь. 



XXI. 

24 февраля 1863 г. Киль. 

Друзья 1 Вчера вечеромъ прибылъ въ Гамбургъ и отос- 
лалъ вамъ застрахованное письмо. Сегодня рано утромъ 
вы^Ьхалъ и въ 11 часовъ прибылъ въ Киль, а въ 9 ве- 



*) Пароходъ, на которомъ Бакунииъ уЬхалъ на Балпйское море, 
чтобъ принять участ1е въ предположенной имъ польско-русской ре- 
волюшп. М. Др. 



^ 



г 



— 109 



черомъ сажусь опять на параходъ и заптра въ 11 до по- 
лудня б5''ду иъ Копенгаген*. Но вогь бЬда, по воЬмъ справ- 
камъ Нб1е1 с1е 8иё(1е въ Копенгагене^, кажется, совс^мъ 
нЬтъ, а въ Стокгольм^^ есть. Впрочемъ, прибывъ на м-Ьсто, 
можетъ бьггь и найду, а пока>1^&еть решился остановиться 
въ Нб1;е1 Коуа1, согласно совету Вгас1811а\у, о чемъ и те- 
леграфирую сейчасъ же мистеру Карду. Еслч найду Нд- 
1е1 (1е 8иёс1е и въ немъ желаннаго друга, сейчасъ же дамъ 
знать по телеграфу. А н*тъ Нб1е1 йе Виёйе, или въ немъ 
никого не найду, также буду телеграфировать. Пусть Кардъ 
сообщится съ друзьями и пошлетъ кого пибудь изъ нихъ, 
но непременно д^льнаго, въ Копен! агенъ, въ тотъ именно 
Нб1е1, изъ котораго я телеграфировать буду. Я буду ждать 
несколько дней, не болЪе трехъ, если Кардъ но. дастъ мн* 
знать, что я непременно долженъ ждать дольше. Впро- 
чемъ для переговоровъ нельзя выбрать м^сто лучше Ко- 
пенгагена. Переговаривать въ Берлине щи въ какомъ 
другомъ м-Ьст-Ь, благоденствующемъ подъ прусскимъ ор- 
ломъ, глупо, потому что очень опасно, — опасность же 
должно искать въ Польше, а не въ 11русс1и, — въ пос- 
ледней она безславна и безполезпа. Я желалъ бы, чтобъ 
самъ Гервардъ (Нег\уаг(1, см. леке. Карда) пр1*ехалъ ко 
мне, если только онъ не уехалъ въ царство Польское. 
Кардъ скажетъ, можетъ быть, что Нег\уагй слишкомъ важ- 
ный человекъ; чтобъ такъ разъезжать. Я человекъ не 
важный, но дело зюе важное, стоющее того чтобъ Нег- 
мгагс1 расшевелился. Если онъ въ Берлине или въ Познани, 
то время его не слишкомъ доро10, они тамъ гораздо бо- 
лее болтаютъ, чемъ делаютъ. Мне бы хотелось, перего- 
воривъ съ пимъ, прямо махнуть въ Конгресовку. Если де- 
лать, так'ъ теперь. Тутъ время действительно дорого. Но 
прежде чемъ начать дело, прежде чемъ ехать, надо пе- 
реговорить -и евгяаситься толкомъ и знать, именно куда 
и къ кому и черезъ какихъ людей черезъ как1я пере- 
межныя стапц1и ехать. Если жъ они пришлютъ ко мне 
дурака или полудурака, то съ нимъ не столкуешься. — Да, 
трудъ предстоитъ намъ не легкш. Ипоуррекц1я правда еще 
далеко не задавлена, но и нельзя сказать, чтобы она де- 
лала больш1е успехи. Правда, дипломащя делаетъ, кажется, 
свое дело и можетъ быть окажетъ половинную услугу 



1 



— 110 — 

11ольш11, — Но и русское начальство также не дремлетт.; 
оно разъярило солдатъ нашихь до такой степени, что они 
иеистовсгвуютъ, какъ зв^&ри — покрывают-ь срамомъ рус- 
ское имя и возбуждають противъ себя всеобщую нена- 
висть. — На такихъ солдатъ, въ пользу такихъ солдатъ 
действовать не логко. — А все надо попробовать.^ — Только 
для самой пробы, для приступлен1Я къ ней нужны широ- 
кая польская симпат1я и помощь, а при такомъ образе 
д'Ьйсгв1я русскаго войска, можем ь ли мы ожидать ихъ? 
Разсчитывать мы можемъ только на одинъ умъ польекш, 
если онъ не ослЪплепъ страсгыо, но сознангемъ своихъ 
собственныхъ интересовъ. Имъ необходимо наше сод^й- 
ств1е. Сколько бы героизма они не показали, безь него они 
погибнуть. Дай Богъ, чтобъ много поляковъ понимали это 
также, какъ Цверчакевичъ. — Очень доволент. быль бы 
я, еслибъ нашелъ въ Копен1'аге!1Ъ д1Ьльнаго поляка. Те- 
перь мн-Ь не хочется в ь Стокгольмъ; время дорого, а Сток- 
гольмъ слишкомъ удаленъ отъ сцены. Но если в-ъ про- 
долженш трехъ дней, ну, скажемь. четырехъ, пяти дней 
(въ продолжен1И которыхъ вы можете получить нто пись- 
мо и телеграфировать мн-Ь отв1Ьтъ) — если до 29 не по- 
лучу ответа [I ничего не увижу и не услышу въ Копен- 
гаген'Ь, — тогда, скрЪпя сердце, у^&ду въ Стокгольмъ. Ра- 
ди Бо1^а телеграфируйте мн^Ь объ нашемъ Опанасенко. 
Карду покажите какъ можно скорЬе это письмо — или 
прочтите его ему, потому что самь онь будегъ врядъ ли 
въ состоян1и прочесть. 



XXII. 

31 марта. 166 >. Гелышнборгъ. 

, Д ;)узья ! Телеграммы наши ужъ нзвЬстили ваоъ о не- 
чальноп неудач'Ь экс11едиц1и великол-Ьпно задуманной, но 
изъ рукъ вопъ плохо исполненнор1, а главное, слишкомъ 
поздно отправленной. УспЪхъ ея быль возможепъ только 
при соблюден1и двухъ услс^вш : быстроты и тайны. Ее 



г 



— 111 



пронолочили пепросгительпымъ образомъ до 21 и, иызвавъ 
польскихъ эми1'ранто1зъ изъ Парижа въ Лондопъ 14 - го, 
прежде даже ч^мъ намяли пароходъ, у били тайну. На- 
конецъ, главнымъ услои1емъ былъ выборъ хорошаго смЬ- 
лаго капитана, отъ честной решимости котораго зависитъ 
весь уса11хъ д^&ла. Зам^Ьсто этого выбрали отъявленнаго 
труса и подлеца, и г^мъ убили всякую возможность ус- 
пеха. Выбравши его, положились еще на него до такой 
степени сл^Ьпо, что пе нашли даже пужнымь дать Демо- 
нтовичу кошю съ контракта и списокъ груза, т. е. ору^кья 
и снарядовъ, па пароходЬ отправлен ныхъ. Меня преду- 
предили слишкомъ поздно, я п лучилъ телеграмму Карда 
22 го въ три часа по полудни — и такъ какъ п^тъ дру- 
гой дороги изъ Стокгольма въ Гельзинборгъ, какъ черезь 
Готенбургь, а между Стокгольмомъ и Готепбургомъ су- 
Щ'^ствуеть только одинъ утренш по^Ьздъ, то я могь от- 
правиться только на, другой день, т. е. .23 въ 8 часовъ 
утра. Въ Готенбургъ нрибылъ въ тотъ же день вечеромъ 
въ 9 часовъ — и не им^Ьлъ другого средства, какь 'Ьхять 
па другой день вечеромъ дилижансомъ въ Гельзинборгъ, 
чтобъ пр1^Ьхать туда 26 вечеромъ, — или па трет1Й день, 
т. е. 25 на пароход^Ь, чтобъ прибыть туда того же числа 
несколькими часами, ран^е. И такъ я должепъ былъ.ждать 
парохода, а между т^мъ на всяк1й случай телеграФиро- 
валъ въ Гельсинборгъ. что прибуду туда 26, и если б ь 
пе сд^лалъ этого, то не увид-Ьлъ бы экспеди1ип. Она при- 
была въ Гельзинборгъ 25 вечеромъ, и въ ожида!ПН меня 
потеряла почти цЬлый день, а потомъ была задержана 
бурею и изм'Ъною капитана. Выборъ Гельзинборга для 
встречи со мною былъ вь высшей степени несчастливъ. 
Весь Зундъ кишитъ ])усскими и другими шпюпами на жа- 
лован ьи и безъ жалованья. Необходимо бы до поэтому прой- 
ти Зундъ быстро, нигд'Ь не останавливаясь. Гельзинборгъ 
вид-Ьнъ изъ Эльзипера, а Эльзинеръ, по старой памяги, 
шпюнское и именно россшско шп10нское м^Ьсто. Нужно 
было назначить мп^ геп(1е2Уои8 или въ Готенбург^, куда 
я иогъ прибыть каждый день — или еще лучше па юж- 
ной окраи.н'Ь острова <^оШ1ап(1 въ какой нибудь деревушкЪ, 
куда могъ высадиться посланный отъ Демонтовича и Ла- 
пинскаго, и возл-Ь котораго пароходъ нашъ могъ бы К[)сй- 



1 



— 112 — 

сировать, не возбуждая ни мал^йшаго подозр^шя. — Прож- 
давъ меня сутки, экспедиц1Я оста.тась еще двое сутокъ, 
задержанная бурею и еще болЪе злымъ уэ1ЫСломъ капи- 
тана. До Гельзинборга по общему свид^Ьтельству онъ велъ 
себя порядочно, обнаруживалъ, равно какъ и весь эки- 
пажъ, большую симпат1Ю къ цЪли экспедищи. Бъ Гель- 
зинборг* онъ вдругь перем^нплся. Тутъ онъ въ первый 
разъ объявилъ, что онъ подвергается со стороны русскихъ 
крейсеровъ, могущихъ встретиться съ нами, огромной опас- 
ности, потому что, не ж е л а я о с т а и о в и т ь э к с п е- 
ДИЦ1И еще на несколько дней, онъ не взялъ 
пеобходимыхъ бумагъ ни на грузъ, ни на 
команду. Прежде онъ никому объ этомъ не говорилъ, 
а вспомнилъ только въ Гельзинборг*, — сначала говоря 
только о штраф* въ 500 ф. стерл., которому онъ, всл^д- 
ств1е этой небрежности подвергнуться можетъ, — но когда 
ему отвечали, что поляки ему ихъ заплстятъ, если экспе- 
ДИЦ1Я удастся, тогда только онъ сталъ говорить о висЬ- 
лиц-Ь и о Сибири; подъ разными предлогами онъ задер- 
жалъ насъ въ ГельзинборгЪ 26 и 27 и только 28 въ 1 
часъ 1Ю полудни .могли мы заставить его взять насъ на 
пароходъ. Между т-Ьмъ онъ усп^лъ сойтись съ хозяиномъ 
Нб1еГя, въ когоромъ мы оста1ювились, а черезъ него съ 
русскимъ консуломь, компаньономъ и другомъ хозяина, — 
и мы узнали черезъ кельнера, что хозяипъ и консулъ 
вм^ст* телеграфировали что - то русскому посольству 
в ь Стокгольмъ — и не сомневаюсь я въ томъ, что мы были 
задержаны такъ долго въ Гельзипборг* по приказан1ю рус- 
скихъ властей, которыя безъ сомн*н1Я употребили это 
время на приготовлен1е намъ встр-Ьчи.— Лишь только мы 
сели на пароходъ, узнали мы, что капитапъ, собравъ сво- 
ихъ матросовъ, держалъ имъ р-Ьчь, въ которой опясалъ 
имъ опасности, которымъ они подвергаются, если пойдутъ 
съ нами въ Балт1Йское море. Мы держали между собою 
сов'Ьтъ^ — насъ безпокоила все бол^е и бол^е наружу выс- 
тупавшая безсов1Ьстность капитана, который, когда мы го- 
ворили съ нимъ, упрекая его въ двоедуш1*и, отв^чалъ памъ 
слезами и ув^ренхями въ преданности. — Съ другой сто- 
роны мы должны были призадуматься, получивъ вашу по- 
следнюю депешу въ Гельзинборг*, въ которой вы иагъ 



г 



— 113 



изв1^1цали о цраштельственыыхъ приготовдекпяхъ въ Лит* 
вЬ. — Всл^дств1в этого мы решились уговорить капитана 
везти насъ къ Готланду. Лишь только мы бы вышли изъ 
Зунда, мы стали бы говорить съ капитаном1> съ револь- 
веромъ въ рук^ и объявили бы ему, что длл спасе и1Я 
овоей головы онъ долженъ исполнить вполне свое об^ща- 
ше. Прнбывъ къ Готланду, мы хот^и отправить на ре- 
когносцировку дв"! рыбацк1я лодки съ нашими людьми^ 
одну на русскш берегъ между Полангеномъ и Либавою, 
другую. на прусскш, между Полангеномъ и Мемелемъ, — 
войти въ сношешя съ нашими друзьями, насъ безъ сом- 
. Н'1н1я ожидавшими^ и съ ихъ помощью исполнить во что 
бы то ни стало предпринятое, отъ успеха котораго зави- 
сало такъ много. Догадался ли капитанъ, >ли исполняя 
планъ уже прежде можетъ быть съ русскими агентами 
еще въ Лнгл1и обдуманный, но онъ вместо Готланда при- 
чалилъ насъ къ Копенгагену подъ предлогомъ снабжен1Я 
парохода пресною водою^ которой, видите, онъ не усп^лъ 
взять впродолжешё нашего четырехсуточнаго пребыван1Я 
въ Гельзинборг* и на что, по его собственнымъ словамъ, 
не требовалось болЬе 2 часовъ времени. Онъ самъ отпра- 
вился въ городъ. Мы ждали его ц^лый вечеръ и ц']^лую 
ночь. На другой день 29, въ воскресенье, по просьб* дру- 
зей я самъ отправился въ Копенгагенъ, былъ у знакомаго 
редактора Уа1ег1апё е1 Р1ои§ и по его совету у англ1и- 
скаго министра Зи* Раде1, совершеннаго джентльмена, при- 
пявшаго меня съ самымъ искреннимъ участхемъ и сейчасъ 
же принявшаго вс* офиц'озныя м'^ры, единственныя^ кото- 
рыми онъ могъ служить намъ, чтобъ намъ помочь. Онъ 
еще накануне вид^лъ нашего подлеца капитана, который 
старался оклеветать насъ передъ нимъ, ув-Ьряя его, что 
мы варвары, разбойники, грубостью и насил1емъ возбу- 
дивш1е благородное великобританское иегодован1е въ мат- 
росахъ^ которые, будто бы, всл'Ьдств1е того противъ него 
самого взбунтовались и отказываются р']^шительно плыть 
дад-Ье, такъ что онъ, капитанъ, при самомъ горячемъже- 
ланш, не въ силахъ исполнить услов1Й контракта. ВсЬ ста- 
ран1я мерзавца были однако напрасны. 81г Ра^е! не по- 
в^рилъ ни одному слову. Вся разница въ нашихъ воззр*]^- 
н;*'хъ состояла въ томъ, что 81г Ра§е1 не могъ решиться 

8 



-- 114 — 

подумать, чтобъ капитаиь дЬйзтновалъ въ союз'Ь съ рус- 
скими агентами, чтобъ онъ поступилъ съ нами преда- 
тельски, — приписывалъ же вс^ непростительны» д']^йств!я 
его подлой трусости. Вы должны знать, что въ Копенга- 
ген-Ь есть домъ Напвеп е1 С^ исполняющихъ роль аген- 
товъ той самой аиглхйской компап1и, которая 
заключила съ Цверчакевичемъ контрантг 
— и что агенты, какъ мнЪ объявилъ самъ 
Л'- дивленный 51г Ра^е!, въ то же самое вре- 
мя агенты русскаго военнаго фло та для 
поставки угля и проч., — что они именно теперь го- 
товили уголь для ожидаемаго на другой день русскаго 
военнаго судна. — Къ этимъ агентамъ 81г Ра^е! отпра- 
вился самъ. О продолжен1и экспедищи думать было ужъ 
невозможно. Матросы, по наущенью капитана, вс^ оста- 
вили нашъ пароходъ, такъ что мы остались только съ 
двумя моряками : старшимъ машинистомъ, честнымъ мою* 
Д1лмъ челов^комъ, который съ иегодовашемъ и съ благо- 
роднымъ стыдомъ смотр-Ьлъ на д^йствГя а;нгл1Йскаго ка- 
питана, и съ датскимъ лоцманомъ. Намъ оставалось же- 
лать только одного: какъ можно скорее оставить Копен- 
га1^енъ и войти въ ближайшш шведскш портъ. Датское 
правительство, всл^'тств^е глупой ноты Росселя по Шлез- 
вигъ-Голштипском}'^ вопросу, видя почти всЬхъ противъ 
себя, бросилось отчасти подъ покровительство С. - Петер- 
бургскаго кабинета, который пользуется тамъ поэтому го- 
раздо сильн']^йшимъ вл1ян1емъ, ч^^мъ зд^сь, гд'6 онъ вс:^жи, 
и правительствомъ, и народомъ равно страстно ненави- 
димъ. Ёслибъ мы пробыли одинъ лишнш день въ Копен- 
гагене, н^&тъ сомн-Ьнхя, что, по требоиан1Ю русскаго по- 
сольства, на пасъ всЬхъ, на людей и на оруж1е быть бы 
паложенъ секвестръ. — Люди были бы въ лучшемъ слу- 
чае отправлены обратно, а весь грузъ безвозвратно поте- 
рянъ. — Мы сами знали поэтому, что ничего не остава- 
лось бол']&е делать, какъ идти въ Мальмоё, ближайиин 
шведскш портъ въ днухъ часахъ огъ Копенгагена. Од- 
нако, дабы не дать компаши возможности сказать, что мы 
были приведены въ Мальмое по нашему собственному же- 
лашю и что поэтому буква контракта была исполнен»» 
мы требовали, чтобъ насъ вели къ острову Оо1;Ыапс!. ТСа- 



— 115 — 

питанъ не только не соглашался на это, — боясь русскихъ 
крейсеровъ, нашихъ револьверовъ и нашей серьезной уг- 
розы, что если онъ наввдвтг насъ на русскаго крейсера, 
то мы сначала попробуем!» абордажъ, а въ случае неу- 
дачи полети мъ вм^Ьст^ съ ппшъ на воздухъ, — опъ не за- 
xот^лъ даже со своими матросами вести насъ въ Маль- 
мов, такъ что агенты компаши принуждены были нанять 
датскаго капитана и датскихъ матросовъ, съ помощью ко- 
торыхъ 30 марта въ 5 часоыъ вечера б^^дный пароходъ 
нашъ, оставленный нс^уш англичанами, вошелъ въ Маль- 
мойскую гавань. Агенты компанш долго держали насъ въ 
Копен1'аген^ въ надежд1Ь вырвать у насъ квигапщю. — 
Тутъ почувствовали мы вс^ плоды практическаго ума 
Цверчакевича, позабывшаго, нехот']^вшаго, говорятъ, дать 
Демонтовичу кошю съ контракта, ни даже грузоваго спис- 
ка для предъявлетя права на собственность. — Да, нашъ 
Цверчакевичъ взялъ па себя ответственность огромную, 
дай Богъ ему легко отъ не я отделаться. Можетъ быть 
у него есть объяснеи1е и оправдан!е на все, — можетъ 
быть виноваты друпе — но въ виду грозпыхъ современ- 
ныхъ происшеств1Й, решающихъ ныне судьбу Польши, 
по совести должно ска:}ать, что экспедищя была устроена 
и отправлена съ преступною повинностью и небреж- 
ностью. 

Скажу теперь несколько словъ о себе и о личиомъ сос- 
таве нашей неудавшейся экспедиц1и. Въ Гельзинборге, пе- 
редъ самымъ отъездомъ, я вамъ написалъ грустное пись- 
мо, въ которомъ, думая что говорю съ вами можетъ быть 
въ последнш разь, жаловался вамъ на васъ самихъ въ 
довольно прямыхъ и можетъ быть жесткихъ выражентяхъ 
и которое, надеюсь, не оскорбило васъ и не заставило 
васъ усумниться въ моей горячей любви къ вамъ, потому 
что вы слишкомъ серьезны и справедливы, чтобы не по- 
пять, что я былъ правъ. Вы поступили со мной, какъ съ 
ребенкомъ, предупредивъ меня только въ постЬдпюю ми- 
нуту и, какъ вы сами видите, слишкомъ поздно малослов- 
ною телеграммою, что я долженъ отправиться туда и 
туда; — а между темъ экспедищя готовилас^ь более месяца, 
вы имели достаточное время, чтобы подробно и ясно уве- 
домить меня обо всемъ, и, не сделавъ этого, принесли 



— 116 — 

• 

значительный вредъ самой экспедицхи, потому что, еслибъ 
я былъ предупреждеиъ во время, я бы могь принесть ей 
именно зд^сь въ Швещи несомненную и огромную пол1»зу. 
Я требовалъ этихъ подробностей отъ Цверчакевича, но 
онъ, по вашему ли совету или по своимъ собственнымъ 
соображенхямъ, не соблаговолилъ исполнить моей просьбы, 
полагая, вероятно, что одного мановен1я его руки будетъ 
достаточно, чтобы двинуть меня куда ему угодно — въ 
этомъ онъ страшно ошибся, — и хорошо вы сделали, что 
его телех'рамм* предпослали телеграмму юн1ора, потому 
что телеграмма Цверчакевича не сдвинула бы меня съ 
м4ста. Вы же знали, что вашего зова будетъ достаточно, 
чтобы я бросился сл^по впередъ, — знали это и не ошиб- 
лись, в^ра моя въ ваше слово въ самомъ д^л^ почти безъ 
границъ — Но ничего, даже и такой горячею любовью 
сильной вЪры во зло употреблять не должно. Вспомните, 
что я не ребенокъ, что мн-Ь скоро 50 л*тъ и что мнЬ 
неприлично, да и невозможно быть вашимъ мальчикомъ, у 
васъ на побегу шкахъ, — и что отныаЪ я не долженъ и не 
буду принимать участ1я ни въ какомъ д^л*, вся суть и 
ВС* подробности котораго мн* будутъ неизвестны. — Я 
принялъ бы участхе въ этой экспедиц1и даже и тогда, 
когда бы зннлъ какъ мало было остаыленно ей шансовъ ус- 
пеха, и что даже жена моя прх^хала въ Лондонъ, — принялъ 
бы въ ней участхе, потому что вс^мъ существомъ зналъ, 
чувствовалъ, понималъ мой долгъ во что бы то ни стало 
идти въ Польшу, — по той же самой причине, которая меня 
и теиерь стремитъ какъ можно скорее туда ; — но кроме 
этого я былъ уверенъ. что д-Ьло въ которомъ вы, мои ум- 
ные, осторожные и вечные критики, приняли такое дея- 
тельное и живое участ1е, не могло быть иначе предпри- 
нято и исполнено, какъ съ соблюден1емъ величайшей тайны 
и всехъ услов1Й успеха. — Я ошибся. — Оно было ведено 
и устроенно руками лениваго ребенка. — Ну, да довольно 
объ этомъ. Перейдемъ къ нашимъ беднымъ аргонавтамъ. 
Вы знаете, что я нашелъ въ Гельзинборге только Лапин- 
скаго, Леона Мазуркевича, Бобчинскаго, нашего добраго^ 
честнаго, но еще весьма невипнаго Рейнгарта и далеко 
не невиннаго жидка Тугепдбольда. Сначала Лапинсюй мне 
очень и почти безусловно понравился, и я вамъ сказалт 



— 117 — 

это въ н^еколькяхъ письмахъ. Я радъ былъ пайти в'ь во- 
енномъ лачальник^Ь, оть личныхъ качествъ котораго такъ 
того зависло 



XXIII. 

9 апреля. 

Ну, друзья^ виноват'ь. Вы правы и я въ отношен1и къ 
ванъ остался кругомъ дуракъ. Выражен1е, которое въ пос- 
л^днемъ письм1^ моемъ васъ оскорбило, действительно не- 
корошо. Пославъ письмо, я вспомпилъ о немъ, меня коль- 
нуло въ сердце и я хот^лъ бы воротить его, но было 
поздно. Оно было нехорошо, потому что похоже было на 
неблагородный и несправедливый упрекъ, но не было этимъ 
упрекомъ. Никогда не приходила и не могла пршти мн* 
въ голову мысль, что бы вы усумнились пожертвовать 
головами своими д^^у, которому посвятили всю жизнь. Не 
мерьте моей в^ры въ васъ тою, которую вы им*Ьете въ 
меня. Вь вашей есть еще колебаи1е, въ моей его п^тъ. 
Какъ бы я пи спорилъ съ вами и противъ васъ, вы оба 
мои окончательные сов'Ьтъ и кр-Ьпость и когда вы доволь- 
ны мною, я самъ собою доволенъ и ничто въ м1р'Ь не въ 
силахъ меня обезпокоить. — Говоря, что вы дали только 
свои добрыя желан1Я д-Ьлу, которому я отдаю голову, я 
думалъ только объ эгомъ споц1альномъ, бол-1в польскомъ, 
чёмъ русскомъ д-Ьл-Ь, а не о томъ широко русскомъ д-Ьл-Ь, 
за которое вы стоите. — Этому, друзья, пов1Ьрьтв, потому 
что это правда. — Впрочемъ, я былъ раздраженъ, не полу- 
чивъ отъ жены ни слова, мн^ было грустно и тяжело, я 
всталъ съ постели и написалъ глупо — простите. Я пе 
могъ кром-Ь того помириться сь т4>1ь, что мне казалось 
вашипъ г1едовер1емъ ко мн-Ь — и въ этомъ письме, нача- 
1 шъ ужъ давно, еще иъ Гельзинборг^, я жалуюсь вамъ 
I к васъ самихъ и въ немъ найдете вы 'выражен1Я, кото 
] 1я вамъ не понравятся, но я пе хочу переписывать и 
I ^вделывать письма. Теперь я вижу, что вы не випо- 



14 



— 118 — 

ваты ни сколько. Виноватъ Цверчакевичъ. Зач^мъ только 
вы не известили меня о пр1^^зд* жены? — Ну, да слава 
Богу, теперь она со мною и я совершенно счастливъ. Она 
у меня молодецъ. Что касается до тайны, любезный Гер- 
це цъ, то скаж}'^ теб4 по секрету изъ долгаго опыта, что 
она ее хранитъ лучше меня. — Опять приступаю къ раз- 
сказу. Взошедши па пароходт», я вполне убедился въ томт., 
что во всей экспедиц1И у меня былъ союзникъ только 
одинъ вашъ искреннш другъ, благородный, йо кт> нес- 
частью больной, и горемъ и иедугомъ разбитый Демон- 
товичъ. ЛапипскШ храбрый, ловкш, смышленный, но без- 
сов^^стный, или по крайей м^р^ широкосов^стный кондо- 
Т1еръ, патр1отъ въ смысл']^ непримиримой и непоб']^димоЙ 
ненависти къ русскимъ, какъ военный, по ремеслу нена- 
ВИДЯЩ1Й и презирающш всяк1Й, даже свой собственный на- 
родъ. Вглядевшись ближе въ этотъ характеръ и уразу- 
м^вт» его лучше съ помощью Демонтовича, я, признаюсь, 
кр'Ьпко задумался въ усп^х-Ь нашего русскаго предпр1ят1я 
въ польской средЬ. Для успеха его было необходимо такъ 
много симпат1и къ нему и в^ры въ пего со стороны по- 
ляковъ, — но ни того, ни другого, кром-Ь Демонтовича, ни 
въ комъ не было. Лапинскш сказалъ мн-Ь много прекрас 
ныхъ словъ, но въ слова его я не в'^рилъ. Къ Демонто- 
вичу онъ питаетъ завистливое и решительно враждебное 
чувство, и не сомневался я въ томъ, что онъ восполь- 
зуется первымъ удобнымъ случаемъ, первымъ усп-Ьховть, 
для того чтобы его уничтожить. Демонтовичъ до того не 
в^рилъ ему, что даже остерегался (по его собствен нымъ 
словамъ) принимать изъ рукъ его пищу, боясь отравы. — 
Хороша экспедищя, въ которой два главные предводителя, 
отъ соглас1я которыхъ зависитъ усп^хъ ея, находятся въ 
такихъ отношен1яхъ ! Прибавьте ко всему этому болезнь 
Демонтовича, разбитаго до такой степени, что онъ еле 
могъ двигаться и сказать слово. На кого жъ мн* было опе- 
реться ? На сплетницу-интригантку Леона Мазуркевича 
или па бабу -сплетницу Бобчинскаго. Оба мне льстили въ 
глаза, но, какъ я узналъ потомъ, оба меня за глаза ру- 
гали. — Наконецъ жидокъ, Тугендбольдъ, сначала мн* очень 
понравивш1Йся, но потомъ оказавш1Йся йше (1атпёе йе Ьа- 
р1п8к1 и его шп10номъ противъ вс^хъ и каждаго. Молод- 



г 



— 119 — 

цами были только юноши-поляки, весело шедш1е на смерть 
и преданные безъ Фразъ. Съ ними и умереть было бы 
не скучно. Положеше нашего Рейнгарта было также не 
легко и не лобко. Вс^Ь называли его Москалемъ и спра- 
шивали, что онъ между поляками д^лаетъ. Ни Демонто- 
вичъ, ни Лапинскш не даетъ себ* труда объяснить по- 
лякамъ зь.ч'Ьмъ онъ по'^^халъ. А по моему мн']^нью это было 
необходимо. Однимъ словомъ тайпыхъ недоразумений и 
неудовольствш я нашелъ тьму и думалъ, что нужно бу- 
детъ ждать счастливой звезды для удачнаго исхода на- 
шей несчастной экспвдиц1и. — Явная и систематически за- 
думанная измена капитана положили ее въ лоскъ. 

Посл-Ь долгихъ переговоровъ агенты компан1и решили сь^ 
дать намъ датскаго капитана и датскихъ матросовъ, что- 
бы привести несчастный, англичанами оставленный, паро- 
ходъ нашъ въ Мальмое и только туда ; о Готланд^^ и слы- 
шать не хот^Ьли, — и согласились капитанъ и матросы 



Конца письма н^тъ у насъ. — Экспедиц1я эта, устроенная 
иодъ упраатен1енъ весьма сомнительныхъ людей, разсказана 
и въ «Досмертныхъ Сочиней1яхъ» Герцена. 

Прилагаемъ зд^сь удостов^ренхе выданное Бакунину двумя 
изъ вождей этой экспедищи. 



Ауап! 1и 1е8 ассизаИопй Гогти1ёе8 раг М. 0\У1егс2ак1е>у1с2 
соп1ге М. Вакоишпе (1'ауо1г соп1;г1Ьиё а 1а йп гааШеигеизе (1е 
по1ге ехрМШоп, 8о11 еп атепап! М. КаИпка а Не181п^Гог8, 
8ои раг (1е8 « соп8е118 1ПСоп^ги8 е! регп1с1еих », (1оппё8 раг 1ш 
8ап8 ^и'оп 1е8 1и1 а1е <1етап(1<^8, поив сгоуоп8 йе по1ге (1еуо1г 
<1е с[ёс1агег : 

1о ^ие Гапчуёе с1е М. КаИпка, атепе раг М. Вакоипхпе ^ 
НеЫпдГогв (1ап8 Г1п1еп11оп йе Га1ге ргой1ег 1а ЫШиапхе (1е8 
8есоиг8 ^и^ роиуа1еп1 поив уеп1г с1е 1а 8иё(1е — ^ио^^ие поив 
пе Гауоп8 раз (1ё81гёе — п'а ри еп апсипе тап1еге 1пйиег 
8иг 1е 8иссё8 ои 1е поп 8иссё8 (1е ГехрёсШюп ; 

2» Оие М. Вакоишпе п'а ]ата18 рг18 раг1 а поз соп8е118 8ап8 
) 1Уо1г ёЬё т\Иё раг поиа-тйтез, е1 ^пе 1о1п с1е попе птиге. 



-- 120 — 

868 сопзеПз аи соп1^га1ге п*оп4 ей роиг 1;епс1апсе е^ роиг Ьи<; 
^ив 1а гёи8811;е (1е по1;ге еп1;герп8е ; 

Зо ^ие Г1с1ёе (1е поиз аггё1ег ргёз (1в ГИе (1е (Зго1;Ыапс1 роиг 
поив у тип1г Ле Ъа1еаих пёсеззахгеа а покге рготр! (1ёЪагдие- 
теп1 е* роиг гесоппа11ге 1а тег, поиз а ё1ё зиддёгёе Ыеп ауап! 
80 п агпуёе й. Не181пдГог8 раг 1а 8еи1е поиуеИе (1и (16де1 с[е 1а 
т&Ле (1е Квуа!, с1ё^е1 ди! еп оиугап1 1а тег аих сгохзеигз геп- 
<1а11 по1;ге ехрёсИИоп 1пйштеп1; р1и8 (1ап§:егеи8е е!; ШШсИе ; 

4о Оие 1а поп гёиазИе с1е 1'ехрёс111;1оп пе с1о11; ё1:ге аНпЪиёе 
ди'аи ге1аг<1 аррог^ё к покге (1ёраг1: с1'Ап^1е^еггв, аи ЬгиИ ди! 
а ассотря^пё 1е8 ргёрагаИ^з, ге1агс1 е! ЪгиИ дш оп1; с1оппё 
аих Киззез 1е8 тоуепз с1е зе ргёрагег роиг поиз гесеуо1г, е1 
зиНои* аи таШеигеих сЬо1х <1е сар^^а^пе дш поиз а 1;гаЫ 
8с1еттеп1;, реи1;-ё1;ге тёте (1е сопсег! аувс 1а сотра^^ше ^ш 
Га (1ё81дпё. 

Коиз Лоппопз с1е р1е1п соеиг сеИе с1ёс1ага1;1оп а М. Вакои- 

п1пе еп ге1оиг с1е за рготеззе ди'11 п*еп Гега иза^^е ди'аувс 1а 

р1и8 дгапс1е с118Сгё1;1оп, ^и*^1 зе Ъогпега с1*аЪог(1 а пе 1а топ1гег 

^и'аиx 8еи1з Ме8з1еигз С\^1егс11ак1е\у12, Неггеп, 0§[аго1Т е1 

Ма221п1, аи881 Ыеп ^и'аиx (1ё1ёдиё8 (1и доиуегпетеп! ргоух- 

зо1ге ро1опа1з, е1 ци'И пе 1а Иугега а 1а риЪИсИё ди'аи с1егп1ег 

Ъе8о1п, с'е81-й.-с11ге з'П ее! 1ш-тёте зёпеизетеп! айадиё <1ап8 

1е8 .]оигпаих. 

81оскНо1т, 1е 20 АV^^^ 1863. 

1озерЬ Оемомто^у1С2. 

Ье Со1опе1 РЬ. Ьарш8К1. 



ПЕРЕВОДЪ 

Прочитавъ обвинен1я, формул ированныя г. Цв-Ьрчекевичемъ 
противъ г. Бакунина, будто онъ способствовалъ не успеш- 
ному концу нашей экспедиц1и, т-Ьмъ ли, что привлекъ г. Ка- 
линку въ Гельсингфорсъ, или противур'Ьчивими и опасными 
сов'Ьтами, которые онъ давалъ, не будучи о томъ проспмъ, 
мы почнтаемъ долгомъ нашимъ заявить: 

1. Что прибыт1е г. Калинки, призваннаго г. Бакунинымъ 
въ Гельсингфорсъ съ т-Ьмъ, чтобъ Литва могла воспользо- 
ваться помощью, которая могла прибыть намъ изъ Швецш, 
— хотя мы этого прибыт1я и не желали, — не могло и»гЬть 
никакого вл1ян1я на усп11хъ или неусп'Ьхъ экспедищи. 



— 121 — 

2. Что г. Бакунинъ никогда не принималъ участ1я въ 
нашихъ сов'Ьтахъ, не будучи приглашень нами, и что его 
советы, далекхе отъ того, чтобъ бредить намъ, напротивъ им'Ь- 
лн нам1>рен1емъ и ц']^лью лишь усп']^хъ нашего предпр1ят1я. 

3. Что мысль остановиться около острова Готланда, чтобъ 
иртбр-Ьсти тамъ суда, необходпмыя для нашей скорой вы- 
садки и для разв']^дки моря, была намъ внушена гораздо 
раньше нрибыт1я нашего въ Гельсингфорсъ единственно 
в^стш объ оттаяши гавани въ Ревел*, оттаян1и, которое 
открывая море крейсерамъ, делало нашу экспедищю безко- 
нечно бод-Ье опасною и трудною. 

4. Что неусп'Ьхъ нашей экспедищи долженъ быть припи- 
санъ только опоздан1ю нашего отъ-Ьзда изъ Англ1и и шуму, 
который ее сопровождалъ, — опоздан1ю и шуму, которые, 
дали русскимъ средство приготовиться къ принят1ю насъ, а 
особенно несчастному выбору капитана, который предалъ 
насъ сознательно, быть можетъ, даже въ соглас1и съ ком- 
пашей, которая его назначила. 

Мы даемъ отъ всего сердца это заяв1ен1е г. Бакунину, 
за его об'Ьщаше, что оиъ будетъ пользоваться имъ съ боль- 
шою осторожностью, что онъ покажетъ его только гг. Цв'Ьр- 
чакевичу, Герцену, Огареву и Маццини, а также делегатамъ 
временнаго правительства Польскаго и что онъ опубликуетъ 
его только въ крайней необходимости, т. е. когда онъ самъ 
подвергнется серьезнымъ нападетямъ въ журналахъ. Сток- 
гольмъ, 20 Аир. 1863. 

ХосиФЪ Демонтовичъ, 
Полковникъ Ф. Лапинскхй. 



XXIV. 
ПРОЭКТЪ ПРОКЛАМАЦШ КЪ ПОЛЯКАМЪ. 

Братья Поляки! 

Вы встали за свою волю, за свою родную святыню, выз- 
1 иные на неровный бой самимъ худшимъ правительствомъ 
I мхр'Ь, правительствомъ Петербургскимъ. Мы, русскхе, 



— 122 — 

давно уб'&ждеаы въ тоиъ, что д1^ло Польской независимости 
и Польской свободы неразд']^льно отъ д'1Ьли освобожден!я 
Росс1и, мы, ненавидя1ц1е не мен-Ье васъ Петербургское н-Ь- 
мецкое императорство, губящее Росс1ю и Польшу и преда- 
ющее ихъ прусскииъ и другимъ н-^мцамь, мы, негодующ1е 
противь ужасовъ, совершенныхъ нашими несчастными, ос- 
л']^пленными и упоенными солдатами, по приказашю и подъ 
предводительствомъ т1)хъ же н']^мцевъ, — мы пришли къ 
вамъ для того чтобъ д-Ьлить вашу участь, чтобъ отстоять 
вм-Ьст-Ь съ вами святое д-Ьло общей свободы, или вм-Ьст* 
съ вами погибнуть. — И съ радост1ю погибнемъ мы, если 
нужно, потому что знаемъ. что не погибнетъ свобода и что 
освободившаяся Польша скоро подастъ братскую руку осво- 
божденхя Росс1и. 



Прокламац1я эта писана на оборогЬ письма, отъ котораго 
остались только сл-Ьдующхя строки, относящ1яся къ пршду 
жены Бакунина въ Лондонъ, въ то время, когда онъ бнлъ 
въ Швец1и. 

. . . . въ Россш. — Пусть останется она въ Лондон*! и 
вм-Ьст-Ь съ вами ждетъ нашихъ вестей. — Наталья Алев- 
с']^евна (Огарева), над-Ьюсь бол-Ье всего на васъ, — пом- 
ните, что она н'1^жна, молода, горда и требуетъ ласкъ. — 
Пусть она познакомится съ М-те В^1е\V8к^. 
Прощайте, прощайте, друзья, 

Вашъ М. Бакунинъ. 

Сына непрем^энно и немедленно въ Стокгольмъ, Герценъ. 



ХХ\*. 



1-го августа 1863. Стокгольмъ. 

Любезные друзья. Ваши два посл']&дн1я письма застали 
меня въ писан1и къ вамъ одного изъ т-Ьхъ огромныхъ пи- 
семъ, за которыя вы меня браните. — И радъ бы я быль 
не писать его, по додженъ. Оно содержитъ подробное из- 
ложеп1е моихъ зд^шпихъ судебъ и д-Ьйств!!! и горькую 



^ 



г 



— 123 



жадобу на Александра Александровича. — Вы получите его 
на дняхъ, а до т'Ьхъ поръ попридержите свое гуждеше. 
— Съ чего начну? — За 50 ФунтоБъ, полу ченныхъ мною, 
благодарю, Еще бол^е благодарю за статью обо мн* въ 
«Колоколе >, — я думаю самъ написать имъ отв'Ьтъ и по- 
прошу васъ напечатать его въ вашемъ журнале, — но 
прежде прошу васъ, если можно, выслать мн* т4 русск1в 
журналы, въ которыхъ меня ругаютъ. — Они мн'Ь д^лаютъ 
слншкомъ много чести. Правда, мн^ становится совестно, 
когда подумаю, что я такъ мало еще заслужилъ ту нена- 
висть и тотъ страхъ, которые я имъ внушаю. Да, лите- 
ратура стала подла, — однако надо заметить, что у не под- 
юй отняли голосъ, а подлая въ пьянстве ищетъ забвен1'я, 
упивается, горя собою; — отрезвится и тогда ей будетъ 
плохо. — Да, масса дворянства, а вероятно и почтеннаго 
купечества окончательно стала на сторону Петербурга, 
противъ насъ. Да, народъ въ радостной надежд1^ на об^- 
щанныя велишя милости и льготы охотно пользуется не- 
бывалымъ до сихъ поръ позволен1емъ покуражиться, а въ 
угар4 подписываетъ все, что ему подсунуть, а главное 
онъ всегда готовъ помять господъ, — и все таки я не дамъ 
ста рублей за долгол'Ьтхе Петербургскаго Императорства. 
Жаль только что много крови прольется. Польск1я д^^ла 
тянутся по прежнему. Демовтовичъ, у^хавшш во свояси, 
мн-Ь пишетъ, что парт1я б^лыхъ въ народномъ правитель- 
стве окончательно поражена сторониками руха; во глав^ 
которыхъ стоить нашь прхятель См^линсюй. Меня также 
какъ и тебя не только что удивляет ь, но огорчаетъ, что 
Народное Правительство (вероятно еще б^лое) исключило 
мое имя изъ проклят1я брошениаго имъ на тебя. Ни пе- 
редъ Поляками, ни передъ Русскими не нам^ренъ я от- 
казываться отъ полной солидарности съ вами. Я никому 
объ этомъ не говорилъ и говорить не стану, пока ты мн-Ь 
самъ не позволишь. Однако не мешало бы какъ можно 
сильнее протестовать противъ имени <панславистовъ>, ко- 
торымъ они насъ награждаютъ. Ты никогда не былъ имъ 
и всегда съ пренебрежет'емъ смотр^лъ на славянск1я дви- 
жен1я, я не былъ также никогда панславистомъ, но въ 
движенш славянскомъ принималъ горячее участ1е — и те- 
перь еще думаю, что славянская Федеращя паша едино- 



— 124 






твонно вознож1гая будущность, потому что она одна мо- 
жетъ дать въ новомъ, совершенно свободномъ вид*, удов- 
летвореше тому, несомненно въ народ']^ нашемъ живу- 
щему, чувству величье, которое ср-Ьзалось или непременно 
срежется на ложном'Ь пути императорства. Но это д^ло 
далеко впереди, теперь же думать о Славянах!» было бы 
глупо, — и если мы можбмъ еще заботиться о нихъ, то 
разве только для того, чтобы отвратить ихъ отъ гибель- 
наго союза съ настоящею императорскою Росс^ею. Я жт» 
о нихъ и думать позабылъ. — Весь вопросъ теперь сгес- 
иенъ между Польшею и Росс1ею. — Да, съ Поляками намъ 
трудно. Мало, слишкомъ мало такихъ, съ которыми мы 
бы могли жить душа въ душу. — Знаете ли, что Демон- 
товичъ мне напоследокъ сказалъ? Что онъ не только что 
не желаетъ, но боится, какъ страшнаго, зла русской ро- 
В0ЛЮЦ1И, и что если бы ему пришлось выбирать между 
новою победою императорства и между спасешемъ Поль- 
ши черезъ русскую револющю, то онъ бы хотелъ скорее 
временной императорской победы, потому что отъ импе- 
раторства будетъ еще возможно рано или поздно освобо- 
диться, въ то время какъ рвволюц1я соц1альная русская, 
вызвавъ наружу 1ЮЛЬское варварство, окончательно зато- 
питъ польскую цивилизацию — И такъ друзья, вы были 
правы въ этомъ вопросе, я не правъ: — да, самый лучшш 
полякъ намъ, какъ русскимъ, врагъ. — И все таки мы не 
можвхмъ остаться въ стороне отъ польскаго движен1я, ня 
раскаяваться въ направленш которое мы приняли. Мол- 
чать и ничего не делать во время такой катастрофы, зна- 
чило бы убить себя и нравственно и политически. При- 
нужденные же выбирать между гнуснымъ палачемъ и 
благородною жертвою, мы должны были принять сторону 
жертпы, не обращая вниман1я на то, благородна она или 
нетъ — Къ тому жъ порабощвн1е Польши — наше несчаст1е. 
Подвиги русскихъ войскъ въ Польше — наше бесчестье. 
Торжество Петербурга въ Польше было бы гибелью для 
Росс1и. Поэгому то мы делали по святому долгу и будемгь 
продолжать также дейстповать, не обращая В11имая1Я 1|С 
на Петербургско-Московск1е, ни на Варшавск1в крики. Е^^ 
моемъ незглблемомъ убежде1пи нашъ главный врагъ • р 
Петербургъ, более чемъ Французы, Англичан-», более че ^1 

4/ 



— 125 — 

даже Н']^мцы. Б']^дь онъ самъ переод'Ътый и^мецъ. Поэ- 
тому ничто не остаиовитъ меня продолжать противт» него 
войву на жизнь и на смерть. — Да, я громко отрекаюсь 
отъ русскаго государственно - импера горскаго патр1отизма 
и буду радоваться разрушпнхю Имперхи, откуда бы оно 
не пришло. — РазумФртся я не пойду въ Росс1Ю всд^дъ за 
Французами, Англичанами, Шведами и ихъ друзьями По- 
ляками,- но если можно будетъ пробраться во внутрь Рос- 
ши и въ самое время иностранной войны поднять кресть- 
янство, то сд^аю это съ полнымъ сознангемъ, что ис- 
полняю святой долгъ и служу великому русскому д4лу. — 
Вотъ вамъ моя испов'Ьдь. Ну, да горячиться не надо и 
потому перейдемъ къ другому предмету. Скажите Алек- 
сандру Александровичу, что его другъ Квантенъ, за не- 
им4н1вмъ кому теперь покровительствовать, взялъ подъ 
свое покровительство Поллеса Тугенбольда, изъ за кото- 
раго даже разсорился ст» Демонтовичемъ. Поллесъ зд^сь 
л^зетт» въ гору — его принимаетъ Мандеринтроленъ ми- 
нистръ иностранныхъ д-Ьл'ь, а недавно представлялся онъ 
принцу Оскару, которому поднесъ экземпляръ своей бро- 
шюры объ экспедищи, говорятъ, пасквильной въ высшей 
степени и ругательной противъ меня, за что именно Кван- 
тенъ и сталъ его протежировать. — Я, в^роятнЬе всего, 
отв'Ьчать не стану. Но на всякга случай скажите, до ка- 
кой степени, не называя имеиъ я могу разсказать Факты, 
намъ о немъ изв-Ьстные. Вспомните, что онъ мальчишка 
очень ловкш, очень проворный, неутомимый пройдоха, 
ум^ющш пролезть всюду и потому опасный. Можетъ быть 
будетъ необходимо ему отвечать и подрезать его въ кор- 
н^. — Есть зд-Ьсь еще руссюй ша1онъ К п о Ъ Ь е, который 
безпрестанно юлитъ вокругъ моей квартиры и который 
проговорился, что русское правительство даетъ 50000 р. 
тому, кто, овлад^въ моею персоною, доставитъ меня жи- 
вого или мертваго въ Петербургъ. Я разумеется зд^сь 
безопасенъ, однако на всяк1й случай зарядилъ револьверъ. 
Въ будущемъ письме напишу о немъ бол^е. — А теперь 
прощайте, жму ваши руки. 

М. Бакунинъ. 



I 



126 — 



XXVI. 

19 августа. 

• 

Еоли ке етаивхъ духа прочесть все тгасьмо вдрурь, нач- 
ните сь 16-го листа. Продолжаю: 4) Изъ Письма, кото- 
рое 81гаиЪе получилъ третьяго дня отъ Александра Алек- 
сандровича, я почти заключила, что вы не хотите ратя- 
Фиковать уговора заключеннаго между нами. Я думаю, 
что вы сделаете ошибку. 81гаиЬе молодой челов^къ чест- 
ный, преданный и серьезный^ который хочетъ приняться 
за это д-Ьло серьезно и старан1Я котораго, мн4 кажется, 
должны увенчаться успЪхомъ. Алекс. Алек, былъ совер- 
шенно того же мн']&п1я, когда онъ уЬзжалъ изъ Стокголь- 
ма. — <81;гаиЬе, сказалъ онъ мн^ разъ, разговаривая о Дат- 
чанине, рекомендовапномъ памъ Буйницкимъ и потовгь 
оказавшемся мерзавцемъ — 8<;гаиЪе другое д^ло, онъ слав- 
ный челов^къ, ему я все поварю >. Съ т^хъ поръ я р- 
налъ 81гаиЪе гораздо ближе, проведалъ всю его прошед- 
шую жизнь, обстоятельства, положен1е, одпимъ словомъ, 
всю подноготную, — и съ убежден^емь говорю вамъ, онт? 
въ самомъ д^ле честный, способный и дельный челов^юь, 
за честь котораго я вамъ ручаюсь своею честью — и точно 
также какъ я отвечаю за него передъ вами, мне за пего 
отвечаютъ люди почтенные, давно его знающ1е : Блантъ, 
Эмбложъ и 1ерта. — Да, я говорю смело, трудно намъ бу- 
детъ найти другого человека столь же способнаго и столь 
же готоваго предпринять это дело, какъ 8(;гаиЬе, — онъ 
можетъ сделаться для насъ помощникомъ золотымъ, и мы 
оделаемъ большую ошибку, если не воспользуемся его го- 
товностью и его предложе1Пями. Онъ верно схватилъ са- 
мую сущность дела; онъ понялъ, что мелочною -торгов- 
лею вашими книгами и <Колоколомъ>, съ помощью ке.1ь- 
перовъ въ Стокгольме и въ Копенгагене онъ ничего не 
сделаетъ ни для себя, ни для пропаганды. Опытъ дока- 
залъ ему ничтожность такихъ проделокъ. После разго- 
вора съ Штурценбергомъ, который былъ здесь, и съ дру- 
гими Датчанами мы убедились, что въ Копенгагене пред- 
принимать нечего. Торговля лондонскими издашями при- 



1 



I 



— 127 -- 

меть серьезный характеръ только, когда она направится 
въ Петербургъ и дал'Ье въ Россш. Но для этого ему 
нужно им'Ьть прежде всего хоть одного человека, книго- 
продавца или н^Ьт'Ь, который согласился бы сообща сь нимъ 
торговать запрещенныиъ товаромъ и могъ бы проложить 
для него пути внутри Росс1И. Такого челов-Ька письмами 
не найдешь. Поэтому 81гаиЬе р'Ьшился ^хать самъ въ Пе- 
тербургъ, чтобы отыскать такого челов-Ька и, если пай- 
детъ. заключить съ нимъ услов1Я. Онъ по-Ьдеть черезъ, 
Штетинъ, куда я далъ ему письмо къ весьма хорошему 
р весьма полезному человеку, комис10неру, им^Ьющеиу боль- 
ш1я д^ла съ Петербургомъ и, завязавъ тамъ сношешя, 
отправиться оттуда въ Питеръ. Въ Петербург'^ у него 
есть только одинъ знакомый, книгопродавецъ н^мецъ, по 
его словамъ челов1^къ вполне честный, но который отка- 
зался уже разъ отъ его письменнаго предложен1я и съ 
которымъ я ему поэтому советую не встречаться. Друзья 
мои дадутъ ему рекомендательное письмо къ вышеупо- 
мянутому шведу, тамъ проживающему. Кром-Ь того мой 
штетипск1й пр1ятель, знающш хорошо Петербургъ, реко- 
мепдуетъ ему несколько д-Ьльныхъ людей. Наконецъ надо 
будетъ дать ему письмо къ одному изъ членовъ общества, 
чтобы они ему указали торговаго русскаго челов'Ька, сь 
которымъ бы онъ могъ безопасно и съ пользою сблизиться. 
Я знаю возражен1е, которое вы можете сд1&лать, и пони- 
маю всю деликатность этой стороны вопроса. Давать письмо 
къ одному изъ нашихъ друзей въ Петербург-Ь въ нас- 
тоящее время д-Ьло не шуточное, опасное. Но, друзья мои, 
кто не рискуетъ ничего, тотъ никогда ничего не сд'Ьлаетъ. 
Безъ помощи общества вы никогда не завяжете серьез- 
ныхъ торговыхъ отношенш въ Росс1и; — общество не дол- 
жно вмешиваться въ нихъ непосредственно, но должно 
только указать 81:гаиЬе на людей способныхъ и готовыхъ 
принять у^гаст1е въ этомъ д-бле. Вы можете написать за- 
писку къ одному изъ членовъ, — такъ какъ мы это де- 
лали въ Стокгольме, — и адресъ прислать мне особенно. 
81:гаиЬе выучитъ его наизусть. Въ записке же скажите, 
что 81гаиЬе пр1ехалъ по вашему поручетю и что вы про- 
сите оказать ему помощь советомъ, рекомендащ( х л, сколь- 
ко возможно будетъ, деломъ. Честнымъ словомъ ручаюсь 



„ 128 — 

вамъ за то, что 8<;гаиЪе будетъ педантически осторожеиъ 
и что онъ будетт, стараться избегнуть всякой неловкости, 
могущей компрометировать и его и того, къ кому записка 
будетъ написана. Что онъ не- будетъ стараться узнать 
бод-Ье, ч^мъ ему скажутъ, и не узнаетъ при случайной 
встр-Ьч^ того, съ к-Ьмъ ему пр1Йдется переговорить по се- 
крету. Сущность д^ла разскажетт онъ самъ, въ записк']^ 
же должно быть только сказано, что онъ челов^къ в%- 
ный, котораго мы рекомендуемъ и которому проси мъ по- 
мочь. Наконецъ, вспомните, что мы ужъ два раза писали 
такимъ же образомъ. Одинъ разъ черезъ Квантена; от- 
в^тъ, окоторомъ я должен ъ бы былъ узнать 
ужъ давно, въ вашихъ рукахъ. Другой разъ черезъ 
ВетергоФа. Это письмо возвратилось назадъ за отсутств1емъ 
адресата; — я его получилъ обратно и сжегъ. Скажите же 
объ этомъ Алексан. Алек. — за честность, за акуратность, 
за ловкость 81гаиЪе я вамъ отв-Ьчаю своею честью. Трудно 
найти человека способнее его къ такому д^Ьлу. Изъ Пе- 
тербурга 81;гаиЬе про-Ьдотъ въ Финляндш, а можетъ быть 
прежде этого еще въ Ригу. Въ Финлянд1и у насъ ужъ 
есть люди и найдутся еще друпе. Такимъ образомъ онъ 
завяжетъ ц^ую ц^пь сообщений и будетъ въ состояши 
начать действительное и довольно широкое д^ло, — Д'Ьло, 
которое можетъ только такимъ образомъ удастся. ^Трех- 
м-Ьсячный срокъ, назначенный Александр{»мъ Александре- 
вичемъ для платы за взятыя книги, слишкомъ коротокъ 
и просто невозможенъ. Вспомните, что плаваше черезъ 
м-Ьсяца полтора, много два прекратится, и что до сихъ 
поръ ничего еще не сделано. Пройдетъ время на отыс- 
кан1е людей и на устройство сообщешй. Кром-Ь этого люди 
въ Россш, съ которыми онъ сговорится, потребуютъ также 
кредита. Вспомните, что предполагаемая поездка будетъ 
стоить ему довольно времени и денегъ. Что можетъ легко 
случиться, что вследств1е ли терроризма, всл4дств1в ли 
индиюрентизма или можетъ быть временной непопуляр- 
ности лондонскйхъ издан1Й, 81;гаиЪе не найдетъ въ Петер- 
бурге ни одного человека, который согласился бы всту- 
пить съ нимъ въ компаи1ю, — тогда поЬздка его и вс4 со- 
пряженный съ нею траты времени и денегъ будутъ для 
пего потеряны, поэтому онъ подвергается риску. Но о - 



— 129 — 

части изъ симпатш къ самому д'Ьлу, отчасти же изъ уб'Ьж- 
ден1я что при счастливыхъ обстоятельствахъ .онъ можетъ 
завести серьезную, выгодную для него торговлю, опъ р^ 
шается подвергнуться этому риску. Но за то требуетт) 
оа'ъ иась, 1) чтобы мы сделали ему на годовой срокъ кре- 
дитъ въ 4 или 5 тысячъ Франковъ, — обязываясь выслать 
вамтэ обратно все, что не будетъ имъ продано, 2) чтобы, 
разъ согласившись съ нимъ въ главныхъ пунктах-ь, вы 
въ продолжеп1и этого года испыташя высылали ему безъ 
замедлен1Я все, чего онъ потребуетъ на определенную 
сумму кредита, съ деловою аккуратностью, 3) чтобы вы, 
сколько можете, съ помощью нашихъ друзей въ Петер- 
бург-Ь, поддержали бы его въ Росс1и. Съ своей стороны 
онъ об^щаетъ, если, по возвращен1и изъ Петербурга, онъ 
убедится, что д4ло пойдетъ плохо, не тянуть его. не об- 
манывать ни васъ, ни себя и возвратить вамъ вс^ не про- 
данныя издашя, разд1^ливъ съ вами пополамъ расходы на 
посылку. Повторяю еще разъ, это д^ло серьезное и стою- 
щее того, чтобы вы крепко подумали прежде чфмъ отве- 
чать отказомъ. Если вы серьезно хотите распространеюя 
вашихъ изданш въ Росс1И, врядъ ли вы найдете другого 
человека и другой случай, соединяющихъ въ себе такъ 
много залоговъ успеха. — И въ десятый разъ говорю, за 
честность, за серьезность, за способность и за чистую, доб- 
рую волю 81гаиЪе я вамъ ручаюсь своею честью. 81гаиЪе, 
по моей просьбе, написалъ ко мне письмо, въ которомъ 
иьлагаетъ свои надежды и виды. Если вы намерены при 
цять его предложеи1е, то, не теряя времени, напишите 
ко мне ли или прямо къ нему вашъ ответъ и изложите 
въ немъ ясно и определенно ваши услов1я, по немецки 
или по французски. Мне же, съ тою же определенностью 
напишите, на каюя именно изменен1я и въ какой именно 
мере я могу согласиться, въ случае его требован1Я. И, не 
терял времени вышлите все последн1е номера «Колокола», 
которыхъ у него еще нетъ, и выборъ книгъ, которыя, по 
вашему мнен1ю, наиболее возбудятъ интереса въ Росс1и. 
Въ случае вашего соглас1я рнъ отправится отсюда около 
10-го сентября. Если же вы не найдете возможпымъ со- 
г.'чситься на его предложен1е, пришлите вашъ решитель- 
и: "^ мотивированный или не мотивированный отказъ, так- 

9 



— 130 — 

же какъ можно скорее, что бы оиъ не готовился напрасно 
въ дорогу. 

4) Разрывъ мой съ Квантеномт», котораго Ал. Ал. быдъ 
единственною причиною, и посл']^довавшее за нимъ охлаж- 
ден1е со вс^^ми проживающими зд1;сь Финляндцами не дали 
мн4, какъ я прежде этого надеялся и ожидалъ, восполь- 
зоваться прибьтемъ сюда миогихъ д^ьныхъ Финляндцев'ь 
изъ края. Но благодаря моимъ шведскимъ прхятелямъ, мн^ 
наконецъ удалось пробить путь къ одному изъ значитель- 
н^йшихъ и наиболее уважаемыХъ членовъ партш 'финно- 
мановъ. Посылаю вамъ на особомъ лист*]^ отрывки изъ его 
писемъ, которыхъ, я думаю, будетъ достаточно чтобы до- 
казать вамъ важностъ этой связи и пользу, которую мы 
можемъ извлечь изъ нея. Не называю вамъ именъ и не 
посылаю адресовъ, потому что, проученный разъ горькимт. 
урокомъ, даннымъ мн'^ вашимъ молодымъ и честолюби- 
вымъ секретаремъ, не уаЬрепъ, что онъ не передастъ 
всего своему другу, а моему теперешнему врагу Кван- 
те!1у и не воспользуется еще разъ моею дов'1Ьрчивостью 
противъ меня, для вящаго укр'Ьплен1я своего юннаго мо- 
гущества. Я считалъ себя обязаннымъ предупредить мо- 
ихъ Финскихъ друзей противъ Квантена и съ радостью, 
узиалъ, что парт1я д'Ьятельныхъ Финномановъ, организо- 
вавшаяся, какъ вы видите, въ тайное общество, не нам1&- 
рена подчиняться здешней финской колон1и, гораздо бол^е 
занимающейся личными, ч']Бмъ общими интересами. 

5) Если ко ми* есть письма 8<;гаиЬе, изг 
Фи11лянд1и и друг1Я, прошу немедлснно 
выслать ихъ мн^ на вышеозначенный ад- 
рессъ въ Женеву. О томъ же прошу Тхоржевскаго. 
Посл1Ьдияя посылка изъ Лондона въ Женеву должна бы гь 
не позже 8-го января, посл-Ь чего прошу до 9-го января 
посылать Ро81е гевип!; а (хёпев, а посл-Ь 9-го января а 
Могепсе ро81е ге81ап1;е все на имя Непгу ЗоиИ. 

6) Герце нъ сомн^Ьвался также въ усп^^х-Ь книжпаго 
предпр1ЯТ1Я черезъ Италш въ Константинополь. Напиши 
мпЪ, остаешься ли ты при старыхъ падеждахъ и дол- 
женъ ли по условленному стараться исполнить твое но- 
рученш. 



— 131 — 

Надеюсь, Огаревъ, что ты не замедлиш! отв^Ьтить ми* 
на ВС* эти вопросы, ч^мъ много обяжешь предаинаго вамъ. 

М. Бакунинъ. 
Наталъ^Ь АлексЬовн* нашъ сердечный поклонъ. 



На этомъ отрывке написано рукою Бакунина же: «Тхор- 
жевскому». 



XXVII. 

29/17 августа. Стокгольмъ 1863. 

Друзья! Пишу вамъ отсюда въ третш разъ. Въ пер- 
вый разъ бол']&е 2 м^сяцевъ тому пазадъ писалъ вамъ съ 
прямою оказхею, второй же разъ черезъ вашего агента 
въ Швейцарш, который долженъ былъ, по вашему при- 
казашю, прйхать аъ Стокчольмъ, но который былъ, ве- 
роятно, задержанъ и ограничился короткимъ письмомъ че- 
резъ Нордстрбена. Я тотчасъ же послалъ ему простран- 
ное письмо съ просьбою, какъ можно скорее его вамъ дос- 
тавить, и жаль мне было бы, если бы оно пропало. Сп-Ь- 
шу однако сказать, что никакой опасности отъ пропажи 
этихъ 2 писемъ произойти не могло, — въ пихъ не было 
ни именъ, ни адресовъ и ничего такого, чтобы могло ком- 
прометировать. 

Я неоднократно пытался попасть въ Польшу. Мне не 
посчастливилось. А теперь расположеп1е поляковъ къ памъ 
до такой степени переменилось, что, не переставая же- 
лать имъ успеха, мы, русск1е, должны, кажется, воздер- 
жаться отъ прямого участ1*я въ их ь деле, къ тому же, 
слишкомъ запутавшемуся в ь последнее время съ западно- 
европейскими интересами, враждебными не только импе- 
раторской системе, но и Русскому Народу. Поэтому я 
остался въ П1вец1и и старался пр1обресть здесь друзей и 
номощниковъ для русскаго дела. Старан1Я мои увенчались 
у пехомъ. Стокгольмъ и вся Швец1я будутъ служить 



— 132 — 

вЪриымъ уб4жищемт> для русской имиграц1и и для рус 
ской революц1онной работы. Русская ти110граФ1Я и русская 
пропаганда найдутъ зд^сь кр-Ьпкую почву^ и хгокровитель- 
ст1^о и богатыя средства. Ничего н^тъ легче, какъ сооб- 
щаться изъ Стокгольма съ Петербургомъ л*томъ. Есть 
верные люди, на которыхъ можно положиться безъ вся- 
кой опасности. Благодаря этимъ людямг и средствамъ я 
бросилъ въ с^веръ Росс1и (въ губери. Архангельскую и 
Олонецкую особенно) около 7000 экземпляровъ разныхъ 
воз1занш, между прочими, вашихъ возванш къ солдатамъ 
и къ офицерамъ. Могъ бы ихъ также послать въ Петер- 
бургь, но у меня нЪтъ адрессовъ. Правда, что Провансовъ 
далъ мн^ несколько адрессовъ, но я долженъ былъ ими 
пользоваться только по его возвращении въ Петерб^^ргТ), 
а онъ кажется еще за границей. И такъ, прежде 
всего прошу васъ о в*Ьрномъ и постоя и- 
ноиъ адресс^^ и предлагаю вамъ перепи- 
сываться со мною черезъ подателя этого 
п 1] с ь м а. Опъ Финляпдецъ, рекомендованный мн^, какъ 
челов1^къ безусловно кр'^пкш и в^^рпый, финляндскими пат- 
р1()тами, и можетъ служить вамъ постояннымъ посредни- 
комъ съ нами и съ финскою органицащей, съ которою я 
сблизился и которая, понимая также хорошо свои, какъ и 
наши интересы, исполнена къ намъ и къ нашему д4лу 
самой искренней симпат1и. Я полагаю, что вамъ не 
будетъ противно съ нею сблизиться. Если вы хотите 
им-Ьть со мною д-Ьло и если полагаете, что мое участ1е 
въ общихъ трудахъ можетъ принесть пользу, то прошу 
васъ, отвечайте. Я, также какъ и лопдонсше друзья мои, 
съ радостью нризналъ С. Петербург. Комитетъ и готовг 
следовать его руководству, только для этого мн^ надо 
знать и положен1е вашихъ дЪ.1ъ и ваше настоящее па- 
правлен1е. И потому, ради Бога, пишите и дайте адресъ. 
Неужели жъ, им^Ья на то всЬ средства, мы не съум^емъ 
устроить между собою правильныхъ и постояпныхъ сно- 
шенш. — Тяжело бедной Польш-Ь, но она не погибнетъ. — 
Европа страшно разделена и на этомъ разд^леши осно 
ваны ВС* Петербургсюя надежды. — Однако польскш во 
просъ зашелъ ужъ такъ далеко, что для европейскихъ 
д^-ржавъ стало также опасно ниче1'о для пея не сд^л; % 



^ 



— 133 — 

какъ мудрен!ю прейти ей на помощь. Я думаю, что посл-Ь 
получеш'я вторичпа1'о отказа отъ С. Петербурга Франц! я, 
Англ1Я и Австр1я признаготъ Польшу сотте ипе раг11е 
ЬеШ^ёгап1е. — Я думаю, что Поляки продержатся зимою съ 
помощью оруж1я и другой по>10Щи, которыя прибудутъ къ 
нимъ тогда открыто черезъ Галищю, — а весной война 
ми* кажется несомн^Ьнна. Неужели жъ мы до этого вре- 
мени ничего не сд-Ьдаемг или по крайней м*р4 къ этому 
времени но будемъ готовы? Подд1^ьные всеросс1Йск1е ад- 
ресы и фразерское московское патр1отоб^с1е меня ни сколь- 
ко не пугаютъ и не сбиваютъ съ в']&ры. — Правительство, 
какъ и всегда, расшевеливаетъ народъ какъ будто про- 
тивъ насъ, въ сущности же въ нашу пользу. — Ради Бога, 
скажите, что у васъ д^ается, что заграницею делать при- 
кажете — и дайте же съ вами соединиться т^сн-Ье и бли- 
же. — Мы зд^сь можемъ быть полезны только въ той сте- 
пени, въ какой мы въ связи съ вами — и потому пишите, 
пишите и дайте адресовъ. Теперь, къ вид^Ь письма къ 
Герцену, я пишу для «Колокола» па полицейсюя и ела- 
вяноФильсюя нападешя противъ меня. — А нед-Ьли черезъ 
дв* къ вамъ можетъ быть прямо отъ меня пр1*^&детъ вЬр- 
ный челов'Ькъ, который привезетъ вамъ изв-Ьстхя о здо- 
ровь^^ Б ровни и поклонъ отъ Магнуса Беринга. 

Пишите мн* черезу подателя сего письма. А если хо- 
тите писать изъ заграницы, вотъ мой адресъ : 

81оск11о1т 

Вос1;ог АИп1оп 

81ога Уа11и^а1оп 

На внутреннемъ конверте : 

Роиг М — те Ь^зе. 

Прощайте. 

М. Бакунинъ- 



— 134 — 



XXVIII. 
РЕЧЬ БАКУНИНА НА БАНКЕТ'Ь БЪ СТ0КГ0ЛЬМ1Ь. 

МЕ$81ЁиК8 ! 

РгоГоп(1ётеп1 ёти <1е 1а поЫе е! 8утраШ^^ие ташГев- 
1а11оп (1оп1; уоиз Уои1е2 Ыеп тЪопогег аи]оиг(1Ъи1, де репве 
^ие уоке Ъи! рппсхра! ев! с1е гепс1ге Ьотта^е а ип с1го11 
1епи роиг васгё с1ап8 се рауз рагсе ^и*^1 ее! епгас1пё (1ап& 
1е8 тоеигз еЬ с1ап8 1а соп8с1епсе Ь^8^о^^^ие (1и реир1е 8иёс1о18 : 
се1ш (1'ипе поЫе е! ^гапс1е Ьо8р1<;аи1ё, ип с1го11;, с1оп1; уга1- 
теп! уоиз аувг Иеи Л'ёкге йегв, Ме881еиг8, саг пи11е раг1 еп 
Еигоре, 1а Огапс1е-Вге1адпе ехсер16е реи1-й1ге, 11 п'ев! айве! 
1агдеюеп1;, п1 аи881 ^ёпёгеиветеп* ргаИдиё дие йапв уо1ге 
рауз. Уоиз ауег уои1и топ1гег аизв! ^и'ипе рги(1епсе ^ш 
ге88етЫега11; а 1а реиг уоив гёри^^пе, е! ^и*ипе паИоп ИЬге 
е1 ^огке с1е за ИЬег!^ п*а раз Ъе8о1п де зЪитШег (1еуап* ип 
Е1н1 с1езро11дие, ^ие1^ие дгапс1 е1; диеЦие рихззап! яи*11 ра- 
га188е, ш (1'асЬе1ег вез с1апдегеи8е8 !ауеиг8 раг (1е 1йс11е& 
соп(1е8сепс1апсв8. Уоиз ауег уои1и топ1гег еп ип то1 див 
уоиз пе Уои1е2 раз ГатШё с1е 81-Рё1егзЬоиг^, дие зез уо- 
1оп1ё8, зез ор1п1опз, зез Шез пе ^оп1 раз 1а 1о1 еп 8иМе е! 
ди'аи соп1га1ге 1;ои1 Ьотюе рег8ёси1;ё раг 1и1 роиг вез 1еп- 
(1апсе8 ИЬёга1е8 1гоиуега (1ап8 се поЫе рауз азПе, 8ёсип16, 
рго1;ес11оп. 

Те11е ее! запз (1ои1е, Ме881еигз, 1а репзёе (1отшап1е ди! 
ргезхйе а се Ьапдие!. Ма1з ]е пе те 1;готре рае, ^'езрёге, 
еп у сЬегсЬап!; епсоге ипе аи1;ге ш1епиоп, еХ с1*аШеигз 
ропгдио! 1а сЬегсЬег, ршзди'ип 111из1;ге ра1по1е 8иё(1о18 у1еп1 
с1е Гехрптег 1ои1 к 1Ъеиге раг 1е 1оа81; ди'И а рогЬё А 1а 
^еипе Киввге ; ои1, Ме881еиг8, сеИе Кизвхе зеипе, поп Л'ап- 
пёез, та18 (1*ехрёпепсе е1 с1е Ухе роИНдие, се1;1е Ки881е 
рори1а1ге, юаг1;уге 8ёси1а1ге еХ раг сопзёдиеп! еппет1е с1е 1а 
8о11-(11зап1е Ки8з1е 1трёпа1е, е11е ех181е, е1; зоп 1;етр8 е51 
уепи. Коиз аи1:гез Киззез ди1 ГоЬзегуопз с1е р1из ргёз е! 
ди! роиуоп8 зе1ег ип ге8[аг(1 (1апз 1е8 ргоГоп(1еиг8 (1е зоп 
1гауа11 1п1ёг1еиг, поиз 1а уоуопз (1ё]а з'а^^Нег, дгапсИг е1 
ргёрагег зез Гогсез роиг ипе 1иие зиргёте, еЬ ГЕигоре 1а 



^ 



— 135 — 

уегга 8ап8 (1ои1;е Ыеп1:о1 в'азвеохг та]еа1;иеи8етеп^ ИЬге е1; 
§гап(1е, та18 р^^с^й^ие е% ]ив1е, 8иг 1е8 гише8 д^е Г1трёг1а- 
Ивте Ъп8ё. 

Ване се тотеп! 1е Оонуететеп! с1е 81;-Рё1егЪоигд в'ёрихзе 
еп уа1п8 е1Тог18 роиг р*»г8иа(1ег ГЕигоре ^ие (}ап8 1а ро1^и^ие 
засгНё^е, швепвёе е* ^ёгосе ^и'^1 роигзш! еп Ро1одпе, 11 ез! 
8ои1епи раг 1е (1ёУоиетеп1; ра8&1оппё Л'ип реир1е с1е 801хап1;е 
шПИопв, ргё! а соиг1г аих агтез е! а тоипг роиг 1и1. 81 
с'ё1а11 уга!, се зегаИ ип дгапс1 таШеиг роиг 1а Ро1о§пе еЬ 
ипе 110п1е ё1;егпе11е роиг 1а Ки881е. Ма18 Ьеигеизетеп* ^ие с'е81 
Гаих. Се доиуегпетеп<; теп! ^оизоигз, с'еа! за Гогсе, 8а у1е, 
с'ез!; 1ои1 1е зесге! йе 8оп ех181епсе ; 11 ее! 1е тепвоп^^ ёп^ё 
еп 8у81ёте е! 11 п'у а аи топс1е ^ие 1е §[оиуегпеюеп1 <1е се 
сё1е81е етр1ге ^и^ роигга!!; 1и1 (118ри1ег 1а ра1те Йев Уёг11ё8 
Га]8Шёе8. Тои1;е8 се8 таш^езШюпз ^иа8^-рори1а^^е8 ^оп1; оп 
Ш1 1ап1 йе ЬгиИ, 1;ои1;е8 се8 а(1ге88е8 с1е (1ёУоиетеп1; ^и^ 
гетр1188еп1; аи^оигЛ'Ьш 1е8 со1оппе8 (1е8 ^агеИев уеп<1ие8 с1е 
Мо8Сои е! (1е 81:-Рё1;ег8Ъоигд, 8оп1 аи1ап1 (1е тепзоадез 
ейГгоп1;ё8, еХ Уои8 роиуег еп зидег уои8-тёте8, Ме881еиг8, 
раг се ^ш у1еп1; с[е ее развег гёсеттеп! еп Рш1апс1е. 

Коп, Ме881еиг8, 1е реир1е гивзе п'е81 рае атес 1е доиуег- 
петеп! гиззе е1 регзоппе пе 1е за!! аи881 Ыеп ^ие 1е ^ои- 
уегпетеп1 1и1-тёте. Аизз! езШ 8а181 (1'ипе §гапс1е реиг. 
Ь'Ьотоп з'аззотЬгИ аи1оиг (1е 1и1, 1а 1егге тап^ие еоиз 
зев р1е(18, еЬ И пе зе зеп! тёте р1и8 8ои1епи раг 1а Го1 1п- 
1;ёг1еиге, раг се^е Го1 агго^ап^е, 1п8еп8ёе, та18 ^и^ ШзаН 1а 
!огсе (1е Гетрегеиг К1со1а8. Аи]оиг(1Ъи1 е11е 1и1 тапдие 
1ои1 а Ш1 : Епуе1оррё й'ипе (1ё8а1Тес1:1оп ргоГоп(1е е! дёпёгак, 
роизвё а Ьои! раг Г1п8иггес<;юп Гогт1(1аЫе (1е 1а Ро1о§пе 
^и^, рагеШе а ип ога^е ауап(?ап1 (1е ГОиез!, зетЫе с1еуо1г 
етЪгаеег 1ои1 Гетр1ге, тепасё а Г1п1;ёг1еиг раг ипе гёУо1и- 
Поп рори1а1ге Ыеп р1и8 Гогт1с1аЫе епсоге, тёрпзё йе ГЕи- 
горе, тёрпзё ерг Кизехе, зе тёрг1зап1 1и1-тёте, 11 зе 1гоиЫе, 
И а 1е уегИ^е ^1 сЬапсеПе сотте ип Ьотте та1а(1е е! ^и^ 
уа Ыеп1б1 юоиг1г. II зе рег(1 еп Уои1ап1: ее заиуег е1 зе 
соиуге де Ьоп1е еп уои1ап1; ётоиуо1г 1а рШё. II §ётИ, 11 зе 
р1а1п(;, 11 р1еиге й 81-Рё1егзЬоигд еп зиррИап! зез ^агдез с1е 
пе рош1 ГаЪапс1оппег, И р1ёиге а Уагзоухе еп зиррИап!; зев 
дёпёгаих а11етап(18-ги8зе8 е! ги88ез-топдо1ез (1е пе ро1п1; зе 
д-егеНег, 11 зиррИе ЬитЫетеп! 1а Е1п1апс[е с1е пе раз 1гор 



— 436 — 

1е с1ё1;ги1ге, 11 ае гауа1е, 1и1 еиссеввеиг Ле М1со1аб, се дгагк1 
шёрпзеиг (1е8 всгепсея е* с[е8 1е1;1;ге8, ]и8ди'а рге88вг 1е8 та1па 
с1е8 гёс1ас1еиг8 с1е ]оигпаих ^и'^1 асЬё^е, епйп сЬове 1а- 
сгоуаЫе, 11 оиЬИе 1;ои1;е8 1е8 1га(1и1о118 1трёг1а1е8 ^изди^аи 
рош1 (1е тепсИег 1а Гауеиг (1е8 рори1асе8 с1е 81;-Рё1ег8Ьо11гд 
е! (1е Мо8Сои. Ьа роИсе ог^апхзе аи^оиг^Ъи! с1е8 (1ётоп8- 
кгаИопа апагсЫ^ие8-рори1а^1:е8, «апз 80пдег аих 1егг1Ые8 
с1апдег8 ^и'е11е ёVО^ие. Ьа реиг 1е8 аЬгиШ, 1е8 ауеид1е аи 
рош! (1е 1е8 гепс1ге А^ 1а М8 1трги(1еп1;8, П(11си1е8 е* Гёгосез. 
118 пе 86 (1оп11еп<; тёте р1и8 1а реше (1е сасЬег 1еиг па1игв 
аапдй1па1ге еЬ пе сга1дпеп1; ра8 (1*ёуодиег 1ез 1егг1Ые8 евргИв 
8ои1еггаш8, п1 (1'ёуе111ег 1е8 ра881оп8 рорп1а1ге8 аи г^8^ие 
с1е теИге 1;ои1е ГЕигоре еп ^еи е1; • еп 8апд. Еп ЫШиапхе 
еХ еп Пкгаше, 1е доиуегпетеп! :Га1;а1 ргёсЬе аи]оигс1'11и1 1а 
^а^иег^е е! Гех1;егтша1;1оп еп таэзе (1е 1;ои1;е 1а рори1аиоп 
саШо1^^ие. 

Е1; та1п1;епап1, Ме881еиг8, .]'еп арреИе й. Уо1ге зизИсе. Оп 
пои8 арреИе, пои8, а(1уег8а1ге8 (1е се ^оиуегпетеп!, с1е8 г6- 
уо1и11оппа1ге8. Ма18 п'е81-се раз 1и1 аи соп1га1ге ^и^ ее! 1е 
гёуо1и1;1оппа1ге шсагпё ? КоЬезрхегге е! Мага! аига1еп1-118 ри 
Га1ге с1ауап1аде, ГНего81;га1е 1е р1и8 Гои е1 1е р1и8 сг1т1пе1 
роиггаИ-Ц (1ауап1аде? Е1; 1;ои1; се1а, Ме881еир8, зе !а11; суп1- 
^иетеп1 аи §^гап(1 ^оиг, еп уие (1е сеие у1е111е Еигоре га1- 
80ппап1е, с11р1ота1;18ап1е, рго1;осо118ап1е, е! ^и1 зетЫе п'ауо1г 
сопзегуё с1е ГшсИдпаиоп дие 1а (???) 

ЕЬ реп(1ап<; ди*е11е з'ётеи* е11е-тёте й. (1е 81;ёг11ез роиг- 
раг1ег8, еИе 1а188е ^гап^иШетеп^ Мге се Гои сг1тте1 еЬ 
тап1а^ие ^и^, рагсе ди'11 зе зеп* тоиг1г, уоис1га11; Шге <1е 
1а Ро1одпе е! (1е 1а Киззае ип (1ё8ег1;. 

^ие зоттез-поиз (1опс аргёз се1а. Меззшигз, поиз ^и^ 
сотЬаНопз 1е ^опуегпетеп! йе 81-Рё1ег8Ъоигё^ ? Коиз зоштез 
1ез уга1з сопзегуа1;еиг8. Коиз ауопз Ьоггеиг (1и запд. та18 
ри^з^и'11 ^аи* ди'П сои1е, еЬ Ыеп! ^иЧ1 сои1е поп ропг 1а 
гите, та18 роиг 1е за1и1; <1е 1а Киз81е е! с1е 1а Ро1о^е ! 
Nои8 ^и'оп арреИе (1ез гёуо1и11оппа1ге8, поиз пе зотшез 
тёте раз (1ез гёриЪИсашз ^иап(^ тёте. 81 ГЕтрегеиг 
А1ехапс1ге II ауа11 Уои1и 8е тейге ГгапсЬетеп* а 1а ХёЬе Ле 
1а гёуо1и11оп роШщие е!; зос1а1е еп Кизз1е, зЧ! ауаН Уои111 
гепЛге 1а ИЪегкё е!; Гш(1ёреп(1апсе а 1ои1;е 1а Ро1о^пе а1п8\ 
^и'а 1;ои1ез 1е8 ргоутпсрз ^и^ пе уеи1еп1; ро1п1; Га1ге рагИе с^ I 



— 437 — 

ГЕтр1ге, 81 к 1а р1асе <1е се! етр1ге топ81гиеих е! ую1еп1 
<1е Ивгге, (1е СаШеппе е! с1е К1со1а8, П атаИ 1паи§игё ипе 
Ки881е ИЪге, (^ётос^а1;^^ие, рори1а1г.е, ауес Гаи1;опот1е ас1т1- 
шв^гаНув с1е8 ргоУ1Псе8, е1 81 роиг соигоппетеп! с1е сеИе 
ро1^1;^^ие поиувИе П а.уо.И агЬогё 1е (1гареаи ^ё(1ёга1 81ауе, 
а1ог8, Ме881еиг8, 1от с1е 1е сотЪаИге, поив аигхопв ёХё 868 
8егу11еиг8 1е8 р1и8 йс1ё1е8, 1е8 р1и8 агс1еп1;8, 1е8 р1и8 с1ёуоиё8. 
Ье8 то1;8 (1е ^ёр^1Ы^^ие е! (1е топагсЫе п*у ^оп1 пеп роигуи 
^ие 1;ои1 ГёсИйсе п'аИ (1'аи1;ге Ъа8е ^ие 1а уо1оп1;ё гёеПе (1и 
реир1е, п1 с1'аи1;ге р1ап ^ие 1е Ыеп-ё1;ге е! 1а ИЪег1ё. Роигуи 
^ие 1а (1е81;1пё€ йе 1а паМоп ги88е еХ 6.е 1;ои1;е сеие дгапс1е 
гасе 81ауе 8'ассотрИ88е ! А1ехапс1ге II роиуаН (1еуешг 1е 
8оиуегаш 1е р1и8 рихззап! с1е 80п 81ёс1е, ри188ап1 роиг 1е 
Ыеп, роиг 1а ИЪег1ё, поп роиг 1а соп^иё1е е! 1е та1. II пе 
Га раз сотрп8. Е! роиг1ап1 1е8 ауег1188етеп1;8, 1е8 соп8е118, 
1е8 8ирр11са1юп8 ё1о^иеп1е8 пе 1ш оп! ра8 тапдиё. II п*а 
раз Уои1и 1е8 еп1епг1ге. II з'ез!; оЪзИпё й .]оиег 1е 1п81е гб1е 
<1'ип сИдпе зиссеззеиг с1е Гетрегеиг Ы1со1а8. Е1 рагсе ^и'^1 
а уои1и сопзегуег 80п етр1ге, 11 а с1й пёсе88а1гетеп1 ге- 
1отЬег (1ап8 1е8 тётеа Гаи1;е8 еХ 8игра88ег тёте 868 сптез 
е* 11 1е8 а 81 у Не еХ 81 Ыеп йёраззёз ^и'аи^ои^с^Ъи^ еп1ге 1а 
Ки881е рори1а1ге е! 1а (1упа81;1е (1е8 Но181:е1п Оойогр, 1а гё- 
сопс1Иа1;1оп ез! Деуепие 1тро881Ые. 

Ме881еиг8, ипе уа81;е аззостаНоп ра1^^о^^^ие, соп8егуа1;1уе, 
11Ьёга1е е* (^ётос^а^^^ие А 1а Го18 у1еп1 (1е 8е Гогтег еп 
Ки881е. ЕИе рог1;е 1е пот Ле « 1а Тегге е1 1а ЫЬегЬё » 
2ет1а г ^о1а. 8оп сеп1ге ее! а 81;-Рё1;ег8Ъоиг^, зез а(1Ьё- 
геп1;8 е! зез тетЬгез (1ап8 1;ои1;е8 1е8 ргоушсез с1е 1а дгапЛе 
Кизз1е. ЕИе етЬгаззе *ои1;е8 1е8 с1а88е8 йе 1а 80с1ё1;ё гиззе, 
1:ои8 1ез гиззез де Ьоппе Уо1оп11ё, дие1дие 8о11; (1'аШеиг8 
1еиг Гог1ипе е!; 1еиг розШоп : дёпёгаих ^Х оШс1ег8 еп таззе, 
дгап(1з е! реШз Гопс1;1оппа1ге8 с1у118, ргорг1ё1;а1ге8 поЫез, 
тагсЬапдз, ргё1;ге8, Й18 с1е ргё^гез е! раузапз е! (1е8 тПИопз 
<1е 8ес1а1ге8 сИззМеп^з, ^и^ Уои1ап1; 1а тёте сЬозе дие поиз, 
^гауаШеп!; зопуеп!; запз у зоп^ег ауес поиз. СеИе 80с1ё1;ё 
гёдиИёгетеп! е! Гог1етеп1; огдап18ёе 1;еп(1 а Гогтег роиг 
а1пз1 (Иге ип Е1а1; с1ап8 ГЕ1а<:. ЕПе огдапхзе зез йпапсез, 
воп ас[тш181;га11оп. за роИсе е! Ыеп1;61; ]'е8рёге е11е аига зоп 
ягтёе. ЕИе а сопс1и ипе аШапсе еп !огте ауес 1е Сот11ё 
< »п1га1 де Уаг80У1е, аи]оиг(1'Ьи1 ^оиуегпетеп! паИопа1 ро- 



— 138 — 

1опа18, 8иг (1е8 Ьазев айве! 1агде8 ^ие ]и81:е8, еп гесоппахв- 
8ап1; к скщпе реир1е, диеЦие ШЫе ^и'^1 8о11;, а с11а^ие 
ргоухпсе, ^гапс1е ои реи1;е,.1е (1го1(; аЬ8о1и, 1ШтИё (1е (Нэроаег 
й'еих-тёшез 8е1оп 1еиг сопуепапсе. 8иг сев тбтев Ьазев 
еИе а сопс1и ипе аи1;ге аШапсе ауес 1е8 ра1г1о1;е8 с1е 1а ре111« 
Ки881е, еЬ ^иап6. 1е8 Е1п1апс1а18 уои(1гоп1;, еИе 1еиг доппега 
1а тахп аих тётез соп(1Шоп8. Ье Ьи! с1е сеИе а880с1аиоп 
681 1;ои1 11ита1п е* 1;ои1; соп8егуа1еиг : се1и1 (1е ваиуег 1а 
Ки881е (1е8 М1е8 спт1пе11е8 с1е ПтрёпаИзте е! с1'е&с1иег 
1а §гап(1е гёУоЫНоп ро1^и^ае «1 80с1а1е ^и^ ев! с1еуепие 
1ттшеп1е, вапв е(Ти81оп с1и запд. Р1и8 сеИе 80с1ё1;ё зега 
ри188ап<:е еЬ то1п8 11 у аига (1е таШеигв, саг 1а ршвзапсе 
1п8р1ге 1а то(1ёгаиоп еЬ 1е са1те еЬ Г1три188апсе 8еи1е ее! 
сгиеИе. 8оп ргодгатте ев! 1;ои1 81тр1е : 

1. ЕИе уеи! геп(1ге 1а 1;егге аих раувапв вапв гасЬа! е! еп 
гетЪоигзап! 1е рг1х аих ргорг1ё1а1ге8 ас1ие18 аих Гга18 <1е 
1ои1е 1а паИоп. 

2. Ргепап! 1а соттипе роиг Ъаве, еПе уеи! гетр1асег 
Га(1т1п181;га110п 1;ои1 аИетапйе с1е 1а ЪигеаисгаИе раг ип 
8у81;ёте паио11а1 ё\есШ, е! 1а сеп1:гаИ8а11оп у1о1еп1;е (1е Гет- 
р1ге раг ипе ГМёгайоп Лее ргоу1псе8 аи1опрте8 е! ИЪгез. 

3. ЕПе Уеи! аЪоИг 1е гесги1;етеп!, се! 1трб1 с1е вапд ^и^ 
с1ёс1те аизоигс1Ъи1 1е8 рори1а1;1оп8 гиввев, е! к 1а р1асе <1е 
Гагтёе регтапеп!е, 1псотра11Ые ауес ипе ( ? ) ИЬегкё, еИе 
уеи! 1п1гос1и1ге ип вув^ёте Л'агтетеп! паиопа1, ипе тШсе 
дш зега 1ои1;е ри1в8ап1;е роиг 1а ЛёГепзе с[и раув, таге* 
1трш8ьап!е роиг 1а сопдиё1:е ех1;ёг1еиге. 

4. Роиг гёаИзег 1;ои1е8 сез 1(1ёе8 ди! зопЬ. 1а р1и8 риге 
ехрге881оп с1е 1а Уо1оп1ё па!1опа1е, еИе ех1де а Ьаи!е уо1х 
1а сопуосаНоп с1'ипе АззетЫёе Ка110па1е сотровёе (1е8 (1ё- 
ри!ёз ё1и8 раг !ои1е8 1е8 ргоушсев е! 1ез уШев с1е 1а ^гапДе 
Киззхе запв сИзИпсиоп йе с1а88е, (1е Гог1;ипе е! (1е розШоп. 

Те11е ез! 1а 8ос1ё1ё а 1адие11е ]'а1 ГИоппеиг (1'арраг1етг, 
Ме881виг8, е! ^ие ]*а1 ГЬоппеиг йе гергёзеп1;ег йеуап! уоив. 
Аи пот (1е сеИе 8ос1ё1;ё, аи пою Ле сеИе поиуеИе Ки881е 
ди! (1о11 Ыеп!61 МотрЬег е! ^и^ аррогке а 1;ои! 1е пог<1 с1е 
ГЕигоре 1а ргоюевзе с1'ипе ра1х ^ёсоп(1е, !га!егпе11е, зе 1;еп(18 
1а та1п аих ра1;г1о1е8 8иёс1о18 е! ^е Ьо18 ё. Гауёпётеп! рго- 
сЬахп е! а 1а рго8рёп1ё (1е 1а Огапйе ип1оп !ёс1ёга1е всап- 
-^лпнуе. 



139 



ЛЕРЕВОДЪ 

Господа, 

Глубоко тронутый благородною п симпатическою манифес- 
тад1ею, которою вы хотите почтить меня сегодня, я думаю что 
ваша главная ц'И^ль — отдать почтен1е праву, которое счи- 
тается священнымъ въ этой стран*]^, такъ какъ оно вкоре- 
нено въ нравы и въ историческое сознан1е народа шведскаго: 
нраву благороднаго и великаго гостепр1имства. Этимъ пра- 
вомъ вы, по истин-Ь, можете гордиться, ибо нигд-Ь въ Ев- 
ропе, исключая, можетъ быть, Великобританш, оно не прак- 
тикуется такъ широко и такъ великодушно, какъ въ вашей 
земл*. Вы хотели также показать, что благоразум1е, кото- 
рое похоже на страхъ, вамъ противно, и что народъ сво- 
бодный и сильный своей свободой, не им-Ьетъ нужды уни- 
жаться передъ деспотическимъ государствомъ, какъ бы оно 
могущественно не казалось, ни покупать опасныя милости 
трусдивыми уступками. Вы хотите показать однимъ словомъ, 
что не желаете дружбы Петербурга, что его воля, его мн*- 
н1я, его идеи не составляютъ закона въ Швец1и и что, на- 
противъ, всяк1й пресл'Ьдуемый Петербургомъ за свои свобод- 
ный стремлен1я найдетъ въ этой благородной земл* уб-Ьжище, 
безопасность, покровительство. 

Такова, безъ сомн'Ьнхя, господа, господствующая мысль, 
которая управляетъ этимъ банкетомъ. Но я не обманываюсь, 
над'Ьюсь. ища въ немъ еще одно нам'Ьренхе, — да и зач4мъ 
его искать, такъ какъ знаменитый патр1отъ шведск1й только 
что вырази л ъ ее сейчасъ въ тост11, предложенномъ за мо- 
лодую Росс1ю? ! 

Да, господа, эта Росс1я, молодая не годами, а опытомъ и 
ЖИЗН1Ю политическою, эта Росс1я народная, В']Ьковая муче- 
ница и сл']^довательно врагъ называющей себя Росс1ей, — 
императорской, — существуетъ и ея часъ пришелъ! Мы, 
русск1е, которые ее ближе наблюдаемъ и можемъ бросить 
взглядъ въ глубины ея внутренняго труда, мы видимъ, что 
она даже двигается, растетъ и прпготовляетъ силы своп для 
посл-Ьдией борьбы, — и Европа, без'^ сомн-Ьнхя, увидитъ, 
какъ она сядетъ величественно, свободная и великая, но 
мирная и справедливая, на развал пнахъ разбитаго 1гмпер1а- 



— 140 — 

лп^ма. Въ эту минусу правительство петербургское исто- - 
щается въ напрасныхъ усил1яхъ ув'крить Европу, что въ 
святотатственной, безумной и жестокой политик']^, которую 
оно ведетъ въ Польш'Ь, его поддерживаеть страстная предан- 
ность народа изъ 60 мильоновъ, готоваго б-Ьжать за оруж1емъ 
и умереть за него. Еслибъ это было правдою, это было бы 
большое несчаст1е для Польши и в']^чный позоръ для Росс1и. 
Но, къ счаст1ю, это ложь ! Это правительство лжет ь всегда, 
въ этомъ его сила, жизнь, въ этомъ тайна его существова- 
шя, — оно — ложь, возведенная въ систему, и не было въ 
мхр* другого, кром'Ь правительства небесной импер!и, ко- 
торое могло бы оспорпть у него пальму первенства въ под- 
логахъ. ВсЬ эти будто бы народныя манифестад1и, по по- 
воду которыхъ д^Ьлали столько шума, всЬ эти адрессы пре- 
данности, которые наполняютъ колонны продажнихъ газетъ 
московскихъ и петербургскихъ, — представляютъ столько же 
безстыдныхъ лжей, и вы можете судить о томъ, господа, 
по тому, что происходило недавно въ Финлянд1и. 

Н'Ьтъ, господа, народъ русскШ не съ правительствомъ, и 
никто этого такъ хорошо не знаетъ, какъ само правительст- 
во. Потому оно охвачено большимъ страхомъ. Горизонтъ 
вокругъ него омрачается, земли ему не достаетъ подъ но- 
гами, оно не чувствуетъ поддержки даже во внутренней 
в-Ьр-Ь, въ той дерзкой, безумной в-Ьр-Ь, которая составляла 
силу императора Николая. Окруженное глубокимъ и общимъ 
недовольством!., побуждаемое къ крайности страшнымъ поль- 
скимъ возстан1емъ, которое, подвигаясь, какъ гроза, съ за- 
пада, кажется, воспламенитъ всю импер1ю, угрожаемое внутри 
народной револющей, еще бол-Ье страшной, презираемое въ 
Европе», презираемое въ Росс1и, презирающее само себя, 
оно смущается, оно чувствуетъ головокружен1е и шатается 
на ногахъ, какъ больной, готовый скоро умереть. Оно гу- 
битъ себя, желая спастись, и покрываетъ себя позоромъ, 
желая вызвать къ се61и сожал11н1е. Оно стонетъ, оно жалует- 
ся, оно плачетъ въ Петербург*, умоляя свою гвардш не 
оставлять его, и плачетъ въ Варшав*]^, умоляя своихъ гене- 
раловъ, русскихъ н'Ьмцевъ, и русскихъ монголовъ, не ссо- 
риться и умоляетъ покорно Финлянд1ю не слишкомъ разру- 
шать (?) его, оно, насл11дникъ Николая, который такъ презп- 
ралъ науки и литературу, опускается до того, что пожимаетъ 



1 



г 



141 



руки редакторамъ журналов!., которыхъ оно иокунаетъ, — 
наконецъ, вещь нев1}роятная ! оно забываетъ вс^ традиц1и 
имцераторск1я до ннществовашя милости черви петербург- 
ское и московской. Полид1я теперь организуетъ анархическ1я 
демонстрацш народныя, не думая о страшныхъ оиасностяхъ, 
которыя она вызываетъ. Страхъ ихъ оглупляетъ, осл']^пляетъ 
до того, что они делаются въ одно время неблагоразумны, 
см']^шны и жестоки. Они не даютъ себ'Ь бол-Ье труда пря- 
тать свою кровожадную натуру и не боятся вызывать страш- 
ныхъ подземныхъ духовъ, ни пробуждать народныя страсти 
сь рискомъ поставить всю Европу въ огонь и кровь. Въ 
Янтв*]^ п на УкраЙн'}^ фатальное правительство пропов'1>дуетъ 
гайдамачину и массовое истребленге всего католнческаго 
насел ен1я. 

И теперь, господа, я взываю къ ватей справедливости. 
Насъ, противниковъ этого правительства, называютъ рево- 
лющонерами. Но не оно ли напротивъ есть воплощенный 
революц1рнеръ? Робеспьеръ и Маратъ могли ли сд']^лать 
больше, Геростратъ, самый безумный и самый преступный, 
могъ ли бы см'Ьть больше? И все это, господа, д-Ьлается ци- 
нически при дневномъ св^^т^, въ виду этой старой Европы, 
резонирующей, дипломатизирующей, протоколирующей, кото- 
рая только на это и сохранила способность негодован1я! 
Н ВТ, то время когда она сама исходнтъ ложью въ безплод- 
ныхъ переговорахъ, она предоставляетъ свободу д-Ьйстви"! 
этому сумасшедшему преступнику и ман1яку, который, чув- 
ствуя свою смерть, хотЬлъ бы обратить Польшу и Росс1ю 
въ пустыню. 

Что же такое посл-Ь этого мы, господа, мы, которые бо- 
ремся съ правительствомъ петербургскимъ? Мы истинные 
консерваторы : — мы ужасаемся крови, — но такъ какъ не- 
обходимо, чтобъ она текла, ну такъ пусть она течетъ не 
для разрушен1я, а для счаст1я Росс1П и Польши! Мы, ко- 
торыхъ звутъ революдюнерами, мы даже не республиканцы 
во что бы то ни стало. Еслибъ имиераторъ Александръ П 
захот^^лъ статъ откровенно во глав-Ь политической и сощ- 
альной револющп въ Росс1П, еслпбъ онъ захот-Ьлъ отдать 
свободу и независимость Польш*]^, а также вс'!>мъ провин- 
^ямъ, которыя не хотятъ входить въ пмпер1ю, если бы на 
: 1СТ0 этой чудовищной и насильственной импер1и Петра, 



— 142 — 

Екатерины и Николая, онъ открылъ бы Росс1ю свободную, 
демократическую, народную съ административною автоно- 
М1ей провинщй и если бы, для ув']^нчан1я этой новой поли- 
тики, онъ внставилъ славянское федеральное знамя, — тогда, 
госиода, далек1е отъ того, чтобъ бороться съ нимъ, мы бы- 
ли бы его самые в']Ьрные слуги, самые горячхе и самые 
преданные. Слова республика и монарх1я не важны, лишь 
бы все здан1е им']^ло своимъ основашемъ только истинную 
волю народа, а ц']Ьлью только благосостоян1е и свободу его, 
— лишь бы исполнились судьбы нащи русской и всего пле- 
мени славянскаго. Алексаидръ II могь сделаться самымъ 
могучимъ государемъ своего в']^ка, могучимъ на добро, для 
свободы, а не для завоеван1я и зла. Онъ этого не понялъ. 
И однакоже ему было достаточно сд'Ьлано предостереженШ, 
сов-Ьтовъ, просьбъ! Онъ не захот'Ьлъ ихъ слушать! Онъ 
упорствовалъ играть печальную роль достойнагч) насл']^дника 
императора Николая, — и такъ какъ онъ хот-Ьлъ сохранить 
свою импер1ю, онъ долженъ былъ впасть въ т^ же ошибки п 
даже превзойти преступленхя отца, — и онъ ихъ такъ скоро 
превзошелъ, что теперь между народной Россхей и династ1ей 
Гольштейнъ-Готторнской 11римпрен1е стало невозможныиъ. 

Господа, — въ Росс1и теперь обра:зовалось обширное пат- 
рютическое общество, — консервативное, либеральное и де- 
мократическое вм-Ьст-Ь. Оно носитъ имя Земля и Воля. 
Центръ его въ Петербург-Ь, его сторонники и члены во всЬхъ 
провинц1яхъ обширной Россхи. Оно обнимаетъ всЬ классы 
общества русскаго, всЬхъ русскихъ доброй воли, каково бы 
ни было ихъ имущество и положен1е: генералы и офицеры 
въ масс']Ь, высш1е и низш1е чиновники, пом']^щики, купцы, 
свмп^енники, сыновья свящснниковъ и крестьяне и мильоны 
сектантовъ раскол ьниковъ, которые, желая тогоже, что и 
мы, дМствуютъ, часто сами о томъ не думая, съ нами за 
одно. Это общество, правильно и крепко организованное, 
стремится составить, такъ сказать, государство въ госу- 
дарств-Ь. Оно орган пзуетъ свои финансы, свою админнстра- 
шю, свою полищю и скоро, я над-Ьюсь, будетъ им']Ьть свою 
арм1ю. Оно заключило формальный союзъ съ центральнынъ 
комитетомъ Варшавскимъ, теперешнимъ временнымъ нацю- 
нальнымъ правптельствомъ Польши, на основан1яхъ стольео 
же широкихъ, сколько п справедливыхъ, признавая за ка 



1 



I 

I 



— 143 — 

дой аровинц1е8у большой и малой абсолютное, неограничен- 
ное право располагать собою, по своимъ выгодамъ. На т^хъ 
же основашлхъ оно заключило союзъ съ иатрютамн Мало- 
росс1н *) и Богда финляндцы пожелаютъ, оно подаст ь нмъ 
руки на т']^хъ же условгяхъ. Ц'к1ь этого обп^ества виолн']^ 
гуманна и вполн1} консервативна. Эта ц^Ьль — спасете Рос- 
сш отъ цреступнаго безум1я импер1ализма, произвести сжЬ- 
лавшуюся необходимою великую революц1ю политическую и 
соц1альную, — безъ пролит1я безполезнаго крови. Ч-Ьмь бо- 
л-Ье будетъ сильно это общество, т-Ьмъ мен-Ье будетъ несчас- 
тШ, такъ какъ сила внушаетъ умеренность и спокойств1е, — 
и только безсил1е жестоко. Программа его вполн']^ проста: 

1. Оно хочетъ передать землю крестьянамъ безъ выкупа 
и заплатить ея стоимость пом']^щикамъ на счетъ всей нац1и. 

2. Принимая общину за основу, оно хочетъ заменить со- 
вершенно и']^мецкую админнстращю бюрократ1н нац1ональною 
выборною системой и насильственную централизацш импе- 
рии федеращей провинщй, автономныхъ и свободныхъ. 

3. Оно хочетъ уничтожить рекрутчину, этотъ кровавый 
налогъ, который теперь истребляетъ русск1я населешя, и 
на м']Ьсто постоянной арм1и, не согласпмой съ (?) свободой, 
хочетъ ввести систему народнаго вооружен1я, ополченхе, ко- 
торое будетъ всемогуще для защиты страны, но безсильно 
для вн'^шняго завоеван1я. 

4. Чтобъ осуществить эти идеи, составляющ1я самое чис- 
тое выражен1е воли народной, оно громко требуетъ созва- 
шя земскаго собора, составленнаго пзъ депутатовъ, выбран- 
ныхъ ъс'Ьш1 провинц1ями и городами великой Росс1и безъ 
различтя классовъ, имущеста и положешя. 

Таково общество, къ которому я им-Ью честь принадле- 
жать, господа, и которое я им*ю честь представлять передъ 
вами. Отъ имени этого общества, отъ имени этой новой 
Россш, которая должна скоро восторжествовать и которая 
прироситъ ввему сЬверу Европы об'Ьщан1е мира, плодород- 
наго, братскаго, я протягиваю руку патрютамъ шведски мъ 
и пью за близкое осуществленхе и б,1агоиолуч1е великаго 
федеральнаго союза скандинавскаго. 



*) Мы не знаемъ факта, который могъ бы дать хоть формальное 
граво Бакунину для этого сообщен1я. М. Др. 



— 144 — 

Выше, въ письм* Л" XXV Бакунинъ упоминаетъ, что онъ 
посылаетъ А. И. Герцену письмо съ жалобами на его сына, 
А. Ал— ча. Действительно въ Стокгольм* между А. А. Герце- 
нымъ н Бакунинымъ произошли разноГлас1я, главнымъ обра- 
зомъ, по поводу преувеличеннаго, по мн']^н1ю А. А. Герцена, 
изображен1я силы револющоннаго движен1я въ Россш, кото- 
рое Бакунинъ показывалъ шведамъ и которое хот-Ьлъ пред- 
ставить и на банкет*, устроенномъ шведами для выражешя 
симпат1й имъ и Польш*. Всл^дствхе оппозищи А, А. Герцена, 
Бакунинъ смягчилъ въ предыдущей р-Ьчи слишкомъ широкую 
картину Земли и Води, которую онъ намеревался нарисовать. 

Жа.1обы Бакунина вызвали нижесл'Ьдуюш.ее письмо къ нему 
А. И. Герцена. 



XXX, 

письмо А. И. ГЕРЦЕНА КЪ БАКУНИНУ. 

1 сентября 1863. 
Люб. Бак. 
Книгу *) твою я получилъ, а потомъ получилъ и до- 
полнешя ; прочелъ внимательно и хочу отвечать не хо- 
лодно, а хладнокровно. Щлыхъ книгъ я не ум^ю писать 
въ подобйыхъ елучаяхъ, а потому коснусь только глав- 
ныхъ точекъ. Защищать самолюбивыя замашки моего сы- 
на, дерзк1Й топъ, ошибки его, я не стану и уже много 
отчиталъ ему выговоровъ. Но когда ты меня хочешь уве- 
рить, что он'ь поступилъ какъ Картушъ и д^лалъ ком- 
пл1)Т'ь, такой хитрый, что Квантенъ (полубогъ твоихъ 
первыхъ писемъ), Феликсъ Демонтовичъ, Норвепя и Скан- 
динав1Я — были имъ надуты, когда ты боишься сообщить 
адресы, чтобъ онъ ихъ не переслалъ твоимъ врагамъ, — 
тогда я жму плечами и думаю : какъ ты привыкъ въ свар- 
ливой жизни съ хористами револющи, — къ и']^мецкой ма- 
нер'Ь ; ужъ обвинять, такъ обвинять : «воръ, агентъ прус- 
скаго короля, изнасиловалъ кошку, и т. д.> — Я не оправ- 
дываю С. что онъ говорилъ о теб-Ь съ другими ; знаю 
также что и друг1е говорили съ нимъ. Еще мен^^е оправ- 
дываю что онъ говорилъ съ тобой ; — съ тобой въ глаза 



*) Толстое письмо М. Др. 



— 145 — 

никто кром^ меня и Ог. пе говорилъ откровенно. Съ че- 
го жъ ем)^, 24 л^тъ, безъ правъ вчинать р^чь. *) 

Вашъ споръ о томъ, кто изъ васъ законный СЬаг^ё 
(1'аЯа1ге8 3. и В. комиченъ до высш. степени. Что молодой 
челов^къ могъ найдти пр:ятн. представлять начинающшся 
кругъ молодыхъ людей — я понимаю. Но что ты также 
будто не прочь им^ть помазаше съ Невы, когда ты его 
имеешь изъ крепости и Сибири, — это я не понимаю. Б'Ьдь 
ты не пов'Ьрилъ же собствен, словамъ, что попы, генер., 
женщины, массы, птицы и пчелы — все составляетъ мощ- 
ную корпоращю и пр. 

Этогъ колосальный сапагс1 въ тв. р-Ьчи и ведетъ меня 
прямо отъ ТВ. потасовки съ С. въ нутрь д^ла. Погово- 
римъ объ ней твердо, откровенно и коротко. 

Книга твоя, особенно первая часть, ужаснула меня не 
обвинешями С, а пустотой, ненужностью, призрачностью 
вс^хъ этихъ переговоровъ, сближенш, отдаленш, объяс- 
ненш. Мастерски составленныя тобою характеристики напр. 
Квант, и жены — въ любой романъ идутъ ; но*в*дь я теб-Ь 
такую же характеристику напишу Оленицыпа и жены 
(правит, канц. у ТюФяева въ 37 г.). Еслибъ ты им^лъ 
художественную ц^ль — это было бы хорошо. Но ты во- 
ображаешь, что это все д ^ л а. какъ вообразилъ въ 48 
что надобно сондировать Служальскаго, и за этимъ ходилъ 
съ Кие с[е ВоигЪоп на жел-Ьзн. дорогу. — Оторванный 
жизнью, брошенный съ молодыхъ л-Ьтъ въ н^мецкш идеа 
лизмъ, изъ кот. время сд'Ьлало, с1ет §сЬета пасЬ, реалис- 
тическое возр^пхе, не зная Росс1и ни до тюрьмы, ни посл-Ь 
Сибири, но полный широкихъ и страстныхъ влечен1Й къ 
благородной деятельности — ты прожилъ до 50 л-Ьтъ въ 
М1ре призраковъ, студенской распашки, великихъ стрем- 
лепш и мелкихъ недостагковъ. Не ты работалъ для прус, 
кор., а сакс. кор. и Николай — для тебя. Поел* 10 л. за- 
ключен1я ты явился т'Ьмъ же, теоретикомъ со всею не- 
определенностью с1и уа^ие, болтуномъ — (С. опять випо- 
ватъ, что сказалъ тебе, — хотя и н^тъ человека, который 
бы не зпалъ этого и не боялся) — не скрупулезпымъ въ 



*) На другой копш этого письма написано рукою А. А — ча: «Да, 
щ сто, потому, что я всегда люблю говорить людямъ правду въ лице». 

10 



— 146 — 

Финапс. отношен., съ долей тихепькаго, но упориаго эпи- 
куреизма и съ чесоткой революц. деятельности, которой 
недостаетъ революц1и. Болтовней ты ногубилъ не одного 
Налбапдова^ а и напр. Воронова; твоя ненужная отм'1^тка 
о немъ въ письме к'ъ Налб. свела его изъ Кавказа въ 
кр'Ьпость, а ПОТОМ!» въ ссылку. После отъезда Цв. при- 
шло ко мне ПИСЬМО; писанное шиФрами ; врагъ вс^хъ кон- 
спирацш — я положилъ его въ сторону ; но Тхрж. сказалъ, 
что у него есть твоя книга съ ключами, опъ при- 
несъ, и мы съ Ог. обомлели ; въ одной книжке записаны 
адрессы всехъ порядочныхъ людей въ Росс1и, съ отмет- 
ками и подробностями, и эта тетрадь ходила по рукамъ, 
была у Цв., у Тх., чего добраго у (?). Чему же ди- 
виться, что Шведы раскусили это и испугались ? — Ты ве- 
ликъ ростомъ, ругаешься и шумишь, — вотъ почему никто 
тебе въ глаза не говоритъ, что тотъ, кто не умеетъ «ни 
пожат1емъ илсча, ни качаньемъ головой > не выдать тай- 
ны, тотъ плохой конспираторъ ; да н я плохой, ио, люб. 
Бак., я ведь и не напрашиваюсь на сей 1'итулъ. 

Ты, какъ Милорадоничъ. берешь энерхчей, а не инту- 
иц1ей. На это лучшее доказательство польскш союзъ. Опъ 
былъ невозможенъ. они поступили съ нами неоткровенно ; 
— результатъ тотъ, что ты чуть ли не потонулъ въ немъ, 
а мы сели на мель. Что ты меня попрекаешь, что я ви- 
делъ и но остановилъ? — Ты, братъ, стих1я, — солому ло- 
мишь, какъ тебя остановить? Я былъ противъ нанеча- 
танья адресса офиц. въ «Кол.>, я былъ противъ жертно- 
приношен1Я Потебпи, противъ твоей поездки. Но когда 
ты поехалъ на деньги Бран., когда адрессы были возле 
перепечатаны, я считалъ что ты и ОФицеры обязаны 
деломъ подтвердить ваши слова; и когда ты заселъ въ 
Шведахъ, мы аъ Ог., боясь за тебя, послали толе- 
граммы. То, что твоя нога была на пароходе, соверш. оп- 
равдало тебя; за что же ты попрекаешь 7-й разъ? Те- 
бе не было выхода безъ опыта побывать въ Польше. 

Что польское дело было устроенно плохо съ пашей сто 
роны, что оно не наше дело, хотя и правое, отио 
сительно, это доказано темъ, что себя, какъ я сказалъ, 
ты доканалъ имъ; и умоляЕО тебя, если что будешь пе- 
чатать, будь мудръ, яко ЗМ1Й. Нашъ принципъ соц1альный. 



г 



— 147 — 



А съ чьей стороны сощальныя начала? Со сторон. Демонт. 
или Петб. сатраповъ, отдающихъ крестьянам'ь помещичьи 
земли? «Да памъ нельзя же идти съ Муравъевымъ». — 
Безъ сомн^Ьп1я нельзя. Но можно иногда и эклипсироваться 
и поработать въ тиши; тутъ н'Ьтъ са1атиб риЪИдие. На- 
добно или делать Д'Ьло — или спокойно ничего не ж^- 
лать. Финъ правъ, говоря, что иной разъ преждевремен- 
ный гамт» губитт» д'Ьло. .... его письма очень умны. 

(Кошя съ черновой). 






XXX. 

письмо ОГАРЕВА КЪ БАКУНИНУ. 

12 окт. 63 года. 

Милый Бакунинъ, долго же я собирался разр']^шиться 
письмомъ. Попробую, — но что же изъ этого? Щли, веро- 
ятно, я не достигну. Я такъ уб^жденъ, что челов^къ — 
результатъ изв^стнаго .^^шсла и порядка Функц1Й, что пока 
онъ растетъ, можно еще вставлять новыя Функц1и, кото- 
рыя тоже войдутъ въ его жизпц — но когда уже онъ вы- 
росъ. Формула движущихъ его силъ замкнулась, и тутъ 
ввести какую нибудь новую Фу!1кц1ю, которая вошла бы 
въ жизнь и следственно изменила бы ее, — д^ло больше 
ч^мъ сомнительное. Прости мн"Ь это теоретическое преди- 
слов1е; оно долею можетъ извинить мою л^нь или неохо- 
ту, одолевающую меня писать письмо. 

Мн'Ь трудно прибавить что иибудь къ письму Г. Зная 
Сашу и тебя, я думаю что вы оба правы, т. е. оба ви- 
новаты. Онъ — детское, ни на чемъ не основанной, занос- 
чивостью или непр1Утной манерой: ты — въ большей части 
случаевъ, въ которылъ стараешься оправдать себя въ соб- 
ственныхъ глазахъ. Напрасно ты па пего и на насъ на- 
падаешь за несообщеше адрессовъ: все адрессы данные 
никуда не годились, по нимъ никого нельзя было отыс- 
кать, а другихъ не было. Такимъ образомъ на сей годъ 
погибла одна возможность сношен1Й — не отъ насъ, а отъ 
недостаточности адрессовъ. — Письмо, находящееся у Кв. 
и вероятно уже давно истребленное, о которомъ ты такъ 



— 148 — 

ропщешь, ни больше ни меньше, какъ письмо, написанное 
Сашей и иозвратившееся за неотыскан1емъ людей по дан- 
ным'ь адрессамъ. Теперь, если ты спросишь, сообщилъ ли 
бы я теб* новые адрессы, еслибъ таковые оказались, — 
я скажу теб4, что я заколебался бы. Твоя доверчивость 
къ болтунамъ разныхъ этажей, твоя внутренняя тревога, 
заставляющая тебя искать аудитор1и, — невольно повлечетъ 
тебя къ.нарушен1Ю тайны, а что потомъ изъ этого выи- 
детъ въ рукахъ другого человека, — это ужъ д^ло судьбы. 
Но я все же допытался бы до невиннаго адресса, съ ко- 
торымъ мудрено было бы скомпрометировать и передалъ 
бы его «тебЬ. Но у насъ никого н^тъ. Возможность только | 
Т'чтерь начинается, но ближе месяца или двухъ не при- \ 
дегъ въ порядокъ. Стало тутъ вс* твои обвинен1я па- 
даютъ сами собою 

Но мн^ кажется, что все это частные случаи, которымъ 
ты придаешь слишкомъ большое значенхе отъ той же внут- 
ренней тревожности, которая тебя постоянно тормошитъ. 
Твои быстрые переходы огь любви къ людямъ — къ не- 
нависти, мн* кажется также порожденхе тревожной Фан- 
тазии, а не серьезная оценка людей. Возьмемъ 1-е письмо 
о Кв. — и посл^дшя; перебери рядъ отношенш своихъ къ 
Бул., Цвер., Дем., Лап., Кел. и пр., — везд^ ты найдешь 
больше интимности, ч-Ьмъ нужно, вследств1е твоей при- 
родной доброты даже,— а потомъ ты же самъ на эту ин- ; 
тн МП ость сердишься, иногда справедливо, или н^тъ, — но | 
все уже слишкомъ поздно. Доверчивость отъ доброты ду- 
ши, д-Ьтская безпечность въ жизни и вечная внутренняя 
тревога по характеру — вот ь что теб-Ь м^шаетъ въ жизни 
и нъ д^ле. Вдобавокъ у тебя плана н^тъ и ты много , 
поддаешься чужому вл1янью. Такъ подъ вл1ян1емъ б'Ьд. | 
Марьзян. ты напечаталъ свою брошюру, въ которой (не 
смотря на то, что мы уговорили тебя вычеркнуть) оста- 
лось столько неуясненна1'о царизма, что юношеству она 
не понравилась (какъ я узналъ недавно). Подъ вл1ян1емъ 
1юльскихъ агентовъ, ты зашелъ въ союзъ слишкомъ да- 
леко, такъ что тебе сЪсть на корабль была одна изъ т^хъ 
необходимостей, которыя въ жизни не подлежатъ выбору. 
<Капп 1сЬ тс1|1 шеЬг гигйск \уе11 1сЬ ея ^е>лго1и» говорить 
Балленштейнъ. И -«Колоколъ» не могъ удержаться въ е ъд- 



1 



— 149 — 

лежащемъ равнов^ши. Видишь ли теперь, по опыту, что 
все, что было мечтательнаго, не состоялось. Сою.-^ъ съ 
нацюп. правит, былъ шаток'ь; ихъ мнЪше то, которое теб4 
«ысказалъ Демоп. Надо было держаться на безсоюзной 
симпат1и и долбить все ту же мысль о самобытности про- 
винций. Твой огь^здъ заставилъ Паз. непременно ^хать. 
Я не говорю, чтобъ надо было устраниться отъ смерти, 
не въ томъ вопросъ. А устраняться отъ общественныхъ 
ошибокъ надо. Самъ видишь, ччо изъ всего этого вышло 
ослабление, а не усилен1в нашего вл1ян1я. Оно только те- 
перь начинаетъ вновь воскресать и не вдругъ дойдетъ до 
прежней силы. 

Твое хвастовство обт> общ. 3. и В. не принесло ему 
пользы. Этотъ обычай — намъ не расчетъ. В^дь твоимъ 
словамъ никто не пов^рилъ. Выходитъ только, что люди, 
которые и присоединились бы, видя что общ. твоими ус- 
тами говорить небывалыя вещи, — уклоняются отъ об- 
щества. 

Вотъ почему памъ трудно будетъ ладить. Ты хочешь, 
чтобы все было сейчасъ, поскорей и производишь тревогу, 
а вещи отъ этого не подвигаются. Не заподозришь же ты 
меня въ консерватизме; но я хочу, чтобъ вещи приготов- 
лялись прочно, чтобъ каждое слово было сказано во время;, 
многое, что возможно будетъ черезъ годъ, теперь можетъ 
только возбудить и поддержать реакц1Ю. Я требую взв^- 
шиван1я обстоятельвтвъ, спокойств1я въ Д'^ятельности, при- 
готовлен1я путей, людей, словомъ пропаганды адекватной 
времени, пропаганды словомъ и увеличенхемъ общества. 
Станутъ обстоятельства иначе, надо и языкъ изменить. 
Ошибокъ мы уже наделали довольно. Пора сознать, что 
мы живемъ для д^ла, а не д^ло для насъ. Въ посл^днемъ 
случае мы бы тольло производили игру въ револющю. 

Вотъ тебе почти все, что я могу сказать. Сверхъ этого 
скажу еще вотъ что: Бакунинъ, умоляю тебя, — смири 
тревогу, мета1пе мыслей и действш, смири до обречен1я 
ихъ на приготовительную работу теперь, ибо взрыва ты 
теперь не вызовешь, а до коренной реФормы Россш безъ 
приготовительной работы, долею кротовой, долею литера- 
турной— ты не достигнешь. Забудь револющонныя тен- 
д( Ц1И шз В1аие Ьшаиз; оне нигде не удались. Вдумайся 



п 



- 150 — 



въ приготовлеше людей до действительной революцш — 
мирной, или не мирной — это уже зависитъ отъ силы ре- 
акц1и. Я умоляю тебя, Бак., мы много уже надрали оши- 
бокъ и зла, ты во главЪ ихъ. Вдумайся въ недавнее про- 
шедшее и если ты искрененъ, ты увидишь, что я правь. 

Не сердись на меня, ибо я пишу безъ злобы, вше 1га 
е! вШсИо. Пишу по глубокому убёжден1Ю въ правде и, 
конечно, не съ непр1язнью къ теб*, а съ дружбой дав- 
нихъ . л^тъ. 

Жаль ъш% что ты не написалъ своихъ мемуаровъ. Тогда 
они теб'Ь сделали бы состояше. Теперь они только помо- 
гутъ жить. И это не худо. Снесись съ братьями, не шути 
деньгами. Я не ради внешней нравственности говорю, а 
ради того, чтобъ враги не бросили каменьями, а друзья 
не покачивали бы головами. 

Только хогЬлъ закончить это письмо, какъ пришла в4сть, 
что ты на этой нед^л^Ь ирх-Ьдешь сюда. Лучше и отдамъ 
тебе въ руки, а то оно прогуляется. 

(Съ коп1и, написанной Нат. Алекс^^ев. Огаревой) 



XXXI. 

4-го марта 1864. Флоренщя. 
5. Согзо У1иог10 ЕттапиёЬ 1 р1апо. 

Ну, друзья мои, простите. Молчалъ непростительно долго, 
собственно потому что и не о чемъ было писать. Реко- 
мендованный намъ миланскш киигопродавецъ БаеИ былъ 
въ Париже, когда я былъ въ Тури1гЬ, гд^ мн-Ь сказали, 
а въ ГенуЬ решительно подтвердили, что на него, для пред- 
полагаемой восточной торговли, расчитывать отнюдь не 
должно, ибо онъ своими деньгами, даже въ маленькихъ 
суммахъ, рисковать не любитъ и не станетъ. — А совето- 
вали мн-Ь отдать ему лондонсшя издан1я на коммисс1Ю для 
чаг;тной распродажи въ Италхи, где теперь много рус- 
скихъ, ручаясь за его честность и предлагая даже въ 
такомъ случае быть надъ нимъ надсмотрщиками и его по- 



1 



— 151 — 

ручителями передъ вами^ Думаю, что такое д^ло пр1й- 
дегея лучше в'ь руку Пану,*) ч^мъ вамъ. Въ Гону^Ь Бер- 
тапи познакомилъ меня съ испытан и ымъ другомъ, помощ- 
никомъ и слугою итальянской парТ1и, — негощантомъ въ 
Галац-Ь (имени его, ради осторожности, не нишу, но не- 
редамъ при в'Ьрномъ случа-Ь), — опь им-Ьетъ больш1я и пос- 
тоянныя торговый д^ла съ Генуей, Ливорно, Константи- 
иополем'ь и Одессою. Въ посл^днемъ город*Ь, который онъ 
самъ пос^щаеть не р^^дко, у него есть друзья, не разъ 
помогавш1е ему въ д^л% польской пропаганды. Онъ не 
сомневался въ возможности и положительно об^щалъ мн^ 
отыскать въ ОдессЬ, или, по крайней м^т^% въ ГалацЪ 
челов-Ька достаточнаго и в^рнаго, который съ известными 
съ вашей стороны уступками возьмется самостоятельно 
торговать лондонскймъ товаромъ съ выдачею чзл'Ьдуемыхъ 
вамъ денегъ впередъ. Бертанй приказалъ мн-Ь безусловно 
в'Ьрить въ него, какъ въ челов'Ька в'Ьрнаго, честнаго, осто- 
рожнаго, кр-Ьикаго въ своемъ слов-Ь и не разъ ими въ са- 
мыхъ важныхъ, трудныхъ и опасныхъ д'Ьлахъ испытаи- 
иаго. — Онъ уЬхадъ въ Константинополь изъ Генуи въ на- 
чал-Ь Февраля и об-Ьщалъ писать мн-Ь изъ Галаца. Когда 
получу его письмо, пришлю — я жъ ему далъ записочку 
къ Василью Ивановичу (Кельс1еву). Кстати, о Василь'Ь 
Иванович-Ь. 1орданъ, недавно вы'Ьхавш1Й изъ Флоренцхи, 
сказалъ мн-Ь, что братъ его, нын*]^ отставленный, до пос- 
л^дняго дня жилъ съ нимъ въ большой друж011 и далъ 
ему, будто бы, несколько тысячъ Франковъ для старов-